Facebook

Гипноз -
состояние повышенной
внушаемости

Геннадий Иванов

Геннадий Иванов
Гипнотерапевт

Отзывы о леченииОтзывы о лечении страхов и фобий Обучение гипнозуОбучение гипнозу

Гипнотерапия ожирения.

Автор статьи: психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов

Психологические причины избыточного веса. Реальные случаи лечение ожирения гипнозом.Психология лечения ожирения (избыточной вес как-то мягко звучит, нет желания чего-то менять, а вот сказать "Ты жирная" и сразу возникает эмоция)  заключается в освобождении от "эмоцонального голода", когда ешь с целью заесть какое-то чувство. Как понять, что лишние килограммы это проблемы в голове?

♦ Отсутствуют органические нарушения (нарушение гормонального фона, проблемы с желудком). Как правило, после медобследования это бывает основной причиной ожирения. Кто верит, в сказки, мол "все болезни от нервов", не понимает старой истины, чтобы сбросить лишние килограммы нужен спорт, правильное питание и только тогда, если что-то не получается, то следует искать глубинные причины (гипнотерапия).

♦  Уровень стресса влияет на чувство голода. Если прислушаться к организму, можно понять, чувство голода физиологияческое или есть эмоциональная составляющая.

лечение ожирения гипнозом, как формируется эмоциональный голод, психосоматика

Только ленивый не писал о новых способах похудеть. Лучше обратился к проверенным рецептам, вслед за гипнотерапией депрессии Дэйва Элмана, рассмотрим гипнотерапию ожирения.

Когда доктор сталкивается с проблемой ожирения, он обыч­но сажает пациента на диету, дополненную соответствующими препаратами, и предупреждает о возможных последствиях лиш­него веса для здоровья. Некоторые пациенты будут соблюдать диету и принимать лекарства (и предостережения) до тех пор, пока необходимое количество килограммов не будет сброшено. Затем они прекращают общаться с доктором. Спустя год или два они вновь приходят к тому же доктору с той же проблемой «Они такие толстые, как никогда, — говорит доктор сам себе. -Кажется, они просто не знают как принимать пищу». Есть так­же пациенты, которые говорят, что они хотят сбросить вес, но не будут или не могут соблюдать диету, предписанную доктором. Под присмотром доктора они не теряют ни грамма, они набира­ют вес тогда, когда предполагается, что они должны сбрасывать его.

Люди, которые испытывают непреодолимое желание что-то кушать, не обязательно обжоры. Очень часто это люди в поис­ке безопасности. Этот поиск возвращает их в те времена, когда оральное удовлетворение представляло полную безопасность, когда мама кормила и заботилась о них. Они едят и продолжают есть, потому что это дает им чувство безопасности, которое осла­бляет страх, спрятанный в подсознании. У разных пациентов страх имеет разные причины, но фактически это один и тот же тип страха. По своему эффекту все страхи похожи. Однако это не означает, что одно и тоже лечение (диета — лекарство — предо­стережение) будет работать с каждым пациентом, и не означает, что гипноз должен использоваться просто для того, чтобы да­вать пациентам внушения, уменьшающие чувство голода. Гип­нотическая диета без устранения причинного страха может дать лишь временный эффект. Доктора, которые поняли проблему, успешно работают с ожирением. А некоторые из них специали­зируются в основном на проблемах ожирения. Лишний вес часто обусловлен сильными эмоциональными конфликтами, которые могут быть разрешены подходом, использующим гипноанализ, подобно конфликтам, связанным с заиканием. Я хочу, чтобы вы прочитали часть записи одного гипноанализа, который прово­дился в действительности. Пациентка, о которой пойдет речь, была худой до 14 лет, а потом внезапно начала набирать вес.

Элман: [После регрессии пациентки в раннее детство.] Вы в первом классе. Я хочу, чтобы вы мысленно встали со своего ме­ста там, в первом классе и посмотрели через комнату на самого удаленного от вас ребенка. Это мальчик или девочка?

Пациентка: Мальчик.

Элман: Как его зовут?

Пациентка: Джон.

Элман: Сейчас твоя осознанность возрастает. Я собираюсь за­дать тебе несколько вопросов, пока ты в первом классе. Я сейчас подхожу к твоему месту и говорю тебе: «Тебе шесть лет. Ты тол­стая маленькая девочка?»

Пациентка: Нет...

[Пациентку проводят через успешные школьные годы, и вы­яснилось, что она была худенькой до восьмого класса. Транс­крипт записи возобновляется с этого момента.]

