Гипноз и боль

Глава книги Майкла Мерфи "Будущее тела. Исследование дальнейшей эволюции человека".

Эволюциия понятия гипноз.

Аннотация к книге "Будущее тела. Исследование дальнейшей эволюции человека". Книга "Будущее тела" - фундаментальное исследование необычных физических и психических способностей человека, основывающееся на идеях интегрального развития. Основатель и председатель легендарного института Эсален Майкл Мерфи собрал и классифицировал данные и результаты более 10 000 исследований, свидетельствующие о возможности глобальной трансформации человека и указывающие на наступление следующей стадии человеческой эволюции. Предлагаемый им комплекс трансформативных программ нацелен на ускорение личностного роста и его интеграцию в преобразующий стиль жизни. Книга "Будущее тела" - самый основательный труд из когда-либо написанных об отношениях между сознанием и телом, который вполне может стать библией трансперсональной парадигмы.

Гипнотизм и месмеризм.

Пока Клюге, Кернер и другие немецкие исследователи изуча­ли метафизические и паранормальные эффекты месмерических явлений, были врачи, которые продолжали применять пассы ру­ками и иные методы классического месмеризма для исцеления от целого ряда заболеваний. Среди этих врачей в 40—50-е годы XIX века выделялось двое англичан — Джон Эллиотсон и Джеймс Эсдейл. Эллиотсон руководил больницей в Лондоне, где проводил хирургические операции, используя магнетически вызванный сон для анестезии. Он описал свою практику в книге, а также на про­тяжении 1843—1856 годов выпускал журнал «Зоист» (Zoist), посвященный клиническим применениям месмеризма, а также экспериментам по магнетическому сну на людях и животных. Если Эллиотсон практиковал месмеризм в Лондоне, то Эсдейл вы­полнил несколько сотен операций под анестезирующим магнети­ческим сном в Индии. В предисловии к своей книге «Месмеризм в Индии» он привел нижеследующий список, «демонстрирующий количество безболезненно проведенных хирургических операций в Хугли за последние восемь месяцев»:

+ Ампутация руки  1
+ Ампутация груди 1
+ Вырезана опухоль на нижней челюсти  1
+ Экстирпация участка фиброзного уплотнения   2
+ Ампутация пениса  2
+ Сведенных коленей выпрямлено 3
+ Сведенных рук выпрямлено  3
+ Катаракта удалена 3
+ Вырезана большая опухоль в паху  1
+ Операции при водянке яичка 7
+ Операции при водянке общей 2
+ Термокоагуляция язвы  1
+ Прижигание язвы соляной кислотой  2
+ Выскабливание язв 7
+ Нарывов вскрыто 5
+ Вскрытие пазухи длиной 15 см  1
+ Снята кожа с пятки  1
+ Отрезан кончик большого пальца  1
+ Удаление зуба 3
+ Подрезание десны  1
+ Удаление крайней плоти 3
+ Удаление геморроидальных узлов  1
+ Удаление ногтевой пластины на большом пальце ноги  1
+ Удаление опухоли мошонки, от 8 до 89 фунтов   14

Поскольку сон и отсутствие боли (писал далее Эсдейл) наилучшим образом способствуют успокоению воспаления природными силами организма, я устранял местное воспаление, держа пациентов в со­стоянии транса, пока воспаление не проходило. Я хочу специально подчеркнуть для тех, кто еще не имеет практических знаний о дан­ном предмете, что я не наблюдал никаких осложнений у пациентов, прооперированных в состоянии месмерического транса. Напро­тив, отмечались случаи, когда даже после операции никакой боли не ощущалось, раны заживали за несколько дней... и во всех прочих случаях я не наблюдал пагубных эффектов для организма. Напротив, мне представляется, что проявлялось намного меньше органических нарушений, чем обычно. Ни одного случая смерти среди опериро­ванных [мной] не было».

