Гипноз в онкологии

Психоонкология: применим ли гипноз в лечении рака?

© Перевод научной публикации DAVID GODOT, PSY. D. (LICENSED CLINICAL PSYCHOLOGIST с сайта davidgodot.com)

Аннотация

Клиническая гипнотерапия обоснованно признана как эффективное средство против симптомов, связанных с раком, включая хроническую и острую боль, тошноту и рвоту, усталость, бессонницу, беспокойство и смену настроения. Использование гипнотерапии улучшает качество жизни пациентов и снижает расходы на лечение. Поскольку этиология и прогрессирование различных форм рака становятся более изучения, потенциал гипнотерапии в части повышения выживаемости увеличивается - организм лучше усваивает  лекарственные препараты, болезнь протекает более медленно или проходит вовсе. Учитывая отсутствие рисков для пациентов и огромную выгоду гипноонкологии, очень актуальны исследования и клинические эксперименты в этой области.

Введение

Рак характеризуется широким спектром симптомов и проблем. Множество видов рака вызывают тяжелую хроническую боль и другие специфические симптомы в тех областях тела, где рак развивается. Пациенты так же испытывают целый ряд неспецифических симптомов, таких как усталость, недомогание и бессонница. Гипноз и самогипноз являются чрезвычайно гибким и высокоэффективным инструментом (Sunnen, 2004), который помогает,  в том числе, в многочисленных психологических корректировках, которые особенно нужны для больных раком. Им, кроме всего прочего, требуется «привыкание к самому состоянию, к лечению, к резким внутрипсихическим, семейным и социальным изменениям" (Kubler-Ross, 1969, как указано в Sunnen, 2004, с.15).

Исследование 20 неизлечимо онкобольных позволило определить для каждого больного симптом, на котором он хотел бы сосредоточиться с помощью гипнотерапии. В итоге 19 из 20 пациентов сообщили о значительном улучшении качества жизни, способности справляться с проблемами, лучшем сне и уменьшении тревоги. Боль, усталость, недомогание, раздражительность, бессонницу, тошноту и рвоту, отвращение к еде, беспокойство, депрессия, а также чувство вины, гнева и другие явления психо-соматическрго порядка были успешно устранены. Кроме того, за счет снижения потребности в медикаментах, гипнотерапия резко снизила стоимость лечения (Peynovska, Fisher, Oliver, & Mathew, 2005).

Помимо эффективности (Liossi, 2006) красота гипноза заключается в том, что он может легко адаптироваться под потребности пациента. Он может использоваться для решения как психологических, так и психосоциальных проблем. Кроме того гипноз очень хорошо переносится всеми категориями больных. Кристина Лиосси утверждает: «Это безопасно и не вызывает побочных эффектов или взаимодействия лекарственных препаратов. Пациенты наслаждаются гипнозом.  Они получают помощь, не ухудшая свои умственные способности или функционирование организма. У больных не развивается привыкание к эффекту гипноза. Они могут его осваивать самостоятельно, тем самым обеспечивая себе ощущение личной власти и контроля над своим телом. Это состояние противостоит чувству беспомощности и бессилия, в каком пребывает большинство онкобольных. Дополнительным преимуществом является то, что гипноз можно применять при множестве различных обстоятельств. Человек, который изучает гипноз для управления болью, тошнотой или рвотой, может так же применить свои навыки, чтобы уменьшить стресс от бессонницы и беспокойства, устранить дисфагию с помощью таблеток  или повысить свою эффективность в спорте. Для клинициста гипноз - это возможность быть изобретательным, спонтанным, привлекательным, а также строить более тесные терапевтические отношения с пациентом, в то же время обеспечивая ему облегчение от страданий» (2006, стр. 55).

В этой статье будет проведен краткий обзор литературы, касающейся эффективности гипнотерапевтических вмешательств при лечении рака или его симптомов. Так же будут рассмотрены другие вопросы, связанные с этим. Я так же попытаюсь дать современное понимание этиологии и биомеханики рака в свете применения гипнотерапии, а так же последствий гипнологического лечения.