Элман: А сейчас, когда я подниму твою руку и брошу ее, ты будешь в восьмом классе. Вот ты там. Скажи мне, тебе сейчас около четырнадцати лет. Посмотри на себя. Каков твой вес?

Пациентка: Немного тяжеловатая.

Элман: Ты в восьмом классе, и ты начинаешь становиться немного тяжеловатой. Когда я подниму твою руку, будет время каникул, и это будет как раз перед началом школы в восьмом классе... Ты знаешь, занятия начнутся всего через несколько дней. Ты будешь рада вернуться в школу?

Пациентка: Да.

Элман: Скажи мне. Тебе понравилось это лето? У тебя было приятное лето?

Пациентка: У меня была скарлатина.

Элман: Ты довольно сильно болела скарлатиной, так?

Пациентка: Да.

Элман: У тебя были неприятные мысли, пока ты болела скар­латиной?

Пациентка: Да. Я боялась, что не поправлюсь, а если поправ­люсь, то могут быть осложнения.

Элман: Мы получили все причины здесь, не так ли? Причи­ны, по которым маленькая девочка ощущала необходимость в безопасности.

Пациентка: Да.

Элман: Сейчас мы знаем все причины того, почему ты стала толстой, не так ли?

Пациентка: Да.

Элман: Ты была худенькой маленькой девочкой. Затем ты увидела себя в конце летних каникул, и ты увидела маленькую девочку, которая только что переболела скарлатиной. А потом ты увидела ту маленькую девочку в восьмом классе, и она на­чинала набирать лишний вес, уже показывая необходимость в безопасности. Нездоровые мысли, которые должно быть были у тебя о последствиях, это было все?

Пациентка: Да.

И тогда эта маленькая девочка в поисках безопасно­сти нашла естественный выход — все больше и больше пищи, потому что это давало ей удовлетворение. Это давало ей чувство защищенности. Защищенность, которую она знала в младенче­стве, когда ей не надо было беспокоиться о будущем. Это так?

Пациентка. Да.

Элман: Теперь мы нашли причину, и тебе не нужно больше беспокоиться о скарлатине, не так ли?

Пациентка: Да.

Каждая невротическая проблема имеет начало, а ожирение, чаще всего, это невротическая проблема. Техника определения причины, проиллюстрированная выше, и использованная при ожирении, так же как и при заикании и подобных затруднени­ях, точно определяет начало невроза. В результате мы обнару­жили, что пациентка не была толстой до восьмого класса, но в восьмом классе она начала набирать вес. Что-то должно было привести к этому. Что? Летом перед восьмым классом, у нее была скарлатина. Тяжелая болезнь напугала ее. Поправится ли она когда-нибудь? И если да, то каковы будут последствия? Она определенно испытала достаточно страха, чтобы он стал для ре­бенка причиной поиска безопасности. И она нашла защиту в оральном удовлетворении, которое она знала с младенчества, когда жизнь была самой сладкой, и у нее не было проблем, когда она была в безопасности у мамы на руках и хорошо накормлена. Она начала переедать, чтобы вернуть то чувство безопасности, которое она когда-то знала. Подобно алкоголикам и лицам с наркотической зависимостью, пациенты с перееданием разви­вают толерантность к желаемому объекту. Требуется все больше и больше еды для достижения определенной степени удовлетво­рения. Теперь требуется безмерное количество еды, чтобы дать такому пациенту чувство безопасности. Результат — ожирение.

Она когда-либо понимала это на сознательном уровне? Ко­нечно, нет. Она знала, что у нее была скарлатина, и могла ска­зать вам, что она была этим ужасно напугана. Но она не соот­носила скарлатину со своим ожирением. У нее не было мысли, что пища представляет собой уход от страха, вызванного ее бо­лезнью. Сейчас она понимает свою проблему. У нее нет больше необходимости волноваться о последствиях скарлатины, и все что осталось от ее поиска безопасности — это патологический привычный паттерн, и гипноанализ позволяет ей сломать его.

