Что происходит с сознанием под гипнозом?

Глава книги "Психология сознания " Антти Ревонсуо, психолога, профессора когнитивной нейробиологии. 

Гипноз представляет большой интерес для науки о сознании, потому что он связан с изменениями субъективного переживания – иногда весьма значительными. Возможно, гипноз действительно способен менять состояние сознания, но именно в этом вопросе его исследователи ведут самые яростные споры.

Еще больше усугубляет положение то, что термин «гипноз» полон противоречий и дать его определение достаточно трудно. В первоначальном и буквальном смысле «гипноз» означает «сон», но в современном контексте это определение неточно: чем бы ни было состояние гипноза, это уж точно не сон. Еще больше запутывает терминологию то, что в анестезиологии у слова «гипноз» есть еще одно значение: потеря сознания, наступающая, когда анестезиологи погружают пациента в искусственный «сон», вызванный препаратами. Но в современном контексте гипноз не относится ни ко сну, ни к анестезии.

Гипнотическая ситуация включает в себя два аспекта, которые нужно отличать друг от друга (Barnier & Nash, 2008). Во-первых, есть «гипноз как процедура», ситуация, в которой два человека, испытуемый и гипнотизер, договариваются о том, что должно произойти. Гипнотизер говорит испытуемому, что собирается предложить ему некую процедуру, которая изменит его мышление и может вызвать у него те или иные чувства, и если испытуемый согласен, то гипнотизер начинает индукцию. При этом мы можем сказать, что испытуемый «загипнотизирован», по крайней мере в минимальном смысле; что имеет место гипноз как процедура. Но это ни в коем случае не гарантирует, что при этом возникнет гипноз во втором смысле, получивший название «гипноз как продукт», или просто гипнотическое состояние.

Кроме того, испытуемый должен быть мотивирован и готов испытать предложенные изменения и должен ожидать, что такие изменения произойдут. Незаинтересованный и немотивированный испытуемый не заметит никаких изменений в своем сознании. Кроме того, он должен обладать, по крайней мере отчасти, некоей таинственной способностью, которую называют гипнабельностью.

Таким образом, чтобы в сознании испытуемого произошли гипнотические изменения, он должен быть заинтересован, мотивирован и гипнабелен, а затем он должен быть подвергнут гипнотической индукции или гипнозу как процедуре. Гипнотические изменения в сознании связаны с субъективным переживанием, как пишет Килстрем (2008, p. 32): «В основе гипноза лежит субъективное переживание». Этим он подразумевает, что интересно не внешнее поведение загипнотизированного человека как таковое (когда человек делает или говорит определенные вещи), но тот факт, что это поведение происходит под влиянием измененного субъективного переживания! Испытуемый реагирует на осознаваемое переживание, которое вызвано гипнотическими индукциями:

Интересно не то, что загипнотизированный человек опускает вытянутую руку, когда ему говорят, что его рука становится тяжелой. Интересно то, что он действительно чувствует, что его рука тяжелеет. Испытуемый убежден, что это действительно происходит; это и отличает подлинный гипнотический опыт от сознательного выполнения поведенческих инструкций (Kihlström, 2008, p. 32).

Такое изменение субъективного переживания становится еще более интригующим, если учесть, что оно происходит без всяких волевых усилий. Это отличает гипнотический опыт от управляемого воображения, когда мы намеренно пытаемся вызвать у себя какие-то образы или чувства.

Еще один аспект субъективного переживания гипноза – непреднамеренные реакции в ответ на гипнотические индукции. Испытуемый не просто чувствует, что его вытянутая рука тяжелеет: кажется, она тяжелеет сама по себе, а испытуемый при этом не прилагает никаких сознательных усилий. Такие непреднамеренные реакции – необходимый элемент субъективной уверенности: человек не может поверить, что его рука стала легкой, что ее тянет вверх привязанный к ней воздушный шарик, если он пытается осознанно представить это или поднимает руку с помощью волевого усилия (Kihlström, 2008, p. 33).

Очевидно, здесь происходит что-то очень интересное, что-то, определенно относящееся к сфере науки о субъективном переживании. Но что это такое и как это можно объяснить? Скоро мы вернемся к этому вопросу, но сначала давайте познакомимся с яркой и увлекательной историей гипноза.

Эволюциия понятия гипноз.