Гипнотерапия боли

Гипнотерапия особенно эффективна в снятии первичной раковой боли. Она признана научным методом лечения (Liossi, 2006), превосходящим по эффективности и акупунктуру, и массаж, и когнитивно-поведенческую терапию. Особенно, если речь идет о лечении боли и тревоги (Peynovska, Fisher, Oliver, & Mathew, 2005). Например, известно исследование, которое  показало, что гипноз очень эффективен для профилактики послеоперационной боли у пациентов, переживших трансплантацию костного мозга. В сравнении с ним интенсивная когнитивно-поведенческая программа выглядела менее эффективной (Liossi, 2006). Другое клиническое исследование проводилось для изучения эффекта от гипнотерапии для пациентов с раком молочной железы. После 15-минутного сеанса перед лампэктомией в группе испытуемых наблюдалась значительно меньшая интенсивность боли, неприятных ощущений, тошноты,  усталости,  дискомфорта и эмоциональных расстройств. Существенным для каждого пациента стало 9-процентное снижение затрат (почти на 775 долларов меньше,  чем в контрольной группе – для каждого), потому что сократилось время на операцию, во время которой уменьшилась потребность в анестезии и анальгетиках.

Доказано, что гипнотерапия может быть высокоэффективной и в педиатрии. Дети испытывают гораздо меньшую боль на первичных стадиях рака, по сравнению с взрослыми онкобольными, но из-за разновидностей рака, которым  они наиболее подвержены (например, лейкемии), требуются повторные - болезненные инвазивные процедуры. Они и считаются «самой сложной частью их болезни» (Liossi, 1999), потому что дети менее всего способны использовать самогипноз для управления болью и недомоганием. Вот почему необходимо присутствие гипнотерапевта во время процедур (Liossi & Hatira, 2003).

Гипнотическая техника снятия боли включает релаксацию, с которой начинается сеанс. Эта процедура существенно  уменьшает тревожность, подавляя неприятный сенсорный опыт. После стандартной гипнотической стимуляции многие пациенты получают возможность так реагировать на указания, что сбывается надежда на то, что боль «уменьшится до такой степени, что станет незаметной» (Sunnen, 2004, стр. 16). Другая методика устранения боли включает в себя «перчаточную анестезию» или каталепсию руки. По мнению Суннена, «рука идеально подходит в качестве отправной точки для гипнотической анестезии, потому что она богато наделена сенсорной иннервацией и занимает видное место в коркитальном гомункулесе». Как только анестезирующий опыт устанавливается в руке, так сразу возникает возможность переместить это состояние в другие части тела.

Гипнотерапия открывает возможность изменить феноменологический опыт пациента, благодаря чему качественные аспекты боли больше не будут соответствовать его представлениям о том, что такое реальная боль. Если пациент испытывает колющую, острую боль, терапевт может внушить ему, что она становится мягкой. Хорошие результаты достигаются на основе использования гипнотических образов, когда боль как бы выходит из тела и из поля зрения (Sunnen, 2004). При этом важно до вмешательства оценить гипнабельность и когнитивный стиль пациента, чтобы использовать такие методы, которые соответствуют его внутреннему опыту.

Гипнотерапия тошноты и рвотных рефлексов

Около 30 % онкобольных после химиотерапии испытывают приступы тошноты и рвоты, а некоторые и перед ней. Исследования среди 16-ти взрослых больных, страдавших от досрочных рвотных приступов, показали  «сильную потребность в одобрении, а так же тенденцию к чрезмерному или неадекватному эмоциональному реагированию»  (Marchioroa et al., 2000). После того как каждый такой пациент подвергался двухчасовой тренировке расслабления мышц, и ему непосредственно перед химиотерапией давался один час гипноза, преждевременная тошнота и рвота не наблюдалась у всех 16-ти пациентов. У 14-ти из них количество рвотных приступов снижалось и после химиотерапии. Эти показатели, по сравнению с аналогичными данными когнитивно-поведенческой терапии, подтверждают, что гипнотерапия является более эффективным средством (Richardson et al., 2007).

Гипнотерапия для улучшения качества жизни

В 1999 году был проведен эксперимент, в котором 96 пациентов с раком молочной железы были разделены на две группы. Одна получала стандартное лечение, другая - тоже,  но и с добавлением групповых сеансов гипноза по управлению образностью и для релаксации. В результате, чем успешнее проходила химиотерапия, тем сильнее снижалось качество жизни и настроение в группе со стандартным лечением. В то же время настроение и качество жизни в другой группе, наоборот, улучшалось. У ее членов к концу химиотерапии уровень тревожности и депрессии стал даже меньше, чем был в начале эксперимента. Ведь гипнотерапия, кроме всего прочего,  подавляла приступы дурноты, бессонницы и беспокойства, характерные для послеоперационного периода. Одним из итогов эксперимента стало заключение, согласно которому исследовавшийся метод был признан предпочтительным традиционной гормонозаместительной терапии, потому что не содержит  риска возврата рака. В 2001 году похожие результаты были получены на 50 неизлечимых онкобольных, а так же по итогам других, более поздних экспериментов, в том числе с применением записи голоса гипнотерапевта (Liossi, 2006).