Впоследствии ее доктор сообщил, что под медицинским на­блюдением она сбросила больше ста фунтов, и с тех пор под­держивает нормальный вес. Ранее я говорил, что страхи во всех подобных случаях одного типа. Чтобы проиллюстрировать это, позвольте мне рассказать другой случай, в котором страх привел к проблеме лишнего веса. Пациенткой была женщина пятидеся­ти лет. Ее доктор рассказал мне, что она наблюдалась много лет. Она всегда была худенькой до того момента, как ей была выпол­нена гистерэктомия, после чего она стала очень быстро наби­рать вес. Сейчас она отчаянно нуждалась в помощи, потому что как бы она ни старалась, она не могла соблюдать предписанную ей диету. После получения этих данных я начал проводить гип­ноанализ. Был проверен каждый факт, упомянутый доктором, и я начал поиски причины. Я отправил ее назад на прием к ее доктору до операции. Она рассказала мне все, что сказал доктор при осмотре, ярко переживая опыт. Она поведала, что доктор сказал ей, что у нее была большая фиброзная опухоль, возмож­но больше чем одна, и была показана операция. Услышав сло­во опухоль, она испугалась и спросила доктора, может ли опу­холь быть злокачественной. Она очень четко запомнила, как он говорил ей, что они не могут с уверенностью утверждать такие вещи до проведения операции, но, по его мнению, наиболее вероятна незлокачественная опухоль. Я отправил ее мыслен­но в период времени сразу же после того, как была выполнена операция. Несмотря на уверения доктора до и после операции, что опухоль была незлокачественная, она не могла избавиться от мысли, что у нее мог быть рак. Я спросил ее, почему она так чувствовала, и она сказала, что не была уверена, но думала, что вопрос, заданный доктору во время предоперационного обсле­дования, посеял тревожную мысль. Я спросил ее: «Что это был за вопрос?» Она сказала: «Он спросил меня, не снизился ли у меня за последнее время вес. Получилось так, что в этот момент я была на диете, чтобы сбросить несколько фунтов. Как доктор говорил вам, у меня никогда не было лишнего веса, но я думала, что если я сброшу около пяти фунтов, то буду выглядеть строй­нее, и поэтому я села на диету. Диета хорошо работала, потому что я сбросила пару фунтов. Но когда доктор спросил не худе­ла ли я, я не была уверена, сбросила я вес из-за диеты или из-за опухоли». Она просто не могла выбросить эту мысль из головы, и когда она восстановилась после операции, стала переедать в попытке набрать вес, чтобы удостовериться в отсутствии зло­качественности. Этот страх, действующий на подсознательном уровне, привел к перееданию, набору веса, и в результате она стала очень толстой.

Доктор помог ей устранить мысль о раке. Как только гипноа­нализ выявил канцерофобию, с дальнейшей помощью доктора она смогла соблюдать диету и вернуться к нормальному весу. Так как тенденция есть слишком много является стремлением к безопасности, вы должны бороться за точное определение кон­кретного страха, которым было вызвано подобное пищевое по­ведение.

Некоторое время назад один доктор привел на занятия свою юную дочь. Она была подростком, и у нее был лишний вес, око­ло 45 фунтов. Беседа до гипноза установила факт, что она была худенькой до того, как провела лето в детском лагере. После возвращения из лагеря она стала набирать вес. Она продолжала набирать вес, потому что теперь ела больше обычного. Когда ее отец попытался снизить ее вес до нормального, она не соблю­дала диету и продолжала набирать вес. К тому моменту, когда я увидел ее, она была очень толстая. Во время погружения ее в глубокий гипноз, мы узнали, что у нее было несколько тревож­ных ситуаций в летнем лагере. Первым эпизодом стало опроки­дывание лодки, в которой плыли она и несколько других ребят. Она очень напугалась, потому что не умела плавать. Дети чуть не утонули, прежде чем их спасли, и, конечно, она стремилась быть дома в безопасности. Следующий инцидент произошел, когда она с группой других детей играла в прятки. Она пряталась за машиной, и оказалось, что там была собака. Собака нашла ядовитую змею, и продолжала лаять на рептилию, удерживая ее вдали от детей. Ее дедушка убил змею, а затем побил собаку, по­тому что собака не должна была там быть. Она была очень рас­строена. Она чувствовала, что змея могла укусить любого из них. В обоих случаях девочка была в панике от страха и стремилась к безопасности, которую она чувствовала дома, в объятиях мамы. Тем не менее, когда она вернулась домой, ее отец был болен, и она некоторое время не ощущала безопасности, которую ожи­дала найти дома. Эти три события были причиной ее перееда­ния. Она бессознательно искала безопасности, и единственный способ, который она могла найти, это оральное удовлетворение.

Еще одну пациентку с ожирением привел на занятия ее док­тор. С гипноанализом и под внимательным наблюдением док­тора она сбросила 80 фунтов. Затем, тот же доктор вновь привел ее на занятия через год. «Она прекрасно соблюдала диету, — объяснил он, — пока не сбросила половину от того, что было необходимо сбросить, 80 фунтов. Почему мы не смогли помочь ей полностью?»