Краткая история гипноза

Первоначально гипноз назывался месмеризмом по имени Франца Антона Месмера (1734–1815), австрийского врача. Месмер лечил своих пациентов магнитами и обнаружил феномен, который стал называть «животным магнетизмом». Он заметил, что когда дотрагивается до своих пациентов (большинство из них страдали различными нервными или психосоматическими расстройствами) особым образом, они впадают в определенное состояние, после чего чувствуют себя значительно лучше. Месмер сначала использовал настоящие магниты, определенным образом прикладывая их к телу пациентов.

Месмер полагал, что магниты оказывают уравновешивающее действие, устраняя в теле дисбаланс, вызванный силами гравитации астрономических тел. Скоро Месмер обнаружил, что в магнитах нет необходимости и те же самые эффекты можно получить, просто накладывая руки. Поэтому он пришел к выводу, что существует особая форма магнетизма – животный магнетизм, действующий почти так же, как настоящие магниты. Затем он разработал и опубликовал теорию животного магнетизма и объединил ее, весьма свободным образом, с ньютоновой физикой и астрономией – точнее, с тем, что под ними понимал.

Позже Месмер переехал в Париж, и его животный магнетизм приобрел большую популярность. Он излечивал группы людей, проводя сеансы в комнатах, определенным образом «намагниченных». Чтобы дать дополнительную дозу магнетизма каждому пациенту, он по очереди подходил к пациентам, прикасался к ним, смотрел им в глаза или указывал на них указкой. В результате у многих пациентов возникали измененные состояния сознания.

Была даже создана специальная комиссия во главе с Бенджамином Франклином. Ей было поручено исследовать, существует ли животный магнетизм и приносит ли он какую-то пользу. В ходе того, что сейчас мы могли бы назвать первым контролируемым научным экспериментом в сфере гипноза, эта комиссия не обнаружила никаких объективных подтверждений существования животного магнетизма как реальной физической силы. Все его эффекты были следствием обычных прикосновений, воображения и ожиданий того, что должно произойти. (В итоге концепция животного магнетизма как силы природы, воздействующей на тело и разум человека, была устранена из науки, точно так же, как в случае элиминативного материализма, который мы обсуждали в главе 1).

Ранняя история гипноза подготовила почву для двух совершенно разных, конкурирующих между собой интерпретаций того, что происходит во время гипноза. Никто больше не верит в животный магнетизм, но объяснения гипноза до сих пор остаются почти такими же спорными, как это было во времена Месмера.
Сегодня популярны представления о гипнозе как об ИСС. Гипнотизер обладает какими-то таинственными, необычными умственными способностями, мало чем отличающимися от животного магнетизма, о котором говорил Месмер. С помощью этих способностей гипнотизер погружает испытуемого в «зомбиподобное» состояние, напоминающее лунатизм (или «сомнамбулизм», старый термин, обозначавший гипнотическое состояние в XIX веке). У загипнотизированного человека глаза становятся «стеклянными», у него исчезают собственные желания, и он выполняет любые команды гипнотизера, даже самые нелепые.

Если гипноз не животный магнетизм и не результат магических умственных сил гипнотизера, то что же это? И, важнее всего, связан ли гипноз с ИСС? Возможно, современные исследования гипноза, наконец, найдут ответ на этот вопрос.

Гипнотическая индукция

Гипноз возникает в ситуации, когда гипнотизер сначала дает испытуемому гипнотическую индукцию («гипноз как процедура»). Как правило, гипнотизер предлагает испытуемому на чем-то сосредоточиться (например, на своем голосе, на своем пальце или на каком-то источнике света), расслабиться и закрыть глаза, пока гипнотизер считает от одного до десяти. После индукции, когда у испытуемого возникло состояние гипноза, гипнотизер дает более определенные инструкции о тех или иных изменениях в переживаниях испытуемого.

Обычно индукции описывают изменения в телесных ощущениях испытуемого или побуждают его выполнять какие-то действия (идеомоторная индукция):

Вытяните руки перед собой. Представьте себе, что в левой руке вы держите за ручку большую тяжелую сумку, полную камней. Вы изо всех сил пытаетесь удержать эту сумку. А в правой руке вы держите за нитку огромный воздушный шар, наполненный гелием, который поднимает вашу руку вверх. Ваша левая рука очень тяжелая, она устала, вес сумки непреодолимо тянет ее вниз, а правая рука легкая как перышко и сама по себе поднимается вверх.

