Гипноз -
состояние повышенной
внушаемости

Геннадий Иванов
Гипнотерапевт

Отзывы о лечении страхов и фобий Обучение гипнозу
Когнитивный гипноанализ

Методическое пособие по когнитивному гипноанализу. Схема приема, выбор гипностратегий, элементы регрессивной гипнотерапии, когнитивный подход.

Что такое когнитивная терапия и как она работает?

Психосоматика. Как образуются страхи и фобии?

Психосоматика & гипноанализ: как образуются страхи и фобии в следствии психотравмы

Модель АВС в когнитивной терапии. Методы лечения фобий

Когнитивный гипноанализ как современный метод избавления от фобий и психосоматических расстройств

Когнитивный гипноанализ (КГА) – это разновидность психологической коррекции, основанная на гипнотизации индивида с целью исследования его психической деятельности. Содержание КГА сводится к исследованию гиперэмоциональных переживаний субъекта, имевших место в его жизни, с целью выявления паразитарных рефлексов (по Павлову), которые могли стать следствием этих переживаний. Особенностью КГА является силлогистический характер определения материалов для выработки стратегии лечения осуществления психокоррекционного воздействия, что делает всю процедуру диагностики творческим актом, что, впрочем, не отменяет канонов, делающих этот вид психологической помощи одним из самых признанных в мире.

Гипноанализ применяется главным образом для обнаружения первичных амнезированных психотравм, полученных в прошлом (в возрасте до 5-6 лет), но лежащих в основе имеющихся у индивида на момент обращения психосоматических и психовегетативных реакций. Во время проведения гипнотических сеансов, клиент «возвращается» в тот возраст, в котором, образно выражаясь, формируются все «почки», из которых со временем прорастает его характер, его акцентуации и будущие фобии. Поскольку психотравмирующие события в результате действия защитных механизмов психики амнезируются, человек, находящийся в состоянии бодрствования, не может произвольно актуализировать те воспоминания, которые имеют непосредственное отношение к его патологическим неконтролируемым реакциям. Он не помнит в деталях всё своё раннее детство, и тем более свое младенчество, но информация о тех событиях становится доступной для анализа только на момент пребывания в состоянии гипнотического транса, который, таким образом, выступает в роли рубильника, переключающего психику человека с сознательного уровня на досознательной / подсознательный.

Вторым каноном когнитивного гипноанализа является временной фактор в формировании психической системы взрослого человека. Принято считать, что рост психосоматических «побегов» из младенчества происходит не сразу, а постепенно, по мере того как они получают развитие за счет повторения. Обычно это одна и та же реакция на схожую комбинацию внешних сигналов. Такого рода явления удобнее описывать в терминах учения Павлова об условных рефлексах, благодаря которому становится понятно, почему безобидные акцентуации со временем могут переродиться в злокачественные отклонения. Метафорический образ психосоматического заболевания как картофельного куста, структура которого спрятана под землей в виде сообщающихся друг с другом клубней, позволяет психотерапевту планировать возрастную регрессию методом «от клубня к клубню», достигая, таким образом, максимального результата. Обновляя природу каждого из «клубней» посредством катарсисного повторного проживания сверхзначимого события, клиент с помощью ведущего его психолога замещает травмирующее впечатление новым – безопасным. Таким образом обрабатывается весь «куст» воспоминаний, пока в памяти клиента не останется патогенных воспоминаний.

Третьим каноном КГА, можно назвать представление о гипнозе как о диссоциации (расслоении) личности реципиента. Этот образ удовлетворителен в применении к первому канону (в досознательном возрасте дети говорят о себе в третьем лице, потому что пребывают в диссоциативном состоянии непрерывно). И ко второму (чем сильнее приобретенный рефлекс, тем более выражено расслоение психики). Например, человек, впадающий в панику при шуме самолетного двигателя, одновременно отчетливо понимает, что причин для паники нет, потому что шум двигателя опасности не представляет. Таким образом, мы называем диссоциацией не расслоение, а спонтанный выход неконтролируемых психофизиологических реакций, которые вступают в конфликт с сознанием и волей индивида. От гипнотического это состояние отличается одновременной активизацией двух разнонаправленных сил – сознания и подсознания. Собственно, этот дуализм и порождает проблему.

Перечисленные представления сформировались не сами по себе, а вследствии эволюционного равития науки. Метод катарсиса обосновал Йозеф Брейер, который одним из первых предположил, что большинство заболеваний представляют собой перенаправление психической энергии на поддержание болезненного симптома и формируются на основе кризисных событий в психической жизни человека.

Эту теорию уже на уровне физиологии подтвердил Алексей Ухтомский, который предположил, что мы выбираем предметы из внешней среды и определенный тип поведения, чтобы удовлетворить доминанту - комплекс возбуждений в коре головного мозга. Возникающая при этом ассоциация потребности, предмета и поведения формирует павловский условный рефлекс, подтверждая теорию Даниеля Гоулмана об эволюции мозга за счет запоминания наиболее эмоционально насыщенных событий. Проблема в том, что человек, попадая в травматическую ситуацию, часто теряет контроль над своим поведением и мышлением, что приводит к возникновению психосоматического феномена, когда поведение человека становится зависимым от постоянно восполняемой потребности (панические атаки, кожные высыпания, логоневрозы), либо от внешних триггеров, запускающих тот или иной условный рефлекс (фобии, аллергии, дезадаптивные эмоциональные реакции и др.). При этом индивид не помнит первопричину расстройства, поэтому, согласно теории Пьера Жане лечение должно состоять в гипнотическом выявлении скрытой в памяти психотравмирующей ситуации и обновлении впечатления о ней. На уровне физиологии такое исцеление объясняется двусторонним процессом: с одной стороны происходит угасание условного рефлекса (эмоция исчезает в отсутствии реального подкрепления, когда, например, человек заново переживает травматическую ситуацию лишь в своем воображении). С другой - завершается доминанта (реализация, когда-то нереализованного действия, гештальт), которая запускает тормозные механизмы в коре головного мозга, прекращая невротическую реакцию.

Вслед за предшественниками, мы осваивали и развивали КГА последние десять лет, привнося в него то новое, что открывается в процессе будничной практики. Так, например, отмечая тот момент, что подсознательные реакции часто проявляются через психосоматические отклонения, мы предположили, что эту зависимость можно использовать для гипнотизации клиентов с низким уровнем гипнабельности. Эта догадка много раз находила подтверждения на практике во время проведения психокоррекционной работы с разными клиентами. Если удавалось спровоцировать приступ психосоматического заболевания, то даже негипнабельный индивид довольно легко погружался в глубокий гипноз. Таким образом, были усовершенствованы техники гипнотизации, которые позволили резко расширить круг лиц, которым КГА может оказать помощь. По отзывам коллег, такой подход увеличивает число успешных клиентских запросов, примерно, на 20 %. Кроме того, нам удалось формализовать некоторые алгоритмы погружения до сверхглубоких стадий гипноза, что необходимо, например, для гипнотической анестезии во время операции.

Резюмируя вышесказанное, мы полагаем, что КГА представляет собой крайне эффективный и заслуживающий внимания широкого круга специалистов метод ведения психокоррекционной работы. С 2017 года нами проводится обучение современным методам гипноза на специализированных курсах.

Литература

1. Платонов К. И. СЛОВО как физиологический и лечебный фактор.2 изд. 1957.
2. Жане Пьер. Психический автоматизм. Экспериментальное исследование низших форм психической деятельности человека. — СПб.: Наука, 2009. — 500 с.
3. Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей деятельности (поведения) животных. — М.: Наука, 1973. — 661 с.
4. Ухтомский А. А. Доминанта. — СПб.: «Питер», 2002.
5. Barrios Alfred A. Medical Recognition of Hypnosis & Hypnotherapy, Psychotherapy Magazine. Vol. 7, No. 1
6. Breuer Josef / Sigmund Freud: Über den psychischen Mechanismus hysterischer Phänomene. Vorläufige Mittheilung. In: Neurol. Zbl. 12 (1893), S. 4-10, 43-47; zugleich in: Wien. med. Blätter 16 (1893)
7. Картамышев А.И. Гипноз и внушение в терапии кожных болезней. МЕДГИЗ, 1953, 136 с.
8. Алексеев, А.В. Система АГИМ. Путь к точности: Феникс; Ростов н/Дону; 2004 – 128 с.
9. Гримак Л.П., Моделирование состояний человека в гипнозе. М.: Либрокон, 2009, 272 с.
10. Август Форель, Гипнотизм или внушение и психотерапия. Л.: Образование, 1928.
11. Буль П. И. Техника гипноза и внушения. СПб. ½ Сентябрь, 2001,178 с.
12. Варшавский К. М. Гипносуггестивная терапия. Медицина, 1973, 192 с.

О психосоматике с научной точки зрения

Когда слово становится лекарством? Чем психологу и врачу полезны техники гипноза и транса?

"Предваряя online-обучение гипнозу и когнитивной гипнотерапии: лечение фобий и психосоматики через поиск психотравм в гипнозе, хочу обратить внимание прилежного слушателя на деталь, которую обычно опускают многие мои коллеги по психологическому цеху. Состояние гипноза – это непременное, подчеркиваю, непременное условия для словесного воздействия на нашу с вами психику. Дело в том, что ум взрослого человека отличаются от детского выраженной доминантой рационального. Иными словами, разум господствует над инстинктами, которые обнаруживают себя в выражениях радости, обиды, страха, вины, удивления. Это самая древняя часть нашей с вами психики, которая дается Богом при рождении. А вот сознание, то есть рациональная надстройка, появляется в процессе жизнедеятельности маленького человека, к четырем-шести годам. И на всем протяжении жизни человека сознание крепнет, расширяя свое влияние на подсознательную, то есть инстинктивную часть головного мозга.

Гипноз & психосоматика: лечение страхов и фобий гипнозом
Психосоматика. Как образуются страхи и фобии?

Я это для чего говорю? Чтобы вы представляли себе психологическое, то есть словесное воздействие на взрослого человека, который слушает и анализирует. Ведь его эмоциональное начало по природе доверчивое, подавлено рациональным, критическим. Сознание для того нам и дано, чтобы мы могли анализировать, избегая неверных решений.

Много ли получит помощи от психолога человек, который умеет и любит думать? Скажу конкретно: ноль. Да, да! Те психологи, которые работают эффективно, получая реально лечебный результат, используют гипноз! Они не кричат об этом на каждом углу, но, безусловно, владеют элементарными техниками легкого наведения, без которого невозможно усыпить бдительность нашего сознания.

Дело в том, что на веру, необходимую психологу, способно только подсознание, полностью лишенное логического аппарата. К нему и обращается любой оратор, будь то политик, военачальник или преподаватель, ставящий своей целью изменить модель поведения реципиента. (Вспомните экзальтированное поведение Гитлера на трибуне фашистских партийных митингов!). Иными словами, мы сталкиваемся с гипнозом не только, когда к нам подходят вокзальные цыганки, но и везде, где получаем новые убеждения. А уже сеанс психолога без суггестивного воздействия и вовсе выглядит как нонсенс.

Полагаю, у вас крутится на языке вопрос: а чем тогда отличается психотерапия от гипнотерапии? Отвечу прямо: не все психологи догадываются о том, что оказывают на пациента гипнотическое воздействие, а если и догадываются, то предпочитают помалкивать. Иначе им пришлось бы признать, что психология - это всего лишь младшая сестра гипнотерапии. Не случайно самая популярная услуга психологов - психоанализ - до сих пор не институирована как вид медицинской помощи. Гипнотерапию официальная медицина признает, а психоанализ - нет. Почему? Потому что у гипнотерапии лечебное воздействие доказано, а у психоанализа - нет. Так что проводя черту между психотерапией и гипнотерапией, мы с уверенностью можем констатировать настоящий предмет воздействия в одном случае, и мнимый - в другом. Соответственно и задачи, которые ставит перед собой психолог и гипнолог - разные. Лечение словом (психология) - это в лучшем случае "неотложка", цель которой снять обострение, принять самые срочные меры.

Гипнотерапия - это как стационарное лечение, нацеленное на устранение корней заболевания. Она действует, что называется, "без дураков", погружая пациента в глубокий гипноз, чтобы побеседовать с его инфантильным "я", абсолютно доверчивым и покладистым. Этот ребенок, который живет в каждом из нас, помогает гипнотерапевту найти травмирующее воспоминание. Оно, как правило, наглухо замурованно милосердным подсознанием, поэтому добраться до него можно только так: полность отключив сознание, чтобы в эфире была тишина. Результатом этой операции является освобождение психики от источника расстройств. Иными словами, гипнотерапия, один из вариантов которой вам предлагается, это серьезный метод лечебного воздействия, если вы способны его воспринять таковым "без фиги в кармане". Просто доверьтесь моему голосу. Как вы погружаетесь в чтение увлекательной книги, так и сейчас, следуя моему голосу, вы получите состояние самогипноза, в котором сможете, под моим руководством, получить нужный результат."

Схема сеанса гипноза
Гипнотерапия от звонка до сеанса

Телефонное обращение конфидента. Прием первичных данных.

Телефонный звонок к гипнотерапевту требует от последнего понимания, насколько важно это обращение. Одно дело человек, ищущий помощи и готовый платить за нее. Другое дело - псих или праздный любитель почесать язык. Чтобы уточнить, знаком ли клиент с правилами игры, необходимо перевести беседу в конструктивное русло и за пять-шесть минут получить ответы на следующие вопросы:

Стандартные формулировки для прекращения беседы:

Самоанализ для диагностики психосоматического заболевания или по-простому подготовительный этап для клиентов. Сокращенный вариант.

Психосоматикой (от др.греч. ψυχή «психос» — душа и σῶμα «сома» — тело) принято называть проявления связи психологических и телесных факторов в жизнедеятельности человека. Даже существует психосоматическая медицина, изучающая психологическое влияние на возникновение и течение соматических, то есть телесных заболеваний. К числу последних относятся такие расстройства как фобии, мании, зависимости, некоторые формы аллергических и спазматических реакций. Это не психические, а психосоматические  заболевания, излечение которых предусматривает применение средств психологии (от др.-греч. ψυχή «психос» — «душа»; λόγος «логос» — «учение») – науки, которая изучает закономерности возникновения, развития и функционирования психики и психической деятельности человека и человеческих сообществ. Главным разделом психологии фобий является гипнотерапия, которая, по статистике, наиболее эффективно справляется с проблемами психосоматического порядка.
Обращение к услугам гипнотерапевта – это признание факта заболевания, которое, чаще всего, обнаруживает себя в фазе расцвета. Человек уже замучен недугом, который мешает карьере, личной жизни и т.д. Реже к помощи гипнотерапевта обращаются люди с симптомами, которые еще не превратили жизнь в ад, но уже беспокоят, часто под личиной явления, вообще не относящегося к каким-либо расстройствам. Например, человек испытывает дурноту, входя в магазин, объясняя себе и окружающим, что не выносит духоты, хотя это типичный признак агорафобии, то есть боязни открытых многолюдных пространств. Диагностировать психосоматическое расстройство можно, не прибегая к услугам специалистов, если в точности следовать инструкции по самодиагностике психосоматических отклонений.

Инструкция по самодиагностике. Прежде всего, надо пройти обследование у врача. Дело в том, что органические заболевания и патологические нарушения в мозге часто имеют схожие симптомы. Например, бессонница, проблемы сексуального характера или ожирение часто являются следствием общего ослабления нервной системы от излишне напряженной трудовой деятельности. В то же время иррациональный страх или волнение из-за повышенной стыдливости проявляют себя точно так же.

1_) Получив справку, что ваша проблема не относится к психиатрии, можно присмотреться к тому, что с вами происходит. Надо припомнить повторяющиеся ситуации, обстоятельства, попадая в которые вы испытываете дурноту или странные эмоции. Причем, головой вы отчетливо понимаете, что причин для такого рода реакций нет, но эпизоды повторяются, независимо, что вы о них думаете. Обратите внимание на обстоятельства, которые присутствовали во всех запомнившихся случаях подобных состояний. Возможно, это одинаковый запах, одинаковый цвет, одинаковое тактильное ощущение или что-то иное. Определить объединяющий элемент можно, ответив самому себе на простой вопрос: чем эти ситуации отличаются от других похожих? Вывод надо записать на бумаге, попытавшись сформулировав название проблемы. Например, по ее основному признаку или причине.

2_) Вторым пунктом в вашем самоанализе должны быть эмоции и физические ощущения. Чтобы вы ощущаете во время приступа?  Гнев, обиду, вину, страх, стыд?  Подумайте, где в вашем теле локализируется это дискомфортное чувство? Как себя обнаруживает? Дрожь, сердцебиение, потливость, спазм? Не поленитесь, специально попадите в ситуацию, провоцирующую приступ, чтобы хладнокровно отследить и зафиксировать требуемую информацию. Например, во время публичного выступления, когда все на вас смотрят, вы отмечаете: «трудно дышать, потому что все сжимается в груди» или «хочется скрыться».

3_) Ваши записи продолжит третий пункт. Мысли. Эмоциональные и плотские ощущения всегда сопровождаются определенного рода мыслями. В медицинской литературе они называются «автоматическими». Какие они? Не самый простой вопрос, тем не менее, стоит попытаться записать все, что во время дискомфорта приходит в голову, пусть даже противоречиво, путано и многообразно. «Лучше лишний раз не спорить». «Надо постоянно контролировать речь, иначе буду заикаться». «Лучше подождать более счастливого случая». Покопавшись в собственном потоке сознания, вы определите те молчаливые установки, которым невольно следуете.

4_) Поведение. Взгляните на себя со стороны и попытайтесь определить модель своего поведения без попыток объяснить ее самому себе. Запишите, что вы делаете, когда вас охватывает известное состояние. Возможно, вы стараетесь показывать свое безразличие. Или делаете паузы, придумывая причину, чтобы собраться с духом. Или стараетесь не оказаться в центре внимания, бездействуете.  

В итоге у вас должно получиться что-то вроде этой таблицы:

Эмоции и ощущения в теле Автоматические мысли / правила Ситуации Поведение
Страх, сопровождающийся сжатием в горле и груди.Стыд, что посторонние люди будут смотреть как на больного, особенно лица противоположного пола. Скованность в груди. Я могу умереть просто так.Я слабовольный.Я какой-то неправильный.Люди при возможности посмеются над моими странностями. Поездка на лифте / Любые конфликты, где потенциально возможно драка / Публичные выступления Знакомства / Cекс / Отношения с коллегами   Никогда не дрался, хотя хожу в тренажерный залНе люблю рисковать в бизнесе, при этом отлично просчитываю вариантыЧасто избегаю нужных общений, предпочитаю впечатлять делами
Обычно 1-4 разных чувств. Примерно так оцениваем число сеансов гипноза 2-5 Много, зато клиент улавливает связь эмоции-мысль Желательно освежить в памяти стрессовые моменты или попасть в новые Не так принципиально для регрессивной гипнотерапии, хотя это основа для когнитивного анализа


Теперь у вас перед глазами более или менее рациональная картина происходящего с вами отклонения, что открывает возможность переосмысления собственных реакций. Иногда этого достаточно, чтобы проблема улеглась. Если адаптация не происходит, значит, мы имеем дело с расстройством рефлексивного характера, которое требует внешнего вмешательства. Идите с таблицей в руках на прием к гипнотерапевту.   

