Формирование дисфункциональных мыслей

Формирование дисфункциональных убеждений, мыслей, поведения на основе детского опыта в когнитивной терапии.

В одной из статей уже касались вами специфики работы в когнитивной терапии. Данная статья будет посвящена раскрытию особенностей формирования дисфункциональных мыслей и представлений на основе убеждений и детского опыта, а также концептуализации (описания модели проблемы клиента) в процессе психотерапии.

Напомним, что когнитивная терапия строится на предположении, в соответствии с которым реакции человека предопределяются не актуальной ситуацией, а его восприятием данной ситуации. Та или иная интерпретация ситуации предопределяет поведенческий, эмоциональный, а также физиологический отклик организма.

На вопрос из каких элементов слагается данная интерпретация ответить довольно просто – она состоит из мыслей и представлений, которые возникают в нашем сознании в ответ на ситуацию.

Даже читая данную статью у разных людей могут возникать разные мысли, например, «Эта статья слишком скучная» или «Эта статья очень интересная». В первом случае человек просто прекратит читать через пару строчек, это и будет его поведенческой реакцией, а утомление из-за которого он прекратит чтение можно рассматривать как физиологическую и эмоциональную реакцию.

Однако, такие мысли и суждения не только предопределяют обычную деятельность индивида, они предопределяют и его психические расстройства. Отличие проблемных мыслей от здоровых заключается в их адекватности и адаптивности. Большинство проблемных мыслей неадекватны и не отражают реальности. Они формируются за счет неверного логического обоснования и не соответствуют реальной ситуации. Отсюда происходит разделение мыслей человека на адаптивные или функциональные и дезадаптивные или дисфункциональные. Адаптивные мысли помогают нам адекватно отреагировать на ситуацию, приспособиться к ней. Дезадаптивные наоборот, порождают неадекватные реакции, в виде невротического поведения, негативных эмоций, различных физиологических проблем. Часто дисфункциональные мысли выступают не только причиной, но и следствием психического расстройства, которое может иметь в своем основе, например, причины биологического характера. В таком случае данные мысли будут являться для нас симптоматическим проявлением.

В когнитивной терапии говорят не просто о мыслях, а об автоматических мыслях. Именно такие мысли считаются проблемными.

Автоматические мысли - это такие вербальные формулировки или представления, которые возникают без сознательных размышлений и рефлексии в ответ на ситуацию. Такие мысли возникают сами собой, они скоротечны и обрывочны. В большинстве случаев клиент, либо не осознает появления автоматической мысли, либо осознает, но не предпринимает никаких действий по отношению к ней, не пытается ее оспорить или изменить.

Несмотря на вышесказанное, автоматические мысли все же имеют свою причину. Данная причина кроется в наших убеждениях. В когнитивной терапии выделяют два уровня убеждений: промежуточные и глубинные.

Промежуточные убеждения – это более конкретизированный, по отношению к глубинным, уровень убеждений. Промежуточные убеждения охватывают различные сферы жизни человека. Хотя в их вербализации и обозначении у клиента зачастую возникают сложности, все же такие убеждения намного проще обозначить, чем глубинные.

Промежуточные убеждения разделяются на: правила, отношения и предположения.

1.   Отношение предполагает эмоциональное отношение к тому или иному факту («То, что он делает – это ужасно!»). Такие убеждения формируют прежде всего наш эмоциональный отклик на ситуацию.

2.  Правила больше сфокусированы на нашем поведении и самооценке. Здесь можно встретить такие убеждения «Я должен постоянно упорно трудиться» «Надо всегда достигать наивысших результатов», «Нельзя проявлять слабость».

3.  Предположение предполагают построение причинно-следственной связи между возможным поведением и результатом, т.е. они также сконцентрированы на нашем поведении. Примером могут служить следующие убеждения: «Если я буду очень стараться, я, вероятно, достигну того, чего другие добиваются, не прилагая усилий», «У меня нет шансов на следующем собеседовании».