В результате такой идеомоторной индукции одна рука испытуемого может начать двигаться вниз, а другая – вверх.

В индукции с вызовом ( challenge suggestion ) испытуемого просят выполнить какое-то несложное задание, которое он не может выполнить из-за более ранней индукции, препятствующей этому действию: «Закройте глаза. Теперь, даже если вы попытаетесь, вы не сможете открыть глаза, ваши веки как будто склеены. Теперь снова попробуйте открыть глаза».

Третий тип индукций называют когнитивными индукциями. Они приводят к изменениям в ощущениях, восприятии, памяти или мышлении: «Если вы прислушаетесь, то услышите, как в соседней комнате кто-то играет на фортепьяно “К Элизе”» или: «Вы не сможете вспомнить свой номер телефона, даже если попытаетесь это сделать».

Если такие индукции действительно вызывают у испытуемого измененное состояние сознание (то есть он не просто соглашается сделать то, что ему говорят, не обманывает и не играет роль), предложенные феномены возникают легко и без усилий, испытуемый следует почти бредовому субъективному убеждению, что описанные феномены действительно происходят.

гипноз медитация

Гипнотическая внушаемость

Стандартизированные шкалы гипнотической внушаемости определяют ряд разных типов индукций (они похожи на три типа, описанные выше), и после сеанса испытуемый оценивает, были у него переживания, связанные с индукциями, или нет. Общий балл указывает на степень гипнабельности испытуемого. Разные люди очень по-разному реагируют на гипнотическую индукцию. Некоторые вообще почти на нее не реагируют (это люди с «низкой гипнабельностью»), несмотря на все старания гипнотизера, а другие сообщают, что они действительно испытывали все то, что предлагал им гипнотизер (это люди с «высокой гипнабельностью»). В среднем люди находятся где-то между этими полюсами.

Является ли гипноз ИСС?

Среди исследователей гипноза давно ведутся споры о том, связан гипноз с ИСС или это просто особая социальная ситуация, где у испытуемого есть определенные ожидания, он ведет себя в соответствии с ними и соблюдает определенные правила «игры» (точно так же, как в любой другой социальной ситуации), но не входит при этом в ИСС. Первая точка зрения называется «теорией состояний», а вторая – «теорией отсутствия состояний».

Это противоречие трудно разрешить эмпирическим путем, ведь не существует никаких общепринятых определений или объективных критериев для оценки ИСС. Что можно считать явным признаком или бесспорным доказательством наличия ИСС у загипнотизированного человека? Самый очевидный критерий – способность переживать то или иное необычное переживание самостоятельно, как это происходит в других ИСС.

Если следовать только этому критерию, вывод о том, что гипноз отражает измененное состояние сознания, кажется бесспорным, ведь гипноз изменяет субъективное переживание, связанное с нашим осознанием окружающего мира (что в нем есть, а чего нет), а также влияет на волевой самоконтроль, наши действия, наши мысли, убеждения и воспоминания. Эти аспекты сознания выполняют функцию мониторинга и функцию управления сознанием, и гипноз, возможно, влияет на обе эти функции:

Под гипнозом испытуемый видит то, чего нет, и не видит того, что есть; он не помнит того, что с ним только что происходило, и помнит то, чего не было; он не может контролировать движения своего тела и выполняет постгипнотические внушения, не зная, почему это делает… Отрицать, что феномены гипноза отражают изменения в сознании, – значит отрицать, что эти феномены вообще существуют (Kihlström, 2006, pp. 35–36).

Один из дополнительных источников данных, которые могут помочь в разрешении противоречий относительно ИСС и гипноза, дают неврологические исследования гипноза. Недавно исследования с помощью функциональной томографии мозга показали, что гипнотические галлюцинации коррелируют с изменениями в активности мозга. Например, когда гипнотизер внушает испытуемому, что черно-белый стимул, который он видит перед собой, является цветным, испытуемые с высокой гипнабельностью сообщают о том, что действительно видят цвета. Оказалось, что при этом активируются области коры мозга, связанные с восприятием цвета, – точно так же, как при восприятии цветных стимулов (Kosslyn, Thompson, Costantini-Kerrando, Alpert, & Spiegel, 2000)!
Так что самоотчеты испытуемых, кажется, подтверждаются этими объективными данными, и цвета кажутся им «реальными» в том смысле, что их мозг демонстрирует такую же активность, как при восприятии реальных цветных стимулов. Однако похожие изменения наблюдались и в том случае, когда испытуемые из контрольной группы, не находящиеся под гипнозом, просто представляли себе, что черно-белые стимулы являются цветными, – так что такие изменения не уникальны для гипноза и объективно не отличаются от управляемого воображения.