Диагностика. Базовая схема первичной консультации.

На первичном приеме гипнотерапевт определяет, сможет ли он быть полезным данному человеку? И если да, то каковы шансы на успех? Таким образом, слово «диагностика» - это лишь прикрытие вашей истинной цели. Если мысленное проигрывание травмирующий ситуации вызывало у клиента  осознаваемый дискомфорт, то можно рассчитывать на успех. Еще лучше, если он на первом же сеансе поддается суггестивному воздействию, проходя тест на амнезию. В этом случае вы можете быть уверенными – это ваш клиент.

Если клиент неохотно выполняет простые команды («не  скрещивайте ноги», «уберите волосы», «пересядьте» и т.д.), то прием следует прервать. Он не идет на контакт, а значит, у вас с ним ничего не получится.

В классическом гипнозе принято шефствовать без гордыни. Не беда, если клиент обнаружит осведомленность. Не обращайте внимания, гните собственную линию, он должен подчиниться.   

Надо письменно фиксировать весь процесс. Вверху листа можно записывать ощущения и чувства клиента, а внизу линию времени  с датами событий его жизни (расставания родителей, тяжелая болезнь, первый приступ панических атак), а еще ниже - предполагаемые даты очередных сеансов, примечания и оставшиеся вопросы.

Не забываете, что человек пришел за чудом, поэтому на первом же приеме даем ему почувствовать власть гипноза. Это укрепит доверие, создаст нужную рабочую атмосферу.

Сбор данных, выбор гипносценария

Процесс гипнотизации делится на два последовательных этапа: заочный и очный. Заочный является обязательным так как экономит профессиональное, а значит, дорогое время, и представляет самостоятельное прослушивание аудио-скриптов для расслабления и записи с погружением в приятные моменты прошлого. По итогам предварительных сеансов клиент должен ответить на определенные вопросы, чтобы можно было заполнить амбулаторную памятку:

Гипнотизация через различные формы расслабления

Любой вариант гипнотической индукции - это моделирование разных стадий расслабления. На первом этапе лучше делать все более мягко, а как почву нащупали, то буквально каждая фраза должна строиться как прямое внушение.

Идеальный сеанс гипноза. Убираем или добавляем метафоры, исходя из обратной связи от гипнотизируемого и проверок на различные феномены.

○I стадия (идеомоторая связь). Закройте глаза, расслабьтесь. Сделайте глубокий вдох, медленный выдох и представьте, как веки наливаются тяжестью и покоем. Ощутите свое «Я» в ваших глазах. Обращаясь внутрь, вглубь произнесите: «Мои веки расслабляются. Веки склеены. Я так хочу.» Попробуйте приоткрыть глаза, зная, что веки расслаблены настолько, что не работают. Они практически склеены! Пытайтесь еще и еще раз.

○ II стадия (каталепсия). Веки слипаются все больше с каждой новой попыткой. Попытайся открыть глаза! Довольно. Это успех! Перестаньте пытаться и позвольте расслаблению от век растечься по всему телу до кончиков пальцев рук и ног.

○ III стадия (амнезия). Расслабьтесь глубже и более созидательно. Почувствуйте, как в уголках ваших спящих глаз распрямляются, разглаживаются морщинки. Вновь внимание на мышцы век. Они крепко склеены. Сделайте маленькую проверку: попытайтесь раскрыть глаза. Пробуйте! Веки слипаются. Они плотно сомкнуты силой вашего подсознания! Пробуйте еще! С каждой новой попыткой веки словно срастаются друг с другом, превращаясь в единое неразрывное целое. Это признак того что вы уже начинаете забывать, как открываются глаза, как пользоваться мышцами глаз. Вы можете не помнить, какие импульсы и в какой последовательности следует посылать глазам. Вы пытаетесь вспомнить и не получается. Веки словно на замке. Состояние забытья медленно распространяется на даты, имена, цифры… Вы скоро откроете глаза более собранным и сконцентрированным. Энергичный вдох выдох, легко открываем глаза.

Терапевтическая беседа

+ Как я могу к вам обращаться? Отлично, Иван Иванович! Вы ознакомились с условиями приема? Стоимостью первичной консультации и общей схемой работы? Вы в  курсе, что я работаю только очно в Москве / online?

А) Хорошо! Что вас беспокоит? Правильно ли я вас понял, что вы испытываете приступ дурноты, когда попадаете в замкнутый объем?

Б) Извините, но вам сначала надо ознакомиться с письменной информацией на сайте, а потом, пожалуйста, обращайтесь, таков порядок. Всего доброго!

Как называли в детстве? Как дразнили? Есть ли клички? Могу ли использовать эти имена для терапевтического процесса, например, с целью вызвать нужную эмоцию? Если буду общаться на «ты», не против?

Вводный настрой на пару минут.

+ Сядьте удобно, закройте глаза, не надо никуда проваливаться, наоборот расслабьтесь, чтобы лучше концентрироваться. Уловите звуки, что доходят до вашего сознания. Позвольте образом, обрывкам фраз возникать и исчезать, просто наблюдайте, понимая, что чем глубже покой, тем проще отличать одни шумы от других, отличать свои мысли от чужих внушений. Настройтесь на любую вибрацию снаружи, будь то случайный звук на окном или скрип рядом. Осознайте, что как все вибрации снаружи имеют источник, так и все вибрации внутри также имеют причину. Поэтому, Иван Иванович, направьте внимание внутрь, вглубь, лучше ощущая связь со своим тело. Отвечая на вопросы доверяйте больше интуиции.

+ Расскажите, что больше всего беспокоит? Можно пользоваться таблицей. Многие клиенты отвечают на этот вопрос таким образом, что если рассматривать их слова буквально, то они описывают подсознательный диагноз. Надо дать клиенту возможность выговориться.

+ Получается ли волей преодолеть напряжение? Если нет, то уточняем, много ли на дискомфорт тратится сил и времени? Принципиальный вопрос, позволяет выяснить утрачивает ли клиент контроль за телом. Для гипноза нужно, чтобы была принята идея, о том, что не удается управлять частью тела, впоследствии это будут глаза, которые склеятся.

+ Когда это началось, когда только появились симптомы? Если клиент отвечает на этот вопрос, называя конкретную дату, стоит уточнить, что в то время происходило в вашей жизни?

+ Когда это стало проблемой? Этот вопрос особенно важен в случае заядлого курения или проблем с весом. То, как клиент отвечает на этот вопрос, может дать нам важную информацию о мотивации, которая может заставить его прекратить – а затем это можно будет обогатить и оживить в процессе транса.

+ Отчего вам становится лучше? Отчего вам становится хуже? Что усиливает дискомфорт? Если ничто не влияет на состояние клиента, надо обратиться к околосмертным переживаниям.

+ Если бы вы излечились, что вы смогли бы делать такого, что не можете делать сейчас? Если упоминаются несколько вещей, самой важной будет последняя.

+ Усиливаем симптом, чтобы начать регрессивный анализ и после догрузить. Записи делаем на верхней половине. Последовательность: дискомфорт – событие и автоматические мысли – и так далее.

+ Теперь припомните ближайшую стрессовую ситуацию, о чем можете говорить вслух, и что наиболее ярко сидит в памяти. Не пытаясь воссоздать картинку. Только ощущения.

+ Найдите, где в теле возникает иные вибрации. Придайте этому дискомфортному чувству форму, объем, цвет. Мысленно погрузитесь в это чувство. Сделайте эти чувства настолько реальными и сильными, насколько возможно.

+ Осознайте, какие мысли приходят в голову того, кем вы были тогда? Мысли о себе, о людях, о мире в целом?

+ Находясь «там и тогда», мысленно закройте глаза. Слова, образы, звуки становятся этой вибрацией дискомфорта. А сейчас представьте себе, что это чувство – это туннель… Туннель в прошлое. Туннель, который приведет вас к тому времени, когда вы ранее испытали это чувство… Войдите внутрь туннеля как входите внутрь помещения. Я досчитаю до трех и щелкну пальцами, вы окажетесь в более раннем варианте события, которое вы теперь знаете, как правильно надо пережить. Один. Все как в тумане. Два. Концентрируйтесь и движетесь вниз к центру этого чувства. Приходят на ум отдельные слова, слова встраиваются в предложения, предложения в событие. Вспомните, вспоминаете, вспоминаете. Возникают образы, объединяются в единую картину. Три. Туман рассеивается. Осознание заполняет ситуацию. Стали собою в том возрасте, какой был у вас тогда.

Ощутите происходящее так, как будто оно происходит сейчас. Вдох, выдох и событие продолжает развиваться. Легче вспоминаются люди, кто рядом и кто далеко? В помещении или на улице? Что усиливает дискомфортное напряжение, которую вы испытываете в связи с этим событием: чьи-то слова, действия, сложившиеся обстоятельства?

+ Я щелкну пальцами и начнут приходить мысли, которые были в голове того вас, каким вы были тогда. Перенесите себя в начало ситуации. Осознаете лучше, что за идеи, в которые вы тогда уверовали? Как решили действовать впредь? Какие выработали для себя правила?

Таким образом надо пройтись по каждому дискомфортному чувству. Для учебных задач, считаем, что одна проблема – одно чувство.

+ Решение о продолжении сотрудничества принимаете после и в спокойной обстановке.

Демонстрация погружения в гипноз на видео:

Стадии гипноза, классификация глубины гипноза по Каткову:

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБРАЗНОЙ ТЕРАПИИ (автор подход психолог Николай Дмитриевич Линде)

Принципы, на которых основывается метод образной терапии, включает 10 пунктов, который каждый гипнотерапевт должен знать наизусть.

  1. Чувство, вызываемое психосоматическим приступом, есть запутавшаяся, не нашедшая выхода психическая энергия
  2. Главный критерий достоверности наблюдаемого чувства – его телесное выражение.
  3. Переживание через образ убедительнее слов. Образ легче приводит к инсайту. Изменения образа хорошо доказуемы.
  4. Визуальное проецирование образа расстройства создает диссоциацию (расщепление) психики собеседника на его личность и на переживаемое им чувство. Это делает понятным процесс оздоровительных изменений.
  5. Символизация чувства материализует его, превращает в предмет, которым собеседник может манипулировать, тем самым открывая себе возможность противодействия ему (болезненному чувству) как реальному фактору.
  6. Образ дает терапевту представление о существе проблемы, он понимает его смысл и находит свое, творческое решение.
  7. Фундаментальные образы отражают подсознательные процессы, содержание которых напрямую изменяется посредством терапевтического воздействия на эти образы.
  8. Инструментарий терапевта – оригинальные приемы работы с образами. Эти наработки позволяют ему достигать быстрых и эффективных изменений.
  9. Ход трансформации образа психосоматического расстройства позволяет контролировать результативность терапии вплоть до полного решения проблемы.
  10. Результат образной терапии закрепляется соматизацией, чтобы собеседник отождествлял себя с достигнутым психологическим состоянием.

Правила терапии: спонтанность, постепенность, тщательность, системность.  

  1. Спонтанность. Образы собеседник не придумывает, а позволяет им появиться, как бы нелепо они выглядели.
  2. Постепенность. Мы всегда имеем дело с двумя реальностями: реальностью образов и реальностью тех чувств и отношений, которая за этим стоит. Внешне мы работаем с образами, но на самом деле - с чувствами, которые они отражают. Поэтому образы, связанные с серьезными эмоциями, не могут быть трансформированы легко и быстро. Постепенность преобразования и реальность усилий, которые прилагает собеседник, являются критерием качества терапии.
  3. Тщательность. Устраняемые терапевтом чувства и отношения всегда являются частью психической целостности собеседника, поэтому к образам, которые их выражают, нельзя применять насилие и произвол. Результат может быть катастрофическим. Надо изучать проблему и не жалеть времени на уточнение ее параметров.
  4. Системный подход. Всякая психологическая проблема многослойна и разветвлена, и если провести преобразование в исходном пункте, то все наслоения и ветви отпадут сами собой. Поэтому в работе с образами сначала надо находить магистральный путь и следовать по нему, не отвлекаясь на мелочи. Вторым этапом следует проводить проработку оставшихся деталей.

Этапы терапевтической работы

  1. Гипотеза. Результатом первого общения с собеседником должно быть ясное понимание симптома, который причиняет ему неудобства/страдания, а так же понимание ситуации, внутри которой этот симптом возникает. Наличие того и другого позволяет терапевту предположить структуру проблемы. При этом не стоит ограничивать себя в выборе концепций и взглядов на ее происхождение – главное получить первичное представление о предстоящей работе: какие импульсы требуют реализации и какие препятствия при этом необходимо будет устранить.
  2. Проверка гипотезы. Эта процедура свои результатом должна иметь 1) понимание всех оттенков чувства, от которого хочет избавиться собеседник 2) где и как оно находит выражение в теле собеседника 3) корректность или адекватность его лексического выражения со стороны собеседника. Например, он может ощущать гнев, но говорить, что испытывает страх. Все три параметра выявляются методом усиления беспокоящего собеседника чувства, чтобы терапевт получил возможность разглядеть все неясности. При этом имеют значение образные определения, какими собеседник может сопровождать свои переживания (“сдавливают тиски”, “как будто гвоздь раскаленный застрял”, “острым ножом режут”, “комок мешает дышать”, «перед глазами туман», «внутри так тошно, как будто бы куча грязи»), так как они позволяют терапевту уловить частоту, на которой собеседник воспринимает свою проблему.   
  3. Создание образа. Когда для терапевта лексическая и соматическая локализация проблемного чувства становятся понятны, он может приступить к созданию образа. Собеседник должен визуально представить свой симптом на стуле или в любом другом месте, когда услышит от терапевта важное напутствие: «Не напрягайтесь. Первое, что пришло в голову, то и хорошо». Каким бы нелепым первое видение не оказалось, оно и есть то, что требуется. Если собеседник испытывают трудности с воображением, значит, имеет место внутренний запрет, не позволяющий осознать проблему. Либо нет доверия к терапевту. Либо мешает императив логического мышления, когда довлеет убеждение, что разум и мысли – это одно и то же. Иногда собеседник старается придумать образ «получше», и тогда надо принимать в учет его склад ума - например, вовлечь в игру, когда собеседник приказывает своему детищу открыть свое истинное лицо. Во всех остальных случаях необходимы дополнительные мероприятия: беседа,  релаксация, рисование (тренировка воображения) и т.д. Главное, чтобы образ был естественной проекцией чувственного переживания.
  4. Исследование образа. На этой стадии терапевтическая гипотеза может быть кардинально пересмотрена, так как правильно созданный образ несет в себе огромное количество новой информации, которую терапевт должен уметь читать. Например, образ змеи, практически всегда соответствует фаллосу. Иголки или кинжалы, поражающие сердце, означают болезненные переживания, связанные с любовью. Раскрытые цветы, как правило, связаны с теми или иными актуальными чувствами. Образ болота – депрессивные  переживания. Железные или каменные предметы в голове соответствуют жестким родительским предписаниям. Туман или облака – это непролитые слезы. Капканы или железные тиски, мешки с песком могут означать переживание чужого давления или ограничения свободы. Телов в рыцарских доспехах соответствует мышечному панцирю и ограничениям в общении. Дерево, располагающееся от ступней до макушки, означает витальную силу и уверенность в себе. Скала – образ родителя, который давит на ребенка. Солнце - изобилие энергии и родительская любовь и т.д.
  5. Проверка на фиксацию. Фиксация – это когда визуальный образ реально фиксирует эмоционально-чувственное состояние собеседника. Если такая связь существует, то изменение образа будет означать изменение этого чувственного состояния. Например, увеличение размера образа может привести к усилению болезненных ощущений или наоборот. При этом собеседнику не обязательно знать истинный смысл манипуляций, потому что это может добавить терапевту ненужные хлопоты.
  6. Метаморфоз. Этот этап должен изменить интересующее эмоциональное состояние (симптом), что достигается работой над его визуальным образом. Механическое изменение «картинки» результата не дает – требуется искренняя и эмоциональная работа собеседника, потому что истинное преобразование возможно только как результат затраты психической энергии человека. Чем больше, тем лучше, потому что трансформация образа осуществляется до тех пор, пока негативный образ не исчезнет полностью или не преобразуется в нечто доброе и хорошее. Например, чувство агрессии, символизируемое черным шаром, сойдет на нет, если этот черный шар исчезнет. Вместо него может спонтанно возникнуть образ, противоположный по смыслу, который на соматическом уровне будет выражаться свободным дыханием и снятием напряжения в области солнечного сплетения.
  7. Соматизация. Именно тело является тем шкафом, где хранятся наши эмоциональные состояния. Приняв новый образ в себя, в свое тело, собеседник принимает ту новизну, которую он ощущает с устранением привычного симптома. Иногда это бывает сложно и даже невозможно. В таких случаях необходимо продолжать разбор психологических проблем собеседника.
  8. Тест на ситуацию.  Если собеседник вообразит  ситуацию, в которой обычно возникало нежелательное переживание, и при этом ничего не почувствует, то работу можно считать выполненной. Практика показывает, что ментальная проверка полностью идентична реальной, хотя бывают исключения, когда в мыслях человек решает свою проблему, а в жизни все остается по-прежнему. Это происходит, потому что собеседник обманывает себя и терапевта, либо имеются неучтенные причины для сохранения страданий.
  9. Тест на экологию. Собеседника, после избавления его от психосоматики, необходимо спросить: нет ли каких-либо возражений против достигнутых изменений? нет ли неприятных ощущений в теле? Это необходимо сделать, чтобы быть уверенным в необходимости закрепления полученного результата.
  10. Закрепление. Основная проблема закрепления («якорения») заключается в том, что собеседник - не пациент. В сеансе он выступает в роли клиента, получающего расслабление, которое ему нужно, чтобы остаться наедине с самим собой. При этом психологу необходимо знать, насколько серьезно и искренне собеседник принимает изменения. Иногда тот соглашается только для вида, что делает невозможным закрепление результата, которое, от этого не становится менее ожидаемым. Ситуация чревата конфликтом, поэтому прежде чем приступать к якорению (закреплению), психолог обязан удостовериться: не лукавит ли клиент? И если имеет место «двойная игра», надо либо поменять тактику, либо продолжить разработку психологических проблем собеседника в направлении особенностей его характера (упрямства).

Сеанс гипноанализа. Сочетание образной терапии и регрессивного гипноза

Гипнотерапия для избавления от детских травм

Что такое гипнотерапия?

Воображение – язык подсознания. Гипнотерапевт, использует этот ресурс реципиента, организуя терапевтическое путешествие во времени. Иногда для того, чтобы вспомнить интересующие подробности, но чаще для установления картины возникновения психосоматических расстройств: фобий, нервных тиков, эмоциональных зависимостей, посттравматических синдромов.Online- обучение гипнозу и когнитивной гипнотерапии: лечение фобий через поиск психотравм Как и всякий инструмент, регрессия требует соблюдения правил применения. Например, ее нельзя применять, если этиология заболевания ясна до гипнотического сеанса. Так бывает, когда неопытные терапевты позволяют себе предвзятое мнение и используют регрессию, чтобы убедиться в его верности. В результате, метод не работает, так как обслуживает не реципиента, а самого гипнотерапевта, который невольно подводит итоги регрессии под уже сформулированный ответ.