Убеждения по типу правил, также часто выступают и как компенсаторные убеждения. Это убеждения, характеризующиеся долженствованием, т.е. в них применяются слова «Должен, обязан, необходимо» и т.д. Как правило, подобные убеждения работают в связке с убеждениями-отношениями. Например, если индивид считает, что быть ни на что не способным это ужасно (убеждение отношение), то в любой ситуации, где он оказывается «ни на что не способным», индивид сам страдает и отсюда возникает убеждение «Я должен всегда и во всем быть лучшим». Однако, такое убеждение, при всем его позитивном звучании, заставляет человека сравнивать себя с другими и очевидно не всегда удовлетворяться результатом сравнения, что еще больше укрепляет его убеждение-отношение, а также приводит к созданию дополнительных убеждений, типа «Я ни на что не способен». Таким образом, все больше увеличивается разрыв между актуальным образом «Я» и реальным («надо быть лучшим, а у меня не получается»), что доставляет индивиду еще больший дискомфорт.

Все виды промежуточных убеждений возникают на основе глубинных убеждений.

Глубинные убеждения чаще всего формируются уже в детстве и представляют из себя базовые установки по отношению к миру («Я хороший и люди хорошие», «Мир безопасен», «Я заслуживаю любви» и т.д.). Глубинные убеждения выступают как сверхобобщения, они крайне плохо поддаются изменениям, поскольку на них завязана вся картина мира клиента. Обычно клиент не может однозначно обозначить свое глубинное убеждение, и в итоге оно представляется больше в абстрактной форме. Близким к понятию глубинных убеждений является понятие «схема» Джеффри Янга.

Если автоматические мысли, формируются из промежуточных убеждений, а те в свою очередь из глубинных убеждений, то возникает справедливый вопрос, откуда возникают глубинные убеждения. Ответ здесь с одной стороны простой, а с другой стороны имеет ряд особенностей.

Глубинные убеждения создаются на основе обобщения наших мыслей. Так если ребенку в детстве мать часто повторяла что он глупый, а ребенок мысленно соглашался с этим, сама мысль о своей глупости вошла у него в привычку и превратилась в убеждение. Однако, истоки глубинных убеждений возможно найти еще и до того, как у человека формируется способность мыслить. В этом случае, мы говорим о ребенке, который на рефлекторном уровне связывает то или иное событие со своей эмоциональной реакцией. Уже вырастая, он начинает так или иначе рационализировать свои чувства и реакции в проблемных ситуациях, придавая им осмысленную форму и уже на основе таких рационализаций образуются наши убеждения.

Для иллюстрации процесса формирования дисфункциональных убеждений и мыслей, и описания их в ходе терапии (в когнитивной терапии, создание модели проблемных мыслей и реакцией клиента называется концептуализацией) приведем с вами реальный пример истории образования автоматических мыслей и дисфункциональных убеждений описанный в книге Джудит Бек «Когнитивная терапия».

Пример образования глубинных убеждений, мыслей и дисфункционального поведения

Салли - студентка, которой был поставлен диагноз депрессии средней степени тяжести. Она обратилась за помощью к консультанту в связи с подавленным настроением, тревожностью и ощущением одиночества.

С первой сессии был начат процесс концептуализации. Терапевт задавал девушки вопросы о том, как она себя чувствует в тех или иных ситуациях. Оказалось, что хуже всего ей по вечерам, когда она ложится в постель и пытается заснуть. Далее терапевт стал изучать ее мысли: «О чем вы думаете, когда пытаетесь уснуть?». Данные вопросы помогают отследить проблемный поведенческий и мыслительный паттерн.

Пациентка сообщила, что чаще всего ее посещают такие мысли: «Я никогда не закончу курсовую», «Меня отчислят», «Я ничтожество и никогда ничего не достигну». Она также рассказала, как представляет себя с чемоданом в руке, бессмысленно бредущую по улицам без цели.

Данная информация помогла в первичном описании проблемы клиента, в описании ее текущего паттерна поведения. В дальнейшем терапевт изучает историю пациента, рассматривает различные факторы повлиявшие на формирование болезни, дополняя первоначально сформулированную им модель концептуализации.

История данной пациентки наглядно показывает, каким образом, убеждения предопределяют мысли и поведение, с одной стороны, а с другой, каким образом особенности нашего мышления связаны с психическим расстройством. Особенно наглядно такая взаимосвязь проявляется при рассмотрении двух периодов жизни девушки: до и после начала депрессии. Стоит обратить внимание на то, как меняется мышление пациентки с момента начала болезни.

Глубинные убеждения Салли

Глубинные убеждения были сформированы у пациентки на основе ее детского опыта, и прежде всего опыта семейного взаимодействия: взаимодействия с матерью и братом.