В книге «Естественное и месмерическое ясновидение» Эсдейл поместил первоначально опубликованный в журнале рассказ оче­видца о проводившейся им операции:

«Женщина лежала на чарпое (местный род кушетки), а один из ас­систентов доктора склонился к ее голове, месмеризируя ее. После этого чарпой переместили так, чтобы свет из открытого окна падал на него. Я внимательно всмотрелся в лицо пациентки, которая, по всей видимости, погрузилась в глубокий спокойный сон.

Доктор Эсдейл вел приготовления к операции, а я занял такое положение, чтобы наблюдать за выражением лица и движениями (если таковые проявятся) пациентки. Ногу отняли немного ниже колена, и я был удивлен, насколько мало крови вытекло из раны — от силы две-три столовые ложки. Бедро и колено той ноги, которую ампутировали, лежали абсолютно неподвижно, и единственным свидетельством того, что врач оперировал не труп, была спокойно вздымающаяся грудь женщины. Никто не держал пациентку, не привязывал ее, и на протяжении всей операции она не шевельнулась, выражение лица тоже не менялось — она выглядела столь же спо­койно спящей, как и вначале, мне оставалось только признать, что ее ничто не беспокоит».

Британские врачи, журналисты и правительственные чинов­ники наблюдали за тем, как работал Эсдейл и помогли ему про­славиться, но их положительные отчеты не смогли противостоять враждебному отношению к его методам среди медиков в целом. Известно, что как Эсдейл, так и Эллиотсон жаловались на гонения со стороны Королевского медицинского и хирургического общества. Однако вопреки скептическому и враждебному отно­шению к их работе оба первопроходца продолжали публиковать отчеты о ней в книгах и журнале «Зоист» более десяти лет, строя теорию, связывавшую месмеризм и паранормальные способно­сти. Все же со временем эфир и хлороформ выместили месмерическую анестезию. Врачи и ученые либо совершенно отринули идеи месмеризма, либо приняли сторону Брейда, видевшего за­висимость гипнотических явлений исключительно от психической сферы. Комментируя тот факт, что месмеризм перестал работать как средство анестезии, когда вера в него в Лондоне угасла, Эллиотсон писал:

«Я убежден, что не ошибался; я убежден, что в моих первоначальных наблюдениях месмеризм играл именно ту роль, которую я и утверж­дал. Злонамеренной ошибкой будет предполагать, что я стал жерт­вой обмана или даже целой серии обманов, как некоторые склонны думать, однако теперь я откровенно подтверждаю, что в его нынеш­нем виде месмеризм потерял силу снимать боль. Это нечто необъ­яснимое — ведь он обладал такой силой... но теперь мы вступили в иной цикл, и мне представляется, что существуют определенные пе­риоды, в которые только месмерические силы могут быть вызваны »19.

То же самое недоверие и неодобрение, с которыми столкнулись Эллиотсон и Эсдейл, удерживали большинство врачей, дорожив­ших своей репутацией, от занятий месмеризмом, и даже гипноз Брейда, не зависевший от пассов и теории магнетической жидко­сти, у медиков в целом также был не в чести. Согласно Элленбергеру, «в период между 1860 и 1880 годами врача, работавшего с этими методиками, ждала потеря доверия как исследователя и потеря медицинской практики».

Научную респектабельность гипноз вновь обрел благода­ря деятельности французского невролога Жан-Мартина Шарко, который изложил свои исследования гипнотического состояния французской Академии наук в 1882 году. Оттого что Шарко счи­тался самым крупным неврологом своего времени и сделал важ­ные открытия в области как органических, так и функциональных нервных расстройств, его теория гипноза была принята той же академией, которая неоднократно клеймила месмеризм. Престиж Шарко придал гипнозу новое достоинство, а его знаменитое вы­ступление перед Академией наук в 1882 году подтолкнуло к раз­витию множество исследований гипнотических явлений, хотя его заявление, что гипнотическое состояние всегда проходит три от­четливые фазы (летаргии, каталепсии и сомнамбулизма), а также непосредственная связь его с истерией были неверны. Со временем исследователи гипноза осознали, что испытуемые Шарко в Саль- петриере — парижской клинике для душевнобольных, где прово­дились его знаменитые исследования — неосознанно действова­ли согласно ожидавшемуся от них врачом поведением. А так как большинство пациентов были включены в его исследование ис­терии и находились в Сальпетриере, они восприняли именно то поведение, какого ожидали от них в гипнотическом состоянии; поэтому когда лечащие врачи данных пациентов начали отмечать такую корреляцию, теория Шарко была отвергнута. Однако сам гипноз от этого не был отвергнут вновь.