Но можно ли считать, что способность видеть несуществующие цвета под гипнозом указывает на возникновение ИСС? Этот вид галлюцинаций, по крайней мере, соответствует определению ИСС, которое мы привели выше: на какое-то время отношения между миром и сознанием изменились так, что сознание репрезентирует что-то, чего нет в окружающем мире. И если гипнабельный человек может видеть под гипнозом цвета, которых на самом деле нет, кто знает, что еще он может увидеть или во что поверить, если дать ему соответствующие индукции! Конечно, потенциальные эффекты гипноза не ограничены восприятием цвета, но более обширны, возможно, настолько, что состояние гипноза соответствует определению глобального нарушения репрезентаций: в этом состоянии можно увидеть почти что угодно и поверить почти во что угодно при наличии соответствующих индукций.

В популяции гипнотическая внушаемость (способность переживать изменения в сознании, предложенные гипнотизером) обычно следует закону нормального распределения. Большинство людей умеренно поддаются внушению и реагируют на некоторые относительно простые идеомоторные индукции: например, могут почувствовать, что их рука стала тяжелой. Очень немногие вообще не поддаются внушению: они не чувствуют никаких изменений, несмотря на любые индукции. Примерно столько же людей очень внушаемы; под влиянием индукций в их сознании происходят значительные изменения.

Так что на вопрос о том, является ли гипноз ИСС, можно дать неоднозначный ответ: и да, и нет. Возможно, лишь немногие из самых гипнабельных испытуемых действительно входят в ИСС в результате гипнотической индукции. Такие необычно гипнабельные люди, которых еще называют «виртуозами гипнабельности», действительно переживают подлинные и яркие галлюцинации, амнезию и другие заметные, совершенно непреднамеренные изменения в своем осознаваемом переживании в ответ на гипнотические индукции. Также они могут совершенно забыть то, что с ними произошло во время сеанса гипноза, или у них искажается восприятие времени и им кажется, что они находились под гипнозом всего несколько минут, хотя на самом деле прошел целый час.
Согласно этому представлению, большинство людей, особенно люди с низкой и умеренной гипнабельностью, под гипнозом не испытывают ИСС. Что бы с ними ни происходило при этом – это лишь обычные образы воображения в сочетании с ожиданиями того, что «должно» произойти, когда гипнотизер дает индукции. Они просто добровольно играют роль, следуя индукциям гипнотизера и собственным внутренним образам. Редкие «виртуозы гипнабельности» входят в сноподобное или трансоподобное измененное состояние сознания, где могут переживать галлюцинации, иллюзии и амнезию, явно выходящие за рамки способностей простого намеренного воображения (Kallio & Revonsuo, 2003).

Если это представление верно, то мы должны обнаружить, что лишь в мозге «виртуозов гипнабельности» под гипнозом происходит что-то необычное и гипнотическое ИСС проявляет себя как измененное состояние мозга. И наоборот, у менее гипнабельных людей никаких измененных состояний мозга мы не обнаружим. Уже получены некоторые данные, подтверждающие эту гипотезу, но прежде чем принять ее как установленный факт, нужно собрать намного больше доказательств.

Что такое самовнушение & самогипноз.

Что происходит с сознанием под гипнозом?

Если согласиться с тем, что в состоянии гипноза происходит нечто необычное, по крайней мере с некоторыми людьми, то как можно теоретически описать и объяснить, что при этом происходит? Чтобы объяснить изменения в сознании, наблюдаемые под гипнозом, было выдвинуто несколько гипотез. Они описывают гипнотическое состояние с точки зрения разделенного сознания , или с точки зрения диссоциации ментальных процессов от сознания (Hilgard, 1977; Woody & Bowers, 1994). Теории диссоциации основаны на гипотезе о том, что изменения в восприятии и ощущениях, намеренных действиях и памяти вызваны тем, что соответствующая информация оказывается диссоциирована от сознания и направляет поведение испытуемого в обход сознания.

