Гипноанализ аллергии на антибиотики.

Далеко не все формы аллергии это психосоматика. Важным критерием того, что в основе проблемы лежат психологические причины, это зависимость от уровня стресса. Иногда это выглядит чередованием периодов с аллергией и без. Ниже гипноанализ случая аллергии на антибиотики.

Я помню медсестру, которая пришла на занятия с обширной сы­пью на руках. Ее глаза слезились и зудели. Очевидно, был син­дром плача. Как оказалось, у нее никогда не было никаких ал­лергических реакций, какого бы то ни было типа, но в апреле того года, у нее внезапно появилась сыпь на руках, и одновре­менно глаза стали слезиться и чесаться. Она пыталась надевать резиновые перчатки, но это совершенно не помогало, сыпь продолжала усиливаться. В конце концов она пришла на прием к дерматологу, который провел различные тесты и выявил, что у медсестры была аллергия на антибиотики. Он назначил ей лече­ние от контактного дерматита, но даже это лечение не привело к облегчению сыпи или синдрома плача. Затем доктор привел ее на занятия. Я тщательно ее расспросил, пытаясь определить, были ли у нее когда-нибудь аллергические реакции вообще, до апреля. Не было. Затем я спросил ее, как у нее были дела в боль­нице, где она работала, и дома. На этот вопрос она ответила: «Все отлично. У меня нет проблем. Счастлива дома, и я люблю мою работу». Затем я сделал замечание: «У такой хорошенькой девушки как вы, должно быть много ухажеров». Она сказала: «У меня был один».

Элман: Что случилось?

Пациентка: Мы поссорились и расстались. С тех пор, я его не видела.

Элман: Когда вы поссорились?

Пациентка: «В прошлом апреле», — и разразилась слезами.

Девушка не понимала, что несчастливый конец ее романа имел какое-то отношение к ее аллергической реакции. Эмоцио­нальная проблема сработала как триггерный механизм. Я попро­сил доктора поработать с пациенткой с глазу на глаз в этом на­правлении, и вскоре у нее наступило значительное улучшение.

Однако признание и лечение эмоциональной проблемы дает облегчение не всем страдающим от аллергии, астмы и др. Суди­те сами, была или нет, продемонстрированная эмоция причи­ной, которая привела к развитию астмы.

У пациентки впервые появилась астма, когда ей было двадцать четыре года. Заболевание длилось семь лет, а затем полностью прошло на период последующих семи лет, внезапно вновь появив­шись за полгода до того, как доктор привел пациентку на занятия.

Я задал пациентке много предварительных вопросов о ее се­мейной жизни, ее работе, ее браке, и т.д… И она отвечала, что все было просто прекрасно. Мы провели регрессию и выясни­ли, что во время периода ее роста и взросления у нее не было ни аллергических реакций, ни астмы. Она вышла замуж в возрасте двадцати трех лет. Теперь прочитайте отрывок из гипноанализа, который мы проводили.

Элман: Сейчас вы несколько месяцев замужем. Вы работаете или вы сидите дома?

Пациентка’. Я работаю.

Элман: Вам нравится ваша работа?

Пациентка: Да, сэр.

Элман: Когда я щелкну пальцами, вы окажетесь в том дне, когда у вас первый раз случился приступ астмы, и вы просто бу­дете знать, что происходило… [щелкает пальцами] Что проис­ходило сегодня?

Пациентка: Я кашляю. Я простудилась.

Элман: Как дела дома?

Пациентка’. Отлично.

Элман: Как вы ладите с вашим мужем?

Пациентка: Просто отлично.

Элман: Это будет первый день, когда у вас появился приступ астмы. Должно было что-то произойти, чтобы обычная простуда перешла в астму. Когда я щелкну пальцами, вы будете знать, что это было, что эмоционально вас расстроило в тот день… [щелка­ет пальцами] Что это было?

Пациентка: Я не знаю.

Элман: Сейчас, оставайтесь полностью расслаблены. Когда я подниму вашу руку и брошу ее, вы будете точно знать, что это было, и если вы захотите рассказать мне, вы можетеэто сделать, и если вы не хотите рассказывать мне, вы не должны этого де­лать, но вы будете знать, что это… Что случилось в тот день? Вы хотите мне рассказать? [Пациентка стала тревожиться, плакать, явно демонстрируя типичный синдром плача.] Это первый день, когда у вас был приступ астмы. Это пять минут перед тем, как у вас произошел первый приступ астмы. Что происходило?

