Когнитивный гипноанализ. Книга для практикующих гипнотерапевтов

Гипноз -
состояние повышенной
внушаемости

Геннадий Иванов
Гипнотерапевт

Отзывы о лечении страхов и фобий Обучение гипнозу
Когнитивный гипноанализ. Методы регрессивной и когнитивной гипнотерапии

Методическое пособие по когнитивному гипноанализу. Схема приема, выбор гипностратегий, элементы регрессивной гипнотерапии, когнитивный подход.

◖ Обучение уличному гипнозу и гипноанализу в Москве
◖ Online-курс "ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА"
“Hypnologic. Обратная сторона сознания”. Обучение уличному гипнозу

Что такое когнитивная терапия и как она работает?

Психосоматика. Как образуются страхи и фобии?

Критерии, кому следует идти в гипнотизеры:

○ Наличие нормального детства. Сломанная личность очень часто загружена выработкой компенсаторных механизмов, связанных с подсознательной идеей "все мне должны". Со стороны это выглядит как попытка урвать что плохо лежит, чтобы, наконец, получить свое и пожить всласть.

○ Профессия гипнотерапевта доброжелательна к человеку, если он приходит в нее уже посадив дерево, построив дом и вырастив сына. В этом смысле таксист, который воспитывает приемного ребенка и кормит семью, в более выигрышном положении, чем одинокий волк-предприниматель или художник-одиночка с нетрадиционной ориентацией.

Если какого-то пункта не хватает, - это этот минус, который со временем будет тяготить психику. В некоторых случаях, пробел ликвидируется в ходе профессионального становления, но это не правило, а скорее исключения.

Когнитивный гипноанализ как современный метод избавления от фобий и психосоматических расстройств

Когнитивный гипноанализ (КГА) – это разновидность психологической коррекции, основанная на гипнотизации индивида с целью исследования его психической деятельности. Содержание КГА сводится к исследованию гиперэмоциональных переживаний субъекта, имевших место в его жизни, с целью выявления паразитарных рефлексов (по Павлову), которые могли стать следствием этих переживаний. Особенностью КГА является силлогистический характер определения материалов для выработки стратегии лечения осуществления психокоррекционного воздействия, что делает всю процедуру диагностики творческим актом, что, впрочем, не отменяет канонов, делающих этот вид психологической помощи одним из самых признанных в мире.

Гипноанализ применяется главным образом для обнаружения первичных амнезированных психотравм, полученных в прошлом (в возрасте до 5-6 лет), но лежащих в основе имеющихся у индивида на момент обращения психосоматических и психовегетативных реакций. Во время проведения гипнотических сеансов, клиент «возвращается» в тот возраст, в котором, образно выражаясь, формируются все «почки», из которых со временем прорастает его характер, его акцентуации и будущие фобии. Поскольку психотравмирующие события в результате действия защитных механизмов психики амнезируются, человек, находящийся в состоянии бодрствования, не может произвольно актуализировать те воспоминания, которые имеют непосредственное отношение к его патологическим неконтролируемым реакциям. Он не помнит в деталях всё своё раннее детство, и тем более свое младенчество, но информация о тех событиях становится доступной для анализа только на момент пребывания в состоянии гипнотического транса, который, таким образом, выступает в роли рубильника, переключающего психику человека с сознательного уровня на досознательной / подсознательный.

Вторым каноном когнитивного гипноанализа является временной фактор в формировании психической системы взрослого человека. Принято считать, что рост психосоматических «побегов» из младенчества происходит не сразу, а постепенно, по мере того как они получают развитие за счет повторения. Обычно это одна и та же реакция на схожую комбинацию внешних сигналов. Такого рода явления удобнее описывать в терминах учения Павлова об условных рефлексах, благодаря которому становится понятно, почему безобидные акцентуации со временем могут переродиться в злокачественные отклонения. Метафорический образ психосоматического заболевания как картофельного куста, структура которого спрятана под землей в виде сообщающихся друг с другом клубней, позволяет психотерапевту планировать возрастную регрессию методом «от клубня к клубню», достигая, таким образом, максимального результата. Обновляя природу каждого из «клубней» посредством катарсисного повторного проживания сверхзначимого события, клиент с помощью ведущего его психолога замещает травмирующее впечатление новым – безопасным. Таким образом обрабатывается весь «куст» воспоминаний, пока в памяти клиента не останется патогенных воспоминаний.

Третьим каноном КГА, можно назвать представление о гипнозе как о диссоциации (расслоении) личности реципиента. Этот образ удовлетворителен в применении к первому канону (в досознательном возрасте дети говорят о себе в третьем лице, потому что пребывают в диссоциативном состоянии непрерывно). И ко второму (чем сильнее приобретенный рефлекс, тем более выражено расслоение психики). Например, человек, впадающий в панику при шуме самолетного двигателя, одновременно отчетливо понимает, что причин для паники нет, потому что шум двигателя опасности не представляет. Таким образом, мы называем диссоциацией не расслоение, а спонтанный выход неконтролируемых психофизиологических реакций, которые вступают в конфликт с сознанием и волей индивида. От гипнотического это состояние отличается одновременной активизацией двух разнонаправленных сил – сознания и подсознания. Собственно, этот дуализм и порождает проблему.

Перечисленные представления сформировались не сами по себе, а вследствии эволюционного равития науки. Метод катарсиса обосновал Йозеф Брейер, который одним из первых предположил, что большинство заболеваний представляют собой перенаправление психической энергии на поддержание болезненного симптома и формируются на основе кризисных событий в психической жизни человека.

Эту теорию уже на уровне физиологии подтвердил Алексей Ухтомский, который предположил, что мы выбираем предметы из внешней среды и определенный тип поведения, чтобы удовлетворить доминанту - комплекс возбуждений в коре головного мозга. Возникающая при этом ассоциация потребности, предмета и поведения формирует павловский условный рефлекс, подтверждая теорию Даниеля Гоулмана об эволюции мозга за счет запоминания наиболее эмоционально насыщенных событий. Проблема в том, что человек, попадая в травматическую ситуацию, часто теряет контроль над своим поведением и мышлением, что приводит к возникновению психосоматического феномена, когда поведение человека становится зависимым от постоянно восполняемой потребности (панические атаки, кожные высыпания, логоневрозы), либо от внешних триггеров, запускающих тот или иной условный рефлекс (фобии, аллергии, дезадаптивные эмоциональные реакции и др.). При этом индивид не помнит первопричину расстройства, поэтому, согласно теории Пьера Жане лечение должно состоять в гипнотическом выявлении скрытой в памяти психотравмирующей ситуации и обновлении впечатления о ней. На уровне физиологии такое исцеление объясняется двусторонним процессом: с одной стороны происходит угасание условного рефлекса (эмоция исчезает в отсутствии реального подкрепления, когда, например, человек заново переживает травматическую ситуацию лишь в своем воображении). С другой - завершается доминанта (реализация, когда-то нереализованного действия, гештальт), которая запускает тормозные механизмы в коре головного мозга, прекращая невротическую реакцию.

Вслед за предшественниками, мы осваивали и развивали КГА последние десять лет, привнося в него то новое, что открывается в процессе будничной практики. Так, например, отмечая тот момент, что подсознательные реакции часто проявляются через психосоматические отклонения, мы предположили, что эту зависимость можно использовать для гипнотизации клиентов с низким уровнем гипнабельности. Эта догадка много раз находила подтверждения на практике во время проведения психокоррекционной работы с разными клиентами. Если удавалось спровоцировать приступ психосоматического заболевания, то даже негипнабельный индивид довольно легко погружался в глубокий гипноз. Таким образом, были усовершенствованы техники гипнотизации, которые позволили резко расширить круг лиц, которым КГА может оказать помощь. По отзывам коллег, такой подход увеличивает число успешных клиентских запросов, примерно, на 20 %. Кроме того, нам удалось формализовать некоторые алгоритмы погружения до сверхглубоких стадий гипноза, что необходимо, например, для гипнотической анестезии во время операции.

Резюмируя вышесказанное, мы полагаем, что КГА представляет собой крайне эффективный и заслуживающий внимания широкого круга специалистов метод ведения психокоррекционной работы. С 2017 года нами проводится обучение современным методам гипноза на специализированных курсах.

Литература

1. Платонов К. И. СЛОВО как физиологический и лечебный фактор.2 изд. 1957.
2. Жане Пьер. Психический автоматизм. Экспериментальное исследование низших форм психической деятельности человека. — СПб.: Наука, 2009. — 500 с.
3. Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей деятельности (поведения) животных. — М.: Наука, 1973. — 661 с.
4. Ухтомский А. А. Доминанта. — СПб.: «Питер», 2002.
5. Barrios Alfred A. Medical Recognition of Hypnosis & Hypnotherapy, Psychotherapy Magazine. Vol. 7, No. 1
6. Breuer Josef / Sigmund Freud: Über den psychischen Mechanismus hysterischer Phänomene. Vorläufige Mittheilung. In: Neurol. Zbl. 12 (1893), S. 4-10, 43-47; zugleich in: Wien. med. Blätter 16 (1893)
7. Картамышев А.И. Гипноз и внушение в терапии кожных болезней. МЕДГИЗ, 1953, 136 с.
8. Алексеев, А.В. Система АГИМ. Путь к точности: Феникс; Ростов н/Дону; 2004 – 128 с.
9. Гримак Л.П., Моделирование состояний человека в гипнозе. М.: Либрокон, 2009, 272 с.
10. Август Форель, Гипнотизм или внушение и психотерапия. Л.: Образование, 1928.
11. Буль П. И. Техника гипноза и внушения. СПб. ½ Сентябрь, 2001,178 с.
12. Варшавский К. М. Гипносуггестивная терапия. Медицина, 1973, 192 с.

О психосоматике с научной точки зрения

Когда слово становится лекарством? Чем психологу и врачу полезны техники гипноза и транса?

"Предваряя online-обучение гипнозу и когнитивной гипнотерапии: лечение фобий и психосоматики через поиск психотравм в гипнозе, хочу обратить внимание прилежного слушателя на деталь, которую обычно опускают многие мои коллеги по психологическому цеху. Состояние гипноза – это непременное, подчеркиваю, непременное условия для словесного воздействия на нашу с вами психику. Дело в том, что ум взрослого человека отличаются от детского выраженной доминантой рационального. Иными словами, разум господствует над инстинктами, которые обнаруживают себя в выражениях радости, обиды, страха, вины, удивления. Это самая древняя часть нашей с вами психики, которая дается Богом при рождении. А вот сознание, то есть рациональная надстройка, появляется в процессе жизнедеятельности маленького человека, к четырем-шести годам. И на всем протяжении жизни человека сознание крепнет, расширяя свое влияние на подсознательную, то есть инстинктивную часть головного мозга.

Гипноз & психосоматика: лечение страхов и фобий гипнозом
Психосоматика. Как образуются страхи и фобии?

Я это для чего говорю? Чтобы вы представляли себе психологическое, то есть словесное воздействие на взрослого человека, который слушает и анализирует. Ведь его эмоциональное начало по природе доверчивое, подавлено рациональным, критическим. Сознание для того нам и дано, чтобы мы могли анализировать, избегая неверных решений.

Много ли получит помощи от психолога человек, который умеет и любит думать? Скажу конкретно: ноль. Да, да! Те психологи, которые работают эффективно, получая реально лечебный результат, используют гипноз! Они не кричат об этом на каждом углу, но, безусловно, владеют элементарными техниками легкого наведения, без которого невозможно усыпить бдительность нашего сознания.

Дело в том, что на веру, необходимую психологу, способно только подсознание, полностью лишенное логического аппарата. К нему и обращается любой оратор, будь то политик, военачальник или преподаватель, ставящий своей целью изменить модель поведения реципиента. (Вспомните экзальтированное поведение Гитлера на трибуне фашистских партийных митингов!). Иными словами, мы сталкиваемся с гипнозом не только, когда к нам подходят вокзальные цыганки, но и везде, где получаем новые убеждения. А уже сеанс психолога без суггестивного воздействия и вовсе выглядит как нонсенс.

Полагаю, у вас крутится на языке вопрос: а чем тогда отличается психотерапия от гипнотерапии? Отвечу прямо: не все психологи догадываются о том, что оказывают на пациента гипнотическое воздействие, а если и догадываются, то предпочитают помалкивать. Иначе им пришлось бы признать, что психология - это всего лишь младшая сестра гипнотерапии. Не случайно самая популярная услуга психологов - психоанализ - до сих пор не институирована как вид медицинской помощи. Гипнотерапию официальная медицина признает, а психоанализ - нет. Почему? Потому что у гипнотерапии лечебное воздействие доказано, а у психоанализа - нет. Так что проводя черту между психотерапией и гипнотерапией, мы с уверенностью можем констатировать настоящий предмет воздействия в одном случае, и мнимый - в другом. Соответственно и задачи, которые ставит перед собой психолог и гипнолог - разные. Лечение словом (психология) - это в лучшем случае "неотложка", цель которой снять обострение, принять самые срочные меры.

Гипнотерапия - это как стационарное лечение, нацеленное на устранение корней заболевания. Она действует, что называется, "без дураков", погружая пациента в глубокий гипноз, чтобы побеседовать с его инфантильным "я", абсолютно доверчивым и покладистым. Этот ребенок, который живет в каждом из нас, помогает гипнотерапевту найти травмирующее воспоминание. Оно, как правило, наглухо замурованно милосердным подсознанием, поэтому добраться до него можно только так: полность отключив сознание, чтобы в эфире была тишина. Результатом этой операции является освобождение психики от источника расстройств. Иными словами, гипнотерапия, один из вариантов которой вам предлагается, это серьезный метод лечебного воздействия, если вы способны его воспринять таковым "без фиги в кармане". Просто доверьтесь моему голосу. Как вы погружаетесь в чтение увлекательной книги, так и сейчас, следуя моему голосу, вы получите состояние самогипноза, в котором сможете, под моим руководством, получить нужный результат."

Что такое когнитивный гипноанализ? Общая схема сеанса гипноза

Когнитивный гипноанализ - это метод проектирования адаптации человека в заданных условиях. Адаптация нужна для достижения сознательно поставленных целей в условиях, когда у подзащитного имеется страх публичных выступлений, боязнь показаться смешным и ещё что-нибудь такое. И это для него вопрос вопрос “быть или не быть”. Качество когнитивного гипноанализа определяется по итоговому уровню стабильности эмоционального состояния обратившегося человека. Идеальным результатом терапии является не только угасание иррациональных реакций, но и переосуществоение триггеров - предметов и явлений, выступающих в роли раздражителя.