Что такое самовнушение & самогипноз.

Помимо того что Шарко укрепил обоснование исследова­ний гипноза, он сделал также ряд других открытий, оказавших влияние на динамическую психиатрию. Он рассмотрел различия между органическими и функциональными параличами, экспе­риментально вызывал паралич в гипнотическом состоянии, уста­новил роль забытых травм в развитии истерии, а также объяснил состояние нервного шока как гипноидальное состояние, позво­ляющее жертве преодолевать свои ограничения через аутосугге­стию. Он сопоставлял истерические, посттравматические и гип­нотические параличи с органическими расстройствами, а также отличал динамическую амнезию, когда подавляемые воспомина­ния возможно извлечь с помощью гипноза, от амнезии органиче­ской, когда воспоминания теряются безвозвратно21. Вполне воз­можно, что эти наблюдения оказали глубокое влияние на Фрейда, занимавшегося исследованиями в Сальпетриере с октября 1885 по февраль 1886 года. Шарко описывал расщепление личности у нормальных и душевнобольных людей, влияние подавляемых идей на функционирование человека, а также иных психологиче­ских переменных, прямо или опосредованно оказывающих влия­ние на трансформативные дисциплины; его пристрастие к стро­гому наблюдению и экспериментальный метод способствовали тому, чтобы изучение гипноза было поставлено на научную осно­ву. А ошибочная теория Шарко будет впоследствии уточнена с помощью разработанных им же методов.

Изучение гипнотизма также продвигалось с помощью груп­пы врачей, сосредоточившихся во французском городе Нанси, которые разработали свою разновидность суггестивной терапии. Школа Нанси, вдохновлявшаяся идеями сельского врача Огю­ста Либо и возглавлявшаяся профессором медицины Ипполитом Бернхаймом, который прославился исследованиями тифоидной лихорадки и других заболеваний, распространяла свои методы че­рез врачебную сеть в Европе, России и Америке. Альберт Молл и Шренк- Нотцинг в Германии, Крафт - Эбинг в Австрии, Бехтерев в России, Милн Брэмуэлл в Англии, Борис Сайдис и Мортон Принс в Америке, Огюст Форель в Швейцарии, как и Зигмунд Фрейд, все находились под влиянием экспериментальных и теоретических разработок этой школы.

Гипнотическая терапия в традициях Нанси заключалась в ав­торитетном внушении пациенту, что он хорошо себя чувствует, что симптомы заболевания устранены. Практикующий медик Либо не тратил время на длительные индукции, а Бернхайм все меньше и меньше прибегал к гипнозу как таковому, утверждая, что анало­гичного воздействия можно достичь внушением бодрствующим больным. Однако подход Либо-Бернхайма, не основывающийся на точной диагностике причин заболевания и не полностью при­нимавший во внимание диссоциативные аспекты сознания, за­частую оказывал весьма кратковременное воздействие. Тем не менее он придал большую выпуклость терапевтическому аспекту суггестии, помог гипнозу завоевать уважение в медицинских кру­гах и вдохновил на дальнейшие исследования таких психиатров, как Бехтерев, Брэмуэлл, Принс и Фрейд.

В двадцатом веке психологи и врачи продолжали свои рабо­ты на основе отмеченных выше исследований первопроходцев в данной области. Некоторые из них, находили новые способы индукции гипноза и его терапевтиче­ского применения, демонстрируя многообразие гипнотического воздействия; другие же развивали экспериментальный подход, выработанный Шарко. В 1930-е годы Кларк Халл из Йельского университета разработал количественный анализ гипнотических явлений, а другие исследователи вслед за ним создали стандарти­зированные процедуры, позволяющие оценить восприимчивость к гипнозу по набору наблюдаемых поведенческих критериев, что свело к минимуму субъективность суждений экспериментатора. В 1950—1960-е годы Эрнест Хилгард и его коллеги из Стэнфорд­ского университета продолжили эту работу в своих эксперимен­тах, создав, в частности, шкалы гипнотической восприимчивости, упростившие лабораторные исследования гипноза.