Этот доктор, как и многие другие, считал, что все что необ­ходимо, это одна сессия гипноанализа. После одной сессии он едва следил за ее диетой, не предоставив ей дальнейшей помо­щи. Поскольку для такого поведения должна была быть причи­на, мы снова провели пациентке гипноанализ. Находясь в глу­боком сомнамбулизме, она воскликнула: «Я не хочу сбрасывать остальные 80 фунтов. Мой доктор сказал, что когда я сброшу эти 80 фунтов, я буду в хорошем состоянии, чтобы выдержать операцию, а я до смерти боюсь операции». Очевидно, что па­циентка так боялась операции, которая ей предстояла, что она решила не терять оставшиеся 80 фунтов. Страх — это расстрой­ство, которое требует лечения. Найдите страх, уберите его, и под хорошим медицинским наблюдением проблема лишнего веса может быть решена. Полный пациент иногда будет говорить доктору: «Я не знаю, почему я толстый. Я так мало ем». Прове­дите такому пациенту гипноанализ и пройдите через его типич­ные 24 часа, чтобы найти каждый кусочек пищи, съеденной в тот день. Вы будете удивлены, как много ест пациент, который «едва что-либо съедает».

Один доктор попросил у меня совет по поводу пациентки с ожирением, у которой было как минимум 50 фунтов лишне­го веса в результате навязчивого переедания. «Следует ли нам посадить ее на гипнотическую диету?», — спросил он. Я ска­зал ему, что на этом этапе гипнотическая диета не принесет ей пользы. Конечно, она хорошо сбросит вес и будет довольна результатами, но через год снова станет такой же толстой, как была. Единственный путь помочь ей, это определить причину ее страха. Доктор согласился с моим предложением, и гипноа­нализ выявил, что когда пациентка была маленькой, она попала в автомобильную аварию. Ее доставили в больницу, где доктора проводили консультирование, и она слышала их. Девочка, при­ходя в сознание и снова теряя его, слышала, как доктора об­суждали возможную необходимость ампутации ее ног. Один из докторов сказал: «Может мы сможем спасти ноги». Но другой доктор заметил: «Это выглядит довольно безнадежно». Досадно, что девочка слышала эти реплики. Затем ей дали наркоз для не­обходимых хирургических процедур. Ампутацию посчитали не­нужной, но когда она пришла в сознание, она все еще находи­лась под действием анестетика и не чувствовала своих ног. Она думала, что потеряла их, и ноги действительно ампутировали. Когда ее уверили, что у нее все еще были ноги, она не поверила, до тех пор, пока чувствительность к ней не вернулась. Хотя она полностью поправилась после аварии, с той поры она постоян­но что-то ела, в поисках безопасности.

Когда мы открыли эти факты в гипноанализе, она сделала удивительное заявление: «Теперь я знаю, почему в моем доме в кладовках полно туфель. Я никогда не могу пройти мимо мага­зина обуви, не купив пару туфель. Я думаю, мне больше не нуж­но этого делать».

Я рад отметить, что после гипноанализа она значительно снизила вес, и сохраняла его в пределах нормы.

Почти каждый раз, используя гипноанализ с тучными па­циентами, мы находим похожую основу для беспокойства. Это почти всегда результат психической травмы. Если травма не­большая, вес увеличивается в пределах 30—40 фунтов. Но если травма большая, увеличение веса просто поражает. Мы видели пациентов в пределах 400 фунтов. Самый толстый человек, ко­торого когда-либо приводили на занятия, был из этой кате­гории. Он не позволил мне провести ему гипноанализ, хотя признался, что ему нужна помощь. Он сопротивлялся всем по­пыткам загипнотизировать его, и когда время занятия вышло, он заметил, как ужасно он себя чувствует, по поводу того, что не смог получить помощь.

Как обычно после занятий я и моя жена вышли перекусить. Мы сидели в ресторане всего несколько минут, когда вошел полный мужчина. Может быть, он видел нас, я не знаю. Он с трудом сел в кресло в нескольких столиках от нас. Время подхо­дило к полуночи, и мы думали, что он собирался выпить чашеч­ку кофе или перекусить перед отдыхом, как это делают многие люди. Так как мы делали именно так, предположение казалось естественным. Вообразите наше изумление, когда мы увидели официантку, которая, не спрашивая, принесла ему большую та­релку с индейкой, картофельным пюре, горошек, салат и хлеб с маслом. Он съел все это плюс несколько кусочков хлеба с мас­лом. Затем он повторил весь заказ. Потом официантка принес­ла ему торт со взбитыми сливками и чашку кофе. Он съел это, и она принесла ему повторно торт со взбитыми сливками и чашку кофе. Он съел это все с удовольствием.