С чего начинается когнитивный гипноанализ? С выбора сценарного плана сеансов. Гипносценарий должен наиболее точно отвечать мировоззренческим установкам, с какими пришел собеседник за помощью. Одни люди верят в чудеса, другие нет. Этой же цели должен соответствовать речевой стиль терапевта, который должен использовать тот пласт лексики (набор фразеологических штампов), который наиболее легко достигнет подсознания данного собеседника.

○ ○ Тезаурус

Договоримся о терминах. Здесь я буду использовать некоторые выражения, которые потребуют одинакового понимания.

Доступ к памяти (способность мысленно возвращаться в прошлое) - эту опцию в психологическом контуре собеседника устанавливаем за счёт мысленного эксперимента, какой тот делает по нашему заданию: “Вернись во вчерашний день, в самый эмоциональный момент. Ощути это место, время, а так же собственные мысли. Вспомни чужие фразы, на что и как реагировал. Оцени собственное эмоциональное состояние". То, как собеседник выполнил задание, берём за норму 100%, после чего смотрим ресурсы восприятия по тем же пунктам, но только в момент мысленного обращения к детской психотравме или стрессовому событию. Сравнение позволит понять уровень доступа к памяти. Если набирается хотя бы 20%, это отлично, так как собеседник демонстрирует способность диссоциироваться - быть самим собой и одновременно тем, кем был в пять лет. Но если далёкое воспоминание не эмоционально и воспринимается без деталей и конкретики - это повод искали психологические блокировки. После их устранения всю процедуру надо повторить заново.

○ Регрессия - возвращение в прошлое. Регрессия отличается от воспоминания тем, что структура личности собеседника в этот момент расщепляется и несколько ее фракталов демонстрируют способность образовывать второе Я, которое условно соответствует той личности, какой собеседник был в том прошлом, куда он регрессировал.

○ "Трансовая логика" - умозаключения, которые собеседник делает, пребывая в образе ребенка. Они отличаются полным или частичным отсутствием логики. Это гипнотический феномен отсутствия стабильного "Я" у человека, находящегося в трансовом состоянии, какой наблюдается у детей досознательного возраста.

○ Внешняя абреакция - эмоциональное переживание, вызванное воспоминанием. Рассматривается как освобождение от психологической патологии - избыточного эмоционального напряжения. Принято считать, чем более сильное, необузданное проявление эмоций, тем более успешный результат.

○ Внутренняя (символическая) абреакция - преобразование деструктивных идеомоторных связей через воображение собеседника. Реципиент представляет болезнь в виде определенного визуального образа, который мысленно трансформирует с явным изменением прежних идеомоторных связей. Под воздействием нового представления, формируются новые нейронные связи, которые переустанавливают "стимул - реакция" в приемлемом для собеседника варианте.

○ Механическая абреакция - симуляция переживаний без реального усиления эмоционального фона. Может создавать ложное впечатление полноценного отреагирования.

○ Эмоции, чувства - слова и выражения отражающие те или иные мышечные напряжения, отличающиеся по характеру и интенсивности. Основная проблема состоит в том, что у собеседника может не хватать речевого опыта и словарного запаса, чтобы адекватно выразить соматические ощущения. Для этого можно ему давать, например, список эмоций, которые облегчает подбор ключевых слов для описания собственных переживаний.

○ Соматические симптомы - организменные, телесные реакции, такие как боль, рвота, дрожь, слезы, галлюцинации. Соматические реакции, например, позволяют отследить эмоциональные триггеры.

○ Потребности - это форма существования проблемы в смысловом поле. О потребностях узнаем по мере снятия эмоционального заряда собеседника, когда становятся видны глубинные убеждения.

○ Мысли, убеждения, установки - дефиниции, отражающие уровень мыслительной деятельности. От того, как мыслительная деятельность осознаётся собеседником, зависит мера девиантности повеления.

Старая добрая теория формирования психотравм

○ Травматическое переживание

На событие, которое не укладывается в голове, мы реагируем одинаково - ступором. Например, вы приходите к дверям своего лучшего друга, нажимаете на кнопку звонка, ожидая привычное "привет, заходи", а вместо этого слышите совсем другое: «Господи, опять этот козёл припёрся!» Таким образом, у вас в жизни возникла ситуация, которая сильно выходит за пределы зоны комфорта. Разрыв между ожидаемым (привычным) и неожиданным (непривычным) на схеме изображен как расстояние между пунктом 1 (куда вы намеревались прийти) и пунктом 2 (куда вы на самом деле попали).

Ситуация для вас критична именно тем, что нет готового шаблона реагирования. Отсюда замешательство (на рисунке обозначено серым пятном), которое в психологии описывается как импринтная уязвимость. Это состояние характеризуется противоречием между потребностью в действии и отсутствием императива, без которого любое действие будет лишено смысла. Так орут или бьются лбом об стену. В такие моменты, когда эмоция довлеет над умолкшим разумом, включается режим записи: то, как вы выйдете из ситуации, будет записано как удачная модель самосохранения - условный рефлекс, который будет включаться, минуя разум, во всех аналогичных ситуациях.

○ Принятие решения

Допустим, вы смотрите на захлопнувшуюся перед носом дверь и произносите: «Вот урод!».

Вербальное выражение эмоции разрешает ваш кризис, потому что помогает выйти из ступора. Может быть, на следующий день выяснится, что у вашего друга были такие проблемы, что он был просто вне себя, или не узнал вас - это уже не будет иметь значения. Ваше травматическое переживание, нашедшее выражение в наблюдении, которое все объясняет ("уроды" именно так себя и ведут), станет для вас подсознательным шаблоном поведения в схожих ситуациях. И люди будут говорить, что у вас такой характер.

○ Охранительный рефлекс

Впрочем, момент замешательства сам по себе - момент опасности, поэтому ему будет присвоен соответствующий статус. Это значит, что охранительный рефлекс будет впредь заставлять вас избегать дверей такого же цвета; запаха куриного супа, который пахнул из открытой двери и прочих особенностей потрясшего вас момента. И с этого времени вам всегда будет неприятно находиться там, где эти элементы присутствуют, потому что подсознание будет настойчиво подсказывать вам, что это сигналы надвигающейся опасности, что лучше свалить по добру - по здорову. И вы будете следовать внутреннему голосу.

«Помощь зала»

Импринтная уязвимость имеет ещё один аспект развития событий, обусловленный суггестивным воздействием. Например, вы девушка, которая с замиранием сердца звонит в дом, где живёт предмет обожания. У вас любовь, и вы как всегда полны предвкушения счастья, но дверь открывается и на вас словно ушат холодной воды: «Чего пришла, мочалка? Иди отсюда!». Ступор. Потому что у вас нет подходящего шаблона реагирования. В этом состоянии вас обнимает мама, которая говорит «Да что ты плачешь, все мужики козлы, им только одно нужно». Слова мамы - как сырое яйцо на раскаленную сковородку. Попадая в ваше, переполненное эмоциями, сознание, они моментально отвердевают как догма. Ведь это решение! Если все мужики козлы, значит они и должны вести себя соответственно. Замешательство улажено, записавшись в голове как модель поведения, способная погасить страсти, то есть спасти/сохранить в аналогичных ситуациях.

Человек - существо социальное и в ситуации ступора склонен искать установки от внешнего источника. А люди потом будут говорить: какая мама, такая и дочка.

○ Восприятие индивидуально

Кому война, кому мать родная. То, что у вас вызовет растерянность, у другого человека - осмысленное действие. Например, неадекватная реакция друга способна повлечь за собой не ступор, а рефлексию, то есть раздумье о причинах столь странной реакции. Ведь не всегда же друзья встречают подобным образом? В другом варианте человек, перед которым захлопнулась дверь, пойдет в магазин, возьмёт водки, и вернётся к негостеприимному порогу: "Что, брат, случилось? Давай выкладывай!" Почему событие одно, а реакция - разная? Ответ прост: в первом случае ситуация не имела аналогов, поэтому вызвала оторопь и спонтанное решение, ориентированное, скорее всего, на отголоски ранних впечатлений. Во втором, - поведенческий шаблон уже имелся. Возможно, он оформился под впечатлением действий умного опытного человека в аналогичной ситуации.

○ Разрыв шаблона

Понятия разрыва шаблона — основа одной из методик гипноза. Речь идёт об использовании явления "шаблона" - некого привычного действия, которое человек осуществляет в тысячный раз, поэтому уже делает автоматически, не осознавая. Психологи называют это состояние естественным трансом, потому что разум в этот момент отключен за ненадобностью. Если неожиданно помешать человеку завершить привычную процедуру (ритуал, обряд, церемонию), то тот несколько секунд будет пребывать в замешательстве. Это самое время, чтобы оказать на него суггестивное воздействие: сделать внушение, задать миссию. Например, после окончания переговоров один из договаривающихся протягивает руку другому. Стандартная процедура, означающая рукопожатие, поэтому второй переговорщик автоматически протягивает руку, чтобы завершить ритуал, но происходит неожиданное. Первый переговорщик вдруг перехватывает ее левой рукой. Владелец пойманной за запястье руки в замешательстве - этого достаточно, чтобы, глядя ему в глаза, произнести: «Мы с вами будем долго и плодотворно сотрудничать, не правда ли?».

Если у оказавшегося под суггестивной атакой человека коридор комфорта (жизненный опыт) узкий, то он в состоянии импринтной уязвимости принимает первое попавшееся решение. И в дальнейшем будет подсознательно подводить свою стратегию именно к нему.

○ Анатомия травматического переживания

Травматическое переживание представляет собой комплексный катаклизм, который включает:
+ Разрыв шаблона - неожиданное и болезненное несовпадение ожидаемого с произошедшим
+ Состояние импринтной уязвимости.
+ Разрешение конфликта за счёт освоения нового удовлетворительного представления

○ Родом из детства

Большая часть поведенческих шаблонов человека формируется в младенческий период. Значительная часть - под впечатлением жестов и поступков родителей, действовавших в условиях замешательства.
Усвоенные таким образом шаблоны исправить невозможно, потому что они были приняты бессознательно. Единственная возможность - погружение в воспоминание, чтобы ещё раз пережить замешательство, в котором было усвоено мешающее жить правило. В этот момент установка может быть изменена и проблема таким образом будет изжита.

○ Решения тела

Нередко найденый выход из кризисной ситуации не находит выражения в словах, потому что осуществляется на уровне телесных ощущений - без участия осознающей части мозга. Он выглядит так:

Таким образом, дискомфортное переживание не индексировано сознанием, и каждый раз, попадая в схожую ситуацию, человек просто испытывает его телесную репликацию. В связи с тем, что эти ощущения неприятны, человек старается избегать всего, что может вызвать приступ телесного воспоминания. Чтобы избавиться от такого рода расстройств, необходимо идентифицировать травматическое переживание, а для этого надо воспроизводить связанные с ним эпизоды, чтобы по ассоциациям постепенно вспомнить чувства, отношения и потребности — чтобы осознать произошедшее и выразить его вербально.

○ Теория кармы.

Защитный механизм человеческой психики настроен на то, чтобы предотвратить повторение психосоматического приступа. Достаточно увидеть один из признаков записанной в памяти ситуации, чтобы он включился. Человек испытывает предчувствие приступа, поэтому предпринимает попытку улизнуть, а когда предчувствие улеглось, испытывает удовлетворение, ведь приступ не случился. Возникает вторичное переживание, подводящее под девиантное поведение вполне конкретный смысл.

Например, испытав травматическое переживание, когда перед вами захлопнулась дверь друга, вы не перестали мечтать о настоящей дружбе. Но всякий раз, когда мечта сбывается, включает защитный механизм. Допустим, вы пришли к новому другу, а его нет дома, но сам факт закрытой двери для вас означает совсем не то, что для всех. Вы считаете, что это доказательство того, что ваш новый друг - "урод". Накопления такого рода ситуаций приводит вас к терапевту, где вы говорите: «Каждый раз, когда я нахожу человека, и начинаю думать, что он настоящий друг происходит одно и то же: он оказывается уродом!» И терапевт разводит руками: "тут ничего не поделаешь, карма!"

○ Что такое карма?

Карма с точки зрения гипнотерапии – это безсознательно установка, программирующая бытовое поведение человека методом фильтрации однотипных переживаний. Их накопление усиливает потенциал неудовлетворенной потребности. В какой то момент это бремя становится невыносимым, и человек от нее отказывается. Например, вы, испытав разочарование по поводу неудач в дружбе, приходите к логическому выводу, что дружбы не существует. При этом незавершённое намерение все так же направляет вас туда, где жизнь предлагает новые возможности: «попробуй ещё раз».

○ Как починить заевшую пластинку?

Наблюдая ваше повеление, любой терапевт скажет, что попытки проиграть одну и ту же ситуацию свидетельствуют о неутоленной потребности. И скорее всего вы о ней не помните, потому что после первого эпизода, как правило, проходит много лет, прежде чем вы принимаете решение посетить психотерапевта. В этой ситуации психосоматические заболевание требует послойного снятия напряжения, пока не обнажится установка, из за которой весь сыр-бор. Из практики известно, что стоит пациенту осознать ее и выразить в словах, так сразу вся цепочка прихосоматических событий, участвовавших в формировании недуга, утрачивает свое значение. Паразитарное образование распадается как царство Кощея, после того как игла извлечена из яйца и сломлена.

Телефонное обращение конфидента. Прием первичных данных

Телефонный звонок к гипнотерапевту требует от последнего понимания, насколько важно это обращение. Одно дело человек, ищущий помощи и готовый платить за нее. Другое дело - псих или праздный любитель почесать язык. Чтобы уточнить, знаком ли клиент с правилами игры, необходимо перевести беседу в конструктивное русло и за пять-шесть минут получить ответы на следующие вопросы:

Стандартные формулировки для прекращения беседы:

Самоанализ для диагностики психосоматического заболевания или по-простому подготовительный этап для клиентов. Сокращенный вариант.

Психосоматикой (от др.греч. ψυχή «психос» — душа и σῶμα «сома» — тело) принято называть проявления связи психологических и телесных факторов в жизнедеятельности человека. Даже существует психосоматическая медицина, изучающая психологическое влияние на возникновение и течение соматических, то есть телесных заболеваний. К числу последних относятся такие расстройства как фобии, мании, зависимости, некоторые формы аллергических и спазматических реакций. Это не психические, а психосоматические  заболевания, излечение которых предусматривает применение средств психологии (от др.-греч. ψυχή «психос» — «душа»; λόγος «логос» — «учение») – науки, которая изучает закономерности возникновения, развития и функционирования психики и психической деятельности человека и человеческих сообществ. Главным разделом психологии фобий является гипнотерапия, которая, по статистике, наиболее эффективно справляется с проблемами психосоматического порядка.
Обращение к услугам гипнотерапевта – это признание факта заболевания, которое, чаще всего, обнаруживает себя в фазе расцвета. Человек уже замучен недугом, который мешает карьере, личной жизни и т.д. Реже к помощи гипнотерапевта обращаются люди с симптомами, которые еще не превратили жизнь в ад, но уже беспокоят, часто под личиной явления, вообще не относящегося к каким-либо расстройствам. Например, человек испытывает дурноту, входя в магазин, объясняя себе и окружающим, что не выносит духоты, хотя это типичный признак агорафобии, то есть боязни открытых многолюдных пространств. Диагностировать психосоматическое расстройство можно, не прибегая к услугам специалистов, если в точности следовать инструкции по самодиагностике психосоматических отклонений.