Пациентка: Я просто кашляю, кашляю, и кашляю.

Элман: О чем вы беспокоитесь?

Пациентка: Мне не нравится кашель.

Элман: Есть ли у вас какие-то мысли, что это может быть что- то серьезное?

Пациентка: Нет, сэр.

Элман: Где ваш муж? Он дома?

Пациентка’. Он со мной.

Элман: Что он делает по поводу вашего кашля? Он что- нибудь делает?

Пациентка: Нет, сэр.

Элман: Как долго у вас этот кашель?

Пациентка: Три недели.

Элман: И все еще довольно долго кашляете? Что происходи­ло эти последние три недели?

Пациентка: Я была в больнице.

Элман: Вы были в больнице? С чем?

Пациентка: С пневмонией.

Элман: Значит, у вас была пневмония, и вы лежали в больни­це. Пока вы были в больнице, вам было довольно плохо, так?

Пациентка: Да.

Элман: Вы были напуганы, пока находились в больнице?

Пациентка: Нет.

Элман: Вы все время знали, что вы поправитесь?

Пациентка: Да, сэр…[Пациентка плачет, производя впечат­ление, что испытывает сильную эмоциональную реакцию.] Мой шеф сказал, что у меня туберкулез. Он продолжает снова и сно­ва это говорить.

Элман: Ваш шеф думал, что у вас туберкулез. Сейчас мы подхо­дим к причине страха, который лежал в основе всей ситуации, так?

Пациентка: Да, сэр.

Элман: И сейчас мы начинаем понимать, откуда появилась астма, не так ли? Потому что на самом деле, он достаточно силь­но напугал вас, когда сказал это, так?

Пациентка: Я так не думала.

Элман: Но сейчас, когда вы оборачиваетесь и смотрите на это, вы снова можете ясно это видеть. Вы понимаете, что эти слова оказали весьма ошеломляющий эффект на вас, не так ли?

Пациентка: Да, сэр. Я из-за этого бросила свою работу.

Элман: Сейчас давайте отправимся к вашему самому недав­нему приступу, и посмотрим, были ли в этом приступе шесть месяцев назад какие-то похожие составляющие… Что произо­шло шесть месяцев назад?

Пациентка: Просто похоже на грипп, у меня была инфекция верхних дыхательных путей, и потом вернулась астма.

Обратите внимание на схожесть событий, предшествующих обеим атакам астмы, и обратите внимание на то, как слова ее шефа спровоцировали в ней патологические страхи. С этого момента гипноанализа пациентка отказалась от любой даль­нейшей работы, и когда мы попытались узнать причину отка­за через идеомоторные ответы, она раскрыла, что в результате гипноанализа достигла хорошего понимания своих проблем, но предпочитает в этот раз не продолжать. Ее доктор продол­жил работать с ней конфиденциально. Несмотря на то, что часто гипноанализ невероятно интересен, иногда он может стать скучным и обескураживающим. На одном из занятий, я работал с пациентом, страдающим астмой, но совершенно без­успешно. После того, как занятие было окончено, его доктор убедил меня вновь поработать с этим пациентом. В этот раз, к моему удивлению, он с готовностью принял гипноз и быстро вошел в глубокий сомнамбулизм. Это еще одно доказательство того, что многие пациенты не будут раскрывать свои проблемы перед группой докторов. Перед этим, в тот же вечер, он отка­зался входить в гипноз, когда во время сессии присутствова­ли доктора. Это был мужчина сорока или пятидесяти лет, и он сказал, что страдал астмой с раннего детства. С помощью со­единяющихся внушений я отправил его назад в первый класс школы и продолжил это проведением его через успешные годы его обучения в школе, надеясь, что усиливая его осведомлен­ность, я смогу определить причину его астмы. Он мог распо­знать каждого ребенка в первом, втором, третьем и четвертом классе. И каждый раз, когда он рассказывал о детях, с кото­рыми он учился в эти ранние годы, он упоминал мальчика по имени Джо. «Мне нравится Джо», — говорил он. — Мы очень хорошие друзья». Я привел его к началу недели, перед первым астматическим приступом, и все было прекрасно. Он был аб­солютно счастливым мальчиком. За три дня до приступа все было еще прекрасно. За два дня до приступа он сказал: «Мы играем во дворе в мяч. Джо и я спорим. О-о-о, я разозлился. Я ударил и сбил его с ног».