Мы намеренно задержались, и после того как он ушел из ресторана, я расспросил официантку о нем. «Он один из моих постоянных посетителей, — объяснила она. — Он приходит каждый вечер в это время и это то, что он ест. Мне не надо спра­шивать его, что он хочет».

Он только что пришел из аудитории полной докторов, ко­торые обсуждали опасность ожирения. Его доктор в его при­сутствии сказал: «Мы должны помочь этому мужчине, прежде чем у него случился сердечный приступ от того, что он носит с собой такой вес». И сразу же после того, как он услышал это утверждение, он продолжил есть больше, чем достаточно для двух мужчин. Это был пациент, который не хотел помощи. Он не знал этого, но подсознательно он пытался совершить са­моубийство. Таким пациентам особенно трудно помочь. Когда я слышу о неподдающихся коррекции проблемах ожирения, я вспоминаю доктора, который сказал: «Мистер Элман, на ваше следующее занятие придет необычный человек. Это психиатр, который проводит незаурядную работу с эмоциональными про­блемами пациентов, но он не может решить свою собственную проблему». Я был достаточно заинтригован, и стал расспраши­вать детали, но мой информатор только ответил: «Подождите, пока не увидите его». Было просто распознать человека, кото­рый не мог решить свои эмоциональные проблемы. У него было как минимум 150 фунтов лишнего веса. Поскольку он был не очень высоким, в обхвате он был пугающим. Он, должно быть, весил более 300 фунтов. У нас было немного сессий на заняти­ях, перед тем как он попросил меня поработать с ним, чтобы по­смотреть, сможем ли мы определить причину его лишнего веса.

Во время гипноанализа у него была абреакция, которая раскры­ла несколько травматических эпизодов, и поскольку он пере- проживал разные ситуации, он горько плакал. У меня нет права раскрывать детали этого случая, но нам удалось найти причины его страхов, и он согласился, что находки были правильными. Тем не менее, я не мог дать ему какое-либо реальное понимание относительно связи между этими результатами и его проблемой лишнего веса. Я не думаю, что ему был полезен гипноанализ. Кажется странным говорить такое о психиатре — человеке, ко­торый обучен находить такие связи — имейте в виду, что, несо­мненно, есть люди, которые не хотят, чтобы их проблемы были решены. Они просят о помощи, и даже кажется, что они ищут помощи, но когда помощь предложена, они ее не принима­ют. Я считаю, что это нежелание выздороветь является частью их болезни. Когда человек имеет умеренный лишний вес, при­чиной не обязательно является травма, и я думаю, что мне сле­дует на этом остановиться подробнее. Я знаю пациентку, у ко­торой только 10 или 15 фунтов лишнего веса, и она говорила, что знает историю, которая объясняет причину. Она говорила, что, когда она была ребенком, каждый раз, когда она плакала, ее мама занимала ее рот едой, и таким образом отвлекала ее от плача. Если она ударялась, мама кормила ее, если она не могла заснуть, мама тоже кормила ее. Во всех случаях, когда у ребенка был дискомфорт или ей было грустно, мама занимала ее едой. Привычка заедания во время стресса — не травмы, а просто на­пряжения, прочно укоренилась. Женщина смеется над этим се­годня, но воспитывает своего ребенка точно так же. Если у это­го ребенка будет лишний вес, она возможно никогда не поймет, что была причиной этого, так же как ее мать была причиной ее собственного случая. У многих людей может быть лишний вес из-за привычек, приобретенных в младенчестве или детстве.

Существует несколько патологических состояний, которые приводят к лишнему весу. Каждый врач знает их и проверяет их наличие при обследовании пациентов. В таких случаях гип­ноанализ, конечно, не требуется, как часть программы лечения. И даже в случаях, затрагивающих эмоциональные конфликты, доктор порой может провести изумительную работу без гипноа­нализа. Если доктор даст пациенту достаточный стимул, чтобы сбросить вес, то человек, несмотря на сильные эмоциональные проблемы, сможет соблюдать диету. Вот история болезни, кото­рая иллюстрирует это.