Современные экспериментальные и клинические исследова­ния гипноза продолжают поиски научного объяснения явления, начатые Месмером, с учетом преданности такому методу воз­действия, вслед за Шарко. В этом им помогают открытия в обла­сти динамической психиатрии и количественный анализ с учетом возможностей статистических моделей. Хотя в своем стремле­нии к достижению научной достоверности методики исследова­ний большинство современных экспериментаторов предпочитают игнорировать свидетельства экстрасенсорных явлений, возни­кающих время от времени в гипнотическом состоянии. Привне­ся в исследования гипноза несвойственную им прежде точность, психологи-теоретики потеряли интерес к ясновидению, телепа­тическим и квазимистическим переживаниям наподобие тех, о которых писали Пюисегюр, Клюге, Кернер, Эсдейл, Эллиотсон и другие пионеры в данной области.

Гипнотическое ослабление боли

Со времен Месмера месмеризм и гипноз приносили об­легчение при самых различных страданиях. Накопилось значительное количество клинической литературы, показывающей, что гипноз уменьшает боль при множестве заболеваний.

Типы боли и эмоционального страдания, снятые с помогцъю гипноза В серии статей, опубликованных в 1950-е годы, врач Байрон Бат­лер сообщил об удачном уменьшении болей у больных раком и при - вел историю лечения рака гипнозом, датированную 1890 годом91. В более недавнее время В. У. Канджелло с помощью постгипно­тической суггестии отдал команду на уменьшение болей 73 рако­вым больным и обнаружил, что из них 30 показали замечатель­ные, а 20 — хорошие результаты. Хорошо поддающиеся гипнозу пациенты в целом испытывали больше облегчения по сравнению с остальными, хотя примерно половине из менее восприимчивых внушение тоже помогло92. Как писали Эрнест и Джозефина Хил- гарды, результаты этих исследований «показывают взаимосвязи между гипнотической восприимчивостью и успешность снятия боли. Цифра, которая фигурирует в отчетах чаще других — в 50% случаев произошло значительное улучшение, — близка к той, о ко­торой сообщают и другие врачи»93. Гипнозом также часто поль­зовались для преодоления беспокойства и дурных предощущений перед хирургической операцией, чтобы ускорить выздоровление, уменьшить необходимость применения наркотических средств после операции, снять тошноту и поднять настроение.

механика гипноза

Эрнест и Джозефина Хилгард составили нижеприведенный список операций, выполненных между 1955 и 1974 годами под гипнозом без применения химической анальгезии и анестезии.

+ Аппендектомия Tinterow, 1960
+ Кесарево сечение Kroger &DeLee, 1957
+ Taugher, 1958 Tinterow, 1960
+ Гастростомия Bonilla et al., 1961
+ Пластика молочных желез Mason, 1955
+ Удаление опухоли груди Kroger, 1963
+ Удаление ткани груди Van Dyke, 1970
+ Пересадка кожи, хирургическая обработка раны и т. п.Crasilneck et al., 1956, Tinterow, 1960
+ Хирургия сердца Manner, 1959 Tinterow, 1960
+ Резекция сердца Ruiz&Fernandez, 1960
+ Переломы и вывихи Goldie, 1956 Bernstein, 1965
+ Имплантация радия в шейку матки Crasilneck &Jenkins, 1958
+ Выскабливание при эндометрите Taugher, 1958
+ Вагинальное удаление матки Tinterow, 1960
+ Обрезание крайней плоти при фимозе Chong, 1964
+ Резекция простаты Schwarcz, 1965
+ Трансуретральная резекция Bowen, 1973
+ Овариэктомия Bartlett, 1971
+ Удаление геморроидальных шишек Tinterow, 1960
+ Операция на лицевом нерве Crasilneck &Jenkins, 1958
+ Удаление щитовидной железы Kroger, 1959 Chong, 1964 Patton, 1969
+ Лигатура и экстирпация Tinterow, 1960
+ Удаление клеща из носа ребенка Bernstein, 1965
+ Зашивание рваной раны на подбородке ребенка Bernstein, 1965
+ Удаление жировой массы руки Scott, 1973