Смысл регрессии в том, чтобы воспользоваться оригинальными данными, исходящими от клиента. Ведь всякая проблема имеет корни в прошлом, причем речь идет не единичном факте, а об их последовательности, обеспечившей эффект накопления травмирующего воздействия на психику человека. Регрессия позволяет выявить как первичную психотравму, так и референтные события, благодаря которым она развилась в полноценное психосоматическое расстройство. Только после этого гипнотерапевт вправе приступать к составлению личного представления о том, что происходит в психике «больного». Отсюда второе правило применения регрессии: применяемый метод должен включать техники многоуровнего исследования памяти реципиента. В противном случае, часть болезнетворных событий останется необнаруженной и нераспознанной. Соответственно, и смысл такого лечения сводится к временном улучшению состояния больного, так как оставшиеся в его психике агенты рано или поздно восстанавливают связи и заболевание вспыхивает с новой силой.

В мире немного практиков, которые владеют секретом последовательного погружения в глубины памяти реципиента методом «от уровня к уровню», поэтому и курсы регрессивной терапии далеко не всегда располагают соответствующей школой гипнодайвинга. В большинстве своем это системы навыков и умений, ориентированные на устранение симптоматики методом поверхностного сканирования, в то время как многие расстройства, такие как фобии, панические атаки, кожные аллергии, чаще всего, питаются от психотравм, расположенных в инфантильном, то есть досознательном периоде жизни человека. Обнаружить и устранить их можно только за счет техник глубокого погружения до «амнезийного транса», изучаемых на данном курсе.

Что такое когнитивная терапия и как она работает?

Модель АВС в когнитивной терапии. Методы лечения фобий

Сеанс регрессивной гипнотерапии: лечение фобий и психосоматики через поиск психотравм в гипнозе

Регрессивный гипноз и гипнотерапия. Лечение аллергии через перепроживание психотравм в гипнозе.

Проводим гипноанализ. Теория.

В жизни каждого человека стрессовые ситуации могут повторяться, а значит, в нашем подсознательном банке памяти может храниться одновременно несколько стрессовых записей, дающих одинаковую программу действий. Если нашу жизнь представить как ленту времени, на которой изображена диаграмма нервных импульсов, то пики наиболее сильных стрессов – это то, что наше подсознание выделяет как модель для формирования единой программы действий. В ряде случаев, это психосоматические реакции, основанные на эмоциональном нарушении, такие как:

В борьбе с ними метод гипноанализа считается самым эффективным среди всех средств, которыми располагает современная медицина. Благодаря возможности коммуникации с пациентом на бессознательном уровне, гипноанализ позволяет обнаружить и стереть в его памяти сюжеты, отмеченные пиковыми импульсами эмоций – те самые, что питают психосоматическое расстройство. Подобно тому, как растение лишается корневой системы и засыхает, так и заболевание тает и перестает о себе давать знать, если тандем гипнолог-пациент успешно ликвидируют все воспоминания, питающие заболевание.

При этом необходимо помнить, что природа проблем, с которыми к гипнологу обратился пациент, может носить чисто соматический характер (заболевания плоти), поэтому в ряде случаев необходимо  дополнительное обследование. В частности, предварительное исследование у специалистов требуется, если у больного наблюдается:

Регрессивная гипнотерапия

Вступление

На примере двенадцати ступенчатого метода регрессии, который используется во всем мире, мы покажем, как происходит процесс гипноанализа на практике. В связи с тем, что воспоминания или эмоциональная травма, которую пытается устранить гипнолог, чаще всего происходят в детстве, возврат (регрессия) осуществляется на отрезок между детством и взрослыми годами жизни. При этом пациент диссоциируется на две личности: «взрослый» и «ребенок». Однако следует учитывать, что травмирующие воспоминания не всегда связаны с детством.

По мере выполнения каждого из шагов, которые должны совершаться очень быстро, важно постоянно хвалить и поощрять клиента. Скажите, что он отлично справляется с поставленной задачей. Такие слова одобрения создают у человека уверенность в собственных возможностях и приближают успех терапии.

Шаг 1. Вызвать транс и установить раппорт (доверительный контакт).

Как правило, во время предварительной беседы с клиентом, когда тот рассказывает о существующей проблеме, вы решаете, действительно ли регрессия (или реактивация) является наилучшей формой терапии в данном случае? Поэтому на этом этапе то, что вы ищете – это выявление сильной эмоциональной связи в прошлом человека, указывающей на событие, которому, возможно, необходимо адресовать свои усилия.

Если вы решили применить регресс, первое, что нужно сделать – подготовиться. Вы уверены, что создали прочный контакт с клиентом. Он вам доверяет настолько, что готов поручить эту работу. Если все так, сообщите пациенту, что у вас имеются соответствующие навыки. Это очень важно, чтобы человек чувствовал себя в безопасности рядом с вами. Затем попросите его продемонстрировать простой акт согласия. Например: глаза человека и его внимание должно быть приковано к вам. После того, как вы получили подтверждение согласия, ваша следующая задача – создать механизм преодоления абреакции (повторного переживания травмирующего события) на случай, если это произойдет.

Скажите пациенту, чтобы он ощутил стул, на котором сидит. Тем самым человек ощутит, что он в безопасности. А вы, таким образом, создадите триггер безопасности, который будет незаменим, если у человека возникает состояние абреакции. Помимо этого условного знака следует подготовить и иной сигнал безопасности. Это может быть прикосновение к запястью человеку или другой условный знак, который будет воспринят человеком, как подтверждение его безопасности.

Затем скажите клиенту, что любые звуки, которые он будет слышать, во время гипноза больше чем звуки, поэтому он должен фокусироваться на вашем голосе, а не на звуках, производимых рабочим, который ремонтирует дорогу. В противном случае, он не получит нужного эффекта. Укажите, что это лишь вопрос концентрации внимания.

Ваш голос будет вести пациента на протяжении всего сеанса, и вы всегда будете рядом с ним. Это указание необходимо сделать для того, чтобы пациент не потерял взаимодействие с вами. Вы даете ему направление его последующего жизненного пути. Независимо от того, до какой степени он погружен в свои воспоминания, во время сессии он не прекратит слушать вас.

Как только пациент будет расслаблен и готов к работе, приступите к введению в транс. Вы можете использовать тот метод индукции, который предпочитаете. Например, вы можете использовать индукцию Элмана. Углубляйте транс, пока клиент полностью не расслабится и не начнет легко следовать вашим командам/предложениям.

Скажите вслух, что через мгновение вы коснетесь его плеча, и у него возникнут эмоции от события, о котором велась речь в предварительной беседе. Укажите, что возникшие переживания будут достаточно интенсивными, чтобы он их почувствовал. Но эти эмоции будут в то же время довольно слабыми, чтобы не потрясти его вновь.

После этого нужно удостовериться, что состояние клиента в норме. Разумеется, метод проверки зависит от используемого подхода. Для некоторых людей требуется мягкий, деликатный демократический подход. Для других подходит авторитарный (директивный) стиль воздействия.

Если требуется использование демократического стиля общения, необходимо создать условия, чтобы клиент ощущал, что о нем действительно заботятся. Чтобы он знал, что на него не оказывают давления, у него существует выбор. Давая такому клиенту установку вернуться к самому первому опыту появления болезненных эмоций, обязательно необходимо спросить, чувствует ли он себя нормально? Если человек указывает на плохое самочувствие, нужно уточнить: по его мнению, он готов к ощущению переживаний, либо ему требуется что-то еще для воскрешения забытых эмоций? Такое предложение дает человеку право выбора, что приближает успех терапии.

Авторитарный подход предполагает использование приказов и директив. Несмотря на то, что авторитарный стиль подразумевает непосредственное командование пациентом, в некоторых ситуациях эта манера общения помогает достигнуть максимальных результатов.

И в демократическом, и в авторитарном стиле важно одно: клиент должен быть уверен, что гипнолог сильнее его проблемы.

Итак, скажите клиенту, что вы будете считать от трех до одного. Когда отсчет завершится, он вернется в то время, когда он впервые испытал деструктивные эмоции. Убедите человека в том, что, как только он доберется до первоначального события и испытает переживания, вы вернете его в настоящее время. Укажите, что он будет напряженным лишь на мгновение, но вскоре дискомфорт исчезнет. Удостоверьтесь, что с клиентом все в порядке. Затем спросите их, готов ли он начать.

Шаг 2. Полная ориентация

Коснитесь плеча вашего клиента и попросите его вернуться в то время, когда он впервые испытал эмоции, которые старается изменить. Вполне вероятно, что при первой попытке человек не сможет вернуться в период, когда свершилось первоначальное событие. Не останавливайте попытки подталкивать его назад в прошлое, до тех пор, пока он не достигнет стартового события. Несколько полезных вопросов, которые нужно задать человеку, когда это случится:

Задавая такие вопросы, важно не допустить, чтобы они не наводили его на ложные воспоминания. В частности, нельзя задавать вопросы, которые случайно могут ограничить какой-то определенный интервал прошлого. Например, если вы спросите: «Сколько вам лет?» и предположите, что «вам около 7», то рискуете сильно изменить все воспоминание. Вопросы должны быть нейтральными и альтернативными, которые дают человеку возможность сделать выбор и восстановить истинный опыт. Например, когда вы спрашиваете: «Вы внутри или снаружи?», то даете клиенту возможность дать ответ, основываясь на том, что он помнит и что думает, не полагаясь на предложения. Вопрос: «Вы находитесь внутри?» является предложением, подразумевающим определенный ответ. Точно так же, если вы спросите: «Есть ли у вас обидчик?», то некоторые люди могут сказать «нет», а другие станут учитывать саму возможность наличия такого обидчика, так как вы недвусмысленно указали на нее. Всякое ваше предположение может изменить воспоминания человека. Поэтому адресуйте пациентам лаконичные вопросы. Полностью контролируйте процесс формулирования вопросов и упоминайте только ту информацию, которую дал клиент.

Ждите ответа на каждый вопрос, чтобы определить, вернулся ли человек в момент первоначального события? Если нет, осторожно коснитесь его плеча и повторите отсчет три-два-один и вновь попросите человека вернуться назад к моменту возникновения первичных эмоций. Снова задайте ему вышеуказанные ориентировочные вопросы, чтобы помочь разыскать истинные воспоминания.

Немаловажно задать клиенту вопрос о его возрасте, особенно если вы уверены, что человек страдает из-за детской травмы. Это позволяет установить, необходим ли откат в еще более отдаленное прошлое.

У многих возникают вопрос: важно ли возвращаться к первоначальному событию? Ответ таков: исходная ситуация в данном случае – продукт воображения, а не отражение реальности. Ведь люди застревают в той идее, что именно это событие вызвало травму. Если вы вернете их в прошлое время и исправите травмирующую ситуацию, они решат, что все исправлено. Вера формирует реальность.

Шаг 3. Диссоциация (разделение)

Когда клиент достигает точки, где он испытал болезнетворную эмоцию в первый раз, вам нужно незамедлительно вернуть его обратно, чтобы переживания не травмировали его. Позвольте человеку очень быстро и кратко почувствовать былые эмоции, но затем обязательно верните его в настоящее, чтобы у него сохранялась уверенность, что он защищен на 100 процентов. Итак, сосчитайте один-два-три и скажите клиенту, что он вернулся к своему «взрослому» «Я». Подчеркните, что он находится в безопасности на своем стуле. Скажите, что он может позволить неприятной сцене исчезнуть. Как будто он наблюдает за происходящим издалека.

Есть два важных момента, которые следует учитывать в этот момент. Во-первых, явление диссоциации. Проблема с травмой заключается в том, что люди испытывают неправильные чувства, такие как страх или гнев. Слишком большой гнев вынуждает их раствориться в эмоции, поэтому они теряют все свои психические ресурсы. Они настолько поглощены гневом, что утрачивают ситуационный контроль, а затем действуют вредным для себя способом.

Подобным образом и страх становится проблемой, когда он берет контроль над вами и вынуждает изменить свое поведение. Например, вы преодолеваете сорок лестничных пролетов, чтобы не оказаться в лифте. Ведь вы предполагаете, что он может сломаться и вы попадете в ловушку.

Страх – полезное явление, которое защищает вас. Но когда вы боитесь постоянно, ваше тело выбрасывает в избытке химические вещества, такие как кортизол. Организм начинает бороться с собой и уничтожать себя, потому что некоторые эмоции разрушительны.

Страх и гнев – кратковременные «корректоры», действующие тогда, когда целесообразно заплатить такую цену, чтобы избежать более серьезных последствий. Например, сможет ли отец вбежать в горящий дом, чтобы спасти своего ребенка? Конечно, он так поступит, потому что результат стоит того. Точно так же станет ли кто-то нажимать на тормоза и использует ручной тормоз, чтобы избежать столкновения? Конечно. Эти меры испортят машину, но альтернатива значительно хуже.

Проблема возникает, когда эти саморазрушительные эмоции становятся хроническими. Особенно, когда чрезвычайность события явно не соответствует психической и физической реакции - постоянный страх или гнев съедают вас изнутри. Чтобы этого не происходило, вам нужен способ для защиты от них, для предотвращения умственных страданий, которые страх и гнев порождают.

По мнению исследователей, химический след от эмоций сохраняется от 5 до 90 секунд. 90-секундная версия имеет наибольшее количество подтверждений, поэтому мы будем использовать такой вариант в качестве эталона. Это говорит о том, что любая эмоция, которая продолжается дольше 90 секунд, должна быть воссоздана и откорректирована.

Хороший образ, используемый для описания диссоциации – это дозатор мыла в ванной комнате. Каждый раз, когда вы нажимаете на кнопку, происходит вытекание мыла из емкости. Состояние, когда люди переполнены эмоциями, напоминают то, что их палец заклинило. Они просто продолжают нажимать на кнопку до тех пор, пока раковина не будет переполнена от вытекшего мыла. Единственный способ отключить умственный аппарат, который мысленно нажимает эту кнопку – надеть колпачок на раздаточном устройстве дозатора, чтобы нажатие кнопки больше не срабатывало. Это и есть диссоциация.

Лучший способ – использовать символизм. Предположим, вы столкнулись лицом к лицу с тигром. Каким большим он будет казаться? Наверняка, очень большим. Вы находитесь в опасности? Наверняка, да. Теперь предположим, что тигр находится в миле от вас. Насколько велики его размеры сейчас? Вы подвергаетесь такой же степени опасности? Однозначно, нет.

Поэтому идеи размера и расстояния могут использоваться, чтобы научить, что означает безопасность? Когда вы говорите клиенту, чтобы он переместил всю сцену на расстояние или позволил ей исчезнуть, это означает, что можно отдалиться настолько, чтобы человек сумел сконцентрировать ресурсы, необходимые, чтобы избавиться от такой картины.

Во-вторых, для чего необходим подсчет? Когда вы посчитаете 3-2-1 и скажете клиенту, чтобы он вернулся к самому раннему опыту переживания эмоций, вы даете ему триггер (запоминающий элемент с двумя и более устойчивыми состояниями) - это классический метод гипноза.

Примечание.

Чтобы контролировать состояние клиента, обратите особое внимание на сигналы транса, такие как изменения оттенка кожи, подергивание глаз или их неподвижность. Другие сигналы включают в себя расширение зрачка, замедление пульса, изменения характера дыхания, фиксированный взгляд, «стеклянные» глаза, изменения мигательного рефлекса, изменения в их механизмах глотания, утомление или закрытие глаз, непроизвольные мышечные судороги, оцепенение конечностей, изменения в голосе, увеличение пассивных реакций.

Шаг 4. Реконструкция

Этот шаг очень важен для облегчения тревоги во время регрессии. Состояние, когда клиент пережил сильные эмоции – это нервное потрясение, поэтому важно, чтобы вы нашли слова, способные его убедить, что никакой опасности нет, несмотря на всю интенсивность его переживаний. Например, в голосе женщины, страдающей от страха змей, при возвращении к моменту первоначального опыта, отчетливо слышался панический ужас. Она была на грани нервного срыва. Гипнотизер спросил ее, была ли она в той ситуации одна или находилась с кем-то другим. Затем он задал вопрос о ее возрасте. После этого он подбодрил, указал, что ее прежнее «Я» было убеждено, что не справится с ситуацией, однако все получилось отлично. Она пережила это и теперь знает, что это правда. Ее младшее «Я» не думало, что сможет выжить, но настоящее взрослое «Я» знает, что все сложилось наилучшим образом.

Шаг 5. Найдите две точки безопасности

Идея этого шага заключается в том, чтобы и «взрослый», и «ребенок» помнили опыт и чувствовали себя в безопасности.  Инициирующее стресс событие относится к опасной ситуации, и к ней вовсе не обязательно возвращаться. Вы можете использовать любое воспоминание, потому имеете дело с игрой воображения на темы прошлого. Другое дело – вопрос веры.  Причиной стремления к пусковому событию является вера человека, что это началось именно там и тогда. Это значит, что он будет верить, что это там же и закончится. Иными словами, вы могли бы работать с самыми последними воспоминаниями человека и высвобождать их, но если у него есть другие воспоминания об одном и том же чувстве, то он может воссоздать проблему, случайно подумав о них. Возвращение и очистка всех воспоминаний создает иллюзию того, что человек только здесь и сейчас освоил это событие, но это тоже может создать проблему. Единственное, что действительно имеет значение – отношение человека к проделанной работе во время сеанса. Он должен чувствовать, что проблема полностью решена.

Второй аспект, который необходимо учитывать: внутри клиента нет ни взрослого человека, ни ребенка, а есть только одна цельная личность. Аватар «ребенка» - это игра ума, символ, помогающий изменить отношение человека к болезненным воспоминаниям.

Третье. Самое необходимое действие – четко определить точку безопасности до и после события. Было время до события, когда субъект был в безопасности, и было время после события, когда он уже чувствовал себя защищенным. Вам необходимо получить эту информацию от клиента.

Если ваш пациент рассказывает, что он в детстве когда-то потерялся, когда играл со своим другом в парке, то это ваш первый репер (точка отсчета). Это момент, начиная с которого веселье и волнение человека будет превращаться в страх и травму. Второй репер - после травматического события, когда его уже обнимают родители, и он вновь почувствует себя защищенным.

Помочь клиенту найти эти точки безопасности во время сеанса гипноза очень важно, поскольку это помогает связывать травмирующее событие и связанные с ним эмоции в один контекст, делая его более переносимым.

Примечание.

В некоторых редких случаях, когда травма была значительной или свершилась недавно, человек уже не чувствовал себя в безопасности. Однако после травматического события вы можете использовать сценарий пребывания в одной комнате с вами как в безопасном для него месте.

Шаг 6. Контур защиты

Объясните человеку, что вы просите его перенестись в то место, где он находился до того, как произошло сенсибилизирующее событие. Затем попросите вашего клиента ускорить движение вперед через активный участок места события до точки безопасности после травмирующей ситуации. Важно объяснить, что его эмоции не будут такими интенсивными, как он пережил в первый раз. Тем самым вы готовите его к тому, чего следует ожидать, когда он будет вновь проходить через ситуацию дискомфорта.