Инструкция по самодиагностике. Прежде всего, надо пройти обследование у врача. Дело в том, что органические заболевания и патологические нарушения в мозге часто имеют схожие симптомы. Например, бессонница, проблемы сексуального характера или ожирение часто являются следствием общего ослабления нервной системы от излишне напряженной трудовой деятельности. В то же время иррациональный страх или волнение из-за повышенной стыдливости проявляют себя точно так же.

1_) Получив справку, что ваша проблема не относится к психиатрии, можно присмотреться к тому, что с вами происходит. Надо припомнить повторяющиеся ситуации, обстоятельства, попадая в которые вы испытываете дурноту или странные эмоции. Причем, головой вы отчетливо понимаете, что причин для такого рода реакций нет, но эпизоды повторяются, независимо, что вы о них думаете. Обратите внимание на обстоятельства, которые присутствовали во всех запомнившихся случаях подобных состояний. Возможно, это одинаковый запах, одинаковый цвет, одинаковое тактильное ощущение или что-то иное. Определить объединяющий элемент можно, ответив самому себе на простой вопрос: чем эти ситуации отличаются от других похожих? Вывод надо записать на бумаге, попытавшись сформулировав название проблемы. Например, по ее основному признаку или причине.

2_) Вторым пунктом в вашем самоанализе должны быть эмоции и физические ощущения. Чтобы вы ощущаете во время приступа?  Гнев, обиду, вину, страх, стыд?  Подумайте, где в вашем теле локализируется это дискомфортное чувство? Как себя обнаруживает? Дрожь, сердцебиение, потливость, спазм? Не поленитесь, специально попадите в ситуацию, провоцирующую приступ, чтобы хладнокровно отследить и зафиксировать требуемую информацию. Например, во время публичного выступления, когда все на вас смотрят, вы отмечаете: «трудно дышать, потому что все сжимается в груди» или «хочется скрыться».

3_) Ваши записи продолжит третий пункт. Мысли. Эмоциональные и плотские ощущения всегда сопровождаются определенного рода мыслями. В медицинской литературе они называются «автоматическими». Какие они? Не самый простой вопрос, тем не менее, стоит попытаться записать все, что во время дискомфорта приходит в голову, пусть даже противоречиво, путано и многообразно. «Лучше лишний раз не спорить». «Надо постоянно контролировать речь, иначе буду заикаться». «Лучше подождать более счастливого случая». Покопавшись в собственном потоке сознания, вы определите те молчаливые установки, которым невольно следуете.

4_) Поведение. Взгляните на себя со стороны и попытайтесь определить модель своего поведения без попыток объяснить ее самому себе. Запишите, что вы делаете, когда вас охватывает известное состояние. Возможно, вы стараетесь показывать свое безразличие. Или делаете паузы, придумывая причину, чтобы собраться с духом. Или стараетесь не оказаться в центре внимания, бездействуете.  

В итоге у вас должно получиться что-то вроде этой таблицы:

Эмоции и ощущения в теле Автоматические мысли / правила Ситуации Поведение
Страх, сопровождающийся сжатием в горле и груди.Стыд, что посторонние люди будут смотреть как на больного, особенно лица противоположного пола. Скованность в груди. Я могу умереть просто так.Я слабовольный.Я какой-то неправильный.Люди при возможности посмеются над моими странностями. Поездка на лифте / Любые конфликты, где потенциально возможно драка / Публичные выступления Знакомства / Cекс / Отношения с коллегами   Никогда не дрался, хотя хожу в тренажерный залНе люблю рисковать в бизнесе, при этом отлично просчитываю вариантыЧасто избегаю нужных общений, предпочитаю впечатлять делами
Обычно 1-4 разных чувств. Примерно так оцениваем число сеансов гипноза 2-5 Много, зато клиент улавливает связь эмоции-мысль Желательно освежить в памяти стрессовые моменты или попасть в новые Не так принципиально для регрессивной гипнотерапии, хотя это основа для когнитивного анализа


Теперь у вас перед глазами более или менее рациональная картина происходящего с вами отклонения, что открывает возможность переосмысления собственных реакций. Иногда этого достаточно, чтобы проблема улеглась. Если адаптация не происходит, значит, мы имеем дело с расстройством рефлексивного характера, которое требует внешнего вмешательства. Идите с таблицей в руках на прием к гипнотерапевту.   

Диагностика. Базовая схема первичной консультации.

На первичном приеме гипнотерапевт определяет, сможет ли он быть полезным данному человеку? И если да, то каковы шансы на успех? Таким образом, слово «диагностика» - это лишь прикрытие вашей истинной цели. Если мысленное проигрывание травмирующий ситуации вызывало у клиента  осознаваемый дискомфорт, то можно рассчитывать на успех. Еще лучше, если он на первом же сеансе поддается суггестивному воздействию, проходя тест на амнезию. В этом случае вы можете быть уверенными – это ваш клиент.

Если клиент неохотно выполняет простые команды («не  скрещивайте ноги», «уберите волосы», «пересядьте» и т.д.), то прием следует прервать. Он не идет на контакт, а значит, у вас с ним ничего не получится.

В классическом гипнозе принято шефствовать без гордыни. Не беда, если клиент обнаружит осведомленность. Не обращайте внимания, гните собственную линию, он должен подчиниться.   

Надо письменно фиксировать весь процесс. Вверху листа можно записывать ощущения и чувства клиента, а внизу линию времени  с датами событий его жизни (расставания родителей, тяжелая болезнь, первый приступ панических атак), а еще ниже - предполагаемые даты очередных сеансов, примечания и оставшиеся вопросы.

Не забываете, что человек пришел за чудом, поэтому на первом же приеме даем ему почувствовать власть гипноза. Это укрепит доверие, создаст нужную рабочую атмосферу.

Сбор данных, выбор гипносценария

Процесс гипнотизации делится на два последовательных этапа: заочный и очный. Заочный является обязательным так как экономит профессиональное, а значит, дорогое время, и представляет самостоятельное прослушивание аудио-скриптов для расслабления и записи с погружением в приятные моменты прошлого. По итогам предварительных сеансов клиент должен ответить на определенные вопросы, чтобы можно было заполнить амбулаторную памятку:

Далее разберем как вести протокол сеанса. В простых случаях это возможно лишнее, зато если потратить время, то удается лучше понять суть гипноанализа.

Технически я использую толстые тетради формата А4 (от 48 и до 96 страниц). Каждый разворот представляет один сеанс, как правило хватает. Верхняя страница это записи, что веду во время приема, нижнюю оставляю для последующего анализа и фиксированния выжимки из предыдущих встреч, включая результаты поведенческих экспериментов.

Важно. Привожу гипносценарии в сокращенном и упрощенном варианте. Полный анализ будет дан при разборе отдельных случаев.

Образная гипнотерапия. Практические советы по организации сеанса.

О чем говорить с человеком, который обратился к вам за помощью? Ниже приведен скрипт, который раскрывает  алгоритм вербальной гипнотерапии с использованием образной методики.

Далее идет процедура работы с образом проблемы, чему посвящена отдельная глава. А сейчас обратим внимание на случаи, когда эмоциональный тургор собеседника недостаточен для того, чтобы вовлечь его в работу на уровне воображения. В этом случае требуется “расшевелить угли” - приглашаем его в “эксперимент”.  Пусть он попробует вспомнить ближайший по времени приступ / конфликт, вызванный интересующим расстройством.

Достаточно. С этого момента процесс трансформации происходит средствами образной гипнотерапии. Если эмоции бьют через край, то запускаем регрессию и ведем до абреакции.

Как пользоваться протоколом для ведения сеанса гипноанализа

Протокол - это документ с записью всего, что происходило во время сеанса. В протоколе мы фиксируем все, что так или иначе поможет воссоздать логически-связанную картину проблемы, с которой пришел к вам человек. Особое внимание - к эмоционально заряженным событиям. Каждое из них следует записывать отдельным эпизодом, чтобы в итоге связать их в единую последовательность.

 Много писать не стоит - только ключевые слова и выражения, воссоздающие ситуацию, повторяющиеся выражения (как эхо автоматических мыслей), и ещё  собственные мысли: вопросы, которые следует уточнить, предположения и т.д. Ведение протокола требует рабочей ситуации, поэтому, если собеседник успокаивается, и симптом сходит на нет, то гипнотизируем его еще раз и быстро перемещаем в кульминацию. чтобы раскачать психику.  Фразы, которые собеседник при этом вспоминает рассматриваем как неслучайные. Их обязательно фиксируем, как и фразы собеседника, отражающие физическое состояние (“Задыхаюсь”, “Ощущение как падаю куда-то...”). Этот материал может служить хорошим топливом для поддержания эмоционального тонуса, а в некоторых случаях - ключом к разгадке проблемы. Она всегда в центре беседы, поэтому когда возникает удобный случай, всегда стоит использовать его для провокации абреакции. Пусть даже в шутку и слегка. Эти диверсии  позволяют, кроме всего прочего, отмечать, какие образы возникает в голове собеседника? Как они себя проявляют? Какую модальность демонстрируют? При этом не забываем отмечать оценочно по 100-балльной шкале, какое количество напряжения вышло из собеседника?

Составленные таким образом протокол - надёжная лоция, которой вы придерживаетесь, оказавшись  во внутреннем мир собеседника. Чтобы попасть туда, извлекаем из протокола эмоционально заряженные фразы. Их мы используем для попадания в воспоминания, где формируются эмоциональные триггеры.

Пример применения образной гипнотерапии для устранения страха змей

Одним из способов помочь собеседнику эмоционально опростаться (высвободить подавленные чувства) является образная терапия.

Девушка, 23 года.  Полгода назад записалась на марафон в инстаграме. Тема - как изменись за истекший месяц. В числе заданий было и такое: публичное обязательство преодолеть в очередном году 10 страхов. Моя собеседница обнародованный план почти выполнила: денег заработала,  похудела, прыгнула с тарзанки. Осталось только побороть офиофобию (боязнь гадов). Не получается, но честно хочет все завершить. Дама волевая, занимается бизнесом и привыкла командовать. Ситуация для нее непривычная, отсюда и желание переломить ситуацию.

Гипотеза о фобии змей не  подтверждается, поэтому надо в этом вопросе разобраться и поставить точку.

Дальнейшая работа с образом  (разбор темы в соответствующей главе) показала, что дело не в змеях, а в чувствах обиды и вины.  Убрали их, "фобия" сама собою отпала...

Трехглавый дракон суггестивной коммуникации

Что такое сеанс гипноза? Это работа по приведению собеседника в особое эмоциональное состояние. В чем состоит эта работа? Во первых, надо нащупать в памяти собеседника рабочую психотравму, чтобы включить ее как ту кнопку, после которой он буквальном "заведется". Эмоциональный тонус - это тот самый режим психики, который мы называем гипнозом, потому что в это время чувства преобладают на разумом, позволяя терапевту использовать психологический инструментарий для борьбы с недугом. Во вторых, надо чтобы собеседник ничего этого не знал, иначе шансы значимо уменьшаются. Сеанс, когда одна сторона настороженно следит за другой, - пытка. Поэтому надо предупредить тревожные настроения со стороны вашего подопечного посредством декларации - провозглашения "ложной" цели сеанса. Смысл этой процедуры не в информировании, а в фокусировании внимания собеседника на чем-то отвлекающем от вашей кухни, поэтому цель должна удивлять. Она должна звучать в ваших устах диковинно и воодушевляюще, для чего вы должны незаметно выведать потребности, а лучше нужды вашего респондента. Тогда ваша декларация покажется ему настолько актуальной, что он обо всем забудет. Значит сработало. Кстати, так всегда действуют ораторы. Разница только в том, что гипнотизер все время поддерживает обратную связь, потому что должен фиксировать состояние своего собеседника через его физиологию. Ведь все это он затеял, чтобы получить доступ к памяти. С нее и начинается работа, поэтому важно не пропустить этот момент. И наконец, ещё одна стратегия, которая идёт неотлучно рядом с двумя упомянутыми - это подтверждение слов физикой: ощущениями или действиями. Если бы каждое слово гипнотизера подтверждалось на уровне физических ощущений реципиента, то такой мастер мог бы загипнотизировать всех и каждого без разбора. Памятуя про крылья гипноза, надо стремиться делать весь сеанс доказательством материализации ваших слов, причем немедленным, что настраивает вашего собеседника на веру в вас, создаёт основу для продуктивной коммуникации.

Как загипнотизировать собеседника? 

Любой гипнотизер должен уметь гипнотизировать. Это понятно. Но что именно надо делать психологу для того, чтобы беседа с собеседником оказалась "магической", то есть мощной, эффективной? (По утверждению лингвистов, это слово пришло в мир из древнеиранского языка, то есть из санскрита, к которому из всех современных языков, по оценке самих санскритологов, ближе всего русский. Таким образом, мощность, могущество и магия - это слова одного корня.). Чтобы ответить на это вопрос, - немного теории.

Уровень гипнабельности (способности к суггестивной коммуникации) у любого человека зависит от его травматического опыта. Чем больше психотравм и сильных переживаний за спиной у этого человека, тем легче он поддается гипнотизации. И наоборот. Люди, не пережившие сильных потрясений и шоков, как правило, вообще не гипнабельны стандартными приемами. Таким образом, психолог не создает новые нейронные связи, а использует существующие. В этом смысле человек - копилка психосоматических рефлексов, и у каждого из этих есть своя "кнопка". Проблема в том, что у профессионального мага-гипнотерапевта нет времени разбираться со всем хозяйством. Человек пришел с конкретной проблемой и нуждается в конкретной помощи. Поэтому мы используем самые массовые виды рефлексов, который почти наверняка есть у каждого человека.