Как вы видите, даже кардиохирургия и удаление опухолей вы­полнялись безмедикаментозным способом. Справедливость за­явлений Эсдейла и Эллиотсона, которые утверждали, что серьез­ные хирургические операции могут выполняться безболезненно во время месмерического сна или под гипнозом (15.1), неоднократ­но подтверждалась на протяжении последних десятилетий.

Теперь существует большая клиническая литература о гипно­тической анальгезии при родах. Американский врач Р. В. Огаст, например, сообщал, что в 58% из 850 принятых им родов вообще не требовалось никаких медикаментов, в 38% требовались толь­ко слабые анальгетики типа демерола и только в 4% (36 случаев из 850) местная или общая анестезия97. В одной советской работе приводятся данные о том, что полная анальгезия была достигну­та с помощью гипноза в 29% из 501 родов, частичная — в 38%, сомнительных случаев было 12%, неудачным оказался 21% ре­зультатов98. В обзоре по 210 родам в «Британском медицинском журнале» выяснилось, что наученные самогипнозу женщины ис­пытывали значительно меньше боли во время родов, чем те, кото­рых учили только расслабляться и следить за дыханием или вообще специально не готовили99. А еще в одном американском исследо­вании у 16 из 22 женщин была снята боль во время родов.

Гипнозом пользовались для обезболивания при удалении зу­бов еще в 1837 году, но впоследствии его выместили закись азота и эфир. Однако после Второй мировой войны его вновь стали с успехом применять при многих видах зубных операций. Гип­нозом также пользовались для облегчения пояснично-крестцовой боли, язвенной, фантомной боли в ампутированной конечности, неопределенной боли плеча, постоперативного дискомфорта в офтальмологической практике, боли от ожогов и мигрени.

Уменьшение боли как функция восприимчивости к гипнозу

Несколько экспериментов показали, что способность к гипноти­ческой анальгезии имеет корреляцию 0,50 с восприимчивостью к гипнозу в целом103. Если практически всем удается несколько об­легчить страдания с помощью расслабления и отвлечения, предо­ставляемых гипнозом, в высшей мере восприимчивые к гипнозу люди испытывают анальгезирующий эффект в значительно более сильной степени. Более того, есть достоверные данные, свидетель­ствующие, что гипнотическая анальгезия включает в себя много больше, чем просто эффект плацебо. Например, в исследованиях Макглэшена, Эванса и Орна восприимчивые к гипнозу испытуемые отметили гораздо меньше боли после гипнотической анальгезии, чем после приема плацебо, которое они считали обезболивающим лекарством, в то время как невосприимчивые демонстрировали одинаковый эффект как от плацебо, так и от гипнотической суг­гестии. Авторы заключают, что гипнотическая анальгезия двух- компонентна: во-первых, эффект плацебо, во-вторых, «иска­жение восприятия, специфически вызванное во время глубокого гипноза» . Комментируя эти экспериментальные данные, Эрнест Хилгард писал: «Теперь легко можно понять, как в контексте кон­кретной клинической ситуации результаты, приписанные гипнозу, могли быть вызваны эффектом плацебо. И прийти к выводу, что гипнотическая анальгезия не зависит от степени восприимчиво­сти к гипнозу. Эти же данные... показывают, сколь неверен был бы подобный вывод». Гипнотическое обезболивание для наи­более восприимчивых (как и для некоторых невосприимчивых) к гипнозу гораздо больше, чем эффект плацебо, но также больше, чем способ уменьшить волнение и страх. В исследовании Рональда Шора испытуемые, симулировавшие гипноз, притворяясь полно­стью расслабленными, сравнивались с группой действительно загипнотизированных, чтобы выяснить, как они перенесут удар током. Симуляция была столь убедительна, что трудно было от­личить участников обеих групп, но по опросу после эксперимен­та, где особенно подчеркивалась необходимость честно отвечать на вопросы, загипнотизированные испытуемые сообщили, что не испытывали боли, симулянты же сказали, что чувствовали боль. Хотя расслабление само по себе несколько уменьшило неприятные ощущения, оно все же не убрало боль совсем105. Комментируя ис­следование Шора, Эрнест Хилгард писал: «Вывод [из этого экс­перимента] ясен: обезболивающий эффект гипнотического вну­шения не нужно путать с эффектом расслабления или уменьшения страха. [Расслабление] может играть полезную роль, например, при подготовке к хирургической операции, либо во время периода выздоровления, но все же ошибкой будет при попытке разобрать­ся в происходящем отождествлять оба эффекта»10ь. Подобно тому, как истинная гипнотическая анальгезия превосходит эффект пла­цебо, она также более, чем снижение страха.