Ее брат был очень способным и талантливым человеком. В течении всего детства она сравнивала себя с ним, и, очевидно, не в свою пользу. Она все больше замечала, что ее достижения ничто, по сравнению с достижениями ее брата. Постоянно в ее голове прокручивались мысли: «Он лучше рисует», «Он лучше катается на велосипеде», «Я никогда не смогу научиться читать также как он» и др. Постепенно она начала действительно верить, что ни на что не способна и сама по себе никчемна.

Однако, этого было недостаточно и в дело включилась мать Салли. Она постоянно порицала ее, сравнивая с братом: «Ты глупая девчонка! Ничего не можешь сделать так как положено?», «У твоего брата замечательный табель, а ты?».

Так как в детском возрасте слова родителей для нас имеют роковое значение и выступают по сути внушениями, Салли всегда соглашалась с матерью, думаю, что та во всем права.

Таким образом, сформировалось глубинное убеждение «Я ничтожества», которое, однако включает в себя намного больше чем эти два слова и в довольно серьезной мере охватывает конкретный опыт человека и его детские воспоминания.

Формирование глубинных убеждений в детстве обусловлено прежде всего степенью удовлетворения основных детских потребностей (потребность в любви, внимании, поощрении и т.д.). Проблемные глубинные убеждения, чаще всего, формируются на основе тех или иных неудовлетворенных в детстве потребностей. В последующем, это выражается в промежуточных убеждениях разного характера. Как правило, возникают убеждения самоосуждающего характера: «Я не достоин любви», «Я ни на что не способен», а на их основе возникают компенсирующие убеждения, завязанные с деятельностью, которая требовалась от ребенка в детском возрасте для того чтобы заслужить любовь. Например, в данном случае основной упор был сделан, на то, за что мать хвалила брата Салли. Для Салли, таким образом, получение наивысших результатов в той или иной деятельности, стало способом компенсации неудовлетворенной потребности в любви.

Факторы развития убеждения

Теперь мы рассмотрим с вами факторы, которые так или иначе способствовали (негативные факторы), и наоборот, воспрепятствовали укреплению негативного убеждения Салли (позитивные факторы).

Негативные факторы

Убеждение Салли продолжило свое развитие в школьном возрасте. Девушка все время сравнивала себя с одноклассниками. Несмотря на то, что успеваемость Салли была довольно высокой, она сравнивала себя только с самыми лучшими учениками, и такое сравнение конечно шло не в ее пользу. У нее постоянно возникали мысли: «Другие учатся лучше меня», «Я никогда в жизни не разберусь с этой темой также хорошо, как они». Сравнение именно с лучшими происходит не просто так. Таким образом проявляет себя эффект когнитивного диссонанса, когда человек, при наличии у него того или иного убеждения старается подтвердить его всеми способами, в том числе и искажая информацию.

На основе убеждения о своей никчемности пациентка начала давать любым событиям негативные интерпретации, а это, в свою очередь, опять же подкрепляло ее убеждение.

Например, бывало, что мать кричала на девушку и тогда у Салли возникали мысли: «Мама, безусловно, права. Я абсолютная дура и бестолочь». А все негативные ситуации, в которых так или иначе оказывалась девушка, она рассматривала как очередное доказательство собственной никчемности.

Добиваясь же тех или иных успехов, Салли, наоборот нивелировала их, заявляя самой себе «Это обычная случайность» или «Мне повезло, в следующий раз такое не повториться»

Таким образом, день за днем и год за годом, негативное глубинное убеждение пациентки в собственной никчемности находило свое подкрепление и становилось все более прочным.

Позитивные факторы

Все же был просвет в череде разочарований и самобичевания. Явился он в лице отца Салли, который поддерживал ее и хвалил. В отличии от матери, которая все время порицала ребенка за неудачи, отец Салли предпочитал поощрять ее за удачные попытки. Так, обучая дочку играть в баскетбол, когда у девочки что-то получалось, он говорил: «У тебя получилось... Ты молодец!»

Были и некоторые школьные учителя, которые также хвалили Салли за то, что так хорошо выполняла учебные задания. Наконец, у девушки сложились довольно отношения со сверстниками. Она понимала, что многое выходило у нее лучше, чем у друзей.

Таким образом, у Салли образовались уравновешивающие позитивные убеждения, касающиеся отдельных сфер жизни девушки, в которых она достигала позитивных результатов.