Контур защиты – это способ перефразировать воспоминания, чтобы придать им другое значение. Речь идет о символическом контексте. Например, если кто-то спросит вас, может ли он сжечь вашу руку, вы наверняка дадите отрицательный ответ. Однако если вам дадут понять: либо сожгут вашу руку, либо руку вашего ребенка, вы, конечно, сами выбираете свою руку, потому что сейчас символически ситуация имеет совершенно другой смысл.

Еще один момент, который следует иметь в виду: человек может все время находиться в плену воспоминаний о травмирующем опыте, поэтому ему будет крайне сложно перебегать из одного «безопасного места» в другое. Поэтому, как только вы заметите изменения выражения лица и тона голоса, надо сразу же возвращать клиента в реальность. Необходимо постоянно следить за ним и реагировать на любые подобные изменения, в противном случае вы рискуете ухудшить состояние своего подопечного.

С каждым разом переход может быть быстрее, а эмоции – менее тяжелыми, потому что клиент постепенно будет осознавать, что все происходящее с ним абсолютно безопасно.

Шаг 7. Гипнолог учит «взрослого» и «взрослый» учит «ребенка»

Следующий шаг заключается в том, что гипнотизер объясняет «взрослому», что, пока «ребенок» не знает, что он уцелел после пережитого опыта, «взрослый» в этом осведомлен. «Взрослый» находится сегодня здесь в этой комнате. Это должно быть сделано, когда клиент находится в трансе. В этом состоянии можно спросить у «взрослого»: как младшее «Я» отреагирует на то, что скоро ему удастся пройти очень неприятный опыт, после которого он снова будет в безопасности? Спросите человека, как такое сообщение повлияло бы на существующего в нем «ребенка». Таким образом, гипнотизер тренирует «взрослого», а «взрослый», в свою очередь, тренирует «ребенка», а затем все повторяется снова. И «ребенок» уже знает, что после опыта он снова будет в безопасности. Вы даже можете сказать: «А что, если ты скажешь своему младшему «Я», что оно снова будет в безопасности, как только испытание закончится? Разве это не будет хорошо? Идите вперед и наперед расскажите «ребенку» обо всем, чтобы помочь ему подготовиться». Затем попросите взрослого опять пройти цикл от безопасности до травмирующего события, через него до точки, где он вновь почувствует себя в безопасности, и снова вернуться к настоящему. Перемещение по такой траектории в очень быстром темпе приводит к тому, что все происходящее сливается в одно воспоминание. Необходимо возвращаться к повторению этого цикла до тех пор, пока эмоции человека не будут заметно уменьшены.

Шаг 8. Реконструкция (моделирование процессов, происходивших в прошлом) «взрослого».

Пока транс продолжается, верните «взрослого» в «комнату безопасности». Ваша цель – проинструктировать его, пережившего  травматическое событие, как передать этот опыт  «ребенку», поскольку в детстве такого ресурса не бывает. Вы должны объяснить «взрослому», что он должен вернуться к моменту события и составить разговор с «ребенком». Тот должен понять, что произойдет с ним, и что он будет, как всегда, в безопасности.

Шаг 9. «Взрослый» обучает «ребенка»

Следом за реконструкцией еще раз пройдите по «петле времени» и повторно попросите «взрослого» обучить «ребенка». «Взрослый» должен помочь «ребенку» понять, что перед событием все было безопасно и хорошо, и после события все будет так же безопасно и хорошо. «Ребенок» должен понять, что при любом раскладе он будет в порядке – ведь «взрослый» живой и здоровый прямо сейчас сидит перед ним.

Так выглядит когнитивная терапия, которая во многом основывается на иллюзорном расширении прав и возможностей для достижения успеха. Ведь когда «взрослый» разговаривает с «ребенком», на самом деле он беседует с самим собой. Обучая символического «ребенка», он возлагает на самого себя роль лидера, полномочия которого передаются и «ребенку». Получается, что «взрослый», собирая ресурсы «в будущем», сообщает их «ребенку», так как становится образцом для подражания. И «ребенок», действительно, использует «взрослый» ресурс, легче переживая травмировавшее его когда-то событие, что в конце-концов делает его сильнее, открывают перед ним новые возможности.

Шаг 10. Многократное повторение циклов

Пробегайте по «петле времени» до тех пор, пока болезнетворная эмоция не будет полностью истощена. Это будет заметно по спокойному поведению «ребенка». Вы должны убедиться, что клиент

Многократно повторяя цикл, вы формируете и настраиваете новые реакции человека, наращивая положительный опыт пациента, а значит, и его уверенность в том, что у него больше нет проблем. Цикл должен продолжаться до тех пор, пока у вас не исчезнут последние сомнения в том, что новые воспоминания стали частью его личности.

Шаг 11. Прощение

Этот шаг предполагает, что «взрослый» простит всех, кого он считал виновными в своей психотравме. Прощение необходимо, чтобы пациент освободился от груза болезнетворных переживаний, которые все это время не давали ему спокойно жить. Возможно, в то время были люди, которые должны были знать, как поступить - братья и сестры, родители или другие взрослые. Они должны были защитить или сделать так, чтобы ситуация стала менее пугающей, а то и вовсе устранить факторы, которые ее вызвали. Любая ситуация могла привести к тому, что «ребенок» почувствовал негодование или гнев по отношению к другим людям. Поэтому важно, чтобы «взрослый» прощал каждого из них вслух. Если необходимо, он может это сделать в уединении, но важно, чтобы он обратился к каждому человеку по отдельности и выразил словами:

Наконец, «взрослый» должен простить самого себя - «ребенка», потому что событие не было его «ошибкой». Будет не лишним, если «взрослый» выразит самому себе - «ребенку» гордость за него, поскольку во время сеансов тот вел себя мужественно и смело в критический момент.  

Примечание.

Когда «взрослый» разговаривает с «ребенком» о событии, важно, чтобы он делал это любезно. Если с этим  проблемы, надо потратить дополнительное время, пока все не получится, чтобы можно было двигаться дальше.

Шаг 12. Воссоединение

Последним шагом в этом процессе является соединение «ребенка» и «взрослого», позволяющее «ребенку» расти и развиваться с новыми ресурсами, которые «взрослый» приобрел на протяжении всей своей жизни и в результате процесса гипнотерапии.

Для того, чтобы начать воссоединение, попросите клиента представить себе, что он вошел прямо в тело ребенка, чтобы он стал им и ощутил единство. Важно не торопить этот процесс: он должен занимать столько времени, сколько нужно. Умственное слияние «ребенка» и «взрослого» должно быть полным.

Следующее действие включает в себя управление «интегрированным» ребенком/взрослым на всех этапах жизни человека, начиная с возраста, в котором он был, когда произошло событие. При этом не забудьте провозглашать вслух все этапы проработки, которые проводите. Как только вы закончите, необходимо вывести человека из транса таким образом, чтобы он чувствовал себя отдохнувшим, расслабленным и наполненным энергией. Важно не спешить с этим, надо позволить ему вернуться к нормальному бодрствующему состоянию без проблем. Это может занять или несколько секунд, или  несколько минут – не важно. Как всегда, проверяйте свою работу, когда человек выходит из транса! Проверка должна подтвердить, что у клиента нет симптоматичных эмоций или других признаков того, с чем вы боролись во время сеанса.

Заключение

Регрессия может быть невероятно мощной по воздействию. Люди могут «застрять» в своем прошлом, особенно в тот момент, когда возникла сильная эмоция, поэтому всегда надо помнить: воспоминания – не воспоминания, а игра ума. Это кажется невероятным, потому что образы могут выглядеть абсолютно реальными, но на самом деле мы имеем дело с процессом, более похожем  на то, как написанная писателем история оказывается не похожей на изложение очевидца. Хотя тот тоже запомнил происходившее  однобоко – только с точки зрения собственных ощущений, что и преодолел писатель. Писательское видение, в свою очередь корректируется режиссером, который по этому литературному произведению ставит спектакль. Более того, с этогот момента каждая новая постановка будет иметь новое освещение, декорации, костюмы актеров и т.д. Отсюда вывод: гипнотическое воздействие не должно стимулировать ложные  воспоминания. При этом необходимо учитывать, что никто не знает, основаны или нет воспоминания человека на реальных событиях. Это и не важно. Главное, что пациент считает, что они имели место. Если человек верит, что произошла трагедия, то ее последствия всегда будут зримы реально.

Откуда происходит травма на самом деле? Два человека переживают одинаковый ужасный случай. Один из них выходит из драматической ситуации, чувствуя радость и облегчение, что все закончено. Другой – все время оглядывается, вспоминает подробности произошедшего, всякий раз наполняясь страхом. Отсюда вывод: причиной эмоциональной травмы является не событие, а чрезмерно интенсивное его переживание. Если унять эмоции, то травма исчезнет.  

Доступ к чьим-то воспоминаниям лежит через сферу бессознательного в каждом из нас, которая покрывает хранилище всех сведений о нашей личной жизни. Память – это тоже субстанция живая, динамична,  каждую секунду меняющаяся как река. Принято определять три состояния этой «реки» по уровню интенсивности «течения»  – гипермнезия, реактивация и регресс.

В чем разница между регрессией и реактивацией? Состояние современной науки предполагает скептический взгляд на  различия между реактивацией памяти и регрессией. Реактивация памяти позволяет возродить воспоминания человека здесь и сейчас. Благодаря этому явлению человек ощущает все эмоции, как если бы все происходило сейчас, но он не участник событий, а смотрит фильм, переживая за главного героя, как мы это делаем в кинозале. Во время реактивации человек описывает происходящие с ним события от третьего лица: «Он садится на свой новый велосипед». Регрессия обеспечивает эффект присутствия. Человек погружается в прошлое и действует там, считая себя тем, кем он был в то время. При этом он не в курсе, что пребывает в гипнозе и принимает все происходящее за чистую монету. Человек в состоянии регрессии говорит: «Я сажусь на свой новый велосипед». Оба способа – условие, при котором работает гипнотерапия. Считается, что значение имеет только сам факт возрождения эмоций и опыта. Они начинают оживать, и гипнолог может проводить работу по изменению переживаний. Отсюда вывод: достижение регресса не самоцель. Более того, гипнологу как профессионалу пристало достигать коммерческого результата максимально простыми способами с приложением наименьших затрат.

Примечание:

В случаях наличия у пациента крайне тяжелой психической травмы (физическое, психическое или сексуальное насилие) гипнологу не следует вводить клиента в состояние, выходящее за пределами реактивации памяти. Регрессия может вызвать чрезмерно интенсивные переживания и избыточно сильную абреакцию (отреагирование)

Терапевтические запросы
Когнитивная гипнотерапия

Алгоритм сеанса регрессивной гипнотерапии.

Стандартная схема регрессивной индукции

1. Гипнотизация
2. Погружение в транс через провоцирование психосоматического приступа
3. Регрессия в стартовый эпизод с целью переосмысления и абреакции (повторного переживания) травмировавшего события
4. Возвращение в реальность
5. Контроль изменений

Гипнотизация

Не смотря на то, что регрессия как скачок в прошлое основывается трансе, гипноз, даже минимальный, необходим с самого начала сеанса. Гипноз приводит в состояние гипермнезии, то есть обостренной способности припоминания. С его помощью можно усиливать болезнетворные эмоции, необходимые для погружения в транс, а после выхода из транса гипноз позволяет диссоциировать пациента, чтобы тот смог посмотреть на ситуацию со стороны (для переосмысления произошедшего). Кроме того, от глубины гипноза зависит яркость воспоминаний пациента и его способность легко входить в образ «ребенка» - и то, и другое повышает эффективность всей процедуры гипноанализа. Погружение в транс через провоцирование психосоматического приступа

Транс (франц. transe - оцепенение) – это состояние, которое ничего общего с гипнозом не имеет, так как представляет собой кратковременное помрачения сознания с утратой самоконтроля. Транс требует большого количества нервной энергии, которое можно получить от очага психосоматического заболевания пациента. С помощью гипноза наводим ближайшее воспоминание, отмеченное приступом, погружаем пациента внутрь и провоцируем у него состояние аффекта. Вместо эмоционального взрыва мы увидим глубокий транс. Пациент в этом состоянии сможет использовать дискомфортные ощущение, которые он испытывает во время психосоматического приступа, в качестве «запаха» недуга. По этому «запаху» он как собака найдет в памяти стартовое событие, с которым он сам связывает зарождение недуга.

Лексическое выражение:
Доверьтесь внутреннему ощущению. Наши чувства – наша связь с прошлым. Они ассоциируют одно воспоминание с другим, служа паролем, который позволяет нам путешествовать по однородным воспоминаниям. Ведь все они объединены одним чувством. В нашем случае – это ощущение дискомфорта, которое вы испытываете всякий раз, когда приближается паническая атака или иная форма психосоматического приступа. Припомните последний случай как вчерашний день, не пытаясь воссоздать картинку. Только ощущения.
Я сейчас досчитаю до трех, щелкну пальцами, и вы мысленно окажитесь там. Один. На ум приходит время и место, связанное с этим событием. Два. Голову наполняют слова, фразы, которые тогда звучали. В теле проступает то, что мешает, сдавливает, колит, ограничивает. Опять тоже ощущение неудачи, потери, обиды, страха. Три. Концентрируйтесь и вспоминаете, вспоминаете. Вспомнили. Станьте самим собой тогдашним. Вернулись назад и посмотрите глазами того себя. Дайте волю воображению. С каждым вдохом и выдохом ситуация вновь и вновь проигрывается как сейчас.
Найдите, где в теле возникает иные вибрации. Придайте этому дискомфортному чувству форму, объем, цвет. Мысленно погрузитесь в это чувство. Под моим голосом, вы находитесь в безопасности. Позвольте эмоциям быть настолько реальными и сильными, насколько возможно.
Осознайте, какие мысли приходят в голову тому, кем вы были тогда? Мысли о себе, о людях, о мире в целом? Какое решение приняли? Проиграйте все что было от начала до конца.
Когда я щелкну пальцами, посмотрите на ситуацию со стороны. Взгляните на свое поведение критически. Случившиеся звено одной цепи между прошлым и будущим, поэтому найдите себя раньше стрессового момента и сравните с тем, что стало после. Что изменилось с вами на уровне поведения? Какому правилу отныне решили следовать?

Примечание
Если пациент вспоминает быстро, а переживает динамично, то убыстряйте счет. Скорость - залог успеха (транс – состояние кратковременное) Если клиент не подает признаков регрессии и скуп на проявления чувств, считайте медленно, сдобряя процедуру проповедью, способную разбудить в нем воспоминание с травмирующем опытом.

Вернитесь в сердцевину травмирующего события. Станьте тем, кем вы были в тот момент. Ощутите легкое напряжение в теле от мысли о прочиненной боли. Представьте, что глаза и чувство дискомфорта связаны воображаемыми нитями. Пусть в голову приходят образы, воспоминания и наоборот мысли и обрывки фраз активизируют телесные ощущения. С каждым шагом эта связь крепнет, становится яснее.
Хорошо. Вспомните, что ваше «Я» в ваших глазах. Прикажите самому себе: «Мои веки расслаблены, веки склеены, я так хочу».
Проверьте. Попробуйте приоткрыть глаза, зная, что веки не работают.  Пытайтесь, пытайтесь открыть их! Довольно! Ощущение дискомфорта усиливается, веки в замке, зато открыт доступ к кладовой памяти. Представьте себе, что неприятное чувство, испытываемое вами, – это туннель… Туннель в прошлое. Туннель, который приведет вас к тому времени, когда вы испытывалши его ранее. Войдите внутрь, как входите внутрь помещения. Я досчитаю до трех и щелкну пальцами, вы окажитесь в более раннем событии. Один. Все как в тумане. Два. Концентрируйтесь и движетесь вниз к центру этого чувства. Приходят на ум отдельные слова, слова встраиваются в предложения, предложения в событие. Вспоминаете, вспоминаете, вспомнили. Возникают образы, которые объединяются в единую картину. Три. Туман рассеивается. Вернулись назад. Осознание заполняет ситуацию. Стали собою в том возрасте, какой был у вас тогда.
Ощутите происходящее так, как будто оно происходит сейчас. Вдох, выдох и событие продолжает развиваться. Легче вспоминаются люди, кто рядом и кто далеко? В помещении или на улице?
Я щелкну пальцами и начнут приходить мысли, которые были в голове того вас, каким вы были тогда. Перенесите себя в начало ситуации. Осознаете лучше, что за идеи, в которые вы тогда уверовали? Как решили действовать впредь? Какие выработали для себя правила?  
Сфокусируйтесь на ощущении дискомфорта. Связь мыслей и чувств крепнет, из мыслей рождаются чувства, а чувства ассоциативно вызывают мысли.

Следует контролировать логику действий пациента посредством уточняющих вопросов.

Что еще усиливает напряжение, которое вы испытываете в связи с этим событием: чьи-то слова, действия, сложившиеся обстоятельства? Дайте волю воображению и позвольте подсознанию показать самый худший сценарий то, чего не было, но сама мысль о подобном исходе вызывает боль. Вновь щелкну пальцами и слабое делается сильным, в голову приходят самые тревожные варианты, что может ранить куда больнее.  
Вы снова находитесь в той ситуации. Слова, образы уходят на задний план, сливаются в единое и сильное чувство дискомфорта. Вы как в тумане. С каждым вдохом и выдохом тело становится меньше, моложе, чувство напряжения нарастает, потому что движетесь к источнику вашей дурноты.    
Я досчитаю до трех и щелкну пальцами, придет мысль-причина или вы окажитесь в более моменте, который стал началом цепочки травмирующих ситуаций.

Примечание.
Если реакция на слова автоматическая, то используем директивный стиль: даем команды в приказном тоне.

Один. Концентрируйтесь и движетесь вниз к центру чувства дискомфорта. Два. Приходят на ум отдельные слова, слова встраиваются в предложения, предложения в событие. Лента ощущений отматывается назад. Возникают образы, которые объединяются в единую картину. Три. Туман рассеивается. Вернулись назад.  
Осознание заполняет все пространство.
Смотрите на происходящее глазами того себя, который оказался в плохой ситуации. Внутри вы или снаружи неважно, впитываете образы, наполняясь энергией дискомфорта. С каждой новой деталью вы как сжатая пружинка, напрягаетесь сильнее. Осознаете, что больнее ранит. Вдох, выдох и событие продолжает развиваться. Проступают отдельные фразы, картины, пропитанные дискомфортом.

Регрессия в стартовый эпизод с целью переосмысления и абреакции (повторного переживания) травмировавшего события

Абреакция – это повторное переживание травматического события с целью дать выход избытку сдерживаемых эмоций. Эмоциональная разрядка. Когда клиент начинает демонстрировать любые признаки абреакции, даже умеренные, это означает, что регрессия идет в верном направлении. Термину «абреакция» (по В.Хамидовой)  соответствуют понятия «катарсис», «отреагирование».