Наиболее интересным в спектре методов психологической адаптации выглядит самогипноз. Пациенты часто чувствуют, что их тела обернулись против них самих. Овладение техниками самогипноза возвращает онкобольным уверенность в себе, потому что они учатся укреплять свое гипнотическое эго. При этом адаптивные функции личности выносятся на первый план и используются по-новому. Развивается гипнотическое воображение, приходя в соответствие с уникальным стилем каждого больного, включая его духовные и эстетические практики и т.д. (Sunnen, 2004).

Этиология рака

Связь между темпераментом больного и развитием рака была заподозрена еще в древние времена (Harris, 2006). Первым кто продолжил эту традицию на современном уровне был британский хирург Дэвид Киссен. Вначале 1960-х он исследовал  взаимосвязь между подавлением эмоций, курением сигарет и раком легких, придя к обескураживающему заключению: курильщики, которые привыкли подавлять эмоции, в пять раз чаще заболевают раком, чем люди, которые выплескивают свои эмоции. Иными словами, рак курильщика обусловлен уровнем его эмоциональной подавленности. (Kissen and Hysenk, 1962, цитируется в Harris, 2006, стр. 5). Эти результаты были воспроизведены «самым эффектным образом» в десятилетнем югославском исследовании, доказавшем, что врачи и ученые, «предполагая, что одного только курения недостаточно для того, чтобы вызвать рак», находятся в глубоком заблуждении (Gossarth-Maticek, 1985, цитируется в Harris, 2006, p.5). По Харрису эмоциональные предпосылки рака, берут свое начало из детских психотравм, переплетающихся как с физиологическим, так и с личностным развитием.

Не смотря на то, что последователи Харриса достигли заметных клинических успехов в лечении неадаптивных личностных факторов (McWilliams, 1994; Sperry, 2003), большинство современных исследователей не согласны с существованием связи, например, между раком молочной железы и подавлением гнева. Такие исследователи как Bleiker and van der Ploeg; McKenna, Zevon, Corn and Rounds; Бутов (Butow), проанализировав результаты экспериментов, пришли к выводу, что «доказательства взаимосвязи между психосоциальными факторами и раком молочной железы слабы». И тем не менее, исследования, связывающие жизненный стресс с раком молочной железы, продолжились (Palesh et al, 2007). Такие ученые как Ollonen, Lehtonen & Eskelinen; Manna; Reynolds пришли к выводу, что Харрис прав. И в то же время доктор Берт Гарссен (Dr. Bert Garssen) из голландского центра психоонкологии Helen Dowling Institute, проанализировав исследования, проведенные в 2004 году, сделал заявление: «в серии исследований было убедительно показано, что нет никакого психологического фактора из-за которого развивался бы рак» (p. 315).

Расхождения в оценках результатов исследований, однако, не повлияли на базовые представления о механизме развития рака. Все согласны с тем, что речь идет о повреждении ДНК, приводящего к мутации клеток (Gidron, Russ, Tissarchondou, & Warner.), и здесь начинается самое интересное. Дело в том, что  Гидрон (Gidron) в критическом обзоре двух десятков исследований на людях и животных обнаружил прямые причинно-следственные связи между сильными стрессорами и повреждением ДНК, а также значительную корреляцию между повреждением ДНК и постоянными психологическими факторами, такими как депрессия и подавление эмоций. Эрнест Лоуренс Росси (Ernest Lawrence Rossi, 2002) провел обширное исследование взаимосвязи между психологическими факторами и экспрессией генов, указав не только на значительное влияние психосоциальных состояний, но и на психотерапевтический потенциал для изменения этих реакций. В частности, он процитировал исследователей Стэнфордского университета, наблюдавших молекулярную динамику рака предстательной железы от ранней до конечной стадии (Zhao et al., 2000, цитируется в Rossi, 2002, стр. 199-201). Оказывается, переход от одной стадии к другой включает две генетические мутации, когда аберрантные андрогенные рецепторы пораженных клеток, являвшиеся до этого инициаторами неконтролируемого роста, преобразуются в псевдоандрогеновые рецепторы, способные активироваться за счет глюкокортикоидных гормонов стресса. Выходит, с  момента этой мутации прогрессирование рака может напрямую зависеть от восприимчивости больного к стрессам и психологическому воздействию?