Другие убеждения

Другие убеждения и мысли девушки, которые касались мира и окружающих ее людей, оставались в основном позитивными и адаптивными. Обычно такие убеждения и были более активными в процессе жизнедеятельности пациентки, но с началом болезни начинали доминировать негативные убеждения.

Таким образом можно заметить, что жизнедеятельность человека во взрослом возрасте во многом предопределяется его глубинными убеждениями. Человек, изначально обладая той или иной когнитивной схемой, редко будет пытаться воспринять новую информацию с чистого листа, наоборот, наш разум устроен так, что мы всегда интегрируем новую информацию в уже знакомую нам схему. Чем больше факторов подпадают под данную схему, тем большее подкрепление она получает, становясь все более ригидной в процессе взросления и социализации.

Следует также отметить критическое значение семьи в формировании наших убеждений. Дело в том, что именно в семье формируются первичные паттерны взаимодействия с людьми. Далее, когда ребенок попадает в школу, в его распоряжении уже имеются данные паттерны общения, которые он и применяет. В зависимости от того, насколько адаптивны данные паттерны, будет определятся и характер мыслей человека, его убеждения. Но так как данные паттерны взяты из детской семейной ситуации, где также уже и были сформированы зачатки убеждений, то скорее всего, применяя данные паттерны человек будет добиваться таких же результатов взаимодействия, которых он добивался и в семье. При дисфункциональных паттернах его взаимодействие будет неэффективным, а глубинные убеждения будут подкрепляться и расширяться в различные промежуточные убеждения.

Стоит отметить, однако, и возможность, резкой смены паттерна взаимодействия, которая также является травматической для ребенка. Такое часто бывает в случаях гиперопеки, когда родители удовлетворяют абсолютно все капризы ребёнка. Далее ребенок попадает, например, в школу – среду, где его потребности удовлетворять никто не собирается. Создаются когнитивный диссонанс и ситуация травмы, индивиду приходится менять либо представления о других в негативную сторону «Все уроды, а я король», либо представление о себе. В обоих случаях индивид обычно отгораживается от общества, либо ведет себя неадекватно и неэффективно. Какую конкретно проблемную реакцию выдаст нам индивид будет определяться скорее, его врожденными характеристиками. Изначально шизоидный индивид, просто уйдет в себя, в ответ на травму, гипертимный, наоборот будет чрезмерно навязывать свое общение другим. Поэтому при одном и том же типе травмы, можно наблюдать абсолютно разные реакции, мысли и убеждения.

Все же при первом переходе от чисто семейного круга общения к общению в коллективе (детский сад, школа), шансы образовать или изменить глубинные убеждения достаточно велики, из-за резкой смены обстановки и необходимости приспосабливаться к новой ситуации. Уже далее, во взрослом возрасте, детские убеждения остаются практически неизменными, если не работать над ними целенаправленно.

Промежуточные убеждения: отношения, правила и предположения

Семейные взаимодействия привели к образованию отдельных промежуточных убеждений, носящих компенсаторный характер: «Я всегда и во всем должна добиваться успеха»; «Все необходимо выполнять наилучшим образом»; «Ни в коем случае нельзя давать себе поблажки».

Промежуточные убеждения, в свою очередь, повлияли на мышление и поведение пациентки. Так, например, в школьные годы она отказалась от участия в выпуске школьной газеты, из-за страха, что не сможет написать хороших статей, хотя на самом деле она ей было очень интересно заняться этим.

Перед экзаменами девушка всегда ощущала тревогу и испытывала чувство вины, за то, что уделила слишком мало времени подготовке и была слишком ленивой.

Однако, в моменты, когда в ее сознании, наоборот, были активны позитивные убеждения, Салли относилась к самой себе намного лучше, хотя никогда не считала себя полноценной.

Девушка также сформировала предположение: «Если я буду очень стараться, я смогу преодолеть свою неспособность и буду достигать хороших результатов в учебе». Но во время депрессии данное предположение перестало работать, и пациентка заменяла его на другое: «Я имею настолько много недостатков, что у меня никогда ничего не получится».