Например, рефлекс каталепсии. Он находит выражение в замирании живого существа с целью "авось пронесет". В момент сильного потрясения многие из нас, будучи в младенческом возрасте, замирали, зажмурив глаза. Зная это, мы предложим нашему собеседнику принять удобную для расслабления позу, попросим его закрыть (зажмурить) глаза и сосредоточить на них свое мысленное внимание. Это нужно для того, чтобы он проверил свои способности к гипнозу. Итак, по нашей просьбе собеседник, обращаясь к своему телу, произносит заклинание: "Мои глаза закрыты настолько плотно, что я не могу их разомкнуть". Повторив мантру несколько раз, собеседник, снова по нашей просьбе, пытается слегка (слегка, Карл!) приоткрыть глаза, чтобы проверить силу собственной суггестии. И если мы замечаем, что он хоть на секунду замешкался с открытием век, мы понимаем, что он одной ногой уже перешагнул черту сущего. Рефлекс включается! Что делать? Немедленно приступить к суггестии! Она существует у каждого специалиста в виде до мелочей отработанного семантического скрипта, произносимого "с чувством, с толком с расстановкой". На волне заработавшей психосоматики, сформировавшейся, может быть, в далеком трехлетнем возрасте, где-нибудь в пыли под кроватью, в жутких думах о разбитой вазе, звуки вашего голоса войдут не в разум-сознание, а напрямую - в душу человека, которую древние называли слово "психо", а Фрейд определил как "подсознание".

О том, что связь установлена, вы узнаете по контрольной проверке каталепсии глаз. Объявив своему подопечному, что они слиплись, срослись, превратившись в сплошную кожу лица, вы попросите его открыть глаза. Вы будете настаивать на том, чтобы он это сделал ещё раз, а потом еще. Ничто так не подчиняет человека, как тщетность его попыток. Поэтому они должны быть многократны. Убедив себя и собеседника в наличии раппорта (гипнотической связи), вы можете спокойно приступать к намеченной программе сеанса.

Справочник заклинаний или принцип конструирования техник гипнотизации

Гипнотическая коммуникация на 100 процентов словесная. И эффект от беседы с реципиентом суггестии зависит прежде всего от точности слов и выражений, которые использует гипнотерапевт. Угол падения равен углу отражения - воспринимаемые собеседником словесный образ должен в точности совпадать с той реакцией, на какую рассчитывает терапевт. Откуда брать формулировки? Пожалуй, это один из главных вопросов профессии, потому что точные, выверенные выражения здесь важны как нигде. Ведь подсознание все воспринимает буквально. Оно знает о смысле слов больше, чем мы можем предположить. Поэтому лучше всего использовать тот тезаурус, на котором оно говорит. Я например, когда достигаю какого-то конкретного результата по время сеанса, обязательно допытываюсь у собеседника, как выглядит этот результат, что он его чувствует, что испытывает, когда думает о нем, как бы сам назвал, что получилось. Я записываю слова и выражения, в каких человек с отключенным сознанием определяет эффект, к которому я стремлюсь, может быть, в каждом втором случае. Потом именно эти слова и выражения я направляю загипнотизированному мозгу, зная, что я говорю в системе тех смыслов, которые являются его родным языком. Этот метод формирования "портфеля заклинаний" я рекомендую всем, кто нарабатывает необходимый опыт. Очевидно, это простой и надёжный способ отработать наиболее точные символы для эффективного вербального общения в гипнозе.

Книга по уличному гипнозу "Hypnologic. Обратная сторона сознания". 

Быстрое погружение в гипноз: каталепсия век, шоковый гипноз. 

Обучение гипнозу: погружение в гипноз и шоковое углубление до сомнамбулизма.

Гипнотизация через различные формы расслабления

Любой вариант гипнотической индукции - это моделирование разных стадий расслабления. На первом этапе лучше делать все более мягко, а как почву нащупали, то буквально каждая фраза должна строиться как прямое внушение.

Идеальный сеанс гипноза. Убираем или добавляем метафоры, исходя из обратной связи от гипнотизируемого и проверок на различные феномены.

○I стадия (идеомоторая связь). Закройте глаза, расслабьтесь. Сделайте глубокий вдох, медленный выдох и представьте, как веки наливаются тяжестью и покоем. Ощутите свое «Я» в ваших глазах. Обращаясь внутрь, вглубь произнесите: «Мои веки расслабляются. Веки склеены. Я так хочу.» Попробуйте приоткрыть глаза, зная, что веки расслаблены настолько, что не работают. Они практически склеены! Пытайтесь еще и еще раз.

○ II стадия (каталепсия). Веки слипаются все больше с каждой новой попыткой. Попытайся открыть глаза! Довольно. Это успех! Перестаньте пытаться и позвольте расслаблению от век растечься по всему телу до кончиков пальцев рук и ног.

○ III стадия (амнезия). Расслабьтесь глубже и более созидательно. Почувствуйте, как в уголках ваших спящих глаз распрямляются, разглаживаются морщинки. Вновь внимание на мышцы век. Они крепко склеены. Сделайте маленькую проверку: попытайтесь раскрыть глаза. Пробуйте! Веки слипаются. Они плотно сомкнуты силой вашего подсознания! Пробуйте еще! С каждой новой попыткой веки словно срастаются друг с другом, превращаясь в единое неразрывное целое. Это признак того что вы уже начинаете забывать, как открываются глаза, как пользоваться мышцами глаз. Вы можете не помнить, какие импульсы и в какой последовательности следует посылать глазам. Вы пытаетесь вспомнить и не получается. Веки словно на замке. Состояние забытья медленно распространяется на даты, имена, цифры… Вы скоро откроете глаза более собранным и сконцентрированным. Энергичный вдох выдох, легко открываем глаза.

Терапевтическая беседа

+ Как я могу к вам обращаться? Отлично, Иван Иванович! Вы ознакомились с условиями приема? Стоимостью первичной консультации и общей схемой работы? Вы в  курсе, что я работаю только очно в Москве / online?

А) Хорошо! Что вас беспокоит? Правильно ли я вас понял, что вы испытываете приступ дурноты, когда попадаете в замкнутый объем?

Б) Извините, но вам сначала надо ознакомиться с письменной информацией на сайте, а потом, пожалуйста, обращайтесь, таков порядок. Всего доброго!

Как называли в детстве? Как дразнили? Есть ли клички? Могу ли использовать эти имена для терапевтического процесса, например, с целью вызвать нужную эмоцию? Если буду общаться на «ты», не против?

Вводный настрой на пару минут.

+ Сядьте удобно, закройте глаза, не надо никуда проваливаться, наоборот расслабьтесь, чтобы лучше концентрироваться. Уловите звуки, что доходят до вашего сознания. Позвольте образом, обрывкам фраз возникать и исчезать, просто наблюдайте, понимая, что чем глубже покой, тем проще отличать одни шумы от других, отличать свои мысли от чужих внушений. Настройтесь на любую вибрацию снаружи, будь то случайный звук на окном или скрип рядом. Осознайте, что как все вибрации снаружи имеют источник, так и все вибрации внутри также имеют причину. Поэтому, Иван Иванович, направьте внимание внутрь, вглубь, лучше ощущая связь со своим тело. Отвечая на вопросы доверяйте больше интуиции.

+ Расскажите, что больше всего беспокоит? Можно пользоваться таблицей. Многие клиенты отвечают на этот вопрос таким образом, что если рассматривать их слова буквально, то они описывают подсознательный диагноз. Надо дать клиенту возможность выговориться.

+ Получается ли волей преодолеть напряжение? Если нет, то уточняем, много ли на дискомфорт тратится сил и времени? Принципиальный вопрос, позволяет выяснить утрачивает ли клиент контроль за телом. Для гипноза нужно, чтобы была принята идея, о том, что не удается управлять частью тела, впоследствии это будут глаза, которые склеятся.

+ Когда это началось, когда только появились симптомы? Если клиент отвечает на этот вопрос, называя конкретную дату, стоит уточнить, что в то время происходило в вашей жизни?

+ Когда это стало проблемой? Этот вопрос особенно важен в случае заядлого курения или проблем с весом. То, как клиент отвечает на этот вопрос, может дать нам важную информацию о мотивации, которая может заставить его прекратить – а затем это можно будет обогатить и оживить в процессе транса.

+ Отчего вам становится лучше? Отчего вам становится хуже? Что усиливает дискомфорт? Если ничто не влияет на состояние клиента, надо обратиться к околосмертным переживаниям.

+ Если бы вы излечились, что вы смогли бы делать такого, что не можете делать сейчас? Если упоминаются несколько вещей, самой важной будет последняя.

+ Усиливаем симптом, чтобы начать регрессивный анализ и после догрузить. Записи делаем на верхней половине. Последовательность: дискомфорт – событие и автоматические мысли – и так далее.

+ Теперь припомните ближайшую стрессовую ситуацию, о чем можете говорить вслух, и что наиболее ярко сидит в памяти. Не пытаясь воссоздать картинку. Только ощущения.

+ Найдите, где в теле возникает иные вибрации. Придайте этому дискомфортному чувству форму, объем, цвет. Мысленно погрузитесь в это чувство. Сделайте эти чувства настолько реальными и сильными, насколько возможно.

+ Осознайте, какие мысли приходят в голову того, кем вы были тогда? Мысли о себе, о людях, о мире в целом?

+ Находясь «там и тогда», мысленно закройте глаза. Слова, образы, звуки становятся этой вибрацией дискомфорта. А сейчас представьте себе, что это чувство – это туннель… Туннель в прошлое. Туннель, который приведет вас к тому времени, когда вы ранее испытали это чувство… Войдите внутрь туннеля как входите внутрь помещения. Я досчитаю до трех и щелкну пальцами, вы окажетесь в более раннем варианте события, которое вы теперь знаете, как правильно надо пережить. Один. Все как в тумане. Два. Концентрируйтесь и движетесь вниз к центру этого чувства. Приходят на ум отдельные слова, слова встраиваются в предложения, предложения в событие. Вспомните, вспоминаете, вспоминаете. Возникают образы, объединяются в единую картину. Три. Туман рассеивается. Осознание заполняет ситуацию. Стали собою в том возрасте, какой был у вас тогда.

Ощутите происходящее так, как будто оно происходит сейчас. Вдох, выдох и событие продолжает развиваться. Легче вспоминаются люди, кто рядом и кто далеко? В помещении или на улице? Что усиливает дискомфортное напряжение, которую вы испытываете в связи с этим событием: чьи-то слова, действия, сложившиеся обстоятельства?

+ Я щелкну пальцами и начнут приходить мысли, которые были в голове того вас, каким вы были тогда. Перенесите себя в начало ситуации. Осознаете лучше, что за идеи, в которые вы тогда уверовали? Как решили действовать впредь? Какие выработали для себя правила?

Таким образом надо пройтись по каждому дискомфортному чувству. Для учебных задач, считаем, что одна проблема – одно чувство.

+ Решение о продолжении сотрудничества принимаете после и в спокойной обстановке.

Демонстрация погружения в гипноз на видео:

Стадии гипноза, классификация глубины гипноза по Каткову:

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБРАЗНОЙ ТЕРАПИИ (автор подход психолог Николай Дмитриевич Линде)

Принципы, на которых основывается метод образной гипнотерапии, включает 10 пунктов, который каждый гипнотерапевт должен знать наизусть.

  1. Чувство, вызываемое психосоматическим приступом, есть запутавшаяся, не нашедшая выхода психическая энергия
  2. Главный критерий достоверности наблюдаемого чувства – его телесное выражение.
  3. Переживание через образ убедительнее слов. Образ легче приводит к инсайту. Изменения образа хорошо доказуемы.
  4. Визуальное проецирование образа расстройства создает диссоциацию (расщепление) психики собеседника на его личность и на переживаемое им чувство. Это делает понятным процесс оздоровительных изменений.
  5. Символизация чувства материализует его, превращает в предмет, которым собеседник может манипулировать, тем самым открывая себе возможность противодействия ему (болезненному чувству) как реальному фактору.
  6. Образ дает терапевту представление о существе проблемы, он понимает его смысл и находит свое, творческое решение.
  7. Фундаментальные образы отражают подсознательные процессы, содержание которых напрямую изменяется посредством терапевтического воздействия на эти образы.
  8. Инструментарий терапевта – оригинальные приемы работы с образами. Эти наработки позволяют ему достигать быстрых и эффективных изменений.
  9. Ход трансформации образа психосоматического расстройства позволяет контролировать результативность терапии вплоть до полного решения проблемы.
  10. Результат образной терапии закрепляется соматизацией, чтобы собеседник отождествлял себя с достигнутым психологическим состоянием.

Правила терапии: спонтанность, постепенность, тщательность, системность.  

  1. Спонтанность. Образы собеседник не придумывает, а позволяет им появиться, как бы нелепо они выглядели.
  2. Постепенность. Мы всегда имеем дело с двумя реальностями: реальностью образов и реальностью тех чувств и отношений, которая за этим стоит. Внешне мы работаем с образами, но на самом деле - с чувствами, которые они отражают. Поэтому образы, связанные с серьезными эмоциями, не могут быть трансформированы легко и быстро. Постепенность преобразования и реальность усилий, которые прилагает собеседник, являются критерием качества терапии.
  3. Тщательность. Устраняемые терапевтом чувства и отношения всегда являются частью психической целостности собеседника, поэтому к образам, которые их выражают, нельзя применять насилие и произвол. Результат может быть катастрофическим. Надо изучать проблему и не жалеть времени на уточнение ее параметров.
  4. Системный подход. Всякая психологическая проблема многослойна и разветвлена, и если провести преобразование в исходном пункте, то все наслоения и ветви отпадут сами собой. Поэтому в работе с образами сначала надо находить магистральный путь и следовать по нему, не отвлекаясь на мелочи. Вторым этапом следует проводить проработку оставшихся деталей.