Лексическое выражение:
Вы как губка впитали эту дурную энергию, позвольте теперь всему лишнему покидать ваше тело и разум! Хотите кричать - кричите, хотите ударить - бейте. Все движения делайте мысленно. В первую очередь выражайте все самое иррациональное, непривычное, неправильное. Тем самым вы избавляетесь от корней проблемы. Точно также вынимаете занозу из пальца, чтобы позволить ране зажить. Не страшитесь раз за разом переживать ужасное воспоминание – вы высвобождаетесь, потому что все болезнетворные эмоции выкипают.
Всякий раз, когда сюжет заканчивается, отматывайте пленку на начало и вновь переживайте прошедшее. Не бойтесь ощущения дурноты, накатывающих слез, крика – это ваши подавленные чувства, которую лучше всего перевести в физические движения. Освобождайтесь также от дискомфорта воображаемыми жестами и поступками – здесь вам предоставлена полная свобода действий. Будьте самим собой, завершая незавершенные мысли.
По мере исхода паразитарных эмоций крепнет и ширится новое понимания происходящего. Вы в состоянии охватить всю картину целиком, понимая ложность тех представлений, которые вы усвоили, когда не имели возможности посмотреть на себя со стороны. Действуйте смело и свободно, не оставляя камня на камне от былых тревог.
Я щелкну пальцами и костер ваших чувств вспыхнет с новой силой.  Это будут выгорать остатки напряжения, которое возникает от вновь открывшихся деталей.
Вы продолжайте с удвоенным намерением превращать подавленную эмоцию в действие. Направляете на внимание на людей рядом. Хотите что-то сказать - говорите, сделать - делаете. Импульсы могут быть противоречивыми, это нормально. Ведь вы завершаете незавершенные мысли, тем самым лишая силы, изжившие себя представления.

Примечание.
Связь между стартовым событием и сегодняшними симптомами выглядит достоверной далеко не всегда, поэтому используем тот факт, что абреакция временно повышает внушаемость, чтобы зайти на новый круг: наводим симптом и регрессируем по «запаху» расстройства в еще более ранние этапы жизни. Если раньше ничего не вспоминается, то смотрим всю цепочку событий, чтобы найти место, где мы отправились в ложные воспоминания.
Довольно. Даже если что-то остается, то при следующем сеансе нырните более глубоко и выдерните остатки психотравм. А пока довольно. Находясь «там и тогда», зная, что нет ничего, что могло бы вам угрожать, закройте внутреннее зрение. Все уходит на задний план. Расслабили веки, они не могут подняться. Вы этого хотите, и это происходит. Проделайте небольшой тест: попытайтесь раскрыть глаза. Они словно склеены! С каждой новой попыткой раскрыть их, веки остаются все более сомкнутыми, словно на замке. Вы просто забыли, как их открывать. Вы пытаетесь вспомнить, как это делается, и не получается. Вы забыли, как пользоваться мышцами век, какие импульсы и в какой последовательности посылать телу... И это прекрасное состояние забвения и отрешенности растекается теплой волной по вашему телу, разливаясь по нему как живительная влага. Вы отдаетесь этому ощущению безвременья и покоя. Вы – сфинкс, который погружен в поток тысячелетий. В этом образе вы скользите вниз, все затухает, исчезает, уходит…
Из этого места покоя и силы вы можете беспристрастно оценить жизненный путь.
Я щелкну пальцами, а вы как бы со стороны посмотрите на себя того, которым вы были, оказавшись в самой ранней травмирующей ситуации. Сейчас вы начинаете понимать, ложность полученного урока, потому что с высоты своего возраста видите то, чего не могли видеть тогда.
Что вы, ребенок, стали представлять о себе, о людях, о мире в целом? Какие выводы сделали? Быть может какому правилу стали слепо следовать?
О чем был ложный закон, который вы приняли за истинный? Выразите в его словах. Ваше заблуждение необходимо выговорить.  
Возможно. Вы не до конца поняли того урока, что получили от жизни. Большое видится издалека. У вас будет возможность осознать ценность приобретенного опыта.

Возвращение в реальность

Дышим глубоко и яростно! С каждый вдохом и выдохов сознание соединяет эпизоды, которые подкрепляли ложные установки, в единое целое. В звенья одной цепи. Я щёлкну пальцами и буду считать от 1 до 10 вверх, а вы по этим звеньям, от самого первого, будете расти, мысленно проходя через события, в связи с которыми вы плохо себя чувствовали.  Итак (щелкает пальцем), один. Концентрируетесь на характерных неприятных ощущениях в теле и вспоминаете соответствующие события от самого первого.
Два. Как по лестнице двигаетесь вверх по времени, на каждой ступеньке – очередной случай проявления старых ограничений.
Три. Постепенно они выстраиваются в цепочку, ведя в направлении вашего сегодняшнего Я. Оно состоит из правил, принципов и нравственных установок, которые вы выработали в процессе жизни.
Четыре. Какие из них направлены против собственных интересов? Это к ним ведет цепь ложные умозаключений, не правда ли?
Пять. Сосредоточьтесь на найденной ошибке. Оцените ее вес в составе вашего характера.
Шесть. Вы понимаете, что стратегия была впору тому маленькому человеку, которым вы были когда-то. Вы выросли из нее.  
Семь. Старые умозаключения и выводы жмут и мешают двигаться вперед. Они на вас трещат по швам, потому что были предназначены для маленького человека, которого больше нет.  
Восемь. Мысленным взором вы охватываете весь период своей жизни, начиная с которого детские убеждения стали обузой, мешая вам жить все больше и больше.  
Девять. Дыхание становится более энергичным. Вы собраны и уверены. Лучше осознаете старые ограничения и те новые мысли, с которыми хочется жить дальше.
Десять. Вас охватывает состояние легкого озноба как после прохладного душа... Из мышц уходит чувство тяжести и расслабленности... Разум наполнятся мыслями о новых горизонтах, которые теперь открываются вам.  
Оставайтесь на этой волне ожидания счастья. Вам знакомо это детское предвкушение в канун дня рождения! Одновременно это и ликование при виде огромных пространств
Не запрещай себе мечтать –
Пусть не в цветном, пусть в чёрно-белом;
Пусть ты открыт ветрам и стрелам –
Сними замок, сорви печать!
Запомните это распирающее чувство, начинайте наполнять им тело. Ощущение покоя и торжества нам необходимо для путешествия по местам силы в вашем прошлом. Мы покинули царство страха и неуверенности, и теперь находится в царстве удовольствия, какое вы испытываете от состояния покоя и воли.
Очень хорошо. Зафиксировав пик этих импульсов, вы позволяете им расти с каждым вдохом. Они не только внутри, но и снаружи.
Вспомните события, которые были пропитаны любовью, счастьем, радостью, гордостью. Счастье всегда внезапно, поэтому вы не забыли его. Вы воплотились в того, кем были, когда впервые испытали чувство счастья. Сосредоточьтесь на ситуациях, где чувство удовольствия подкрепляет интеллектуальную сфера. Например, когда решили сложную задачу или выиграли партию в шахматы или в более масштабной игре.
С точки зрения физиологии все три психических центра (физический, эмоциональный, интеллектуальный) вырабатывают гормоны здоровья, что в итоге вызывают чувство удовольствия. Вновь ощутите приятные волны и обращаясь внутрь повторите: «Я обязуюсь перенести изменения из мира внутреннего в мир внешний. Я имею право быть тем, кем Я хочу». Очень хорошо. Знайте, что когда скоро откроете глаза, то посмотрите на мир уже измененным и все положительные изменения будут нарастать и усиливайте с каждым новым шагом, благодаря вашей воле, благодаря вашему разуму.
Дыхание становится более энергичным. Вы собраны. Снова чувство легкого озноба... Сердце бьется ровно, спокойно. Ваши мышцы легкие, упругие, сильные! Открываем глаза. Вы полны благодатной энергии и готовы жить и действовать по-новому.

Углубление через каталепсию
Углубление через амнезию
Углубление через амнезию
Регрессия в гипнозе

Техники погружения в сверхглубокие стадии гипноза.

Глубокая стадия гипноза – это сомнамбулизм. Известное как лунатизм или «снохождение» (somnambulismus от лат. ходить во сне) это состояние характеризуется помутнением сознания, и часто сопровождается автоматическими действиями и амнезией. Наблюдается повышенная возбудимость некоторых органов чувств и внушаемость. Чаще всего, сомнамбулизм бывает у детей или у людей, страдающих эпилепсией и неврозами.

Эксперименты по гипнозу: гипнотические феномены в глубоком гипнозе (сомнамбулизме)

Искусственные сомнамбулизм проявляет себя как каталепсия, амнезия, акинезия и полимодальная анестезия (отсутствие восприятия органами чувств). Его называют «гипносомнамбулизм» и определяют по амнезии - если она наблюдается хотя бы в течении 5 секунд, значит, цель достигнута.

Гипносомнамбулизм как и патологический сомнамбулизм характеризуется, прежде всего, феноменом диссоциации – когда личность человека разделяется на две субстанции (а иногда и более). Еще никто толком не объяснил суть этого явления, хотя ему посвящены горы литературы, поэтому лучше ознакомиться с известными опытами и сделать самостоятельное суждение.  

Например, экспериментатор предъявляет женщине-сомнамбуле порнографическую картинку. Глядя на нее, та демонстрирует смущение, но отвечает словами, совершенно не относящимися к происходящему. Экспериментаторы делают вывод: одна часть психики видит, и поэтому женщина реагирует; другая — не видит, и поэтому она говорит «не о том». Так произошло потому, что внутренняя цензура по моральным представлениям вытеснила неприемлемую (способную спровоцировать психологический конфликт) информацию из той части сознания, которая видела картинку. Отвечала «темная» часть сознания, которая была не в курсе, что ей демонстрировали скабрезную картинку. Иными словами, себя проявила «защитная»  функция подсознания испытуемой.

Другой пример. Испытуемому, находящемуся в гипосомнамбулизме, внушили слепоту на один глаз. Затем ему надели очки с поляризационными светофильтрами и предъявили слово «матрос» таким образом, чтобы слог «ма» не попадал в поле зрения  видящего глаза. К изумлению экспериментаторов испытуемый прочитал все слово целиком, хотя он ничего не знал о подвохе и его «темный» глаз точно ничего не видел (предварительно была проведена тщательная проверка). Комментируя итоги  эксперимента, его устроители пришли к выводу, что слепота одного глаза – это «игра», которую подсознание не распространило на свои основные («защитные») функции. Когда потребовалось декодировать сему (у слов «матрос» и «трос» абсолютно разные значения) «невидящий» глаз преспокойно прочитал свою часть слова. В противном  случае, зрительный импульс носил бы опасный дезинформирующий характер, а это уже не «игра», так как неверная информация – это ошибочные действия и т.д.

Имея некоторое представление о том, что представляет собой состояние глубокого гипноза, попробуем разобраться с техниками его достижения.

Углубление гипноза через каталепсию

Получив канал диалога с подсознанием клиента (средний уровень гипноза по классической шкале), мы только фиксируем полученное обездвиживание, потому что далее нас не интересует его бренная плоть. Задача – очистить сознание от мыслей и образов. Что такое временная пустота? Это забытье, в которое должна погрузиться одна из личностей клиента. Вот почему мы не предлагаем раппортирующему подсознанию команды типа «не можешь двигать телом». Вместо этого, мы наводим на него забвение. Нам важно, чтобы подсознание полностью освободило дубликат личности от воспоминаний (читай – эмоций), чтобы на фоне чувственной тишины наступило состояние безмыслия.

До сих, если не считать одиночные исключения, гипнотерапия с этой задачей не справлялась. Соответствующий алгоритм был открыт и апробирован мною в ходе экспериментов по гипнотического обезболивания в 2013-2016 годах. Я пришел к выводу, что цель «отключить»  боль достигается, если решалась задача «отделить» сознание от тела. Я пытался постепенно забирать контроль над телом, последовательно добиваясь каталепсии век, потом пальцев руки и т.д. Превращая тело в статую, я получал гипноанестезию, которая позволяла хирургам проводить операцию без применения наркоза. В то же время мне было понятно, что амнезия – это феномен, присущий гипносомнабулизму (диссоциации). Таким образом, обезболивание я получал за счет глубокого гипнотического погружения, которое открывает возможности куда более широкие, чем просто гипноанестезия. О них мы поговорим позднее, а сейчас я попытаюсь сформулировать суть метода, его основное отличие, чтобы при дальнейшем изучении было понятно, на чем необходимо сосредоточивать основное внимание.

До сих пор считалось, что психотравма – это инородное образование в человеческой психике, которое следует удалить. Конфронтационное отношение к этому явлению мешало в нем увидеть то, что я определил как элемент психической инфраструктуры личности человека. Я считаю, что именно эти «узелки памяти» (сильные и сверхсильные впечатления) формируется то, что мы называем индивидуальностью человека. Они питают специфические реакции, которые мы называем характером человека, инициируя те поведенческие модели, которые отличают данную личность от прочих.* Иными словами, мы имеем дело с генераторами психической энергии, которые «включаются» по модели условного рефлекса, реагирую на те уникальные совокупности признаков во внешней среде, которые вызывают ожидаемую реакцию. В данном случае, эти «генераторы» нас интересуют не как источники акцентуированного поведения клиента, а как «зарядные устройства».

Будучи полноправной частью психической системы клиента, «психотравмы» и приравненные к ним воспоминания, обладают эквивалентом психической энергии, которая нам необходима для путешествия из гипноза в транс. Собственно, причина, из-за которой никому до меня не удавалось совершить этот переход, состояла в дефиците эмоциональной энергии. Шаг в транс требует мощного эмоционального импульса, которого на голом месте не найти. Сначала случайно, а потом сознательно я осуществлял трансгрессию (путешествие клиента в свое прошлое), где находил подходящую психотравму, чтобы ее «включить». Получив, таким образом, требуемое стартовое состояние клиента, я отправлял его в гипносомнамбулизм, которого тот достигал быстро и качественно. Сейчас эта технология отработана. Она обеспечивает пребывание второго «Я» клиента в полной амнезии, что позволяет достичь главного – абсолютной тишины в эфире. Каждый гипнотизер знает, что с этого места можно начинать полноценное редактирование личности.

*Примечание

В семасиологии уже давно существует понятие «поведенческого текста», которое знаменует собой подсознательное подражание действиям литературных героев. На самом деле речь идет о все тех же впечатлениях, которые в данном случае получены реципиентом в процессе чтения. Если предположить, что психическое состояние, в котором пребывает увлеченно читающий человек, - это психическое состояние младенца досознательного возраста (до пяти-шести лет), для которого вся окружающая действительность – это «роман», то сильные впечатления, полученные в ходе этого «чтения», определяют реакции, к которым человек будет прибегать всю жизнь, оказавшись в схожей ситуации.

Пример лексического выражения суггестии обездвиживания:

Перенесите внимание на мышцы век. Они словно склеены. Это ваше желание. Сделайте проверку: попытайтесь раскрыть глаза, уже зная, что мышцы глаза крепко расслаблены. Пытайтесь приоткрыть глаза. Веки невольно сжимаются. Они плотно сомкнуты силой вашего подсознания! Довольно. Осознайте свой успех и расслабьтесь еще в два раза сильнее.

С каждой новой попыткой раскрыть глаза, веки словно срастаются друг с другом, превращаясь в единое неразрывное целое. Это признак того что вы уже не помните, как открываются глаза, как пользоваться мышцами глаз. Вы забываете, какие импульсы и в какой последовательности должны посылаться глазам. Вы пытаетесь вспомнить и не получается. Пробуйте открыть глаза. Веки в замке. Довольно! Вы научитесь постепенно передавать контроль подсознанию.

Примечание. Центральные идеи многократно озвучиваем, например о передаче контроля, потому что если подсознание не принимает внушение, то в теле возникает чувство дискомфорта и лучше сразу обнажить возможные страхи.

Глаза остаются закрытыми, склеенными силой подсознания. Почувствуйте правую руку и распрямите указательный палец. Я буду считать до трех, а вы с каждой цифрой усиливайте напряжение пальца. Итак, начинаю отсчет: один, почувствуйте оцепенение. Два. Усильте напряжение, палец наливается сталью как гвоздь вбитый в дерево. Как веки склеены силой подсознания, так и палец делается несгибаемым. Три. Палец жесткий, пробуйте его  согнуть. Не получается? Довольно!

Примечание. В обязательном порядке проверяем идеомоторную связь, что не только палец окаменел, но и косвенное внушение, что подсознание берет контроль над пальцем, то есть диссоциация затронула когнитивные функции. Без этого эффективность будет в разы ниже и все равно рано или поздно придется активизировать автоматические ответы.  

Сейчас вы услышите щелчок, и палец примет прежнее положение. Он расслабится настолько, что будет недвижим, не смотря на все попытки пошевелить им. Оп! Вы чувствуете, что правая рука тяжелая и расслабленная. Пробуйте двигать пальцем, а он не шевелится. Очень хорошо.

Похоже, ваше подсознание готово к диалогу. Оно ждет моего сигнала, чтобы принять под свой контроль указательный палец вашей правой руки, и в доказательство, что это произошло, этот палец снова распрямится и будет подниматься кверху. Итак, я щелкаю пальцем (щелчок) и палец начинает распрямляться, он напрягается и поднимается кверху. Почувствуйте, как импульс дошел до указательного пальца. Очень хорошо. А теперь мысленно поблагодарите подсознание за прямой контакт. Мысленно произнесите, обращаясь внутрь себя: «Я благодарю мою Природу за то, что она готова мне помогать во сне и наяву». Очень хорошо. Возвращаемся в исходное состояние, глаза закрыты, дышим глубоко и ровно! Мой голос проникает на все уровни вашей психики, оказывая благодатное воздействие, которое продолжает усиливаться.

Примечание. Всегда поддерживаем каталепсию век, это как подушка безопасности, если что-то пойдет не так, то как минимум останемся на стадии каталепсии. Заодно прививаем мысль, что потеря контроля это выгодно, потому что в игру вступает подсознание.

Веки на замке, их невозможно открыть. На всякий случай, проверяем: пробуем раскрыть, а они будто срослись. Каждая попытка слипает их еще плотнее, поэтому снова испытываем чувство успеха и удовлетворения. И в этом состоянии слушаем, как буду считать до трех, после чего правая рука словно онемеет. Она станет тяжелой и неподъемной. Итак, начинаю отсчет: один! Правая рука наливается свинцовой тяжестью и покоем. Два! Она продолжает тяжелеть, становясь свинцовой. Три! Рука как стальная, она не гибается. Вы не можете поднять правую руку. Оп! Переходим к левой руке. Глаза все так же склеены, и вы их не чувствуете. Левая рука тоже тяжелая и неподъёмная. Пробуйте шевелить руками. С каждой новой попыткой пальцы, кисть, локтевой сустав словно каменеют, превращаясь в руки мраморной статуи. Все туловище этой статуи тоже цепенеет, наливаясь холодом камня. Дыхание ровное, спокойное. Вы не можете двигать телом, оно как камень, но вы спокойны, потому что знаете: мой голос повелевает вашим телом с лечебной целью.