Вывод, полученный России, тем не менее, не позволил сделать какое-либо обобщение, потому что рак включает в себя более 200 типов. В связи с этим исследователь Ваухконен (Vauhkonen et al,  2007) предложил такую формулировку текущего понимания генетики рака:

1.  Заболевание возникает из-за многочисленных геномных изменений.

2.  Эти изменения влияют на ДНК, последовательности которых могут погибнуть или выжить, распространяясь или перемещаясь в разные части генома, чтобы в итоге образовать слитый ген с онкогенными свойствами.

3.  Возникновение специфических хромосомных мутаций может быть ограничено только одним типом рака, и это может считаться первичным случаем, вызывающим рак. Правда, мутации могут привести к тому, что опухоль начнет разрастаться.

Как можно видеть, при обилии методов обнаружения специфических хромосомных изменений и изменений генной экспрессии, сама этиология молекулярных изменений остается неясной (стр. 277). Одним из наиболее ярких противоречий в этом вопросе стало противостояние двух взглядов на природу рака. Официальная медицина считает рак неинфекционным заболеванием, но существуют исследования, доказавшие прямую связь между некоторыми вирусными инфекциями и 15 % всех злокачественных новообразований. Авторы этих исследований пишут, что вирусы «обычно не являются полными канцерогенами, а известные человеческие раковые вирусы демонстрируют разные роли в трансформации. Между начальной инфекцией и появлением опухоли может пройти много лет, и у большинства инфицированных людей рак так и не развивается, хотя люди с ослабленным иммунитетом подвергаются повышенному риску заболевания вирусным раком» (Butel, 2000 стр. 405; Boccardo & Villa, 2007).

Инфекционная этиология некоторых типов рака открывает ясный путь к пониманию влияния психологических факторов на возникновение и развитие этого заболевания. Ведь никто не оспаривает взаимосвязь между психосоциальным и иммунологическим функционированием человеческого организма (Coe & Laudenslager, 2007). Вдобавок, все согласным с иммунологической природой спонтанной регрессии рака (Saleh et al., 2005), а она характерна почти для всех типов  злокачественных новообразований (Chodorowski et al., 2007). Подводя итог обозрению современных знаний о раке, мы приходим к выводу, что они не противоречат представлениям о том, что истоки этого заболевания лежат в психо-эмоциональной сфере человеческой деятельности.

Гипнотерапевтическое лечение рака и улучшение показателей выживаемости

Научно  доказанным фактом является способность гипнотерапии влиять через иммунную систему на дифференциальную экспрессию подмножества T-клеток и специфическую для болезни иммунологическую активацию (Gruzelier, 2002; Wood et al, 2003). Эти изменения происходят в прямой пропорции к воспринимаемой яркости визуализации пациента (Ogston, et al, 1997, цитируется в Walker, 2004), включая в себя такие факторы как увеличение числа естественных киллеров – «NK-клеток»  (Hudacek, 2007), в том числе за счет увеличения  общего количества Т-клеток (CD2 +), как и зрелых (CD3 +), так и активированных (CD25 +). Одновременно уменьшаются циркулирующие уровни альфа фактора некроза опухоли (TNF-α). Иными словами, мы имеем объективную картину эффективности суггестивного воздействия на биохимические процессы организма. Остается лишь простой вопрос: почему, не смотря на убедительный (хоть и небольшой) набор задокументированных случаев, когда гипнотерапия давала, как минимум, ремиссию (Rossi, 2002, p.216; Chong, Smith Chong, & Fraser, 2001), иммунологические изменения, вызываемые под воздействием гипноза, в целом, показывает свою неэффективность (Hudacek, 2007; Walker, 2004; Spiegel & Moore, 1997)?  Это особенно удивляет, если не забывать, что стандартная групповая психотерапия в ряде случаев демонстрирует существенное повышение выживаемости  больных раком (Spiegel, Bloom, Kraemer, Gottheil, 1989; Walker , 2004, Küchler, Bestmann, Rappat, Henne-Bruns, Wood-Dauphinee, 2007). Даже рекомендуется использовать фактор этого влияния, чтобы усилить соблюдение режима лечения, изменить образ жизни на здоровый, улучшить реакцию на химиотерапию, улучшив весь процесс реабилитации (Walker, 2004). Однако, в большинстве случаев гипнотерапия вообще не обнаруживает ожидаемой пользы (Spiegel et al., 2007; Kissane et al., 2007).