Явная и скрываемая боль

Эрнест Хилгард с сотрудниками из Стэнфордского университета, а также ряд других исследователей разработали методику. Невосприимчивые испытуемые демонстрировали кор­реляцию 0,76 между реакцией на гипнотическую суггестию по ослаблению боли и пустую таблетку, которую они считали сильным анальгетиком, вос­приимчивые же отмечали, что при гипнозе боль была значительно меньше, чем от того же плацебо.

мощью которой испытуемые сообщают об ощущаемой ими боли посредством подсознательного процесса, названного Хилгардом «скрытым наблюдателем». Для того чтобы получить отчет о скры­ваемых страданиях, экспериментатор обычно говорит испытуемо­му, что часть его сознания наблюдает за соматическими процес­сами, как и за прочими регуляторными функциями в организме, и что во время гипноза он будет отмечать болевые ощущения специ­ально обусловленным сигналом, хотя и не будет помнить об этом в бодрствующем состоянии сознания. В таких условиях некоторые восприимчивые к гипнозу испытуемые отмечают степень испы­тываемой ими боли, даже не осознавая ее в загипнотизированном состоянии. Более того, эти испытуемые обычно сообщают, что боль несколько слабее, чем в обычных обстоятельствах, и что она не вызывает особого беспокойства. «Ясно, — писал Хилгард, — что этот аспект переживаний был скрыт от сообщающих о скрываемой боли испытуемых неким процессом стирания памяти». Подобную амнезию можно снять, но в отличие от обычной постгипнотической амнезии отвлечение внимания от памяти о боли в прямом открытом отчете происходит до ощущения этой боли. Амнезия же обычно состоит в забывании чего-либо прежде ощущавшегося или помнившегося»]08.

Можно предположить, что нечто похожее на «скрытого на­блюдателя» Хилгарда вступает в действие у мастеров военных искусств, спортсменов и погруженных в медитацию. Вероятно, подобная модуляция позволяет людям, которые специально при­нимают боль ради самосовершенствования, вовремя останавли­ваться, чтобы не нанести себе непоправимый вред.

Уменьшение боли с помощью гипноза и внушения при бодрствовании

Некоторые исследователи гипноза утверждали, что для гипноти­ческого уменьшения боли транс необязателен109, однако другие, к которым принадлежал и Эрнест Хилгард, выступали с критикой та­кой точки зрения, поскольку данный аргумент выведен из исследо­ваний, где не проводилось различия между сильно восприимчивы­ми и невосприимчивыми к гипнозу людьми. В таких недостаточно строго выстроенных экспериментах невосприимчивые к гипнозу обычно отзываются одинаково как на суггестию в бодрствующем

состоянии, так и при гипнозе, в то время как высоковосприимчивые испытуемые и при обычном внушении имеют тенденцию впадать в гипнотический транс, поэтому статистические результаты ведут к неверным выводам. Чтобы преодолеть такой недостаток, Хилгард с сотрудниками использовали восприимчивых же испытуемых в качестве собственного контроля: сравнивалась реакция на холо­довой прессорный тест (когда рука помещалась в ледяную воду) в трех состояниях — после внушения обезболивания в бодрствующем состоянии, после такого же внушения в гипнотическом трансе и в бодрствующем состоянии без внушения. У этих сильно внушаемых испытуемых явная боль действительно уменьшалась при внушении в бодрствующем состоянии, но еще сильнее она уменьшалась при анальгезии, вызванной гипнотическим трансом110.