Этапы терапевтической работы

  1. Гипотеза. Результатом первого общения с собеседником должно быть ясное понимание симптома, который причиняет ему неудобства/страдания, а так же понимание ситуации, внутри которой этот симптом возникает. Наличие того и другого позволяет терапевту предположить структуру проблемы. При этом не стоит ограничивать себя в выборе концепций и взглядов на ее происхождение – главное получить первичное представление о предстоящей работе: какие импульсы требуют реализации и какие препятствия при этом необходимо будет устранить.
  2. Проверка гипотезы. Эта процедура свои результатом должна иметь 1) понимание всех оттенков чувства, от которого хочет избавиться собеседник 2) где и как оно находит выражение в теле собеседника 3) корректность или адекватность его лексического выражения со стороны собеседника. Например, он может ощущать гнев, но говорить, что испытывает страх. Все три параметра выявляются методом усиления беспокоящего собеседника чувства, чтобы терапевт получил возможность разглядеть все неясности. При этом имеют значение образные определения, какими собеседник может сопровождать свои переживания (“сдавливают тиски”, “как будто гвоздь раскаленный застрял”, “острым ножом режут”, “комок мешает дышать”, «перед глазами туман», «внутри так тошно, как будто бы куча грязи»), так как они позволяют терапевту уловить частоту, на которой собеседник воспринимает свою проблему.   
  3. Создание образа. Когда для терапевта лексическая и соматическая локализация проблемного чувства становятся понятны, он может приступить к созданию образа. Собеседник должен визуально представить свой симптом на стуле или в любом другом месте, когда услышит от терапевта важное напутствие: «Не напрягайтесь. Первое, что пришло в голову, то и хорошо». Каким бы нелепым первое видение не оказалось, оно и есть то, что требуется. Если собеседник испытывают трудности с воображением, значит, имеет место внутренний запрет, не позволяющий осознать проблему. Либо нет доверия к терапевту. Либо мешает императив логического мышления, когда довлеет убеждение, что разум и мысли – это одно и то же. Иногда собеседник старается придумать образ «получше», и тогда надо принимать в учет его склад ума - например, вовлечь в игру, когда собеседник приказывает своему детищу открыть свое истинное лицо. Во всех остальных случаях необходимы дополнительные мероприятия: беседа,  релаксация, рисование (тренировка воображения) и т.д. Главное, чтобы образ был естественной проекцией чувственного переживания.
  4. Исследование образа. На этой стадии терапевтическая гипотеза может быть кардинально пересмотрена, так как правильно созданный образ несет в себе огромное количество новой информации, которую терапевт должен уметь читать. Например, образ змеи, практически всегда соответствует фаллосу. Иголки или кинжалы, поражающие сердце, означают болезненные переживания, связанные с любовью. Раскрытые цветы, как правило, связаны с теми или иными актуальными чувствами. Образ болота – депрессивные  переживания. Железные или каменные предметы в голове соответствуют жестким родительским предписаниям. Туман или облака – это непролитые слезы. Капканы или железные тиски, мешки с песком могут означать переживание чужого давления или ограничения свободы. Телов в рыцарских доспехах соответствует мышечному панцирю и ограничениям в общении. Дерево, располагающееся от ступней до макушки, означает витальную силу и уверенность в себе. Скала – образ родителя, который давит на ребенка. Солнце - изобилие энергии и родительская любовь и т.д.
  5. Проверка на фиксацию. Фиксация – это когда визуальный образ реально фиксирует эмоционально-чувственное состояние собеседника. Если такая связь существует, то изменение образа будет означать изменение этого чувственного состояния. Например, увеличение размера образа может привести к усилению болезненных ощущений или наоборот. При этом собеседнику не обязательно знать истинный смысл манипуляций, потому что это может добавить терапевту ненужные хлопоты.
  6. Метаморфоз. Этот этап должен изменить интересующее эмоциональное состояние (симптом), что достигается работой над его визуальным образом. Механическое изменение «картинки» результата не дает – требуется искренняя и эмоциональная работа собеседника, потому что истинное преобразование возможно только как результат затраты психической энергии человека. Чем больше, тем лучше, потому что трансформация образа осуществляется до тех пор, пока негативный образ не исчезнет полностью или не преобразуется в нечто доброе и хорошее. Например, чувство агрессии, символизируемое черным шаром, сойдет на нет, если этот черный шар исчезнет. Вместо него может спонтанно возникнуть образ, противоположный по смыслу, который на соматическом уровне будет выражаться свободным дыханием и снятием напряжения в области солнечного сплетения.
  7. Соматизация. Именно тело является тем шкафом, где хранятся наши эмоциональные состояния. Приняв новый образ в себя, в свое тело, собеседник принимает ту новизну, которую он ощущает с устранением привычного симптома. Иногда это бывает сложно и даже невозможно. В таких случаях необходимо продолжать разбор психологических проблем собеседника.
  8. Тест на ситуацию.  Если собеседник вообразит  ситуацию, в которой обычно возникало нежелательное переживание, и при этом ничего не почувствует, то работу можно считать выполненной. Практика показывает, что ментальная проверка полностью идентична реальной, хотя бывают исключения, когда в мыслях человек решает свою проблему, а в жизни все остается по-прежнему. Это происходит, потому что собеседник обманывает себя и терапевта, либо имеются неучтенные причины для сохранения страданий.
  9. Тест на экологию. Собеседника, после избавления его от психосоматики, необходимо спросить: нет ли каких-либо возражений против достигнутых изменений? нет ли неприятных ощущений в теле? Это необходимо сделать, чтобы быть уверенным в необходимости закрепления полученного результата.
  10. Закрепление. Основная проблема закрепления («якорения») заключается в том, что собеседник - не пациент. В сеансе он выступает в роли клиента, получающего расслабление, которое ему нужно, чтобы остаться наедине с самим собой. При этом психологу необходимо знать, насколько серьезно и искренне собеседник принимает изменения. Иногда тот соглашается только для вида, что делает невозможным закрепление результата, которое, от этого не становится менее ожидаемым. Ситуация чревата конфликтом, поэтому прежде чем приступать к якорению (закреплению), психолог обязан удостовериться: не лукавит ли клиент? И если имеет место «двойная игра», надо либо поменять тактику, либо продолжить разработку психологических проблем собеседника в направлении особенностей его характера (упрямства).

Сеанс гипноанализа. Сочетание образной терапии и регрессивного гипноза

Гипнотерапия для избавления от детских травм

Ощущение беспомощности - это отложенное переживание по мнимому поводу

Пол века назад американский психолог Мартин Селигман (Martin Seligman) проводил эксперимент над собаками по схеме условного рефлекса Павлова. Цель — сформировать рефлекс страха на звук сигнала, для чего зафиксированные псы по звонку получали удар током. Селигман был уверен, что в свободном состоянии подопытные собаки сбегут, но когда их перевили в свободный вольер с низкой перегородкой, то они никуда не стремились. Просто сидели и скулили. Когда же к ним поместили собаку, которая не участвовала в эксперименте, то та сразу сбежала. Из чего Селигман сделал вывод: у подопытных собак вследствие невозможности влиять на неприятные события, развилось состояние беспомощности. За открытие этого явления в 1976 году Селигман получил премию Американской психологической ассоциации.

Что же такое состояние выученной беспомощности? На самом деле, это отсутствие осмысленной связи между болевым ощущением и местом нахождения. Во всяком случае, собаки не связывали свою боль с вольерой, так как у них причиной выступал звуковой сигнал. Подобная путаница доказывается практическими примерами. Приведу один из них. Пришла ко мне женщина, страдающая клаустрофобией. Каждый раз, оказавшись в замкнутом помещении, она испытывала панику. Я построил сессию без применения гипноза. Решил просто спровоцировать приступ. Нашел в интернете трагический ролик и во время его просмотра спрашивал: что происходит в ощущениях, в мыслях?

Привожу весь диалог:
- Снова тоже волнение, конечно слабее в разы, чем в лифте. Если буду накручивать, то доведу себя до срыва.
- Закрой глаза и дай волю воображению. Представь, что девчонка на видео захлебывается и никого нет рядом. Как ты это отреагируешь?
- В обморок я не упаду, это знаю, но дышать становится сложнее.
- Сфокусируйся на фразах "Не справлюсь" и "Должна все контролировать". Повтори мысленно каждую по пять раз и отпиши, как реагирует тело? Что чувствуешь? Воспринимай себя как детектор лжи, чтобы по собственным ощущениям определить: на что именно реагирует твое тело?
- В висках давит и дыхание по-прежнему тяжелое.
- Как это состояние выглядит внешне? Какой образ приходит на ум?
- Как ежик, только неживое что-то, пульсирующее.
- Сделай мысленный эксперимент, прояви агрессию к этому "ежику". Например крикни на него или ударь. Как твое тело реагирует при этом?
- Иголки только больше становятся. Я уже была на подобном сеансе у мага, стирала и уничтожала боль, не помогает.
- И правильно, ведь этот ежик - часть тебя. Зачем же стирать саму себя? Лучше обратись к "ежику" и попросили у него прощения за дурные помыслы. Скажи от души, честно: "Я не хочу ни в чем тебя винить, ты хороший". Следи при этом за своим телом. Что ощущаешь?
- Я заплачу сейчас, не понимаю почему.
- Это хорошо. Продолжай беседу с "ежиком" в том же русле, попроси прощения.

Полились слезы, как это бывает, когда выходят подавленные эмоции. Одновременно обнажились вспоминания, которые все это время были закрыты для разума. Это тоже обычное явление во время катарсиса. Оказалось, много лет назад четырехлетнюю девочку оставили присматривать за любимой бабушкой, а та неожиданно умерла во сне, и девочка трое суток находилась в одном помещении с мертвым телом (родители предусмотрительно заперли дом). Это воспоминание было амнезировано, но однажды моя собеседница сильно перенервничала на работе и забытый стресс неожиданно запитал своей эмоциональной энергией взрослую поведенческую матрицу. Нормально сработала защитная система - так же как собаки связывали свои неприятные ощущения со звуковым сигналом, так и ребенок, будучи в бессознательном возрасте, связал смерть любимой бабушки с закрытостью помещения. Новый шок, похожий по своим параметрам на то, что испытала девочка в 4 года, разбудил соответствующий защитный рефлекс - взрослый человек стал испытывать страх в закрытых помещениях.

Терапевтическая беседа получилась весьма успешной из-за того, что почти сразу же удалось вызвать яркий симптом и сбросить эмоциональное давление. Получив возможность увидеть все, как было на самом деле, моя собеседница реально оценила разницу между чувством замкнутого объема и чувством утраты любимого человека. Порочная эмоциональная связь распалась. И как можно видеть, пресловутая "выученная беспомощность", - это не более чем другое название хорошо известного феномена отложенного переживания. Ведь после абреакции беспомощность исчезает.

Экспозиционная терапия

Экспозиционная терапия о методе, условиях применения для избавления от фобий и страхов. Теория.

Скрипт написал психолог Павел Авдеев, ниже тот же самый текст, только переосмысленных другим выпускником. Наряду с практикой так происходит классическое на обучение поведенческого терапевта.

Классическая процедура экспозиционной терапии

1 ) Выясняем проблему

Т: Какой у вас запрос

К: Страх лифта/собак/выхода на улицу/навязчивое поведение

2 ) Проводим предварительную беседу

Т: Хорошо, давайте поработаем с помощью экспозиционной терапии. Этот метод по данным исследований является наиболее эффективным в борьбе с вашей проблемой. Он основывается на классических опытах поведенческих психологов, а, в частности, Ивана Петровича Павлова, который показал, что любую проблемную реакцию можно устранить если она не получить подкрепление. То есть, когда организм поймет, что в ситуации на самом то деле нет ничего страшного. Однако, для этого необходимо не избегать встречи со своим страхом, как вы наверняка обычно делали, например ходили по лестнице вместо лифта/избегали собак/оставались дома вместо выхода на улицу, а встретится с ним лицом к лицу. В этом процессе будет наиболее важно дойти до пика страха и пережить его, так как, если вы выйдете из ситуации раньше чем страх уйдет вы лишь подкрепите тем самым свою проблемную реакцию (можно подробнее объяснить кривую угасания).

3 ) Строим иерархию страхов.

Т: Теперь, чтобы понять откуда мы можем начать, нам необходимо построить иерархию стрессовых ситуаций. Для этого возьмем заявленную вами проблему за 100% (или есть еще что-то более интенсивное/пугающее?). Можете ли вы предложить варианты ситуаций, в которых бы вы испытывали 80, 60, 40% страха, которые бы мы могли реализовать вместе с вами?

(если клиент не может, например, его беспокоит страх войти в лифт и любой вход в лифт воспринимается как 100%, больше ничего не беспокоит)

Т (варианты):

  1. Насколько процентов вы бы оценили свой страх если бы только представили, что вы в лифте.
  2. Возможно, для вас было бы войти в лифт со мной/знакомым/родственником/врачом?
  3. Количество этажей/расстояние как-то влияет на уровень страха?
  4. Если будет темная кладовка/багажник грузовика…
  5. Варианты: в VR-шлеме, с закрытыми глазами, с предварительной релаксацией и др.

В зависимости от ответов строите иерархию страхов (поехать в лифте – 100%, поехать со мной – 60%, поехать с врачом – 40%)

4 ) Далее выбираем ситуацию максимально интенсивную, но ту в которой клиент еще способен находится.

Т: с какой ситуации мы уже могли бы начать (здесь желательно на отговорки клиента выбирать все-таки чуть более интенсивную ситуацию, например если он говорит что можно с врачом, вы предлагаете ему проехать в лифте с вами)

5 ) Проводим экспозицию. Приводите клиента в место экспозиции, следите за его эмоциональным состоянием, удерживаете его от выхода из ситуации, концентрируете внимание на ситуации не даете использовать отвлечение и иные методы избегания.

Т: Теперь я попрошу вас не отвлекаться и просто концентрироваться на своих ощущениях (заводите в лифт, даете собаку, не даете выполнить ритуальное действие и т.д.)

Насколько процентов вы сейчас оцениваете свой уровень напряжения? (рассчитывать можно относительно основной проблемы, например, 60% или опять брать за 100% как удобнее)

(по прошествии времени (может занимать до нескольких часов), а также в зависимости от наглядного изменения эмоционального состояния клиента)

Т: Как то изменилась интенсивность страха? Насколько сейчас оцениваете?

(повторяем процедуру до снижения страха до процентов 40-60%)

Т: Можем ли мы перейти к следующей ситуации?

(переходите к следующей экспозиции и повторяете процедуру до снижения страха до приемлемого уровня)

В конце предлагаете клиенту найти еще более интенсивную ситуацию, чем заявленная и попробовать поработать с ней (например, лифт в небоскребе или лифт аттракцион в случае страха лифта).

На одну экспозицию может уходить отдельный сеанс, так что рассчитывайте время в зависимости от прогресса клиента.

В случае если клиент не будет практиковать полученный навык вполне вероятно, что проблема вернется (а у клиентов очень часто остается привычка к избеганию раннее пугающего объекта), поэтому предлагаем клиенту пройти еще одну-две сессии вместе с вами, и затем постоянно практиковать экспозиции. В идеале совместить данную технику с иными направлениями терапии: гипнозом, гештальтом, когнитивной терапией, чтобы поменять мышление.

Процедура экспозиционно-образной терапии

  1. Повторяем предыдущий алгоритм до момента экспозиции
  2. В процессе экспозиции

Т: Сейчас чувствуешь что-то?

К: Да, я чувствую страх/напряжение.

Т: Страх где-то присутствует в теле?

К: Сжимает в груди/ком в горле и т.д.

Т: Вот сейчас закрой глаза и сконцентрируйся на этом чувстве. Посмотри как оно выглядит, на что похоже, какой формы, размера, цвета (здесь стараемся погрузить человека в воображение проблемного чувства)

Т: Теперь я попрошу тебя просто наблюдать за этим чувством/образом, позволяя ему существовать и меняться самому собой, не прилагая к этому усилий. Просто наблюдай за этим образом.

(даем время, может пройти несколько минут)

Т: Как только произойдет значимое изменение скажешь мне.

К: Черный комок как бы растекся и стал белым светом.

Т: Хорошо какие сейчас ощущения в теле?