Таким образом, в отличии от глубинных убеждений, которые предопределяют наше целостное отношение к себе и к миру, промежуточные убеждения устанавливают конкретные правила деятельности в различных ситуациях. Поэтому часто можно наблюдать расслоение между, казалось бы, позитивными промежуточными убеждениями (например, «Надо добиваться наилучших результатов») и убеждениями глубинными (например, «Я никчемен»), что часто и выражается в глубоких расстройствах. Так человек, эффективно занимающийся бизнесом, может иметь серьезный уровень депрессии, просто потому что с помощью своего бизнеса, он пытается удовлетворить потребность, которая не была удовлетворена в детском возрасте. Но очевидно, что как бы хорошо он не вел свой бизнес, это никак не поможет ему заслужить любовь, которую он не дополучил в детстве.

Автоматические мысли

В то время, как вербализовать свои глубинные и промежуточные убеждения для Салли оказалось довольно сложной задачей, она, однако, довольно ясно осознавала автоматические мысли, которые возникали у нее в тех или иных проблемных ситуациях.

Например, будучи ученицей в школе, во время, когда у нее еще не было депрессии, она решила записаться в секцию женского софтбола и хоккея. Ее приняли в секцию софтбола, и она была рада: «Замечательно! Теперь я попрошу папу заниматься со мной». Когда же ее не взяли в хоккейную команду, она разочаровалась, но не настолько, чтобы обвинять себя в никчемности.

Все, однако, изменилось с началом болезни. Студенты, которые жили в ее общежитии, решили провести дружеский бейсбольный матч и пригласили девушку поучаствовать. Ее состояние предопределило ее мысли: «Я плохо играю и не сумею забить мяч». А, получив тройку на экзамене, она решила: «Я дура. Меня выгонят из колледжа».

Таким образом, мы можем видеть, какие перемены в мышлении ведет за собой изменение внутреннего состояния. В результате такое мышление поддерживает состояние депрессии, а последнее подкрепляет дисфункциональные мысли и убеждения. Это отражается и на деятельности человека, он находит все больше подтверждений своим мыслям, что еще больше ухудшает его состояние.

Проблема состоит в том, что индивид, имея ту или иную мысль часто воспринимает ее как абсолютно верную, просто потому что она базируется на его убеждениях. Чтобы понять дезадаптивность мысли, необходимо оспаривать не саму мысль, а те посылки, на которых она строится, т.е. эти самые убеждения.

Поведенческие стратегии Салли

Убеждение о неполноценности и никчемности заставили Салли выработать, так называемые копинг-стратегии поведения, т.е. стратегии с помощью которых, Салли пыталась справиться со своим кажущимся недостатком бежать от негативных эмоций, которые появлялись вновь и вновь, как только она находило очередное подтверждение своему убеждению.

Для того чтобы одолеть свою никчемность девушка начала прилагать чрезмерно много усилий в обучении и спорте. Она проявляла огромные усилия при подготовке к экзаменам. Она, наконец, стала крайне бдительной в отношении фактов, которые подтверждали ее никчемность, и начинала прилагать еще больше усилий в случае неудачи. При этом Салли отказывалась от посторонней помощи, боясь показать свою неполноценность перед другими людьми.

Таким образом, мы можем видеть, как наши мысли и убеждения влияют на наше поведения, причем как на нашу деятельность, так и физиологический ответ организма. Любые негативные мысли, ведут и к изменению гормонального фона. Тревожные мысли, вызывают выброс гормонов стресса, что с течением времени все больше истощает организм. Однако, мыслям необязательно напрямую влиять на соматическое состояние организма. Например, мысль «Я должен быть во всем лучше всегда», не только прямо повышает нагрузку на организм за счет химическим процессов, но и через обусловленную ей деятельность, ведь человек, руководствуясь такой мыслью, будет направлять чрезмерно много усилий на достижение той или иной цели, все больше истощая себя.

Истинные причины депрессии

Описанная депрессия возникла у пациентки не по причине ее мыслей и убеждений, а в следствии сочетания биологических и психологических факторов. Однако с началом расстройства именно ее мышление стало играть ведущую роль и, в свою очередь, уже самостоятельно обуславливали течении болезни.

Так, начало заболевания четко обозначилось в мыслях пациентки. Однажды, однокурсники рассказали ей о том, что за счет полученных ими сертификатов дали освобождение от занятий. Салли, не имеющая никаких сертификатов, подумала, что эти студенты намного способнее ее.

На обычном занятии по экономике преподаватель попросил студентов выполнять все его требования, связанные с курсом, и тут Салли решила: «У меня не получиться провести исследование». Девушка не разобралась в первой главе учебника, что привело ее в отчаяние: «Если мне неясна даже первая глава, как я смогу учиться дальше?!»