Например, непреднамеренные действия и автоматические реакции в ответ на индукции гипнотизера объясняются диссоциацией высших систем когнитивного управления от осознаваемого переживания. Загипнотизированному испытуемому кажется, что он не может контролировать собственное тело или память: он не может пошевелить руками, открыть глаза или вспомнить собственное имя, как бы ни пытался. Или его руки и ноги движутся сами по себе или кажутся парализованными или одеревеневшими, когда он следует индукциям гипнотизера.

Согласно теориям диссоциации, на каком-то более глубоком уровне, в обход сознания, испытуемый сам активно и преднамеренно выполняет (или мешает себе выполнять) действия, предложенные гипнотизером. Согласно теории «неодиссоциации» Хилгарда (Hilgard, 1977), возникает так называемый «скрытый наблюдатель», полностью диссоциированный от загипнотизированного испытуемого. Это таинственное существо откуда-то знает, что происходит на самом деле, и даже может сообщать о том, что оно осознает: очень похоже на то, как это делают скрытые множественные личности при психотических расстройствах. Однако существует очень мало данных, подтверждающих, что такие «разумные», но неосознаваемые «скрытые наблюдатели» действительно существуют и обусловливают поведение под гипнозом, и эти данные до сих пор не подтверждены.

Диссоциация функций контроля, которая приводит к потере преднамеренного контроля поведения, должна была бы включать нисходящие механизмы внимания и рабочей памяти. Нейрональные механизмы, участвующие в намеренном выборе и выполнении целенаправленных действий, расположены в префронтальной коре. Следовательно, теории диссоциированного контроля привели к нейропсихологической гипотезе, что у испытуемого, находящегося под гипнозом, угнетена префронтальная кора и поэтому его поведение напоминает поведение больных с нейропсихологическими расстройствами, у которых повреждена лобная кора (Woodly & Bowers, 1994).

И по крайней мере на каком-то уровне испытуемые, находящиеся в состоянии глубокого гипноза, могут вести себя как пациенты с повреждениями лобной коры: и у тех и у других затруднено спонтанное самостоятельное поведение, они не могут следовать собственным планам. Кроме того, у испытуемых под гипнозом ослаблен волевой контроль. Если предоставить их самим себе, и испытуемые в состоянии гипнотического внушения, и пациенты с повреждениями лобной коры кажутся безразличными, они не проявляют никакой инициативы, как будто лишены внутренней мотивации. Однако данные нейропсихологических тестов и томографии испытуемых, находящихся под гипнозом, лишь отчасти подтверждают теорию угнетения лобных участков коры в результате гипноза.

Более близкую параллель можно провести между гипнозом и другим типом нейропсихологических расстройств, а именно диссоциациями между осознаваемой и неосознаваемой обработкой информации, о которой мы говорили ранее (в главе 5). Мы уже знаем, что осознаваемая и неосознаваемая информация об одном и том же стимуле, сенсорной модальности или когнитивном процессе могут быть диссоциированы друг от друга после травмы головного мозга. При этом неосознаваемая информация все еще управляет поведением, а осознаваемая информация исчезает. Иногда при таких нейропсихологических расстройствах неосознаваемая информация все еще может управлять довольно сложным поведением, например способностью точно указывать положение объектов и брать их в руки.

Однако при этом пациенты считают, что полностью контролируют свои преднамеренные действия, даже если эти действия оказываются более точными и успешными, чем можно было бы предсказать, учитывая повреждение их перцептивных способностей. У пациентов с нейропсихологическими расстройствами не были выявлены иллюзии или диссоциации волевого контроля, напоминающие гипнотические диссоциации. Однако Кихстрем (2008) предполагает, что концепция диссоциаций между «неявными» (неосознаваемыми) и «явными» (осознаваемыми) процессами может объяснить гипноз, а также связать между собой гипнотические феномены с господствующими теориями диссоциации:

Диссоциации между явной и неявной памятью, а также между явным и неявным восприятием не уникальное качество гипноза: их можно наблюдать и в других ситуациях, в самых разных нормальных и патологических состояниях. Кажется, они действительно указывают на определенные изменения в сознании, возникающие в состоянии гипноза (Kihlström, 2008, p. 38).