 (если появилось иное чувство, например, вместо кома в горле появилась тяжесть в груди – повторяем процедуру)

(если ничего не поменялось, можно попробовать применять иные изменения образа, либо, если это не помогает, остановится на классическом варианте терапии).

(если чувства страха нет, все отлично – переходим к следующей экспозиции, с той же процедурой)

  1. Если в процессе работы с образом всплывает ситуация из детства ее также можно проработать образной терапией или гештальт-терапией

К: Черная слизь разошлась в сторону, и я вспомнил как на меня кричит мама

Т (гештальт-вариант): когда кричит, где ощущение в теле? Когда «это» ощущение в теле, что хочется сделать? Позволяй себе делать это пока эмоция полностью не выйдет (в воображении или в реальности в зависимости от того позволяет ли ситуация). Теперь что чувствуешь?

Когда сделал это как можно по-иному повести себя в той ситуации? Попробуй сделать это (в воображении).

Теперь что чувствуешь в теле?

Т (образный вариант): когда мама кричит, где ощущение в теле? На что похожа, как выглядит т.д. (далее повторяется вышеописанная процедура)

Когда ощущение страха ушло переходим к следующей экспозиции, процедура повторяется до полного ухода страха/напряжения.

Помимо использования «позволяй этому чувству меняться» возможно использование любых других вариантов работы с образами (терапия частей, отпускания чувств, парадоксальная трансформация и т.д.), но как по мне (Павел Авдеев) наилучшим и наиболее простым вариантом является именно предложенное простое созерцания изменений, т.к. во-первых это не требует постоянной концентрации на диалоге между частями и занимает намного меньше времени, во-вторых, практически ничего не вносит во внутренний мир клиента со стороны терапевта, т.е. преобразование происходит полностью со стороны клиента/актуализируется его потребность. Однако если такой вариант не помогает, то стоит переходить к иным способам.

Образная терапия в отличии от классической экспозиционной терапии позволяет изменить психодинамику клиента, не приводя ко вторичной травматизации и перенаправляя энергию его потребности.

Вербальный скрипт экспозиционной процедуры

Успех дальнейшей процедуры напрямую связан с вашим умением выбрать клиническую ситуацию той максимальной интенсивности, какую в состоянии выдержать реципиент. Если она достаточно сильная, чтобы вызвать потрясение, и достаточно слабая, чтобы он не убежал, то все остальное за вас сделает природа. Главное, во время процедуры следить за эмоциональным состоянием реципиента, удерживая его от выхода из ситуации, от попыток отвлечься или избежать гнетущего элемента иным способом.

Повторяем процедуру пока страх не снизится до приемлемого уровня. В конце надо предложить максимальный вариант. Например, лифт в небоскребе. На одну экспозицию может уходить весь сеанс, так что курс надо рассчитывать в зависимости от наблюдаемого прогресса.

Вербальный скрипт экспозиционной процедуры с применением образной терапии

Повторяем предыдущий алгоритм до начала процедуры экспозиции

Процедура повторяется до полного “изгнания” страха/напряжения. При этом следует помнить, что наиболее простым и эффективным вариантом образной терапии является простое созерцание. В этом случае, терапевт ничего не привносит от себя, преобразование происходит само по себе под давлением исключительно внутренних потребностей. Таким образом, процедура экспозиции становится мягче и  исключает вторичную травматизацию. За счет привлечения энергии нереализованных внутренних ожиданий улучшается психодинамика всей процедуры, и это в лучшую сторону влияет на конечный результат.

О мистической психотерапии замолвите слово

Среди современных направлений психологии, обычно, выделяют три: 1) Личностно-ориентированная, "обьясняющая" терапия (психоанализ, гештальт, нейро-лингвистическое программирование и др.), когда оздоровление достигается за счёт осознания пациентом причины своих конфликтов.  2) Поведенческая  (бихейвиоральная) психотерапия, которую обычно применяют в групповом варианте, чтобы бороться с последствиями психотравм - неадекватными поведенческими стереотипами.  3) Суггестивная терапия, основанная на гипнотическом внушении (или самовнушении), которая использует возможности подсознания для редактирования личности пациента. Все эти направления объединяет методический подход и научная обоснованность, в отличие от четвертого направления, которые рядом с тремя перечисленными выглядит как Иван-дурак рядом со своими толковыми  братьями. Оно хоть и не институировано, но демонстрирует эффективность, едва ли не большую, чем все остальные.

Мы говорим о мистическом направлении,  основанном на ненаучной  интерпретации действительности, которую психологи, обычно,  оценивают как введение в заблуждение.  Тем не менее, психологи совсем не редко  прибегают к арсеналу мистиков - чародеев, колдунов, магов, экстрасенсов, знахарей и т.д., объясняя свое поведение “игрой в мистику” ради пользы.  Например,  считается, что мистическая  маска может быть эффективной при лечении невротиков, так как  отвечает иррациональности их ожиданий.  Примерно так же, в режиме  "подпевания" пациенту, которому срочно нужна психологическая помощь, осуществляется ненаучный мистицизм во всех других случаях.

Самое интересное, что с точки зрения официальной науки такая игра является абсолютно оправданной, хотя речь идёт о целенаправленном введении пациента в заблуждение. Выходит, при одинаковом результате, притворное использованием мистического арсенала - это наука, а искреннее  - мракобесие.

Длительное исследование деятельности колдунов, магов, знахарей, экстрасенсов и т. п.  показали, что они лечат, обманывая. Иными словами, лечебный эффект достигается за счет манипуляций, которые признаются действиями, направленными на введение пациента в заблуждение. Но пациент, введенный, таким образом в заблуждение, демонстрирует соматические показатели, соответствующие позитивной динамике лечения. Это понимают дипломированные специалисты, иначе они не использовали бы мистические приемы в собственной лечебной практике. Повторяю, разница между ученым-врачом и мистиком-экстрасенсом, только в том, что первый  прибегает к колдовскому обряду цинично, не веря в его мистическую суть, а второй действует вдохновенно, основываясь на  безграничной вере в собственные сверхвозможности. (Известны описания экстрасенсов-импровизаторов, которые демонстрировали самые настоящие чудеса). Сторонники материалистических концепций, комментируя эти факты, оперируют  термином "заблуждение", определяя, таким образом, состояние пациента, вовлеченного в мистический процесс. Но заблуждение - это “знание, неадекватное сущности объекта”.

Можно ли диагностировать  “искаженное отражение действительности”, если это “отражение” есть инструмент, приводящий к реальному медицинскому результату, который существует в действительности, так сказать, не искаженной? Очевидно, слово “заблуждение” не может служить психологическим термином, так как не отражает клинический  феномен. Сартр, наблюдая как шаман заставлял свою пациентку выть и лаять, отметил, что по существу больная получила язык, с помощью которого она сможет выразить свое заболевание и тем самым избавиться от него. Таким образом дикое зрелище, превратилось в нормальную лечебную процедуру.  Хотя, конечно, мистические сеансы выглядит как средневековая инвольтация - односторонне управление пассивным ”зомби”, в роли которого выступает реципиент шамана или знахаря. Это отличает мистическую терапию от институированных видов и методов психологического воздействия, но непривычное не значит плохое, поэтому его надо изучать, а не отрицать. И ничего, если оно не укладывается в современные научные представления. Нет ничего более изменчивого.

Нужен ли гипноз для поиска психотравм?

Так уж устроена методическая литература, что ее авторы сосредоточивают свое внимание на самых актуальных вопросах, которые из-за этого начинают выглядеть как самые главные. То же самое, на мой взгляд, произошло с негипнотическими методами. Сейчас, например, распространено мнение, что только в гипнозе удается вспомнить основополагающее стрессовое событие, хотя, на самом деле, это достигается и методом свободных ассоциаций. Например, случайное или намеренное воссоздание ситуации, напоминающую травматическую, довольно просто регрессирует реципиента в конкретное событие прошлого. Но чтобы это произошло, важны предустановки.

В частности, опытные клиницисты заблаговременно внушают нужные критерии гипнабельности. Этого достаточно, чтобы подтвердить пациенту, что он находится в гипнозе в соответствии с теми представлениями, которые у него сложились под воздействием слов гипнотерапевта. В любом случае, для достижения необходимого состояния следует исходить из того, в чем уверен собеседник, когда речь идёт о гипнозе. Если, таким образом, он хочет посетить прошлые жизни, то не надо мешать ему это сделать. С помощью актерских психотехник надо помочь активизировать воображение в соответственном направлении, и никто потом не докажет, что это было не в гипнозе. Я бы свидетелем как люди приходили на кодирование от алкоголя и упрашивали врача, чтобы усыпил, потому что полагали, что гипноз в этом состоянии мощнее. Грамотный специалист не перестал и в результате довольны были оба, потому что цель была достигнута.

Чуть хитрее делают опытные клиницисты / сектанты, кто соглашается с идеей мгновенного преображения при условии тщательной подготовки, которая состоит может длиться годами и состоит и целого комплекса процедур. Главное маячить светлым будущим почаще. Иногда на выходе происходят чудеса, ну тогда все все осознают и без претензий друг к другу.

Только в гипнотерапии работают с причинами. Плавали знаем, люди, пережив разочарование ищут новые способы лечения. С психологом пыжились и вспоминали детство, не помогло. Идем к гипнотизеру, потому что прочитали на сайте, что искать-то следует ядра психотравм / глубинные установки / родовые программы / ресурсное состояние и т. д. Как говорится это один черт, важнее убрать сомнения, настроив на изменения, название можно и на ходу придумать.

Это никак не значит, что техники гипнотизации одна профанация и пустая трата времени. Профессионал должен выстраивать индивидуальный сценарий и, когда это действительно применимо, то погружать в гипнотический транс, точно зная все стадии и способы проверки глубины. Физиологически гипноз лишь катализатор для усиления идеомоторной связи, то есть образ гораздо лучше вызывает эмоциональный отклик. Клинический опыт показывает, что с гипнозом процесс терапии протекает эффективнее чем без.

Как в гипнотерапии преодолевается проблема постгипнтического внушения

Эта глава посвящена проблеме постгипнотического поведения человека. Проще говоря, как сделать так, чтобы внушение прижилось в психике человека и стало частью его личности. Возможно ли такое в принципе? Есть слухи, что Александр Лурия занимавшийся в Харькове этими вопросами, изменил личность свихнувшегося маньяка А. Голикова, превратив его в благообразного детского писателя А. Гайдара, но материалов этого эксперимента нет. Есть реальный опыт, который я бы разделил на три части.

Первая часть гласит, что все внушения, сделанные в состоянии сомнамбулизма (а это и есть самый что ни на есть добротный гипноз), держатся совсем немного. Физиологические внушение (глаза закрыты) - одну-две минуты, а поведенческие (по утрам пьешь морковный сок) два-три дня. И это максимум.

Вторая часть гласит, что все внушения держатся долго, если реципиент не помнит, что прошел процедуру внушения. Проще говоря, если в конце сеанса ему внушить, что никакого сеанса не было, то устойчивость суггестивной инклюзии позволяет говорить о самом что ни на есть длительном эффекте. Длительном, но не бесконечном.

На счёт бесконечного есть практический опыт (как и во всех предыдущих частях), который находит выражение в части третьей, гласящей, что внушение совершенное на фоне эмоционального катаклизма, коим является, например, приступ панической атаки, становится частью личности человека. Навсегда. Дело в том, что любой фобический механизм является органической составляющей психики, поэтому существует столько, сколько живёт этот человек. Идея или действие, запитанные "травматической" энергией, как бы получают вечную батарейку. Другое дело, что, пример, желание пить кефир, будет продиктовано страхом высоты, или боязнью закрытых пространств. Человек сам обоснует связь одного с другим, но гипнотерапевт должен подбирать психосоматику с учётом этого обстоятельства. Тем более, что спектр условных рефлексов не сводится к расстройствам. Есть старая гипотеза, что юношеское желание быть похожим на какого-то артиста или книжного героя - это чистой воды психосоматика, которая рождается как рефлекс и работает в нашем подсознании всю жизнь, заставляя нас в схожей ситуации действовать так же как действовал бы кумир. Вполне можно запрячь этот благородный порыв - пусть возит. Вопрос в другом: как быть с тем обстоятельством, что искусственный рефлекс рано или поздно вступит в конфликт каким то естественным элементом личности человека и тогда нервный срыв обеспечен. Ведь даже опытный специалист просто не в состоянии просчитать все возможные последствия. Отсюда вывод: вечное внушение не должно носить основополагающий характер, выступать в качестве какой-то основы. В целях безопасности оно должно быть чем-то второстепенным, дополнительным, чтобы в случае чего, все можно было исправить, не сотрясая личность человека. Во всяком случае, на данном этапе развития гипнологии. Возможно, в скором будущем, появится технология уровня А. Лурии, но пока коренное изменению личности человека находится в стадии разработки.

Эксперименты по гипнозу с "амнезийным трансом" и элементы эстрадного гипноза 

Обучение гипнозу: секрет постгипнотического внушения

Связь "травмированности" психики с гипнабельностью

Известному литературному критику Белинскому принадлежит фраза "Знание часто есть уяснение только предчувствия". С этого тезиса я и хотел бы начать.

Предчувствие или, говоря по-другому, интуиция, остается признанным инструментом творческого созидания. Все мы знаем, что Менделеев увидел периодическую таблицу во сне, но возможно, не все знают, что это был покер. Менделеев был заядлым картежником, и во сне увидел химические элементы, разложенные по правила покера. Иными словами, постижение периодического закона, произошло через понятный образ, и возможно, это был единственный вариант постичь истину. Сработало подсознание. Как прочем, это происходит во всех случаях, когда мы говорим об озарении или откровении.

Понятно, что интуиция не может не вызывать громадный интерес, но исследование столь неуловимого предмета возможно только в гипнозе. Только гипноз обеспечивает доступ к такой сфере деятельности головного мозга, которую мы с легкой руки  доктора Брейда называем словом «гипноз», то есть «сон».

На самом деле, есть основания утверждать, что интересующее нас состояние психики – то самое, что открывает подсознание – это никакой не сон. Лично мой опыт однозначно указывает на правоту тех экспериментаторов, которые склонны видеть в этом явлении транс.

В медицине "впасть в транс" значит "потерять голову". Если повышенное нервное возбуждение сопровождается периодом беспамятства, то мы говорим об «амнезийном трансе». Это состояние человека может возникать от приема наркотиков, либо от воспоминания психотравмы в глубоком гипнозе. Амнезийный транс потому так и называется, что сопровождается спонтанной амнезией, но главной его характеристикой является отсутствие контроля со стороны сознания. Именно это обстоятельство позволяет внушенным идеям сохраняться в подсознании и даже развиваться. Состояние аффекта можно считать разновидностью  «амнезийного транса», потому что представляет собой тот же механизм перевода психики человека в аварийный режим работы, в котором реципиент может убить или наоборот геройски спасти кого-то, пожертвовав собственной жизнью.