Молодая замужняя женщина, у которой был невероятный лишний вес в течение многих лет, теперь была счастлива, как никогда в жизни. Через 10 лет замужества, она была впервые беременна, и с нетерпением ждала рождения малыша. Она под­готовила прекрасную детскую комнату, одежду для новорожден­ного, и когда я видел ее, она ни о чем не могла говорить, кроме как о ребенке, который скоро у них будет. Она выносила весь срок, но малыш родился мертвым. Она и ее муж были убиты горем. У нее был лишний вес так много лет, что когда она на­брала еще больше во время беременности, она не беспокоилась. Ей казалось естественным, что она поправилась во время бере­менности. Когда все закончилась, она была слишком расстрое­на, чтобы думать о диете. После выписки из больницы ее док­тор сообщил ей печальную новость о том, что она никогда не сможет иметь детей. По всей вероятности, у нее и раньше были эмоциональные проблемы, теперь у нее была еще одна допол­нительная, и паттерн переедания, который если и изменился, то только усилился. Через два года она пошла к другому доктору, потому что простудилась. Во время осмотра она сказала, что ни­что не сделает ее счастливой, кроме рождения ребенка, и отме­тила, что этого никогда не может быть. Доктор: «Вы не возража­ете, если я проведу обследование, чтобы подтвердить это». «Это, вероятно, будет напрасной тратой времени, потому что меня уже обследовали и сказали, что у меня никогда не будет детей. Я потеряла единственного, который у меня был. Но я так сильно хочу ребенка. Давайте посмотрим доктор, что покажет ваше об­следование», — сказала она.

После осмотра он сказал: «Я не согласен с предыдущим диа­гнозом. Если вы сбросите как минимум 75 фунтов, я обещаю, у вас будет ребенок».

Это было такой желанной новостью для нее, что она сказала доктору: «Я могла бы уморить себя голодом, если наградой бы был ребенок, которого я так хочу. Что мне нужно делать?» Он назначил диету, предупредив ее, что если она нарушит диету, ре­бенка не будет. «Вы должны есть то, что я вам прописал, — пред­упредил он ее, — потому что вы должны поддерживать хорошее здоровье, чтобы иметь здорового малыша. Вы можете быть уве­рены, что диета, которую я вам дал, полезна вам. Ешьте все со­гласно диете, но ничего больше».

Она безоговорочно следовала его инструкциям. Буквально наслаждаясь диетой, и каждый раз, когда что-то искушало ее, она весело замечала: «Это не для меня, я собираюсь иметь ре­бенка, и мне не нужно это жирное добро». Она сбросила 80 фун­тов и забеременела. Конечно, она и ее муж были довольны. Те­перь они хотели быть уверены, что ребенок родится здоровым. Доктор, который посадил ее на диету, взял на себя заботу о ней во время беременности. Теперь он дал ей другую диету, которая поддерживала бы здоровье, но не давала лишнего веса. Она ро­дила здорового малыша, и, к моменту написания этого текста, она стройная и счастливая мама. Из этой истории ясно видно, что правильный стимул может помочь человеку даже с больши­ми эмоциональными проблемами придерживаться диеты. Но это не означает, что всегда можно обойтись без гипноанализа.

Несколько лет назад был всенародно признан профессио­нальный гипнотизер, который заявлял, что был невероятно успешен с гипнотической диетой в случаях ожирения и, в дей­ствительности, была опубликована выдающаяся статистика. Доктора на моих занятиях спрашивали меня, почему я не учу их, как справляться с проблемой ожирения, используя гипнотиче­ские внушения. Я объяснил им, что давать пациентам гипноти­ческую диету легко, но в большинстве случаев, как только сила внушения ослабевает, пациенты будут вновь набирать вес, кото­рый сбросили. В конечном счете, что хорошего во внушениях, если они не дают постоянного эффекта? Гипнотические вну­шения не позволяют пациенту решить его проблемы, лежащие в основе. Он, конечно же, быстро сбросит вес. Но со временем он будет такой же толстый как прежде. Я не думаю, что доктору следует с этой целью использовать гипнотические внушения, пока он не решил проблему, лежащую в основе, прояснив, по­чему пациент так много ест, и затем воздействовать на причи­ну, а не на следствие. Тем не менее, доктора настаивали, чтобы я научил их, как посадить пациента на гипнотическую диету. Я показал им, и один за другим доктора стали сообщать, как хоро­шо у них получилось. Они говорили о снижении веса на 30, 40 или 50 фунтов, и даже больше. Но тот же преуспевший доктор через год или два, говорил, что «те тучные пациенты вновь тол­стые как прежде. Гипноз не дает стойкого эффекта».