Другими словами, в гипнотическом управлении болевыми ощущениями присутствуют два компонента. Первый заключается в отвлечении внимания, релаксации, уменьшении боязни и до­ступен всем, а второй включает напоминающий амнезию процесс и доступен только высоковосприимчивым к гипнозу субъектам. Названные два компонента гипнотической анальгезии породили некоторые несогласия между гипнологами-экспериментаторами и клиницистами. Хилгард писал:

«Многие практикующие гипнотерапевты верят, что любого человека можно загипнотизировать, однако экспериментаторы считают, что лишь небольшая часть населения в достаточной мере поддается гип­нозу, чтобы продемонстрировать заметную амнезию, галлюцинации и другие свидетельства глубокого гипноза. Теория двух компонентов указывает, что гипнотерапия может приносить пользу буквально всем с помощью релаксации, уменьшения боязни, отвлечения вни­мания и укрепления уверенности в себе, хотя при оценке по точной методике некоторые из тех, кому помогло такое внушение, окажутся почти неподдающимися гипнозу».

Уменьшение боли под гипнозом как проявление послушания

Некоторые исследователи, особенно придерживающиеся роле­вой интерпретации гипноза, приписывали уменьшение боли под гипнозом проявлению послушания, считая, что поведение испы­туемых в основном определялось желанием угодить гипнотизеру.

Тем не менее психиатр Дэвид Шпигель с сотрудниками с меди­цинского факультета Стэнфордского университета обнаружили изменение мозговой активности в ответ на удар током у десяти восприимчивых к гипнозу испытуемых, получивших внушение на уменьшение боли. «Только у высоковосприимчивых, — писал Шпигель, — но не у низковосприимчивых к гипнозу отмечалось изменение амплитуды потенциалов в связи с воздействием, со­пряженное с требованиями гипнотической задачи. Данное иссле­дование показывает, что подобное изменение чувственного вос­приятия сопровождается изменением неврологического отклика на стимулы».

То, что такая гипнотическая анальгезия затрагивает нечто большее, чем проявление желания угодить гипнотизеру, выводит­ся также из известных фактов подавления боли с помощью само­внушения людьми без посредства гипнотизера. Эрнест Хилгард приводил следующие ниже примеры самовнушенного уменьше­ния болевых ощущений.

«Один студент сломал ногу, катаясь на горных лыжах, перелом был сложным. Для подъема спасательных саней по склону, чтобы доста­вить пострадавшего в клинику скорой помощи, потребовалось нема­ло времени, но он загипнотизировал себя, что позволило не испы­тывать особого дискомфорта по дороге, и медики в приемном покое не могли понять, как человек со столь серьезной травмой и после такой длительной задержки может пребывать в спокойном состоя­нии и не испытывать мучений. Другой молодой человек сломал ногу как раз перед тем, как он должен был играть главную роль в студен­ческой театральной постановке несколько дней подряд, причем по ходу действия нужно было исполнять зажигательный мексиканский танец. Сделав рентген, он обсудил свое состояние с врачом — на­сколько велика вероятность увечья, если он будет опираться на эту ногу без гипса во время действия пьесы. Врач согласился, что рас­положение поврежденной кости при наступании на ногу не должно вызвать калечащего смещения, но каждый шаг, несомненно, будет очень болезненным. Применив полученные им в лаборатории зна­ния, молодой человек гипнотическим образом снимал боль перед каждым представлением и сумел выполнить все свои обязатель­ства, после чего ногу поместили в гипс, чтобы кость могла срастись. Он сообщил, что только один раз чувствовал боль — когда один из партнеров по спектаклю наступил ему на ногу, но, к счастью, ему удалось совладать с собой и восстановить обезболивание. Студентка сильно разбила себе колено, пришлось наложить шов в 38 стежков. Имея аллергию на новокаин, девушка контролировала боль само­стоятельно, устраняя ее из сознания, концентрируясь на дыхании и представляя, что голова ее наполнена чем-то типа губчатой резины, которая блокирует болевые импульсы. Да, это можно рассматривать как проявление угождения, но в угоду в первую очередь собственной потребности достичь комфортного уровня ощущений перед лицом весьма неприятных болезненных воздействий».