И так, о чем идет речь?

В своей практической деятельности мне часто приходится прибегать к методу временной регрессии. Загипнотизированный человек, слушаясь гипнотизера, отправляется путешествовать по свой памяти. Это необходимо, чтобы найти очаги беспокоящего его психосоматического расстройства. Там он входит в образ того ребенка, кем он был скажем, 20 лет назад, и по новой проживает событие, которое его травмировало. Эта процедура может повторяться несколько раз, пока новый образ события не займет место прежнего.

Таким образом, память избавляется от тяжелого воспоминания, которое работает в режиме условного рефлекса, мешая человеку жить.

Так вот. Я заметил, что излеченные люди утрачивали гипнабельность! После нескольких экспериментов я пришел к выводу, что в значительной части случаев способность поддаваться гипнозу связана с наличием психосоматического расстройства.

Вообще, мы должны понимать, что психосоматические заболевания в той или иной мере присутствуют в каждом из нас. Это нормальной фактор, который, видимо, относится той части психической системы человека, которая нам известна как павловские условные рефлексы. Во всяком случае, психотравмы обнаруживают себя именно так. Чем больше у человека накопилось условной рефлекторики, тем  выше его гипнабельность. И наоборот, психически здоровая особь, сознание которой не обросло триггерами, как правило, плохо поддается гипнозу.

Таковы мои наблюдения. Следуя им, я убирал и возвращал травматическое воспоминание, и всякий раз убеждался, что следом происходило очевидное уменьшение или увеличение гипнабельности человека.

Думаю, это наблюдение не является новым, но открыв его для себя, я разработал свой метод погружения в глубокий транс. Он основан на взгляде на психосоматическое заболевание как на естественную часть психики человека, которая отличается, главным образом, доступностью для манипулирования. Достаточно ее активировать, чтобы обеспечить мобилизацию  всей системы на переход в состояние транса. Во всяком случае, в практическом эксперименте это получается едва ли не на сто процентов.

Я конечно, не утверждают, что мы имеем дело с готовым методом, который открывает доступ к трансовому состоянию, но есть положительные эксперименты.

Первый из них  состоял в том, что мы просто погружали испытуемых в гипнотический сон, во время которого давали установку типа «завтра утром, как проснетесь, напишите СМС оператору, что все хорошо». В общем, действовали привычно, только внушение адресовалось на период после выхода из гипноза.

Ничего не получилось! Никто ничего на следующее утро не написал, потому что все помнили слова внушения и относились к ним весьма скептически («Да ну… Че попало»).

На втором этапе эксперимента решили исправить ошибку и проделали то же самое, но с погружением испытуемого в полную амнезию (беспамятство). Оказалось, что эта мера дает плоды. Особенно в части внушений поведенческого характера. На следующий день наши подопечные как миленькие выполняли все, что было им задано под гипнозом: отправляли СМС, переводили деньги, делали, что поручено. То же самое они выполняли через неделю, если во внушении содержалось указание на соответствующий день календаря. Единственное, что ухудшало статистику эксперимента – принципы и воспитание его участников. Если задание входило в противоречие с внутренними установками человека, то оно не выполнялось. То же самое – в отношении заданий, слишком хлопотных в реализации. Оказалось, испытуемые, наткнувшись на сложности, довольно быстро находили причины для того, чтобы не выполнят внушение. С внушениями физиологического характера (типа «ваши руки склеены») дела обстояли еще хуже – их действие после выхода из гипноза едва наблюдалось, а если и имело место, то совсем недолго. В лучшем случае, два-три часа.

На третьем этапе эксперимента, мы стали погружать испытуемых до состояния транса, во время которого методом возрастной регрессии осуществлялся  поиск психотравмы. Мы стараясь найти источник какого-нибудь психосоматического расстройства (они есть у каждого)  как можно в более раннем периоде жизни добровольца. Когда нам это удавалось, мы погружали его в это воспоминание, и тот вел себя как младенец, каким был в тот момент своей жизни. Пока наш естествоиспытатель заново переживал некогда потрясшее его событие, мы использовали критическое состояние его психики, чтобы именно в этот момент сделать контрольное внушение. Это делалось, чтобы «привить» к древу уже сложившегося психосоматического механизма  новые признаки.

Что из этого получилось, можете судить сами. Поведенческое внушение, ставшее элементом старой психотравмы, после выхода испытуемого из гипноза, обнаруживало себя как навязчивая идея. Доброволец ничего не помнил, но находил поводы, причины и оправдания, чтобы выполнить внушение, даже если тому мешали различные обстоятельства, в том числе внутренние принципы. Причем, сила неосознанного желания со временем не угасала – внушение все время подпитывалось за счет психической энергии психосоматической подсистемы, и исчезало не иначе как вместе с ней. То же самое можно сказать о внушениях физиологического характера. Они на глазах формировали

в человеке новое психосоматическое отклонение. Например, внушение «не открывать глаза», после выхода испытуемого из гипноза, сразу же начинало формировать нервный тик. Чтобы убрать его, требовалось ликвидировать психосоматическое заболевание, к которому оно была привито.

Анализ сделанных во время эксперимента наблюдений позволил сделать несколько выводов. Во первых, испытания показали, что амнезия позволяет внушению жить независимо от сознания. Это происходит до тех пор, пока человек в семантике, то есть в  словах и фразах, не выразит внушенную команду. Причем громко, вслух. Сознание получает информацию через органы слуха, и начинает разбираться. Чары спадают. Таким образом, перед нами древний механизм языческого заклинания и даже «с разоблачением». Во вторых, мы теперь понимаем, что тот же механизм задействован и в формировании фобий. Соответственно виден и процесс лечения. Чтобы избавиться от власти внушения в последнем варианте, стоит сделать то же самое, что сделал бы средневековый маг, чтобы избавить человека от проклятья: выразить эмоцию в словах и тем самым осознать (то есть сделать доступной сознанию) предмет внушения. Разум (сознание) легко вульгаризирует и опошляет любые идеалы, что делает их незначительным и даже ничтожным. В третьих, метод прививания внушений к рефлекторной деятельности организма представляет собой реальный способ изменения личности. Так можно, например, изменять личность преступников с патологическими наклонностями.

Что такое гипноз? Внедрение в подсознание новых идей 

Идеодинамические феномены. Реальный гипноз.

Механизм переписывания личной истории. Ложные воспоминания в гипнозе.

Статья 110 УК РФ “Доведение до самоубийства” – это юридическое оформление недопустимости суггестивного воздействия на человека с целью нарушения психического равновесия. Самоубийство – это только одно из выражений девиантного поведения, которое почти всегда является результатом применения трансовых техник. Все они основываются на одной особенности человеческой психики: наши воспоминания всегда оригинальны, потому что мы их всякий раз создаем заново, исходя из текущей ситуации и актуальных знаний. Психологи, наблюдая это явление, говорят об эффекте когнитивного диссонанса, которому подчиняются наши воспоминания (когда индивид при восприятии несоответствия между двумя элементами опыта, пытается подогнать их друг под друга). И действительно, многочисленные эксперименты показали, что мы конструируем наши воспоминания в зависимости от «злобы дня», то есть от ситуации, под воздействием которой  обращаемся к памяти. Ситуация может меняться, вслед за ней изменятся и воспоминания. Таким образом, наше личное прошлое – это не альбом с фотографиями и видеосюжетами, а подвижная, бесконечно вариативная субстанция, которая принимает те формы, которые по каким-то причинам наиболее актуальны в текущий момент. Словно бы наше подсознание, в целях самосохранения, выпячивает все актуальное с точки зрения насущной задачи, опуская все неважное.

Вариативное прошлое, с точки зрения формальной логики – это отсутствие воспоминаний как таковых. Многие уверены, что человек в гипнозе просто фантазирует. С другой стороны, речь может идти не о «забывчивости», а об отсутствии прошлого как такового. Ведь если эксперименты о нашем «творческом» отношении к своему прошлому верны (а мы говорим о работах большого отряда ученых - Лофтуса, Палмера, Брэнсфорда, Френке, Дуба, Родригера, Миде, Бергмана и др.), то получается, что время как физический феномен – фикция, а прошлое – это феномен чисто  психологический. Кстати, такой подход объясняет, почему истории государств и городов записываются – это единственный способ зафиксировать непрерывно меняющееся прошлое. По этой же причине истории регулярно переписываются, и это тоже нормально, потому что таким образом человеческие сообщества трансформирует представления о себе самих.

Возвращаясь с высоких материй на бренную землю, мы видим, как опасно, когда искусство создания воспоминаний используется в криминальных целях. За примером далеко ходить не надо – все секты создаются методом внушения иллюзорной действительности, которая переламываясь в подсознании, дает адепту не менее иллюзорное прошлое. Обновленная память – обновленная личность. Ведь наша память – это последнее, в чем мы будем сомневаться («моим глазам свидетелей не надо»). Зомбированный человек ничем не отличается от обычного, кроме того, что при определенных раздражителях он становится целеустремленным, выполняя заложенную в ум установку. Это может быть все что угодно: слушаться хозяина, выпрыгнуть из окна, обвязать себя поясом шахида. В СССР одно время даже пытались применять гипноз для изменения личности закоренелых преступников. В частности, вопросами подлинности преобразования личности под влиянием гипноза в 20-х годах вплотную занимались основоположники мировой клинической психологии Александр Лурия и Константин Платонов. Один - ученик Выготского, изобретатель детектора лжи и основатель науки нейропсихологии. Другой - ученик Бехтерева, автор термина «гипнотерапия» и основатель социальной психологии. По некоторым данным, одним из результатов их фантастических по тем временам опытов является чудесное превращение в Сабуровской даче (Харьков) хронического алкоголика и патологического палача Аркаши Голикова в благообразного детского писателя Аркадия Гайдара. Лично я верю в это, потому что сам проводил эксперименты, повторяющие эффект харьковского гомункула.

«Ежели один человек построил, другой завсегда разобрать может» - следуя мудрости популярного персонажа, можно утверждать, что вернуть человека из зомбированного состояния не составляет особенной сложности. Способов  много. Например, можно избавить человека от дополненной памяти, выделяя одну из его субличностей. (Если ей помочь, она сможет взять все под свой контроль и проблема сама собой рассосется). Другое дело, что спасение одного человека не повлияет на ситуацию в целом. Необходимы меры, препятствующие расползанию трансовых техник, а здесь одним законом или постановлением не обойдешься. Нужна большая программа по внедрению нового для нас раздела знаний - суггестивной культуры. Подростки должны входили в жизнь, хорошо представляя, что такое наведенные состояния и как с ними бороться. Тем более, что в ближайшем будущем  технологии в области «науки о невидимом» станут главным резервом научно-технического прогресса, и к этому нам всем надо быть готовым.

Самогипноз

Будучи королем среди запросов в поисковиках на тему гипноза, самогипноз во многом воспринимается ложно. Ведь многие ищут в нем то, чего нет, и чего не может быть. Например, люди хотят обучиться самогипнозу с целью личностного роста. Докладываю: медитативные состояния не связаны с кухней, где формируются поведенческие модели или творческий потенциал. Они распространяются исключительно на идеомоторную сферу, то есть на нашу “сому” - это движения, выносливость, реакция и т. д. Если вы хотите, например, выучить футбольный финт, то в состоянии аутогипноза вы мысленно несколько раз исполните его, сначала в медленном, а потом в ускоренном темпе, и выйдя на поле, вы за одну тренировку научитесь исполнять его так чисто, как если бы оттачивали несколько месяцев. Почему? Потому что в самогипнозе ваше мысленное упражнение настолько наполнено эмоцией, что в нем участвуют все необходимые группы мышц. Отрабатывая каждый элемент финта на кушетке, вы учили мышцы действовать в нужной последовательности и с нужной нагрузкой. Фактически, вы создали рефлекторную связку, которая на зеленом газоне стала позволять вам на бессознательном уровне делать то, что хотите сделать сознательно. У вас стало все получаться “само собой”. Именно так можно использовать самогипноз. Если же вам предлагают с помощью этих техник развить в себе интеллект, творческие способности, интуицию - все, что лежит за пределами ваше физиологической телесности, то знайте - это развод. И он ориентирован на ваше состояние озабоченности. Как правило тот, кто ищет в интернете информацию по слову “самогипноз” - это человек, нацеленный на решение какой-то определенной задачи. Он на чем-то сосредоточен, зациклен, если угодно. На это и ставка. Ведь такой человек уже в пребывает самогипнозе (первая фаза по классификации Каткова), и если ему дать инструкцию по эксплуатации утюга, сообщив, что это исцеляющая молитва, то сама процедура чтения, вне зависимости от содержания текста, превратится в сакральный акт реализации установки (“это исцеляющая молитва”). Эффект не замедлит себя ждать, но потом, чтобы еще раз получить желаемый эффект, вам придется еще раз прочитать инструкцию от утюга. Вот так (или примерно так) это работает. Никакого нравоучительного вывода не последует. Просто к сведению.

Что такое гипнотерапия?

Воображение – язык подсознания. Гипнотерапевт, использует этот ресурс реципиента, организуя терапевтическое путешествие во времени. Иногда для того, чтобы вспомнить интересующие подробности, но чаще для установления картины возникновения психосоматических расстройств: фобий, нервных тиков, эмоциональных зависимостей, посттравматических синдромов.  Как и всякий инструмент, регрессия требует соблюдения правил применения. Например, ее нельзя применять, если этиология заболевания ясна до гипнотического сеанса. Так бывает, когда неопытные терапевты позволяют себе предвзятое мнение и используют регрессию, чтобы убедиться в его верности. В результате, метод не работает, так как обслуживает не реципиента, а самого гипнотерапевта, который невольно подводит итоги регрессии под уже сформулированный ответ.

Смысл регрессии в том, чтобы воспользоваться оригинальными данными, исходящими от клиента. Ведь всякая проблема имеет корни в прошлом, причем речь идет не единичном факте, а об их последовательности, обеспечившей эффект накопления травмирующего воздействия на психику человека. Регрессия позволяет выявить как первичную психотравму, так и референтные события, благодаря которым она развилась в полноценное психосоматическое расстройство. Только после этого гипнотерапевт вправе приступать к составлению личного представления о том, что происходит в психике «больного». Отсюда второе правило применения регрессии: применяемый метод должен включать техники многоуровнего исследования памяти реципиента. В противном случае, часть болезнетворных событий останется необнаруженной и нераспознанной. Соответственно, и смысл такого лечения сводится к временном улучшению состояния больного, так как оставшиеся в его психике агенты рано или поздно восстанавливают связи и заболевание вспыхивает с новой силой.