Загадка столь далеких друг от друга результатов на однотипное действие невольно приводит к мысли о существовании тайного фактора, влияющего на успех или неуспех психоонкологического вмешательства. И этот таинственный фактор был найден. Имя ему - зрелость стилей индивидуальной защиты эго личности (Beresford, Alfers, Mangum, Clapp, Martin, 2006).

Дело в том, что пациенты, действующие на разных уровнях организации личности (McWilliams, 1994), по-разному воспринимают один и тот же вид психотерапевтического воздействия. К каждому требуется свой особый подход. Само собой, и в гипнотерапии, нацеленной на рак, тоже существуют подобного рода переменные. Тот факт, что этот момент вообще не учитываются в большинстве исследований, может отражать базовое несоответствие между требуемой спецификой терапевтической модели и контекстуальными требованиями психологического лечения (Wampold, Ahn, & Coleman, 2001). И тем не менее, разнобой в терминах преодолевается, если сложностью гипнотерапевтических требований рассматривается таким же методом как, например, фармацевтических.  Известно, что фармакологическое лечение в зависимости от типа рака, степени развития и других диагностических признаков, может различаться по комбинации хирургии, лучевой терапии и более 50 препаратов для химиотерапии. Точно так же и гипнотерапевтическое вмешательство может предусматривать множество вариантов лечения, в зависимости от различных обстоятельств. Самое простое их них - восприимчивость пациента к гипнозу (Liossi, 2006). Углубляясь в тему, мы неминуемо упремся в отсутствие научно обоснованной системы измерения. Все исследования в этой области не приблизили к пониманию единицы, какой можно учитывать размер и тип человеческой гипнабельности (Ричардсон и др., 2007). Сегодня можно утверждать только то, что:

·        Гипнотизируемость (гипнабельность) - это распространенная устойчивая черта личности, которая предопределяет клинический успех гипнотерапевтических вмешательств (Wickramasekera, 2003). Соответственно, нельзя ожидать, что гипнотерапия будет подходящим лечением для тех, у кого низкий уровень восприимчивости к гипнозу.

·        Низкую восприимчивость к гипнозу можно изменить или побороть. Существует ряд техник, таких как биологическая обратная связь, которые по крайней мере, временно способны улучшить восприимчивость к гипнозу  (Wickramasekera, 2002). Кроме того, для пациентов, которым не подошли стандартные методы гипноза, может быть эффективен каскад из нескольких последовательных техник (Crasilneck, 1995).

·        Пациентам, которые не обладают навыками гипнотической образности, но проявляют себя в кинестетических представлениях, показано получать гипнотерапию, потому что управление визуализацией не позволяет воспользоваться их гипнотической силой (Pekala, 2002).

Перспектива

Гипноонкологические вмешательства, направленные на изменение отрицательной динамики развития рака, еще не исследовались на уровне стендовых испытаний. Однако теоретические и биологические основы потенциала гипнотерапии как эффективного инструмента против рака не вызывают сомнений. Единственное, что требуется – это создать систему адаптации гипнотерапии под индивидуальные особенности характера человека.

В настоящее время в анамнезе заболевания гипнотерапевты используют обобщенный образ военных действий. Как будто раковые клетки – это нормальные клетки, которые изолированы злоумышленниками. Их надо освободить. Однако, мы знаем, что преобразование здоровых клеток в злокачественные осуществляется за счет, как минимум, двух мутаций. И все это происходит на фоне вирусных, бактериальных, химических интервенций (Butel, 2000, Vauhkonen et al., 2007; Boccardo & Villa, 2007). При этом некоторые виды рака могут быть результатом длительных инфекционного процесса, а значит, обладать потенцией изменять свой курс (если проснулась иммунная система). И наоборот, те виды рака, которые развиваются линейно, являясь продолжением каких-то предраковых поражений психики (Baker & Kramer, 2007), будут оставаться неизменяемыми в соответствии со своей этиологией. Иными словами, воображаемая картина, какую должна описывать игра в победоносную войну с раком, должна быть сложнее. А если не забывать, что каждому из 200 онкологических заболеваний присущ свой оригинальный образ, то логично предположить, что более точные в терапевтическом смысле сравнения способны вызвать более точные биологические события. Иными словами, для раскрытия 200 образов требуется разработать 200 суггестивных сюжетов (Rossi, 2002).