Скоро щелкну пальцами и у вас пропадает голос. Слова не будут выходить дальше кончика языка. Оп! Мышцы челюсти скованы силой вашего подсознания. Веки склеены, а голос словно бы заперт изнутри. Пробуйте говорить. Бесполезно.

Примечание. Любые внушения со словами никто и никогда имеет иллюзорную власть, зато успокаивают сознание. Если нужно внушить что никто не может парализовать волю, то можно идти от обратного, мол представить ситуацию безысходности и ощутить есть ли напряжение, или в регрессии найти события, когда воля уже была парализована и соответственно провести гипноанализ.

Если все получается, это значит, что вы обладаете огромной силой, способной подчинять мысли и чувства собственному «Я». Отныне уже никто и никогда не сможет парализовать вашу волю без вашего согласия. Вы идете за моим голосом, потому что хотите, чтобы это случилось.

Примечание. Иногда дискомфорт можно убрать внушением или вызвать абреакцию, что следует делать в экстренных случаях, иначе потом сложно будет найти корни, когда вырвали симптомы.

Если что-то пошло не так – не страшно. В таких случаях вы ощущаете в теле что-то чужеродное, от чего хочется избавиться. Это та часть вашего "Я", которая мешает жить. Вы когда-то сами наделили ее волей, которую вправе сейчас забрать. Чтобы сделать это, необходимо расслабить ум и тело. Вы умеете это делать и способны мгновенно погрузиться в это состояние, так как запомнили его. Я щелкну пальцами и вы расслабитесь совершенно. Теперь властно и спокойно обратитесь к своему глубинному Я. Повторяя за мной, вы произнесете: «Я могу снова и снова самостоятельно достигать этого состояния творческого покоя, когда и где захочу. Мысль о покое рождает покой. С каждым следующим сеансом гипноза я все больше и глубже забываю сказанное во время предыдущего сеанса и от этого я все глубже могу расслабить ум и тело.»

Углубление гипноза через психотравму

Принцип доминаты – по-сути власть одной идеи, при этом при наличии устойчивого очага возбуждения в коре, к нему будут стекаться импульсы из близлежащих областей, таким образам порождая в этих областях обратный процесс – торможение. Физиологически этот механизм описал А.А.Ухтомский, который говорил: «Чтобы овладеть человеческим опытом, чтобы овладеть самим собою и другими, чтобы направить в определённое русло поведение и саму интимную жизнь людей, надо овладеть физиологическими доминантами в себе самих и окружающих». Достаточно посмотреть на структуру сектантских сообществ, чтобы различить людей фобического типа, которые их составляют. Все что требуется, - это лишь усилить симптом с целью вызвать абреакцию (отреагирование), то есть яркое эмоциональное переживание. Чем жестче отрегирование, тем более глубокое наступает расслабление ума и тела. А мы помним, что гипноз есть эмоция покоя и признание авторитета за источником. На фоне достигнутого опустошения можно внушить, что угодно.

Пример лексического выражения суггестии забвения:

Примечание. Визуально оцениваем клиента, если слезы проступают, невольно вздрагивает, тогда есть смысл задействовать абреакцию в психотравме, чтобы углубить гипноз. Если телесные проявления крайне слабо выражены, можно предварительно углубить через каталепсию.

Осознание заполняет все пространство. Смотрите на происходящее глазами того себя, который оказался в плохой ситуации. Внутри вы или снаружи неважно, впитываете образы, наполняясь энергией дискомфорта. С каждой новой деталью вы как сжатая пружинка, напрягаетесь сильнее. Осознаете, что больнее ранит. Вдох, выдох и событие продолжает развиваться. Проступают отдельные фразы, картины, пропитанные дискомфортом. Легче вспоминаются люди, кто рядом и кто далеко?

Вы как губка впитали эту дурную энергию, позвольте теперь всему лишнему покидать ваше тело и разум! Хотите кричать - кричите, хотите ударить - бейте. Все движения делайте мысленнл. В первую очередь выражайте все самое иррациональное, непривычное, неправильное. Тем самым вы избавляетесь от корней проблемы. Точно также вынимаете занозу из пальца, чтобы позволить ране зажить. Не страшитесь раз за разом переживать ужасное воспоминание – вы высвобождаетесь, потому что все болезнетворные эмоции выкипают.

Всякий раз, когда сюжет заканчивается, отматывайте пленку на начало и вновь переживайте прошедшее. Не бойтесь ощущения дурноты, накатывающих слез, крика – это ваши подавленные чувства, которую лучше всего перевести в физические движения. Освобождайтесь также от дискомфорта воображаемыми жестами и поступками – здесь вам предоставлена полная свобода действий. Будьте самим собой, завершая незавершенные мысли.

По мере исхода паразитарных эмоций крепнет и ширится новое понимания происходящего. Вы в состоянии охватить всю картину целиком, понимая ложность тех представлений, которые вы усвоили, когда не имели возможности посмотреть на себя со стороны. Действуйте смело и свободно, не оставляя камня на камне от былых тревог.

Я щелкну пальцами и костер ваших чувств вспыхнет с новой силой.  Это будут выгорать остатки напряжения, которое возникает от вновь открывшихся деталей.

Вы продолжайте с удвоенным намерением превращать подавленную эмоцию в действие. Направляете на внимание на людей рядом. Хотите что-то сказать - говорите, сделать - делаете. Импульсы могут быть противоречивыми, это нормально. Ведь вы завершаете незавершенные мысли, тем самым лишая силы изжившие себя представления.

Примечание. Абреакция не убирает причина, лишь временно ослабляет эмоциональные связи, поэтому не стоит разбирать детали, может что-то вспыхнуть с новой силой, куда эффективнее заново гипнотизация и пробы на амнезию.

Довольно. Даже если что-то остается, то при следующем   прослушивании нырните более глубоко и выдерните остатки психотравм. А пока довольно. Находясь «там и тогда», зная, что нет ничего, что могло бы вам угрожать, закройте внутреннее зрение. Все уходит на задний план. Расслабили веки, они не могут подняться. Вы этого хотите, и это происходит. Проделайте небольшой тест: попытайтесь раскрыть глаза. Они словно склеены! С каждой новой попыткой раскрыть их, веки остаются все более сомкнутыми, словно на замке. Вы просто забыли, как их открывать. Вы пытаетесь вспомнить, как это делается, и не получается. Вы забыли, как пользоваться мышцами век, какие импульсы и в какой последовательности посылать телу... И это прекрасное состояние забвения и отрешенности растекается теплой волной по вашему телу, разливаясь по нему как живительная влага. Вы отдаетесь этому ощущению безвременья и покоя. Вы – сфинкс, который погружен в поток тысячелетий. В этом образе вы скользите вниз, все затухает, исчезает, уходит…

Углубления гипноза через регрессию по чувству удовольствия

Есть такое выражение «нахлынули воспоминания» - это как раз то, что в данном случае требуется достичь в отношении клиента.  В разговоре «по душам» или во время просмотра альбома со старыми фото, человек может легко забыться в воспоминаниях. Как правило, это легкие, светлые, манящие образы, так как они связаны с прошлым (читай – детством, юностью, молодостью), которое мы всегда в какой-то степени склонны идеализировать. Эта особенность человеческой психики и легла в основу регрессии по принципу «от одной счастливого воспоминания к следующему».

И богатые, и бедные получают от жизни примерно одинаковое количество минут счастья и горя. Таким образом, каждый клиент, будь то принц или нищий, располагает одинаковым по размеру багажом хороших и плохих воспоминаний. Другое дело, что у всех представления о счастье и несчастье. Как говорится «кому-то жемчуг мелкий, а для кого-то щи жидкие», хотя нам это не важно. Главное, что всякий человек содержит в памяти цепь воспоминаний, связанных с мгновениями торжества, благодарности, облегчения, вожделения, блаженства, радости, которые он с удовольствием переживет еще раз. Мы воспользуемся этой готовностью, чтобы обусловить каждую встречу с счастливым прошлым требованием забвения. Ведь наша цель – эмоциональная пустота.

Стратегия регрессии по минутам счастья может выглядеть как путь в младенчество, каждый шаг которого обусловлен стиранием предыдущего шага, чтобы легче было достичь цели – первое в жизни клиента ощущение состояние счастья. В качестве ориентира, следуя наставлениям Фрейда, берем самый   сильный - животный уровень чувствований, то есть эротику и спасение (чувство облегчение в связи с миновавшей угрозой), которые, что важно, на одной волне с младенческим уровнем восприятия. Ведь от полноты инфантильных ощущений клиента зависит глубина и качество стирания его памяти.

Пример лексического выражения суггестии блаженства

Все происходит отстраненно и легко. Как будто кто-то внутри вас называет цифры, а вы смотрите на это со стороны. Слушайте звуки, возникающие в теле. Ищите то, что следует забыть. Плывите туда, где вас ждет блаженное забвения. По мере того, как вас сносит по течению, внутренние картины блекнут, исчезают, таят. Попытайтесь разглядеть очертания уходящих образов, еще больше отдаваясь чувству покоя и удовлетворения. Можете что-то вспомнить, что-то забыть. Это могут быть лица близких людей из юности, из детства, имена которых вы забыли. Точно также позволяете этим воспоминаниям удаляться, уменьшаться, исчезать, но прежде припомните ближайшее событие, которое обернулось для вас мгновениям торжества, благодарности, облегчения, вожделения, блаженства, радости, гордости. Выберете ощущение и сосредоточьтесь на нем. Наши чувства – это связь с прошлым. Они ассоциируют одно воспоминание с другим как цепь, позволяя путешествовать по однородным впечатлениям. Все они объединены одним и тем же ощущением. В нашем случае – удовольствия, торжества, радости, облегчения, которые является естественным ориентиром наших устремлений. Когда вы испытываете удовольствие от сделанного, значит, что бы ни говорили, вы на верном пути. Природу не обманешь.

Вы припоминаете счастливый эпизод из школьного периода жизни. Мысленно вернитесь в тот день, не пытаясь воссоздать всю картину. Ориентируйтесь только на чувство, которое вы вспоминаете, потому что благодаря этому чувству вам и запомнился этот эпизод жизни.

Я сейчас досчитаю до трех, щелкну пальцами, и вы мысленно окажитесь в том самом дне. Один. На ум приходит время и место, связанное с чувством удовольствия. Два. Голову наполняют слова, фразы, которые тогда звучали. Три. Вас наполняет чувство, которые вы испытали тогда, и теперь вы вспоминаете вызвавшие его причины. Одновременно вы превращаетесь в того юного человека, каким были в том момент. Вы смотрите его глазами, не сдерживая воображение. Пусть оно поможет вам увидеть себя в зеркале. Внутренним взором вы можете видеть то, что близко, что далеко. Что слева, что справа. Почувствуете себя уютно в этом воспоминании.

Вы слушаете мой голос сознательно, а дышите – бессознательно, подчиняя дыхание ритму моих слов. Да, все это происходит здесь в реальности, вы можете это видеть внутренним взором.

В своих воспоминаниях плывите по течению. Будьте пассивны и покойны. И не с какой мыслью бороться не надо. Что думается – то и думайте, что чувствуется — то и чувствуйте, что вспоминается — то и вспоминайте.

Очень хорошо. Теперь найдите место в теле, где сконцентрировалось испытанное вами счастье. Придайте этому ощущению форму, объем, цвет. Мысленно погрузитесь в него его как в ванну, не опасаясь ничего. Пока звучит мой голос, вы находитесь в безопасности.  

Ощущение счастья, в котором вы искупались,  – это воронка или, может быть, тоннель в прошлое. Тоннель, который ведет вас к тому времени, когда вы еще раньше испытали похожее счастье…

Я досчитаю до трех и щелкну пальцами, а вы с ощущением счастья шагнете внутрь и окажитесь в том событии. Один. Все как в тумане. Тело становится меньше и моложе. Два. Концентрируйтесь и движетесь вниз к центру этого чувства удовольствия. Три. Туман рассеивается. Вот источник распирающей вас эмоции. Вы вспоминаете все. В том числе, как выглядели в то время, чтобы превратиться в себя тогдашнего. Ощутите происходящее так, как будто все происходит сейчас. Вдох-выдох, вдох-выдох. Оглядывайтесь. Видите людей рядом и вдалеке. Узнаете место. Оно в помещении или на открытом воздухе? Из-за чего вы так счастливы?  

Хорошо. Сейчас расслабьтесь еще больше.

Ваши глаза закрыты, а ваше тело - в полной безопасности. Наступает состояние отрешенности и покоя. Как будто вы лежите на облаке. Вы устали… Каждый мускул вашего тела жаждет отдыха, безмятежного сна. Он уберет усталость. Веки тяжелые, теплые, расслабленные.

Пробуйте открыть непослушные глаза, не получается. С каждой новой попыткой, неудача. Ваши глаза будто склеены. Они как будто чужие. Вы бесплодно пытаетесь еще и еще раз открыть глаза. Чем сильнее желание, чем хуже получается. Веки в замке.

Вы забыли, как пользоваться мышцами век, какие импульсы и в какой последовательности посылать телу... И это прекрасное состояние забвения разливается по вашему телу. Вы по-прежнему дрейфуете меж облаков, все глубже и глубже погружаясь в них. Вы скользите вниз к замечательному сну наяву. Все затухает, исчезает, уходит…

«Гипнотическая петля»

У фокусников есть прием, с помощью которого они настраивают публику. Во время демонстрации фокуса зрителям предоставляется возможность «поймать» фокусника на тайной манипуляции. «Разоблачение», как правило, сопровождается гулом трибун, на что фокусник реагирует притворным оскорблением, снимая с себя одежду или отбрасывая в сторону предмет, благодаря которым он, по версии зрителей, демонстрировал «чудо». Фокус повторяется снова. Сбирая с толку публика признает мастерство артиста, что и было целью этого спектакля. Доверие в частном – это доверии в целом. С этого момента зрители отдадутся впечатлениям без поисков подвохов, так как убеждены, что фокусник может делать чудеса. Для него это важно, так как главные фокусы требуют именно такого – безмятежного и доверительного отношения публики.

В гипнозе то же самое. Если дать клиенту пару раз убедиться в том, что он не в состоянии открыть глаза, то он будет пребывать в этом убеждении на протяжении всего сеанса. Главное, не допустить, чтобы симптом каталепсии прошел раньше, чем клиент оставит попытки открыть глаза. И установка на амнезию происходит на этой же основе – на убеждении клиента во всесильности гипнотерапевта.  Таким образом, эффективность гипнотерапии находится в прямой зависимости от вашего умения своевременно отвлечь клиента от «склеенных» глаз. Ведь не секрет, что действие каталепсии во многих случаях составляет не более нескольких секунд…

Пример лексического выражения уличной суггестии

«Оставь веки закрытыми, склеенными. Хочешь чуда?! Загадай желание, быстро и сразу, что приходит на ум. Загадал? Не говори вслух. Сейчас уберем страхи, и задуманное произойдет. Хочешь этого?! Отвечай: да или нет! Хорошо! Скажи мысленно как заклинание: «Я управляю своими глазами и хочу, чтобы они стали склеенными!». Считаю до трех: раз, два, три. Теперь попробуй слегка разлепить глаза. Не бойся, поспорить с собственным подсознанием. Довольно! Расслабь глаза и преврати это расслабление в клей. Есть что-то что пугает, честно ответь, иначе желание не сбудется. Придумай самый плохой сценарий, что душу дьяволу отдашь, ослепнешь, что именно?  

Дальше драматизируем ситуацию по максимуму: «Что именно пугает, что ослепнешь, что люди вокруг смеются, что поддался гипнозу?». При любом ответе просим сконцентрироваться на чувстве дискомфорте в теле и далее провоцируем абреакцию, то есть даем возможность эмоции выйти. Конечно, так не решаем проблему, лишь снимаем симптом. Зато усиливаем чувство безопасности и как следствие, заново подкрепляем внушение каталепсии.

Теперь я щелкну пальцами. И чем сильнее сопротивляешься, тем крепче веки слипаются. Пробуй открыть глаза, а веки с каждой попыткой они сомкнуты все крепче и крепче.  Сильнее пробуй, чтобы убедиться в тщетности попыток. И тогда твое желание исполнится. Думай о чем угодно и пытайся разнять веки. Глаза в замке и от этого внутри разливается предвкушение успеха и покоя.

Испытуемого необходимо довести до стадии капитуляции, чтобы было ясно: он принял правила игры, так как поверил в вашу силу. После этого можно веселить публику по полной программе: и голос забирать, и в статую превращать…

Пример лексического выражения суггестии обезболивания

Представьте, что началась операция. Не сдерживайте воображение. Пусть оно рисуют вам самые реалистичные картины, пусть воплощаются самые худшие ваши опасения. Не бойтесь отдаться темной стороне вашего «Я». Сейчас хлопну в ладоши, и ваше тело отреагирует на худший из сценариев, мелькнувших в вашей голове.  Что именно вас  напрягает: гипноз прекратится во время операции? Не выдержите боли?

Цель этих вопросов – провокация. Надо выгнать сомнения наружу, и если они реально обнаружит себя (чувство дискомфорта), то немедленно приступить к гипноанализу.  Если эмоциональное состояние клиента остается ровным, предложите ему игру:

Закончите такое предложение, «я не смогу перенести операцию под гипнозом, потому что…» и произносите все что приходит на ум. Снова повторяйте это предложение, но с другим окончанием. Пусть фраза «я не смогу перенести операцию под гипнозом, потому что…» прозвучит в тех вариантах, какие получаются непроизвольно.

Следите за тем, чтобы никакое слово не выбило клиента из того покойного состояния. Ведь амнезия – это результат «гипноза в гипнозе», когда вы используете раппорт (послушное доверие) для того, чтобы загипнотизировать человека, уже пребывающего в состоянии гипноза. Это необходимо для внушения забвения. С каждым новым кругом вы увеличиваете его время, пока не станет ясно: достигли пустоты.

Во время этой процедуры следует иметь ввиду, что идея потери памяти сама по себе имеет отрицательную модальность. По этой причине стоит объяснить клиенту, что умение забывать – это ключ к хранилищу воспоминаний. Сколько забудешь, столько и вспомнишь. Свои утверждения надо подкреплять делом. Лучше всего организовать ему экскурсию  по счастливым впечатлениям. Как правило, демонстрация возможностей усиливает веру в того, кто их демонстрирует.

Если это не действует, неплохо напомнить, как вспоминаются забытые имена и названия. Обычно, сразу не получается, но спустя какое-то время информация обязательно восстанавливается и терзания окупаются озарением. Напомните, что это происходит как только человек успокоится. По этому же принципу строится и ваш сеанс. Ничего противоестественного или опасного.

Стирание всегда является результатом веры клиента в авторитет гипнолога. Чтобы проверить пошел ли процесс, замените абстрактные данные чем-нибудь на что-либо конкретное. Например, пусть клиент забудет стул, на котором он сидит. При неудаче надо реагировать как на ожидаемый результат и отматывать процедуру назад, туда, где мы безуспешно пытались усыпить «критика» (разум клиента). Очевидно, стоит сделать вывод, где была допущена ошибка и почему не сработал контроль. Выяснив это, надо скорректировать суггестивную лексику, и все повторить, то есть достичь полной каталепсии век («забывание глаз»). Критерий положительного результата - полная амнезия, что есть способность забывать многочисленные понятия, образы, данные как в гипнозе, так и в постгипнотическом состоянии.