Из-за этих сообщений, я отказался обучать докторов тому, как посадить пациента на гипнотическую диету. Однако один психиатр заставил меня изменить мое мнение. «Подумайте о докторе, который, например, кардиолог, — сказал он. — Его па­циенту необходимо быстро сбросить вес. Если гипноз поможет пациенту быстро сбросить вес, вы не имеете права требовать медленных методов для долговременного эффекта. Даже вре­менная помощь, может быть жизненно важной для такого па­циента. И вам не нужно быть кардиологом, чтобы встретиться с такими случаями. Дайте докторам инструкции, которые им нужны».

После долгих раздумий я решил сделать запись подобной инструкции. Я чувствовал, что это сэкономит время докторам, если им объяснить, и они поймут, что гипнотическая диета не может сама по себе быть завершенным лечением. Я провел се­рию лекций по предмету, попросив докторов записывать каждое слово, которое я говорю на пленку. Затем я попросил их позво­лить тучным пациентам прослушать пленку, чтобы посмотреть, возможно или нет, посадить их на гипнотическую диету после прослушивания магнитофонной записи. Должно быть запись была эффективна, потому что вскоре доктора стали просить сделать запись на фонографе, чтобы они могли давать слушать эти записи тучным пациентам дома. Мы сделали такую запись. Затем произошел интересный случай. Однажды на занятие при­шла акушерка и объяснила, что многие женщины после родов склонны набирать необычайно большой вес. Она хотела, чтобы эти женщины вновь вернулись к нормальным размерам, и для этого пригласила группу своих тучных пациенток на встречу с ней, чтобы они могли обсудить их проблемы с весом. Коли­чество пациенток, которые пришли на эту встречу, было уди­вительным. Она провела длительную дискуссию о недостатках лишнего веса, после чего поставила им запись, дала предписа­ния по диете и сказала прийти через неделю для контроля. С этими пациентками произошла удивительная вещь. Они стали соревноваться друг с другом в том, кто сбросит больше в крат­чайший срок. Кроме того, количество пациенток на первой встрече было 17, на второй встрече выросло до 35. Врач взве­сила каждую пациентку и отметила, что каждая сбросила вес. Она решила провести третью встречу, и на этот раз пришло так много пациенток, что ей пришлось разделить аудиторию на две группы. В результате у нее было три группы. Она сказала на на­шем занятии, что другие доктора стали формировать группы для женщин с ожирением, отмечая: «Тучных людей хватит на всех нас». Я рассказывал ее историю на всех моих занятиях. Вскоре доктора стали лечить тучных пациентов в группах, и такая груп­повая терапия казалась весьма эффективной. Пациенты факти­чески соревновались друг с другом, и впечатляет то, какой эф­фект оказывает дух соревнования на снижение веса.

Я думаю, здесь я должен упомянуть терапевта из Калифор­нии, доктора Питера Дж. Линдера, который был настолько успе­шен в работе с такими группами, что даже написал книгу про ожирение. Эта книга называется «Разум побеждает обжорство», и я рекомендую вам прочитать ее, чтобы узнать интересные факты об ожирении. Не делайте вывод из того, что я сказал, что только запись сама по себе делает всю работу. Она должна быть дополнена советом доктора и прописанной им диетой, плюс до­полнительная терапия, включая гипноанализ, если есть показа­ния. Диета должна добросовестно соблюдаться. Все, что сделает запись, это усилит решительность пациента следовать диете. Я считаю, чтобы завершить обсуждение проблем веса, нам следу­ет рассмотреть одну историю болезни, которая является полной противоположностью всем вышеизложенным.

На занятие привели юную леди, смотреть на которую было удовольствием. Ей было около 16 лет, и она была красива. Если в ее внешности и был какой-то недостаток, так это то, что она была невероятно стройной — хотя и не тощей. Ее доктор сказал: «Я бы хотел, чтобы вы поработали с этой девушкой. У нее боль­шая проблема. У нее чудовищный аппетит. Это странно. Это просто чрезмерный аппетит, но после каждого приема пищи у нее возникает рвота. Мы беспокоимся о ней и не можем найти никаких органических причин для ее рвоты. Мы думаем, что это чисто функциональный симптом, но в то же время, мы не можем обнаружить, о чем говорит этот симптом, что он собой выражает. Мы слегка растеряны в вопросе, как ее вести, лечить. Я думаю, что мы можем с помощью гипноанализа выяснить, что к этому приводит».