Сегодняшние гипнотические образы, включающие в себя мобилизацию клеточных воинов, дают важное знание. Они действительно вызывают рост естественных киллеров и активированных лимфокином клеток-киллеров (Gruzelier, 2002; Wood et al., 2003; Hudacek, 2007; Ogston et al., 1997, цитируется у Walker , 2004). Это уже само по себе повод для ликования, так как понятно: используя гипноз, мы можем сказать телам наших пациентов, что делать, и они это сделают. Другое дело, что мы не знаем, что именно должны делать человеческие тела для того, чтобы избавиться от рака? Простого увеличения активности Т-клеток здесь явно недостаточно. Если исследования в этой области сосредоточены на том, чтобы найти наиболее точное семантическое выражение образа болезни, ее протекания и действия соответствующих механизмов, то потребуются целая библиотека заклинаний, выражающих различные патогенные модели.

Задача чисто филологическая. У науки опыта такого рода разработок нет, и это главная причина того, что гипнотерапия в отношении рака остается, по существу, непризнанным средством лечения и практически никак не используется. Наука топчется на одном месте, даже предоставив гипнотерапии официальный статус высокоэффективного не имеющего противопоказаний средства против многих симптомов рака (Liossi, 2006). Нет парадигмы, в границах которой суггестивная семантика смогла бы раскрыть себя как раздел онкологии! Эту парадигму еще предстоит создать.