Пример лексического выражения суггестии обезболивания (продолжение)

Вновь внимание на мышцы век. Они крепко склеены. Сделайте маленькую проверку: попытайтесь раскрыть глаза. Пробуйте! Веки слипаются. Они плотно сомкнуты силой вашего подсознания! Пробуйте еще! С каждой новой попыткой веки словно срастаются друг с другом, превращаясь в единое неразрывное целое. Это признак того что вы уже начинаете забывать, как открываются глаза, как пользоваться мышцами глаз. Вы можете не помнить, какие импульсы и в какой последовательности следует посылать глазам. Вы пытаетесь вспомнить и не получается. Веки словно на замке. Состояние забытья медленно распространяется на даты, имена, цифры…

Вновь внимание на мышцы век. Они словно склеены, и это ваше желание. Для проверки попытайтесь раскрыть глаза. Веки недвижимы. Они плотно сомкнуты силой вашего подсознания! С каждой новой попыткой раскрыть, веки словно срастаются друг с другом, превращаясь в единое неразрывное целое. Вы забыли, что такое глаза. Хорошо! Забвение словно теплая темнота мягко укутывает все семантику, включая имена, названия, цифры, показатели, даты. Вся информация улетучивается из вашей головы, уступая место образам детства, которые питают лучшее, что в вас есть. Эти воспоминания так же реальны, как звуки моего голоса, подтверждающие, что мир соткан из того же вещества, что и наши сны. Не прерываете своего покоя, наслаждаясь картинами, за которые вы любите свое детство. Отдавайтесь на волю охватывающих вас чувств, не сдерживайте их! Ничего нет, кроме чувств, которые уносят вас в далекое прошлое, делая его таким же близким, как мой голос. Тратьте на них себя, обессиливаясь все сильнее и сильнее. Это счастливая усталость, сродни той, которую вы испытывали после самой яркой сексуальной коммуникации. И по мере того, как тяжесть и сонливость накапливаются все больше, веки становятся тяжелее и тяжелее. И все, что говорилось тогда и говорится сейчас реально, и то ощущение, когда вы обращаете внимание на свои руки, или на свое дыхание, или на воспоминание о том удовольствии, которое вы испытываете, когда закрываете уставшие глаза. Чувства при этом становятся все глубже, ощущения приятнее. Вы знаете, что во сне вы можете видеть это место, можете слышать и чувствовать его, каким бы ни был день недели. Понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота. Перечислите, повторяя за мной, дни недели в обратном порядке. Суббота. Пятница. Четверг. Среда. Вторник. Понедельник. Воскресенье. Это лестница, по которой вы можете вернуться назад. Дни недели, словно ступеньки, ведут вас в сегодняшний день.

Образ стирания может предполагать любую метафору, если она возымеет эффект. Например, клиенту предлагается считать по убывающей или по наростающей, ассоциируя каждую новую цифру с угасанием интеллекта, который чем дальше - теми больше затрудняется вспомнить следующую по счету цифру. Таким образом, он подходит к цифре, которую совсем не может вспомнить.  

Сейчас я попрошу вас считать от ста по убывающей... С каждым счетом вы будете расслабляться все глубже и глубже, одновреме6нно забаая цифры. В конце концов они просто в исчезнут...  К 90 вы будете не в состоянии вспомнить ни одно из порядковых чисел... И так – 100, вы помните, что следующая должна быть 99, и мысленно произносите ее, представляя как волна слизывает нарисованные девятки на песке. Следующая цифра, правильно, 98. Веки склеены. И всякий раз, когда я снова скажу вам расслабиться, они смыкаются мгновенно и самопроизвольно… Волна слизывает из вашей памяти 98 и нам трудно вспомнить, какая следующая. Мы прилагаем усилие и вспоминаем, что это 97. Расслабляемся. Мы видим как тает изображением этого числа и одновременно уходит из памяти название следующего. Расслабляемся еще сильнее. Наслаждаемся состоянием покоя и умственной тишины. Мы уже не в состоянии вспомнить следующую цифру. Оно и не надо.

Углубление через осознанное погружение в магическом лифте

Можно сказать: «Вы поедете вниз на этаж А на воображаемом лифте, и вы будете использовать тот же самый лифт, чтобы достичь подвал расслабления. Представьте, что вся комната — это кабина магического лифта. Вы теперь в этом лифте. Когда я щелкну пальцами, лифт начнет движение вниз. Если вы расслабитесь вдвое больше, чем уже расслабились, то вы достигните этажа A. Скажите мне, когда вы будете на этом этаже, говоря букву A вслух.”

Обычно проходит минута или меньше и клиент бормочет «A» почти неразличимым голосом. Нужно похвалить и отправиться дальше вниз. Чтобы через минуту другую было почти невозможно сказать букву «B» вслух. Соответственно на этаже «C» не должно получаться говорить, так что даже ни одна мышца не дрогнула. Можно установить идеомоторный контакт, чтобы как только это произойдет, то подсознание поднимет указательный палец правой руки.

Пример лексического выражения суггестии погружения через образ лифта:

Вы все ближе, все глубже... Стираются все чужие слова из головы и сердца. Вы движетесь внутрь себя, вглубь, ниже уровня чувств, в пространство, где слова теряют смысл, потому что нет ничего, что можно было бы ими обозначить. Позвольте своему подсознанию увлечь вас дальше в неистовую пустоту, где остановилось время и не остается мыслей - только чувство ожидания чего-то счастливого. Как будто в кабине магического лифта вы начинаете движение к тому, о чем вы даже и не смели мечтать. Я буду считать этажи сознания, чтобы вы могли фиксировать новые уровни покоя и расслабления вашего ума. Это необходимо, чтобы в итоге раствориться во Вселенной и наполнить ее смыслом своего существования.

Вы чувствуете, что лифт скользит вниз - это значит, что вы удваиваете состояние своей расслабленности, и я говорю Один. Повторите это слово мысленно за мной. Ведь это первый знак освобождения вас от всего, что вы оставили за дверью лифта. Вы чувствуете, как освобождаетесь от оков ума тело. Очень хорошо. Лифт разгоняется дальше вниз, рассекая пустоту, и вы соответственно, достигаете второго уровня расслабления. Я говорю Два, а вы мысленно отмечаете такую степень умиротворения, какую вы еще не испытывали. Ваше тело словно частица света, которая слышит мой голос фоном. Вы смотрите на себя словно со стороны. Вам легко.

Лифт мчится вниз. Вы прикладываете все меньше и меньше усилий, все происходит как бы само собою, легко. Когда вы достигнете третьего этажа, расслабление увеличится вдвое, чем было на этаже Два. Спокойствие окутывает вас как мягкое теплое покрывало. Сейчас я произнесу цифру три, за которой вас будет ждать состояние полной отстранённости и отрешённости. (Пауза на пару секунд)

Три! Вы парите над Землей. У вас нет тела. Вы ничего не ожидаете. Ничего не желаете. Оставленный вами мир сжался до размеров яблока, а вы наслаждаетесь новым чудесным состоянием. Словно бы вы стоите перед зеркальной поверхностью, очерченной светом. И свободно пересекаете границу сна и яви, запоминая это ощущение. Выходите на другой стороне, находясь в полном контакте с самим собою -  с вашим "Я". (стих я бы даже слегка исказил, может чуть чуть эхо)

Гипноз против боли

Сравнительно недавно доказана специфическая роль коры головного мозга больших полушарий в формировании болевой и температурной кожной чувствительности у человека. Условный рефлекс, оказывается, способен затормозить и снять реакцию на болевой безусловный раздражитель. Следует оговорить, что операции под гипнозом возможны только у лиц, погруженных в глубокий гипноз (третьей степени), у которых гипнотическое состояние вызывалось неоднократно и испытуемые достаточно тренированы. Установлено, что болевое раздражение только тогда реализуется в чувство боли, когда оно достигает соответствующих центров коры больших полушарий головного мозга. Известны многочисленные факты, когда чувство боли возникает в отсутствующей ампутированной конечности (так называемые «фантомные боли»).

В литературе приводятся данные о многочисленных хирургических операциях, произведенных хирургами с применением гипноза еще тогда, когда не было наркоза. Уже в начале XIX в. Рекомье производил хирургические операции людям, погруженным в гипнотический сон. В 1843 г. Элиот произвел более 300 хирургических вмешательств, используя гипнотический сон вместо наркоза, который был еще крайне примитивен и далеко не безвреден, часто вызывал даже смерть оперируемого. Проводились как простые, так и весьма сложные хирургические операции. Много последних под гипнозом делали К. И. Платонов, А. П. Николаев и другие русские гипнотерапевты. Доктор Буль утверждал, что участвовал «при проведении свыше 100 хирургических операций под гипнозом в самых различных клиниках».

Как правило, гипноз применяется, когда больному противопоказан наркоз. Гипнотическое торможение, распространяясь на зоны чувствительности в коре больших полушарий, может полностью угасить боль, вызывая анальгезию или даже полную анестезию (т.е. полную утрату болевой и температурной чувствительности).

Операции под гипнозом могут быть сложными, например удаление опухоли, или менее сложными, например, по поводу грыжи, удаления зубов, вскрытия флегмон и абсцессов и т. п. Гипноз так же применяют при  раке для облегчения болей и снятия побочных эффектов от химиотерапии. Когда необходимо провести какое-либо болезненное исследование: спинномозговую пункцию, катетеризацию, плевральную пункцию и другие манипуляции.

Для обезболивания во время хирургической операции пригодны две категории лиц: природные сомнамбулы, либо лица, страдающие от какого-либо фобического расстройства. И те, и другие имеют диссипативный (защитный) опыт функционирования психики, то есть способны на расщепление своего «Я», а это основа гипнотического обезболивания. Ведь идея уменьшения боли скроется в способности человека разотождествлять свою личность с бренной плотью.

Основные шаги для достижения гипноанестезии:

  1.  Получение сомнамбулизма
  2.  Отработка саморасслабления
  3.  Тестирование боли
  4.  Гипноанализ сопутствующих страхов
  5.  Создание подсознательной реальности

Чтобы корректировать ошибки, нужно вести дневник. Ведь мы играем с подсознанием. Кроме того, записи пригодятся для развития навыков доступа к подсознательным ресурсам. Теперь в путь.

  1.  Получение стабильного сомнамбулизма, критерий – полная амнезия всего сеанса. По умолчанию лучше всего применять углубление через каталепсию и амнезию, но если наблюдаются сочетание слабой гипнабельности и выраженной фобии, то лучше для погружения использовать психотравму. Ее пока не устраняем, а используем как естественный источник  диссоциации. Полная амнезия говорит о полной диссоциации, то есть тело во время операции выпадет из ощущений.
  2.  Отработка навыка глубокого расслабления с «якорением» для быстрого возвращаться к этому состоянию. Самогипноз - это навык погружения в состояние расслабления, вплоть до потери ощущений тела и времени. Использование «якоря» (слов-триггеров) значительно ускоряет освоения состояния «тело спит, а сознание бодрствует», так как служит «кнопкой» на погружение. Лучше, чтобы «якорь» быть амнезирован, иначе сознание может поставить его под сомнение. В таких случаях используют мнимый триггер типа «расслабляемся глубже». Клиент считает, что всякий раз, когда он произнесет эту фразу, наступит глубокое расслабление, хотя это происходит, потому что мы попросили подсознание придумать ритуал погружения, который потом превращаем в мыслеобраз «расслабимся глубже». Для проверки просим клиента закрыть глаза и произнести ключ на самогипноз. Слыша или видя написанную на бумаге триггерную фразу, он должен буквально вырубаться до беспамятства. После операции и гипнотерапии можно открыть настоящий триггер, потому что сформируется условно рефлекторная связь. Раньше не имеет смысла.
  3.  Тестирование на отсутствие любой реакции при длительных болевых воздействиях. В зависимости от вида операции подбираем раздражители и проверяем реакцию на запахи, резкие звуки, что часто встречаются во время лечения зубов, зажимы на полчаса, если предстоит удаление опухули или кесарево сечение. Если наблюдается болевая реакция, то сразу просим осознать пришедшую мысль, ищем в теле напряжение и проводим гипноанализ для выяснения причины. Потом снова повторяем тест на боль.
  4.  Гипноанализ сопутствующих страхов представляет собой применение гипнопетли, чтобы установка на успех приняла характер тотальной. Помещаем загипнотизированного клиента в помещение хирургического кабинета и провоцируем возможные срывы. Никакое слово со стороны, никакая мысль не должна выводить его из состояния гипносомнамбулизма.
  5.  Создание и освоение подсознательной реальности. Дело в том, что несмотря на все меры, сознание остается, поэтому следует отправить частичку «Я» в приятное путешествие. Лучше для этого заранее подготовить почву, например, создать воображаемый мир, который во время тренировок надо наполнить деталями и чувственным опытом. Раза разом погружайте клиента в один и тот же фантазийный мир, и он начнет воспринимать его удивительно реалистично, как в Матрице, не пугаясь его чужеродности или внезапности.

Изменения ядра личности. Амнезийный транс.

В 30-х годах прошлого века, если верить документам (дело № 274), имел место фантастический факт: хронический алкоголик и патологический палач превратился в благообразного писателя, истинного властителя дум. Речь идет о командире одного из отрядов частей особого назначения Аркадии Голикове.

Будучи приговоренным к расстрелу спецкомиссией во главе с комбатом ЧОН Я.А.Виттенбергом за бесчинства в отношении гражданского населения Ачинского уезда Енисейской губернии, А.Голиков остался в живых, потому что смертная казнь была заменена на лечение в психиатрической лечебнице. Для 18-летнего садиста началась новая жизнь – его переводили из психушки в психушку, пока он не попал в харьковский психоневрологический диспансер. Здесь работали основоположники мировой гипнологии и клинической психиатрии, такие как Александр Лурия, ученик Выготского, и Константин Платонов, ученик Бехтерева. Один изобрел детектор лжи и создал науку нейропсихологию, а другой ввел в клиническую практику понятие гипнотерапии и основал социальную психологию. Оба в тот момент занимались вопросами подлинности преобразования личности под влиянием гипноза.

Очевидно, неподдающийся лечению душегуб, переведенный на дачу Сабурова, оказался подходящей моделью. У меня нет документальных подтверждений тому, что дремавшие в Голикове способности раскрылись методом суггестивного вмешательства, но факт остается фактом: человек, который не любил держать в руках ручку (а Голикову вменялось, в том числе, нежелание заниматься бумажной работой – вести протоколы допросов и приговоров), стал непрерывно писать рассказы и повести.

Как же так случилось, что писатель Аркадий Гайдар, книги которого переиздавалась на всех языках мира более тысячи раз, и бездушный психопат Аркаша Голиков, память о зверствах которого до сих пор жива в Хакассии, - это одно и то же лицо? Может ли быть так, что человек один, а личностей – две?

Мы – я и  … - решили найти ответы на эти вопросы самым надежным путем – экспериментально. Отобрали добровольцев, которые легко поддаются гипнозу, и стали погружать их в сон, во время которого давали установку типа «завтра утром, как проснетесь, напишите СМС оператору, что все хорошо». В общем, действовали привычно, только внушение адресовалось на период после выхода из гипноза.

Ничего не получилось! Никто ничего на следующее утро не написал, потому что все помнили слова внушения и относились к ним весьма скептически («Да ну, че попало…»).

На втором этапе эксперимента попытались исправить ошибку, проделав то же самое, но с погружением испытуемого в амнезию (беспамятство). Оказалось, что эта мера дает плоды. Особенно в части внушений поведенческого характера. На следующий день наши подопечные как миленькие выполняли все, что было им задано под гипнозом: отправляли СМС, переводили деньги, выполняли другие задания. То же самое они выполняли через неделю, если во внушении содержалось указание на соответствующий день календаря. Единственное, что ухудшало статистику – принципы и воспитание его участников. Если задание входило в противоречие с внутренними установками человека, то оно не выполнялось. То же самое – в отношении заданий, слишком хлопотных в реализации. Оказалось, испытуемые, наткнувшись на сложности, довольно быстро находили причины для того, чтобы не выполнять подсознательную установку. С внушениями физиологического характера (типа «ваши руки склеены») дела обстояли хуже – их действие после выхода из гипноза, если и имело место, то совсем недолго. В лучшем случае, два-три часа.

На третьем этапе эксперимента, мы решили пойти другим путем. Вспомнили, что неожиданная страсть Голикова к писательству обнаруживала себя на фоне психосоматических расстройств, которые сопровождали его всю жизнь. В том числе, когда он уже стал Аркадием Гайдаром. Получается, что харьковские корифеи лечить психосоматику Голикова не стали, хотя могли. Почему они сохранили фобические рефлексы? Какую роль эти расстройства сыграли в «духовном  преображении» Голикова?

Вот тогда-то мы направили свои усилия на поиск психотравм испытуемых в детском возрасте! Методом возрастной регрессии находили их, погружая испытуемого в роковое воспоминание. Пока наш подопечный заново переживал некогда потрясшее его событие, мы использовали «горячее» состояние его психики, чтобы изменить «досознательные», то есть рефлекторные установки. Мы исходили из того, что в момент сильнейшего стресса подсознание создавало в качестве защитной подсистемы один из своих «условных» психосоматических механизмов, чем мы и пытались воспользоваться, внося в него дополнительные признаки в момент его формирования.

Оформившись как элемент психической подсистемы, это внушение, после выхода испытуемого из гипноза, обнаруживало себя как навязчивая идея. Доброволец ничего не помнил, но находил поводы, причины и оправдания, чтобы выполнить внушение, даже если тому мешали различные обстоятельства, в том числе внутренние принципы. Причем, сила неосознанного желания со временем не угасала. Мы поняли, почему корифеи Сабуровской дачи сохранили Голикову его психосоматические расстройства – внушение подпитывалось той же энергией, что и фобия, и исчезало не иначе, как только вместе с ней! То же самое можно сказать о внушениях физиологического характера. Они на глазах формировали в человеке новое психосоматическое отклонение. Например, внушение «не открывать глаза», после выхода испытуемого из гипноза, сразу же начинало формировать нервный тик. Чтобы убрать его, требовалось ликвидировать психосоматическое заболевание, к которому оно была привито.

Итак, мы попытались повторить харьковский эксперимент.  Анализ сделанных во время исследований наблюдений привел к фундаментальным выводам. Во-первых, испытания показали, что амнезия позволяет внушению жить независимо от сознания. Это происходит до тех пор, пока человек в семантике, то есть в  словах и фразах, не выразит внушенную команду. Причем громко, вслух. Разум получает информацию через органы восприятия, в том числе – слуха. Попадая, таким образом, в систему рационального анализа, образ (стойкое представление, установка) распадается на составляющие и перестает существовать. Чары спадают.