Физиологические механизмы гипнотического управления болью

Эрнест Хилгард с сотрудниками проверили предположение, что гипнотическая анальгезия может происходить в медиальных цен­трах мозга посредством высвобождения эндорфинов или веществ сходного свойства. Испытуемым, которым внушено было обез­боливание, давали блокатор эндорфинов налоксон. Поскольку препарат не оказал особого влияния на степень обезболивания, гипнотическое обезболивание обусловлено, скорее всего, иным механизмом. Результаты Хилгарда были подкреплены повтор­ными опытами Дэвида Шпигеля и Альберта Леонарда, в которых также налоксон не ослабил снятие хронической боли при гипно­зе. Результаты, подобные полученным Хилгардом и Шпигелем, говорят о том, что физиологические механизмы передачи гипно­тически вызванного обезболивания довольно сложны. Некоторые исследователи даже сомневаются, что возможно выявить их все, учитывая огромную гибкость и структурную избыточность чело­веческого организма.

Гипнотическое уменьшение боли и медитативная деятельность

Свидетельства испытуемых в экспериментах по гипнозу, что они не страдали от боли, даже зная, «что она присутствует», напо­минает известную издревле среди предающихся умосозерцанию пословицу: «Боль — лишь представление», то есть она есть лишь информация, на которую можно отреагировать различными спо­собами. В этом отношении психическая ориентировка и самоконтроль, иногда сопутствующие гипнотической анальгезии, напоминают тонко проработанное сознание и самообладание, до­стигаемые успешной медитацией.

 

«Гипноз» по методу Милтона Эриксона

Взгляд на эриксоновский гипноз глазами практика.

Гипноз: лечение аллергии.

Психосоматика аллергии. 

Новости допинга. Гипноз в спорте.

Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?

Кое-что интересное о гипнозе

Мифы и факты о гипнозе. Правила эксплуатации подсознания.

Социофобия: мелочи жизни.

Образ социофоба известен – это Перельман, небритый «книжный червь» 

Как простить человека

Когда не можешь его простить?

Гипнотерапия панических атак

Как образуются панические атаки? Гипнотерапия панических атак.

Дневник гипноаналитика

Истории из практики гипноанализа. Отзывы пациентов из medbooking.com

Научные эксперименты по гипнозу.

Под гипнозом. Эксперименты на сознании.

Лечение фобий: понятие, симптомы, теории фобий

Понятие фобия происходит от греческого слова φόβος означающее «отвращение», «страх» или «смертельный страх».

Влияние на рефлексы в гипнозе

Восстановление основных инстинктов методом словесного воздействия.    

Как избавиться от эмоциональной зависимости: бегство из добровольного рабства

Наверняка, каждый человек мечтает обрести божественный подарок – любовь и крепкие счастливые отношения с партнером. Кто-то долго, кто-то быстро встречает свою вторую половинку и обретает крылья, когда его сердце поражают стрелы Амура. Влюбленная персона стремится завоевать симпатию и уважение своего избранника, прикладывает усилия, чтобы вторая половинка была счастлива и довольна. Верность, доброта, забота, инициатива, внимание […]

Аноргазмия – сексуальная патология

Аноргазмия – одно из наиболее распространенных расстройств в сексуальной сфере человека. Данное состояние характеризуется тем, что при аноргазмии человек не способен испытать оргазм как во время полового акта с партнером, так и при попытках достичь удовлетворения самостоятельно. В большинстве случаев фиксируется аноргазмия у женщин, вместе с тем аноргазмия у мужчин – довольно редкое явление.

Гипноз в хирургии

Использования гипноза для обезболивания (перевод статьи из Википедии).