Список литературы по исследованию гипноза в онкологии

• Baker, S.G. & Kramer, B.S. (2007). Paradoxes in carcinogenesis: new opportunities for research directions. BMC Cancer, 7, 151.
• Beresford, T.P., Alfers, J., Mangum, L., Clapp, L., Martin, B. (2006). Cancer survival probability as a function of ego defense (adaptive) mechanisms versus depressive symptoms. Psychosomatics, 47(3), 247-53.
• Bleiker, E.M. & van der Ploeg, H.M. (1999). Psychosocial factors in the etiology of breast cancer: Review of a popular link. Patient Education and Counseling, 37(3), 204-214.
• Boccardo, E., & Villa, L.L. (2007). Viral origins of human cancer. Current Medicinal Cancer, 14 (24), 2526-2539.
• Butel, J.S. (2000). Viral carcinogenesis: revelation of molecular mechanisms and etiology of human disease. Carcinogenesis, 21(3), 405-426.
• Butow, P.N., Hiller, J.E., Price, M.A., Thackway, S.V., Kricker, A., & Tennant, C.C. (2000). Epidemiological evidence for a relationship between life events, coping style, and personality factors in the development of breast cancer. Journal of Psychosomatic Research, 49(3), 169-181.
• Coe, C.L., & Laudenslager, M.L. (2007). Psychosocial influences on immunity, including effects on immune maturation and senescence. Brain, Behavior, and Immunity, 21(8), 1000-1008.
• Chodorowski, Z., Anand, J.S., Wisniewski, M., Madalinski, M., Wierzba, K., & Wisniewski, J. (2007). Spontaneous regression of cancer–review of cases from 1988 to 2006. Przegl Lek, 64(4-5), 380-382.
• Chong, D.K., Smith Chong, J.K., & Fraser, R.R. (2001). Cancer and the possibility to turn it. Australian Journal of Clinical Hypnotherapy and Hypnosis, 22(1), 47-57.
• Crasilneck, H.B. (1995). The use of the Crasilneck Bombardment Technique in problems of intractable organic pain. American Journal of Clinical Hypnosis, 37(4), 255-266.
• Garssen, B. (2004). Psychological factors and cancer development: Evidence after 30 years of research. Clinical Psychology Review, 24(3), 315-338.
• Gidron, Y., Russ, K., Tissarchondou, H., & Warner, J. (2006). The relation between psychological factors and DNA-damage: a critical review. Biological Psychology, 72(3), 291-304.
• Gruzelier, J.H. (2002). A review of the impact of hypnosis, relaxation, guided imagery and individual differences on aspects of immunity and health. Stress, 5(2), 147-163.
• Harris, G.A. (2006). Early childhood emotional trauma: An important factor in the aetiology of cancer and other diseases. European Journal of Clinical Hypnosis, 7(2), 2-10.
• Hudacek, K.D. (2007). A review of the effects of hypnosis on the immune system in breast cancer patients: A brief communication. International Journal of Clinical and Experimental Hypnosis, 55(4), 411-425.
• Kissane, D.W., Grabsch, B., Clarke, D.M., Smith, G.C., Love, A.W., Bloch, S., Snyder, R.D., Li, Y. (2007). Supportive-expressive group therapy for women with metastatic breast cancer: survival and psychosocial outcome from a randomized controlled trial. Psychooncology, 16(4), 277-286.
• Küchler, T., Bestmann, B., Rappat, S., Henne-Bruns, D., & Wood-Dauphinee, S. (2007). Impact of psychotherapeutic support for patients with gastrointestinal cancer undergoing surgery: 10-year survival results of a randomized trial. Journal of Clinical Oncology, 25(19), 2702-2708.
• Liossi, C. (1999). Management of paediatric procedure-related cancer pain. Pain Reviews, 6(4), 279-302.
• Liossi, C., & Hatira, P. (2003). Clinical hypnosis in the alleviation of procedure-related pain in pediatric oncology patients. International Journal of Clinical and Experimental Hypnosis, 51(1), 4-28.
• Liossi, C. (2006). Hypnosis in cancer care. Contemporary Hypnosis, 23(1), 47-57.
• Manna, G., Foddai, E., Di Maggio, M.G., Pace, F., Colucci, G., Gebbia, N., & Russo, A. (2007). Emotional expression and coping style in female breast cancer. Annals of Oncology, 18 (6), 77-80.
• Marchioroa, G., Azzarellob, G., Vivianic, F., Barbatoa, F., Pavanettoa, M., Francesco, R., Pappagallob, & G.L., Vinanteb, O. (2000) Hypnosis in the treatment of anticipatory nausea and vomiting in patients receiving cancer chemotherapy. Oncology, 59(2), 100-104.
• Mckenna, M.C., Zevon, M.A., Corn, B., & Rounds, J. (1999). Psychosocial factors and the development of breast cancer: A meta-analysis. Health Psychology, 18(5), 520-531.
• McWilliams, N. (1994). Psychoanalytic diagnosis: Understanding personality structure in the clinical process. New York, NY: The Guilford Press.
• Montgomery, G.H., Bovbjerg, D.H., Schnur, J.B., David, D., Goldfarb, A., Weltz, C.R., Schechter, C., Graff-Zivin, J., Tatrow, K., Price, D.D., & Silverstein, J.H. (2007). A randomized clinical trial of a brief hypnosis intervention to control side effects in breast surgery patients. Journal of the National Cancer Institute, 99(17), 1304-1312.
• Ollonen, P., Lehtonen, J., & Eskelinen, M. (2005). Stressful and adverse life experiences in patients with breast symptoms; a prospective case-control study in Kuopio, Finland. Anticancer Research, 25(1B), 531-6.
• Palesh, O., Butler, L., Koopman, C., Giese-Davis, J., Carlson, R., & Spiegel, D. (2007). Stress history and breast cancer recurrence. Journal of Psychosomatic Research, 63(3), 233-239.
• Pekala, R.J. (2002). Operationalizing trance II: Clinical application using a psychophenomenological approach. American Journal of Clinical Hypnosis, 44(3), 241-255.
• Peynovska, R., Fisher, J., Oliver, D., & Mathew, V.M. (2005). Efficacy of hypnotherapy as a supplement therapy in cancer intervention. European Journal of Clinical • Hypnosis, 6(1), 2-7.
• Reynolds, P., Hurley, S., Torres, M., Jackson, J., Boyd, P., & Chen, V.W. (2000). Use of coping strategies and breast cancer survival: Results from the Black/White Cancer Survival Study. American Journal of Epidemiology, 152(10), 940-949.
• Richardson, J., Smith, J.E., McCall, G., Richardson, A., Pilkington, K., & Kirsch, I. (2007). Hypnosis for nausea and vomiting in cancer chemotherapy: a systematic review of the research evidence. European Journal of Cancer Care, 16(5), 402-412.
• Rossi, E.L. (2002). The psychobiology of gene expression: Neuroscience and neurogenesis in hypnosis and the healing arts. New York, NY: W. W. Norton & Company.
• Saleh, F., Renno, W., Klepacek, I., Ibrahim, G., Dashti, H., Asfar, S., Behbehani, A., Al-Sayer, H., & Dashti, A. (2005). Direct evidence on the immune-mediated spontaneous regression of human cancer: an incentive for pharmaceutical companies to develop a novel anti-cancer vaccine. Current Pharmaceutical Design, 11(27), 3531-3543.
• Sperry, L. (2003). Handbook of diagnosis and treatment of DSM-IV-TR personality disorders, second edition. New York: NY: Brunner-Routledge.
• Spiegel, D., Bloom, J.R., Kraemer, H.C., Gottheil, E. (1989). Effect of psychosocial treatment on survival of patients with metastatic breast cancer. Lancet, 2(8668), 888-91.
• Spiegel, D. & Moore, R. (1997). Imagery and hypnosis in the treatment of cancer patients. Oncology, 11(8), 1179-1189.
• Spiegel, D., Butler, L.D., Giese-Davis, J., Koopman, C., Miller, E., DiMiceli, S., Classen, C.C., Fobair, P., Carlson, R.W., & Kraemer, H.C. (2007). Effects of supportive-expressive group therapy on survival of patients with metastatic breast cancer: a randomized prospective trial. Cancer, 110(5), 1130-1138.
• Sunnen, G.V. (2004). Hypnotic and self-hypnotic approaches: To comprehensive cancer care. European Journal of Clinical Hypnosis, 5(3), 14-19.
• Vauhkonen, H., Heino, S., Myllykangas, S., Lindholm, P.M., Savola, S., & Knuutila, S. (2007). Etiology of specific molecular alterations in human malignancies. Cytogenetic and Genome Research, 118(2-4), 277-283.
• Walker, L.G. (1998). Hypnosis and cancer: Host defences, quality of life and survival. Contemporary Hypnosis, 15(1), 34-39.
• Walker, L.G. (2004). Hypnotherapeutic insights and interventions: A cancer odyssey. Contemporary Hypnosis, 21(1), 35-45.
• Wampold, B.E., Ahn, H., & Coleman, H.L.K. (2001). Medical model as metaphor: Old habits die hard. Journal of Counseling Psychology, 48(3), 268-273.
• Wickramasekera, I. (2003). Hypnotherapy. In Moss, D., McGrady, A., Davies, T, & Wickramasekera, I. (Eds.), Handbook of mind-body medicine for primary care (pp. 151-166). Thousand Oaks, CA: Sage Publications.
• Wood, G.J., Bughi, S., Morrison, J., Tanavoli, S., Tanavoli, S., Zadeh, H.H. (2003). Hypnosis, differential expression of cytokines by T-cell subsets, and the hypothalamo-pituitary-adrenal axis. American Journal of Clinical Hypnosis, 45(3), 179-196.