Раскрыв механизм языческого заклинания, мы увидели и процесс лечения. Оказывается, чтобы избавиться от власти внушения, стоит сделать то же самое, что сделал бы средневековый маг, чтобы избавить человека от проклятья: выразить эмоцию в словах и тем самым осознать (то есть сделать доступной сознанию, разуму) сам предмет внушения – образ действия, приемлемый в данных обстоятельствах. Будучи впервые осмысленным не как целостность (formatio), а как множество его составляющих (infotmis), образ уже не в состоянии удержать свое единство и вульгаризируется, так как открытые критике элементы провоцируют процесс обсуждения целого через призму каждого из них. Идеал превращается в анекдот, потому что попытка постижения целого через частность – это катастрофическое упрощение, к которому неизбежно приводят попытки рационального объяснения мира.

И наконец, третий, самый главный вывод: суггестивное воздействие на рефлекторную деятельность человека – это реальность. Таким образом, преображение Голикова в Гайдара вполне могло быть осуществлено средствами гипноза (правильнее – транса). Особенно, если не забывать, что Голиков был переведен в харьковскую лечебницу, когда там работали Александр Лурия и Константин Платонов – первопроходцы, в том числе метода возрастной регрессии в гипнозе. Очевидно, они воспользовались фобическими рефлексами, недостатка которых в психике Голикова не ощущалось, чтобы «приживить» к ним идею смирения и писательства. Так родился Аркадий Гайдар. Сам он, должно быть, не догадывался о природе своего нового увлечения,  а когда стал известным писателем, то советское руководство и вовсе засекретило всю информацию. Гайдар жил со своими фобиями до самой смерти, что обеспечивало ему постоянный приток вдохновения.

Какие перспективы у «харьковского метода»? На мой взгляд, мы имеем дело с абсолютно рабочей технологией редактирования личности. Она, что называется, «не лишена недостатков», но по сравнению с тем, как лечат, например, рак (радиацией и отравой), эта технология выглядит вполне гуманной. Тем более что фобию можно не только сохранить, но и сгладить. Можно ее полностью уничтожить и создать новую – безопасную и бесхлопотную. Главное – преодолеть бытующий в медицине конфронтационный подход к фобическим образованиям. Он мешает разглядеть в сильных и сверхсильных впечатлениях детства инструмент формирования характера человека, его акцентуаций. То что мы называем психотравмой – это условный рефлекс, который мешает жить, и который при этом является частью психической системы человека. Пример Гайдара подсказывает нам, что использование этих подсистем таит в себе выход на абсолютно новый уровень психологической науки. 

Регрессивная гипнотерапия как способ перепроживания травматических событий прошлого. Абреакция - как основой метод гипнотерапии.

Абреакция

Эмоциональная разрядка собеседника носит название «абреакция». Когда видны ее признаки - это начало третьей фазы терапии методом  возрастной регрессии. Распространено мнение, что в этот момент надо выводить собеседника из гипноза или перевести реципиента в позицию стороннего наблюдателя своего приступа. Такая позиция связана с желанием якобы защитить собеседника, который, вспоминая забытый момент психотравмы, может испытывать душевные страдания. Мы считаем, что показная гуманность в данном случае - элемент маркетинга, так как не служит достижению цели, ради которой человек обращается к гипнотизеру. Неприятные эмоции в данном являются неустранимым компонентом процедуры оздоровления, потому что клинический эффект достигается эмоциональной разрядкой как бы неприглядно она не выглядела. Более того, многие исследователи, наоборот, пропагандируют агрессивную форму эмоционального выплеска во время абреакции, так как она дает долгосрочный результат. Например, собеседник бьёт подушку, истошно вопит, рыдает или ругается.  Сторонники агрессивной абреакции называют свой подход клиентоориентированным, потому что он учитывает главную нужду и надежду собеседника - освободиться, выговориться, излиться, а главное, ему предоставляется возможность сделать это наиболее органичным для него способом.

О гипнотерапии. Что такое регрессивный гипноз и гипнотерапия? Отзыв о лечении страха темноты

Гипноз: отзыв о лечении страха публичных выступлений & социофобия. Отзывы о сеансах гипноанализа.

Виды абреакций

Абреакции принято делить на интенсивные, умеренные и минимальные.

Интенсивные абреакции

У некоторых людей чувства находятся настолько близко к поверхности, что они могут испытывать абреакцию, даже не входя в формальный гипнотический транс – просто рассказывая о событии прошлого. (По этой причине психотерапевтам и специалистам в сфере психического здоровья стоит задуматься о применении в своей работе  гипнотерапии и ГРТ. Эти знания помогут им замечать, когда клиент входит в спонтанный транс, а так же отправлять пациента в прошлое методом возрастной регрессии).
Когда у собеседника начинается интенсивная абреакция (всхлипывания, крики, он громко ругается и др.), мы можем дать собеседнику платок и воспользоваться одним из двух вариантов действий, описанных ниже, чтобы снизить интенсивность его чувств.

1. Эмоциональное дистанцирование (или диссоциация): Сейчас вы можете представить себе, что вы наблюдаете это событие как невидимый наблюдатель, или вообразить, что смотрите его на киноэкране. Пожалуйста, скажите, что для вас будет проще… Применяйте те образы, которые выберет клиент. Затем задавайте открытые вопросы, слушайте и работайте с тем, что будет проявляться.

2. Снижение интенсивности: Сейчас позвольте этой сцене исчезнуть, и вернитесь в свое безопасное и спокойное место, или в тот момент, когда вы СЧАСТЛИВЫ и полностью довольны собой. Оставайтесь там, ощущая, как прекрасна жизнь в этот момент времени… или просто вернитесь в свое спокойное и безопасное место. Глубоко вдохните и РАССЛАБЬТЕСЬ, и просто ощутите, как прекрасна в этот момент жизнь.

Для вашего будущего счастья важно, чтобы вы вернулись в предыдущую сцену, которую вы только что ощущали. Но на этот раз переживания будут значительно менее интенсивными. Ради своего счастья – хотите ли вы через короткое время вернуться обратно к этой сцене? После получения ответа «да» задайте соответствующие открытые вопросы и компетентно работайте с тем, что будет появляться.Хотя необходимости применения описанных техник с большинством клиентов нет, клиентоориентированный подход предполагает применение диссоциации, если во время регрессии человек испытывает очень интенсивные чувства.

Умеренная абреакция

Клиенты, которые демонстрируют умеренный уровень абреакций, на практике встречаются чаще всего, и к счастью, им легче всего помочь. Они могут плакать (хотя и не столь интенсивно) и вербализировать определенные чувства. Дайте такому человеку салфетку и не мешайте.

Минимальная абреакция

Пристальное наблюдение за мимикой и интонаций собеседника поможет вам понять, ощущает ли он эмоции. Их признаком может служить и одинокая слезинка, и подрагивание рук, и нецензурные выражения. В такой ситуации мы можем настойчиво задавать ему открытые вопросы, направленные на выявление корней проблемы. Главное, надо следить за тем, что собеседник не пытается подавлять свои эмоции.

Подавленная абреакция

Некоторые собеседники пытаются избежать или подавить абреакцию, хотя описывают происходящее в настоящем времени. Задайте вопрос “Что вы ЧУВСТВУЕТЕ?” и внимательно слушайте ответ. Если собеседник приступает к  вербализации своих чувства, то все впорядке - задавайте вопросы и слушайте ответы. Если он продолжает упорствовать, то есть зажимает эмоции, включает отговорки типа «Я думаю, что он должен быть добрее ко мне» или увиливает, переходя на прошедшее время, то проявите настойчивость и уточните инструкцию: “Не пытайтесь об этом размышлять. Вместо этого скажите мне, что вы сейчас ЧУВСТВУЕТЕ”.

Обратите внимание на использование слова “не” в сочетании со словом “пытаться”.  Это словосочетание многие психотерапевты успешно используют для работы с собеседниками с аналитическим складом ума, чтобы помочь им прочувствовать ситуацию. Дело в том, что подсознание игнорирует всякое отрицание (к примеру, «не думайте о собаке») и слово «пытаться» для подсознания означает просто неудачу. В то же время разум человека, в отличие от его подсознания, наоборот, реагирует на отрицание. Скармливая собеседнику такой “бутерброд”, вы отвлекаете его, заставляя не думать о процессе, что открывает дополнительные возможности для успешного переживания катарсиса.

О гипнотерапии: перепроживание психотравмы в гипнозе. Абреакция / Катарсис / Отреагирование

Катарсис в работе с психотравмой и снятие запретов на выражение эмоций в гипнотерапии.

Спокойное место

Когда абреакция идет на убыль, можно подумать о передышке. Этот прием в гипнотерапии называется “спокойное место”, подразумевая внушение опроставшемуся от негативных эмоцией собеседнику такого состояния, при котором он может эмоционально расслабиться, отдохнуть. Впереди испытание, которое потребует много эмоциональной энергии, поэтому собеседника надо подготовить. Кроме того, собеседник охотнее будет ведомым, если будет получать от вас не только разрядку напряжения, но и минуты прямого удовольствия, блаженства.

Нет никакого научно обусловленного фактора, который бы мог служить сигналом для начала операции “спокойное место”. Психолог выбирает  момент, исходя из опыта и здравого смысла. Важно не выключать собеседника из еще неоконченной работы, а сделать так, чтобы он понимал, что это перерыв, необходимый для того, чтобы сконцентрировать силы для следующего броска. Когда вы будете понимать что настало время, надо сказать: “А сейчас отправляйтесь в СПОКОЙНОЕ МЕСТО. Глубоко вдохните и РАССЛАБЬТЕСЬ”.

Если требуется углубить гипнотическое состояние, то сделайте дополнительные внушения. Пусть он окажется в райском оазисе, где безмятежность соперничает с негой и доверием к вам как к богу, который способен в любой момент переместить его в СПОКОЙНОЕ МЕСТО.

Позволив своему собеседнику пережить несколько минут с разглаженными морщинами, скажите ему, что через минуту отдых заканчится, потому что он под завязку накачан эмоциональными силами, спокоен и полностью готов к продолжению работы. Напомните, что ваша цель - найти болезненные воспоминания по неповторимому “запаху” тех дискомфортных ощущений, которые он испытывает во время психосоматических приступов.

Увидев, что ваш собеседник готов, скажите: “Сейчас вы вернетесь к тому же событию, в котором пребывали до отдыха, но вернетесь как взрослый человек. Вы внешне будете тем, кем были тогда, а внутренне - тем, кем являетесь сегодня. Вы будете воспринимать происходящее со ВСЕЙ вашей нынешней мудростью, знаниями, образованием и опытом. Начинаю отсчет до трех, после чего вы окажетесь в том воспоминании, о котором мы говорим: один, два… ТРИ!

Ролевая гештальт-игра

Этот подход во многом основывается на теории Вильгельма Райха о физиологических корнях сопротивления психологическому изменению. В сочетании с гипнозом и регрессивной терапией он значительно повышает полноту  высвобождения от негативных образов. Кроме того, ролевая гештальт-игра  помогает установить контакт с собеседником на подсознательном уровне, что, обычно, предвосхищает эмоциональное разрешение.

Что такое гештальт-игра? Это когда вы предлагаете своему собеседнику обратиться к воображаемому виновнику. Если в роковом воспоминании фигурирует более одного персонажа, он должен выбрать того, к кому он хотел бы обратиться в первую очередь. Как правило, люди не делают этого в реальной жизни, потому что боятся ответственности. Сделайте так, чтобы у вашего собеседника появилось ощущение полной безопасности или поселите в его сердце отвагу. Пусть он представит себе, что старый обидчик стоит прямо перед ним и покорно слушает все, что ему скажут. А собеседник должен высказать все свои претензии. Пусть он перечислит причиненные этим человеком обиды, пусть перечислит все его вины. Пусть опишет все свои состояния, которые ему довелось пережить по вине этого человека.  Обращаясь к обвиняемому, ваш собеседник должен все время произносить его имя (или кличку), чтобы оно маркировало выходящие из него эмоции.

В случае, если собеседник не реагирует на ваше предложение в течение 30 секунд, перефразируйте свою мысль и повторите предложение. Возможно, следует заменить ощущение безопасности ощущением безнаказанности (сделаете его невидимым или неуязвимым). Напомните собеседнику, что тот остается самим собой в образе того, кем был в тот роковой день. И должен смотреть на происходящее с точки зрения умного, видавшего жизнь человека, которому не представляет опасность то, чего страшился в тот, в образе которого он в настоящий момент пребывает.

Собеседник может выговариваться довольно долго - не мешайте ему, не прерывайте, не поправляйте. А после того, как он умолкнет, спросите, не хочет ли он что-нибудь добавить? И снова слушайте.

Когда клиент полностью разрешится от эмоционального бремени, надо сменить позицию - прикажите ему перевоплотиться в новый образ. Пусть он станет своим обидчиком - тем, кто заставлял его страдать, испытывать чувство вины, обиды, страха, стыда. Это может быть мать, собака, прохожий или вообще что угодно. Если в ответ на ваш приказ не последует никакой реакции, повторите своей приказ, перефразируя его теми выражениями и мыслями, которые ваш собеседник использовал, описывая своего недоброжелателя. Добившись того, чтобы ваш собеседник вошел в образ оппонента, заставьте его еще раз выслушать  то, что было произнесено в его адрес. Можно по памяти, можно включить аудиозапись. Пусть он ответит на высказанные претензии, пусть защищается.

Вр времен ролевой игры нельзя проецировать свой набор профессиональных или духовных убеждений на клиента, иначе вся сессия может пойти под откос. Важно оставаться объективными, не принимая ничью сторону. Внимательно выслушивайте каждую роль, всякий раз в конце уточняя,  хочет ли собеседник сказать еще что-то? Убедившись в том, что все чувства и их оттенки нашли адекватное словесное выражение, спросите вашего собеседника: может ли он освободить своего обидчика/виновника от извинений? Хочет ли себя самого освободить от ненависти (страха, вины, обиды, стыда), которую он все эти годы испытывал к нему? Ответ, по большому счету, не имеет значения, но он может указать на итоги вашей работы, разглядеть упущения и недоработки. Ни в коем случае, не абстрагируйтесь от вашего собеседника. Пусть он остается для вас чем-то неповторимым, сиюминутно важны - это поможет вам поддерживать профессиональную форму. В научной литературе описан случай, когда собеседник в ответ на финальный вопрос гипнотерапевта “Что я могу для вас сделать, чтобы вы могли отпустить своего отца?” ответил следующим образом: «Отведите меня в мое безопасное место, где я смогу взять меч истины и разрезать черные путы, которыми меня связал отец, а затем попросите меня окружить себя светом, чтобы он больше не смог набросить их на меня». Просьба была в точности исполнена, и самое главное, принесла полный успех. 777

Абреакция в гипнозе
Абреакция в гипнозе

 Финал сеанса с гештальт-играми

Мы не знаем, нужно ли клиенту выполнить гештальт с другим участником, потому что не знаем, состоялось ли высвобождение травматического события и как следствие – состоялось ли высвобождение проблемы, которую оно породило? Чтобы узнать это, предложите собеседнику ответить с помощью пальцев на вопрос: «Это ВОСПОМИНАНИЕ успешно высвободилось?»

Причина, по которой мы прибегаем к идеомоторной форме коммуникации, состоит в том, что человек вполне может вербально (на словах) отвечать «да», но при его пальцы будут показывать «нет» (или «не знаю»). Верить надо только идеомоторной реакции, потому что она минует наш лукавый разум.

Если имеется отрицательный ответ, то надо прямо спросить собеседника, в отношении кого ему ЕЩЕ есть что сказать? К кому ЕЩЕ он хотел бы обратиться? Известны случаи, когда озвучивалась потребность выговорится в адрес людей, которых вообще не было в эпизоде. Например, в адрес отца, который должен был не допустить стычки собеседника с братом, или учителя, который должен был присутствовать на перемене, чтобы на допустить травли со стороны одноклассников.

Надо помнить, что круг лиц, втянутых в орбиту травматического события, может вообще не поддаваться логическому объяснению. Если вы видите, что собеседник мнется и в то же время не отпускает травмирующее воспоминание, помогите. Описан случай, когда собеседница пришла к выводу, что надо отдать свое бремя ангелу. Высвобождение было осуществлено с применением визуализации, когда недуг был преобразован в зрительный образ, отделен от тела, а потом передан в руки  ангела в священном месте. В другом случае недуг потребовалось схоронить в земле, чтобы на этом месте вырос священный лотос. Все прошло хорошо: и лотос вырос, и облегчение состоялось. Эти примеры говорят об одном: в определении дополнительного участника гештальта следует полностью положиться на воображение собеседника и работать с тем материалом, который оно предложит.

Не менее серьезным аспектом гештальт-игры является время, которое потребуется вашему собеседнику на обвинительно-оправдательные речи со всеми участниками процесса. Сеанс может растянуться на много часов, и это надо предусмотреть в вашем рабочем расписании. Кроме того, надо помнить, что искушение «продолжить завтра» подстерегает всякого нормального человека, если он сильно устал. Тем более, что регрессия, остановленная ПОСЛЕ достижения высвобождения, на следующей сессии может быть продолжена с того же места. Другое дело - прерывание БЕЗ РЕЗУЛЬТАТА (без изгнания хотя бы одного злого воспоминания). Вы должны понимать, что следующий сеанс не станет продолжением текущего. Все придется начинать сначала.

Избежать дублирования поможет ваша моральная готовность к тяготам и лишениям, связанным с особенностями процедуры гештальта. Либо готовность собеседника оплатить бракованный сеанс, что в принципе, тоже приемлемо. Правда, в этом случае в контракте должен иметь место пункт о форс-мажоре.

Гипноз: отзыв медсестры о лечении клаустрофобии, боязни туннелей, лифтов.

Катарсис в работе с психотравмой и снятие запретов на выражение эмоций в гипнотерапии.

● ВК. Гипноз: обучение гипнозу и отзывы о гипнотерапии. 
● ФБ. Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом. 
● Instagram. Гипноз и психосоматика. Отзывы.

Оценка статьи:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

«ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА»ONLINE-КУРС ОБУЧЕНИЯ ГИПНОЗУ Записаться на курс

обучение гипнозу в санкт-петербурге

обучение гипнозу в санкт-петербурге
Гипноз и транс Гипнотическая диссоциация Общие представления о диссоциации в гипнозе как о разделение между «системами идей и функций, составляющих личность» (Janet, 1907, p. 332).
О панических атаках просто и по-научному Панические атаки Обзор научных статей про механизмы возникновения и лечения панических атак.
Психотравма Психологическая травма Что такое психологическая травма? Обзор научных статей (перевод из Википедии).
Психосоматика. Отзыв о лечении аллергии в гипнозе Гипноз: лечение аллергии Психосоматика аллергии. 
Гипноз в спорте. Новости допинга. Гипноз в спорте. Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?
Регрессивный гипноз Регрессивный гипноз и гипнотерапия Регрессивный гипноз и гипнотерапия как основной инструмент нахождения травмирующих событий. Обзор техник гипнотизации и базовые принципы гипноанализа.
Социофобия: мелочи жизни. Социофобия: мелочи жизни Социофобия - симптомы, способы лечения, отзывы о лечении социофобии.
Записаться на консультацию
ЗАКРЫТЬ
Подпишись на группы
по гипнозу и гипнотерапии

Я хочу получать материалы по лечению фобий и гипнозу