Выводы о природе гипноза

Гипноз связан с гипнотической индукцией («гипноз как процедура»), при которой гипнотизер дает испытуемому определенные индукции, связанные с его ощущениями, восприятием и действиями. Люди с низкой гипнабельностью при этом не испытывают никаких особенных переживаний, а люди с очень высокой гипнабельностью могут переживать и делать все, что предлагает им гипнотизер, погружаясь в гипнотическое состояние (или «гипноз как продукт»).
Вопрос о том, связан ли гипноз с ИСС, остается спорным. Изменения в переживаниях, вызванные индукциями гипнотизера, могут происходить из-за ожиданий, умственных образов и «игры» с гипнотизером. Но появляется все больше данных о том, что по крайней мере некоторые очень внушаемые люди действительно переживают радикальные изменения в восприятии, ощущениях и мышлении в результате гипнотических внушений, и такие изменения сопровождаются объективными изменениями паттернов деятельности мозга.

Такие исследования убедительно показывают, что по крайней мере некоторые люди под гипнозом переживают ИСС, хотя мы еще не понимаем, что это за ИСС с точки зрения изменения когнитивных процессов или функций мозга. Концепция диссоциаций, однако, кажется полезной для теоретического моделирования ИСС, связанных с гипнозом. Диссоциации под гипнозом могут, в определенной степени, напоминать диссоциации, которые мы видим у пациентов с некоторыми нейропсихологическими расстройствами: например, при нарушении функций лобной коры или при диссоциациях между осознаваемой и неосознаваемой обработкой информации.

страх публичный выступлений

Ликбез по гипнозу

Готовы набрать, остановитесь. Четко сформулируйте запрос. Пожалуйста, предварительно посмотрите статьи о гипнозе, дабы иметь ясное представление о явлении и быть может развеять страхи и мифы:

❂ Что такое гипнотерапия? О мелких бесах человеческой психики.
Дневник гипноаналитика.
❂ Мифы и факты о гипнозе. Правила эксплуатации подсознания.
❂ Что такое гипноз с научной точки зрения и без умных слов?
❂ Социофобия: мелочи жизни. Отзывы.
❂ Как простить человека, когда не можешь его простить?
❂ О психосоматике. Лекция в Психологическом Институте Российской Академии Образования.
❂ Гипноз мифы и факты. Лекция в Первом МГМУ им. И. М. Сеченова.
❂ Лекция по гипнозу в Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиге.
❂ Лекция по гипнозу и гипнотерапии в РГГУ.
❂ Группа ВК «Лечение страхов и фобий. Обучение гипнозу»
❂ Группа FB «Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом»

Регрессивный гипноз. Изменение ядра личности

Возможности гипноза. Можно ли зверя  превратить в  пастыря?  

Гипнотическая диссоциация

Общие представления о диссоциации в гипнозе как о разделение между «системами идей и функций, составляющих личность» (Janet, 1907, p. 332).

Панические атаки

Обзор научных статей из англоязычной Вики про механизмы возникновения и лечения панических атак.

Психологическая травма

Что такое психологическая травма? Обзор научных статей (перевод из Википедии).

Гипноз: лечение аллергии

Психосоматика аллергии. 

Новости допинга. Гипноз в спорте.

Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?

Социофобия: мелочи жизни

Социофобия - симптомы, способы лечения, отзывы о лечении фобии.

Дневник гипноаналитика

Истории из практики гипноанализа. Отзывы пациентов из medbooking.com

Лечение фобий у детей

Лечение страхов и фобий у детей и подростков.

Спортивная гипнотерапия

Спортивная гипнотерапия. Использование гипноза для вхождения в "Оптимальное боевое состояние.

Патологическая ревность: как избавиться от синдрома Отелло

Проблемы, связанные с патологической ревностью, существовали во все времена и у всех народностей. Аномальная чрезмерная беспричинная ревнивость – явление, которое в изобилие встречается и в личных отношениях, и в психиатрической практике, и в судебных делах.

Генофобия: причины и лечение страха интимной близости

Есть страхи сносные и терпимые, наличие которых особо не омрачает существование человека. Однако существуют и такие фобии, которые противоречат естеству любого живого существа. Одним из таких страхов, несовместимых с полноценной жизнью, является боязнь интимных отношений, именуемая научно генофобия.

Гипноз как катализатор творчества

Повышение творческого потенциала в гипнозе.

Виктимное поведение: как перестать быть жертвой

Существуют люди, которые являются хозяевами своей жизни. Они уверенно идут по избранному пути, добиваются цели и притягивают к себе удачу. Однако есть персоны, которые постоянно попадают в неприятные ситуации и становятся жертвой насилия. В современной психологии для обозначения модели поведения, которая предрасполагает к возникновению опасных для жизни и здоровья обстоятельств, используется термин – виктимность.