Девушка весьма легко вошла в глубокий гипноз, и я пред­принял попытку определить момент начала невроза. Я привел ее к переживанию событий, которые в самый первый раз спро­воцировали рвоту, и мне казалось, что я двигаюсь в правильном направлении. Это началось на ее первом школьном вечере. Ей было 14 лет, и мальчик 17-ти лет пригласил ее на свидание. Де­вочка была довольна. Они пришли на танцы в школу, и она об­наружила, что не умеет танцевать. Это было ужасным разочаро­ванием для 14-летний девочки. Она плохо провела время. Она представляла себе мысленно вечер танцев в школе как потряса­ющее событие. После они пошли покушать гамбургеров вместе

с остальной толпой школьников. Пока она ела свой гамбургер, она думала о том, какой это был тошнотворный вечер. Ее соб­ственные слова: «Я просто не могла переваривать этого маль­чика». Ее реакцией была рвота, это был первый раз. Я ощущал уверенность, что я движусь в правильном направлении. Далее я отправил ее к моменту, когда рвота была второй раз, чтобы по­смотреть, смогу ли я определить паттерн привычки. Будьте уве­рены, ее второе свидание было таким же тошнотворным, как и третье. К этому времени, я был уверен, что определил причину ее проблемы и думал, что ее можно легко решить. Готовясь сде­лать это, я задал ей предварительный вопрос в глубоком гипно­зе. «Как бы ты хотела избавиться от рвоты?» Она потрясла нас всех, когда ответила: «О, нет. Я не хочу останавливаться».

«Почему ты не хочешь избавить от привычной рвоты?»

«До того, как я научилась вызывать рвоту, я была толстой. Не говорите мне, что мне следует отказаться от этой привычки тошнить, потому что, если у меня не будет рвоты, я стану такой же толстой, как была, а я не хочу быть толстой. Я обожаю ку­шать, и я предпочту рвоту, а не соблюдать диету. Рвота чудесно со мной уживается».

Конечно, этот случай требует дальнейшей работы. Я включил этот случай сюда, чтобы показать, что в гипноанализе пациент не позволяет вам надолго сойти с выбранного направления. Па­циент с осознанностью в 2 000 процентов или больше обычного уровня не позволит вам легко сделать ошибку или настаивать на ошибке. Вы можете находиться временно в заблуждении, но когда я делаю ошибку то, что меня возвращает на верный путь, так это осознанность пациента. Она сама себя раскрывает в нескольких утверждениях, вроде: «Я не хочу терять привычку рвоты». При проведении гипноанализа хорошо держать в уме мысль, что вещи не всегда являются тем, чем они кажутся. Вни­мательно прислушивайтесь к тому, что пациент говорит о себе в этот момент повышенной осознанности. И помните, что одна сессия — это не излечение. Раскрытие проблемы при ожирении не обязательно решает проблему. В каждом случае, который я здесь отметил, показана дальнейшая работа.

Оценка статьи:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

читайте также

Комментарии

  Подписаться  
Уведомление о
«ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА»ONLINE-КУРС ОБУЧЕНИЯ ГИПНОЗУ Записаться на курс

обучение гипнозу в санкт-петербурге

обучение гипнозу в санкт-петербурге
психосоматические заболевания Психосоматические заболевания - причины, симптомы и методы лечения С каждым годом фиксируется рост психосоматических заболеваний. Чаще всего психосоматические расстройства вызваны психогенными факторами и проявляются на физиологическом уровне.
Гипноз и транс Гипнотическая диссоциация Общие представления о диссоциации в гипнозе как о разделение между «системами идей и функций, составляющих личность» (Janet, 1907, p. 332).
О панических атаках просто и по-научному Панические атаки Обзор научных статей про механизмы возникновения и лечения панических атак.
Психотравма Психологическая травма Что такое психологическая травма? Обзор научных статей (перевод из Википедии).
Психосоматика. Отзыв о лечении аллергии в гипнозе Гипноз: лечение аллергии Психосоматика аллергии. 
Гипноз в спорте. Новости допинга. Гипноз в спорте. Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?
Регрессивный гипноз Регрессивный гипноз и гипнотерапия Регрессивный гипноз и гипнотерапия как основной инструмент нахождения травмирующих событий. Обзор техник гипнотизации и базовые принципы гипноанализа.
Социофобия: мелочи жизни. Социофобия: мелочи жизни Социофобия - симптомы, способы лечения, отзывы о лечении социофобии.
Записаться на консультацию
ЗАКРЫТЬ
Подпишись на группы
по гипнозу и гипнотерапии

Я хочу получать материалы по лечению фобий и гипнозу