Элман: Вы перестали дружить с Джо из-за этого?

Пациент: О, нет. Мы слишком хорошие друзья для этого. Мы помирились, немного погодя я извинился перед ним. Он сказал, что я действительно не причинил ему вреда.

Затем я привел его в день первого астматического приступа и попросил его рассказать, что происходило в классной комнате. Он начал упоминать имена мальчиков в классе, а затем он за­молк на мгновение. Внезапно он воскликнул: «Где Джо? Здесь нет Джо?» И он начал сильно рыдать.

Абреакция была настолько тяжелой, что я решил прекратить ее. Когда я вывел его из гипноза, он сказал: «Я рассказывал о Джо, так? Я не думал о нем много лет».

«Да, — сказал я, — расскажите нам о Джо».

Он сказал: «Джо умер, когда мы были в пятом классе. Я ду­мал, что к этому привело то, что я его стукнул. Я могу вспом­нить, сколько раз я плакал об этом, но я не позволил бы никому знать, как я себя чувствовал. В конце концов, большие мальчи­ки не плачут о тех людях, которые не являются даже членами их семьи».

Налицо был синдром плача, и, очевидно, это было причи­ной первого астматического приступа. Этот случай, как многие другие, с которыми я сталкивался, доказывает, что на подсозна­тельном уровне может существовать комплекс вины. Пациент носил этот комплекс вины с самого детства. Это было причиной синдрома плача и усиливающейся астмы.

Что такое гипноз и транс

Гипноз и транс

Психосоматика. Отзыв о лечении аллергии в гипнозе

Психосоматика. Отзыв о лечении аллергии в гипнозе

лечение фобий гипноанализ #classicalhypnosis

Лечение фобий гипноанализ #classicalhypnosis

«Гипноз» по методу Милтона Эриксона

Взгляд на эриксоновский гипноз глазами практика.

Гипноз: лечение аллергии.

Психосоматика аллергии. 

Новости допинга. Гипноз в спорте.

Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?

Кое-что интересное о гипнозе

Мифы и факты о гипнозе. Правила эксплуатации подсознания.

Социофобия: мелочи жизни.

Образ социофоба известен – это Перельман, небритый «книжный червь» 

Как простить человека

Когда не можешь его простить?

Гипнотерапия панических атак

Как образуются панические атаки? Гипнотерапия панических атак.

Дневник гипноаналитика

Истории из практики гипноанализа. Отзывы пациентов из medbooking.com

Гипноз. Перепрограммирование подсознания

Тактическая задача убрать глубинные страхи, после возможно корректировать мировоззрение.

Инсектофобия: лечение боязни насекомых

Страх перед реально существующей опасностью - естественная защитная реакция каждого человека. Но если он порожден фантазией разума и не имеет под собой истинной причины возникновения, его принято называть фобией. Это иррациональный, патологический страх, который возникает в глубинах нашего подсознания и относится к расстройствам психики. К наиболее распространенным из них относится инсектофобия.

Гелиофобия - боязнь солнца

Без солнца невозможно существование большинства живых организмов. Растения, животные и, конечно же, человек, не могут жить во мраке вечной ночи. Однако есть люди, которые уверены, что солнце способно нанести вред их физическому здоровью, и страшатся его до потери сознания. При этом в качестве аргументов в доказательство своих опасений приводят нелогичные объяснения.

Что такое социофобия? Методы лечения

Перевод одноименной статьи про социофобию из Википедии.

Мизофобия: как бороться с боязнью микробов

Стремление человека к чистоплотности похвально, а о том, что гигиена - залог здоровья, знают все.

Эритрофобия - боязнь покраснеть

Человек подвержен различным страхам. Большинство из которых придуманы им самим.