Научные исследования по гипнозу и гипнотерапии:

◉ Влияние на рефлексы в гипнозе.
◉ Научные эксперименты по гипнозу.
◉  Использования гипноза для обезболивания
◉  Как и в чем эффективен гипноз в спорте?
◉ Об аутогенной тренировке. Что такое самогипноз?
◉ Власть разума над инстинктами.
◉ Сравнение инстинктов самосохранения индивида и вида как целого.
Эксперименты по гипнозу.

❂ Группа ВК «Лечение страхов и фобий. Обучение гипнозу»
❂ Группа FB «Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом»

«Гипноз» по методу Милтона Эриксона

Взгляд на эриксоновский гипноз глазами практика.

Гипноз: лечение аллергии.

Психосоматика аллергии. 

Новости допинга. Гипноз в спорте.

Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?

Кое-что интересное о гипнозе

Мифы и факты о гипнозе. Правила эксплуатации подсознания.

Социофобия: мелочи жизни

Образ социофоба известен – это Перельман, небритый «книжный червь», 

Как простить человека

Когда не можешь его простить?

Гипнотерапия панических атак

Как образуются панические атаки? Гипнотерапия панических атак.

Дневник гипноаналитика

Истории из практики гипноанализа. Отзывы пациентов из medbooking.com

Глубинные установки на примере агорафобии

Когнитивная концептуализация на примере больной агорафобией.

Панические атаки

Обзор научных статей из англоязычной Вики про механизмы возникновения и лечения панических атак.

Психологическая травма

Что такое психологическая травма? Обзор научных статей (перевод из Википедии).

Тафофобия: лечение страха похорон гипнозом

Тафофобия - это страх похорон и всего, что с ними связано, а также боязнь быть похороненным заживо. Тафофобия часто связана с танатофобией - боязнью смерти, никтофобией - боязнью темноты, клаустрофобией - боязнью замкнутых пространств. Этот страх не имеет под собой реального основания и относится к психическим расстройствам.

Гипноз в онкологии

Психоонкология: применим ли гипноз в лечении рака? © Перевод научной публикации DAVID GODOT, PSY. D. (LICENSED CLINICAL PSYCHOLOGIST с сайта davidgodot.com) Аннотация Клиническая гипнотерапия обоснованно признана как эффективное средство против симптомов, связанных с раком, включая хроническую и острую боль, тошноту и рвоту, усталость, бессонницу, беспокойство и смену настроения. Использование гипнотерапии улучшает качество жизни пациентов и снижает расходы на […]

7 мифов о воспоминаниях в гипнозе

Точны наши воспоминания? Может ли наша память обманывать нас? Возможно ли внедрить человеку ложное воспоминания?