Далее состояние только прогрессировало. У Салли возникало все больше удручающих мыслей. Ее полностью охватила тоска. А, все свое внимание она посвятила учебе. Однако, ресурсов ее организма не хватило надолго, и она ощутила, что «все впустую». Обвинив саму себя во всех своих бедах, девушка почувствовала полную безнадежность. Она начала задавать себе вопросы «Что же со мной происходит? Это ненормальные чувства, я не должна ощущать их. Почему я чувствую себя так плохо?» Девушка максимально отгородилась от друзей и знакомых. Она прекратила занятия спортом, которые дарили ей ощущение успеха.

В конце концов у девушки пропало желание двигаться, аппетит и сон, что является прямым показателем депрессии. Она была полностью обессилена.

Конечно, возможно, что у нее была наследственная предрасположенность к заболеванию, однако ее восприятие и поведение в разных ситуациях способствовали обострению ее биологической и психологической уязвимости, это, в свою очередь, и поспособствовало возникновению расстройства.

Таким образом, мы смогли увидеть, как убеждения, сформированные еще в детстве, повлияли на текущие расстройство пациентки.

Говоря о других расстройствах, мы можем наблюдать схожую ситуацию. Серьезные психические заболевания чаще всего обусловлены биохимическими и генетическими факторами, которые не поддаются коррекции в процессе психотерапии (вне зависимости от вида). Однако и в таком случае когнитивная психотерапии полезна, так как позволяет повысить уровень социальной адаптации индивида. В случае же невротических заболеваний психотерапия вполне может являться самостоятельным средством лечения.

Концептуализация клиента

Данный разбор ситуации производится не просто так. Концептуализация или изучения модели проблемы пациента необходима, прежде всего, для того, чтобы определить способ лечения, который будет наиболее эффективным и целесообразным в данной ситуации.

Терапевт начинает заниматься концептуализацией уже, начиная, с первой сессии. Он выявляется проблемный паттерн поведения и сопровождающие его мысли и убеждения. В первую очередь он уделять внимание тому, что находится на поверхностном уровне, то описывает конкретные формы поведения, проблемные эмоции, и автоматические мысли, которые проще всего отследить. Одновременно с этим, он учит и самого клиента отслеживать данные мысли. Лишь позже, рассматривая историю клиента, терапевт приступает к описанию дисфункциональные промежуточных и глубинных убеждений.

Описав мысли и убеждения клиента, терапевт подбирает техники для их изменения и начинает их оспаривать, одновременно с этим корректируя модель проблемы. Такая концептуализация будет продолжаться на протяжении всего терапевтического взаимодействия.

«Гипноз» по методу Милтона Эриксона

Взгляд на эриксоновский гипноз глазами практика.

Гипноз: лечение аллергии.

Психосоматика аллергии. 

Новости допинга. Гипноз в спорте.

Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?

Кое-что интересное о гипнозе

Мифы и факты о гипнозе. Правила эксплуатации подсознания.

Социофобия: мелочи жизни

Образ социофоба известен – это Перельман, небритый «книжный червь», 

Как простить человека

Когда не можешь его простить?

Гипнотерапия панических атак

Как образуются панические атаки? Гипнотерапия панических атак.

Дневник гипноаналитика

Истории из практики гипноанализа. Отзывы пациентов из medbooking.com

Глубинные установки на примере агорафобии

Когнитивная концептуализация на примере больной агорафобией.

Панические атаки

Обзор научных статей из англоязычной Вики про механизмы возникновения и лечения панических атак.

Психологическая травма

Что такое психологическая травма? Обзор научных статей (перевод из Википедии).

Тафофобия: лечение страха похорон гипнозом

Тафофобия - это страх похорон и всего, что с ними связано, а также боязнь быть похороненным заживо. Тафофобия часто связана с танатофобией - боязнью смерти, никтофобией - боязнью темноты, клаустрофобией - боязнью замкнутых пространств. Этот страх не имеет под собой реального основания и относится к психическим расстройствам.

Гипноз в онкологии

Психоонкология: применим ли гипноз в лечении рака?

7 мифов о воспоминаниях в гипнозе

Точны наши воспоминания? Может ли наша память обманывать нас? Возможно ли внедрить человеку ложное воспоминания?