В мире немного практиков, которые владеют секретом последовательного погружения в глубины памяти реципиента методом «от уровня к уровню», поэтому и курсы регрессивной терапии далеко не всегда располагают соответствующей школой гипнодайвинга. В большинстве своем это системы навыков и умений, ориентированные на устранение симптоматики методом поверхностного сканирования, в то время как многие расстройства, такие как фобии, панические атаки, кожные аллергии, чаще всего, питаются от психотравм, расположенных в инфантильном, то есть досознательном периоде жизни человека. Обнаружить и устранить их можно только за счет техник глубокого погружения до «амнезийного транса», изучаемых на данном курсе.

Что такое когнитивная терапия и как она работает?

Модель АВС в когнитивной терапии. Методы лечения фобий

Сеанс регрессивной гипнотерапии: лечение фобий и психосоматики через поиск психотравм в гипнозе

Регрессивный гипноз и гипнотерапия. Лечение аллергии через перепроживание психотравм в гипнозе.

Проводим гипноанализ. Теория.

В жизни каждого человека стрессовые ситуации могут повторяться, а значит, в нашем подсознательном банке памяти может храниться одновременно несколько стрессовых записей, дающих одинаковую программу действий. Если нашу жизнь представить как ленту времени, на которой изображена диаграмма нервных импульсов, то пики наиболее сильных стрессов – это то, что наше подсознание выделяет как модель для формирования единой программы действий. В ряде случаев, это психосоматические реакции, основанные на эмоциональном нарушении, такие как:

В борьбе с ними метод гипноанализа считается самым эффективным среди всех средств, которыми располагает современная медицина. Благодаря возможности коммуникации с пациентом на бессознательном уровне, гипноанализ позволяет обнаружить и стереть в его памяти сюжеты, отмеченные пиковыми импульсами эмоций – те самые, что питают психосоматическое расстройство. Подобно тому, как растение лишается корневой системы и засыхает, так и заболевание тает и перестает о себе давать знать, если тандем гипнолог-пациент успешно ликвидируют все воспоминания, питающие заболевание.

При этом необходимо помнить, что природа проблем, с которыми к гипнологу обратился пациент, может носить чисто соматический характер (заболевания плоти), поэтому в ряде случаев необходимо  дополнительное обследование. В частности, предварительное исследование у специалистов требуется, если у больного наблюдается:

Техники погружения в гипноз & Классификация стадий гипноза по Каткову

Погружение до сомнамбулизма & Виды регрессии

Что такое гипнотическая регрессия?

Поэты называют этот метод "путешествием во времени", что ненаучно, но точно отражает существо регрессивной гипнотерапии. Регрессивная - потому что обратная, направленная обратно в яйцо. Терапевт с помощью гипноза открывает своему собеседнику возможности мысленной регрессии в прошлое, и тот движимый волей своего визави окунается в Реку Времени. Происходит это, примерно, так же как кинолог даёт собаке команду "Ищи!". Сначала собаке дают понюхать кусок одежды того, кого ищут, а потом ей командуют искать. Только вместо запаха, по которому собака берет след, собеседник психолога берет за образец собственное воспоминание приступа психосоматики, точнее, состояния, которые он испытывал в это время.

Дело в том, что загипнотизированный человек отличается от обычного тем, что он ничему не удивляется. Гипноз - это и есть удивление, растянутое на часы. Находясь внутри этой эмоции, человек любую, даже самые безумную задачу, воспринимает как обычную, поэтому приглашение найти в памяти событие, пропитанное специфическим ощущением приступа, выполняет легко. Чаще всего искомые факты биографии находятся за пределами сознательного возраста, поэтому 40-летний собеседник описывая свое младенческое прошлое, начинает лепетать как дитя ясельного возраста. И гипнотизер, смекая в чем дело, начинает с ним говорить простыми фразами, без умных слов. Беседуя таким образом, он выясняет, что случилось 37 лет назад, чтобы понять характер произошедшего.

Ведь как бывает? Пришел собеседник к психологу с просьбой убрать заикание. Тот загипнотизировал его и отправил в тот момент жизни, с которого началось заикание. Оказалось, дело было на природе, когда малыш отошёл от родителей, занятых костром, и оказался на залитой солнцем лужайке, где к нему пошел... лось. Зверь окатил в младенца жарким выдохом, а потом лизнул его в темя. Родители нашли своего ребенка, когда он уже отошёл от шока, но с этого времени они стали замечать, что тот стал заикаться.

Всю эту историю психолог восстановил, благодаря временной регрессии - методу, позволяющему мысленно восстановить любой момент прошлой жизни, а главное - ещё раз его пережить. Ведь проблема, с какой человек идёт к психологу, образовалась из-за того, что стресс был не пережит. Он просто ушел вглубь, образовав в его психике узел, который при каждой схожей жизненной ситуации проигрывал одну и ту же пластинку: включал реакцию трехлетнего ребенка на ноздри лесного гиганта. Непрожитая эмоция просилась наружу, но защитные силы организма утилизировали ее в заикание. Психотерапевт, в этой ситуации просит своего собеседника-младенца раз за разом отмотывать пленку назад и снова, шаг за шагом, пережить произошедшее 37 лет назад. С каждым новым разом эмоция переполнявшая младенца, выплескивалась все меньше, пока не наступил последний раз. Вот тропинка, которая уводит от занятых родителей, вот тень от гигантского животного, которая пала на человеческое дитя. Психолог подбадривает своего струхнувшего подопечного, велит не бояться, потому что он рядом, и тот смело смотри в глаза нюхающего его лося. Шумно фыркнув, животное покинуло поляну, а дитя, глядя ему вслед, не испытывает ничего, кроме обычного нормального интереса.

Прошлое перезаписалось, и из гипноза собеседник выходит немного другим. Он раскрывает глаза как человек, в жизни которого не было жуткого шока, а значит, и заикания никакого быть не должно. Психолог улыбается своему собеседнику и просит его: "Будьте любезны, повторите за мной: "Карл украл кораллы...".

Базовый виды регрессии по чувству дискомфорта и по мыслям 

Несколько советов и напоминаний для новичков перед проведением первой части терапии методом временной регрессии

Движение вглубь воспоминаний стоит делать с постепенным ускорением. Дистанцию от мягкой гипнотизации  до директивного внушения надо проходить по принципу "долго запрягают - быстро едут".

Стратегия предполагает два варианта:  последовательное наращивание эмоционального напряжении вплоть до взрыва, то есть абреакции. Либо  надо идти по пути обнажения всей цепи травматических событий с последующим ее расформированием методом образной терапии. Оба варианта хороши, но суть терапии состоит в выборе на основе текущего эмоционального состояния собеседника и других данных  гипнометрии.

Как правило, применяются три тактические схемы регрессии: "ассоциация с чувством", "туннель во времени" и "узелки на веревке". Все они, по существу,  представляют собой способы выталкивания собеседника в его психотравму, чтобы получить рабочий уровень гипнабельности.

Ассоциация с чувством - это ставка на эмоциональную память, когда Я собеседника силой его воображения сливается с той болезненной эмоцией, которая посещает собеседника во время психосоматических приступов. Он становится подобен спаниелю, который по эмоциональному  запаху ищет в памяти эпизоды, отмеченные именно этой эмоцией. Скрипт ассоциации (соединения) с чувством выглядит примерно так:

"Я досчитаю до трех и ты мысленно войдешь внутрь этого чувства. Один. Мысли, образы, звуки все превращается в ощущение  дискомфорта, которое ты испытываешь всякий раз, когда чувствуешь начало панической атаки. Два. Входишь внутрь этого напряжения, мой голос рядом, ты в безопасности. Движешься к центру дискомфорта. Тело уменьшается, а чувство растет. Концентрируешься и вспоминаешь, чтобы оказаться в тот момент своей жизни, когда ты последний раз его испытывал. Три (хлопок в ладоши). Туман рассеивается, внимание ощупывает пространство. Кто рядом? Что происходит? Что бросается в глаза? О чём думаешь?"

Туннель во времени - это использование расхожего образа регламентированного  движения (по каналу) для организации мысленного поиска конкретной психотравмы.

Ты представляешь себе болезнетворное чувство, которое ты испытываешь при каждом приступе, как материал, из которого сделан туннель во времени. Эта его видишь, и его темный зев зовёт тебя.  Я считаю до трёх и ты входишь в этот тоннель и начинаешь по нему движение в свое прошлое до первой станции, где был последний по времени приступ. Раз. Скользим в прошлое, которое мелькает как фильм в обратном порядке. Два. Эмоции копится и нарастают, потому что ты приближается к ситуации, во время которой с тобой случился психосоматический приступ. Три. Ты на месте. Все лишнее стало фоном. Что происходит? Кто рядом? Что думаешь? Что переживаешь? 

Узелки на веревке - это классический образ путеводной нити, который удобен для движения во мраке памяти, где узелки играют роль травматических  случаев. Движение по времени от одной психотравмы к другой имеет целью достижение последнего узелка, от которого берет начало вся "веревка".

"Мысленного представляешь себе свое расстройство в виде веревки с узелками. Каждый узел - это приступ или обострение, которые усилили твое психосоматическое заболевание.  Ты видишь что эта веревка уходит в темноту твоей памяти, и ты сейчас отправился по ней, чтобы прийти к последнему по времени приступу. Я считаю до трёх, а ты начинаешь движение по веревке, не отпуская ее. Раз. Твоя память раскрывает тебе путь. Два. Чувство дискомфорта усиливается по мере приближения к первому узлу. Три. Ты - в прошлом, когда ты последний раз испытал чувство, которое ты представил в образе веревки. Это чувство - узел. Оглянись и опиши что кругом? Кто рядом? Какая мысль сверлит тебе голову?"

Открытая регрессия в гипнозе

Обычно, регрессия применяется для того, чтобы привести человека к определенному событию прошлого. Но регрессия  может быть и безадресной, когда реципиенту предоставляется возможность самому выбрать цель своего путешествия. Это вид называется «открытой регрессией», при которой вы внушаете своему подопечному, что он становится «моложе», не уточняя возраст. Открытая регрессия - отличный способом справиться с проблемами контроля. Как правило, человек, если дать ему волю,  предпочитает регрессировать в детский или подростковый возраст. Он вспоминает себя, каким был,  и принимает соответствующий способ мышления. В этом состоянии ума, можно легко  внушить, что он должен вам доверять, после чего сможете его спокойно загипнотизировать и получить нормальный раппорт. Кроме того, человека с менталитетом ребенка, легко вести: «Сейчас вы можете легко вспомнить то время, когда  были маленьким ребенком, время, когда вы могли вообразить все, что угодно – и это было для вас реальным. Вы играли, и каждый день становился для вас увлекательным путешествием. Вы вспоминаете это время, когда все было гораздо проще, и вы снова во власти игры и приключений». Единственное ограничение "свободной регрессии" - надо помнить, что в этот момент интеллектуальные ресурсы вашего собеседника ограничены его возрастом, поэтому надо выбирать соответствующую  лексику.

Гипнотическая тема

Гипнотической реальностью являются переживания, которые испытывает собеседник, когда имеет дело с галлюцинациями, вызванными гипнотизером. Эти состояния характеризуется особым восприятием времени, которое течет по своим законам. И чем глубже человек погружается в гипнотическую реальность, тем быстрее будут растворяться его культурные и ментальные  ограничения, поэтому что это и есть процесс  диссоциации - отслоение от физической реальности.

Вторая реальность стоит рассматривать как сущность, потому что для человека в гипнозе она ничем не отличается по качеству “картинки” от привычной реальности. Люди нередко путают вторую реальность с первой. Учитывая это обстоятельство, гипнотерапевт может использовать гипнотическую сущность для того, чтобы развить на ее основе интересующую тему. Например, вы можете внушить собеседнику, что он находится в таинственном саду, где хранятся все его мечты и надежды. Погружение “в сад” может стать инструментом воздействия на подсознание собеседника, потому что содержание темы - это метафоры переживаний, которые напрямую воспринимаются подсознанием. Вам лишь остается заполнять этот сад семантикой любви, защиты и исцеления, удалять все «сорняки», которые мешают росту, и даже выращивать новые растения. Это типичный способ словесного оздоровления психики:

«Когда вы делаете шаг, вы входите в прекрасный таинственный сад, где вы храните свои собственные надежды, мечты, где вы свободны от любых пределов и ограничений. Вы осматриваетесь и видите все эти прекрасные растения, слышите все звуки природы, и чувствуете себя замечательно и расслабленно.

…  Вы наслаждаетесь ими уже месяц, а может быть, четыре. Вы ухаживаете за чудесными растениями, выкапываете сорняки, помогаете им расти быстрее, чтобы они были еще прекраснее, чем хватает воображения. Все это время ваш подсознательный разум учился сохранять полный покой и расслабление даже в непростых ситуациях. И кто бы и что бы ни говорил, кто бы и что бы ни делал – вы всегда будете оставаться в этом спокойном и сбалансированном состоянии. 

… Это идеальная тренировка, которая будет длиться столько, сколько нужно, потому что вы чувствуете себя все лучше и лучше, улучшая свои навыки, и ваша работа вознаграждается чувствами удовольствия и удовлетворения. Как только ваш разум завершит эту практику через несколько секунд, вы уже сможете заметить, насколько увереннее и спокойнее вы себя чувствуете».

Транс в трансе или гипноз в гипнозе

Транс - это финальная часть этапов гипнотизации, которая характеризуется, прежде всего, бесчувственностью. В строгом смысле это и есть гипноз - стабильное состояние, которое позволяет инвазивную психиатрию и хирургию без наркоза. Все остальное - это предгипноидные состояния, которые хоть и называют гипнозом, но используют как и полагается - в качестве эффектов, пригодных для развлечений, оккультных практик и психологических тренингов.  Несмотря на четкое отличие от предтрансовых состояний, сам транс или, как говорят, сомнамбулизм, не является чем-то однородным монолитным и застывшим. По существу, достижение сомнамбулизма - это граница, за которой начинается новая территория психики. Об этом говорит возможность гипнотизации собеседника, уже находящегося в трансе. Оказывается транс в трансе создает еще одну гипнотическую реальность, внутри которой можно еще раз погрузить собеседника в транс, и это будет третье окно  реальность. И так без конца - сомнамбулическая матрешка. Она используется в психологии для усиления диссоциации, потому что каждый новый транс-в-трансе обеспечивает дальнейшее отслоение второй личности, расширяя инструментарий гипнотерапевта.

«Вы расслабитесь еще больше, пока мой голос будет гипнотизировать и ваш внутренний глаз. Сейчас ваш внутренний глаз закрывается, и вы продолжаете еще глубже погружаться в транс. Вот так. Вы сейчас загипнотизированы настолько глубоко, что все, что я буду описывать, будет с вами происходить в точности так, как я описываю”. Применение сомнамбулической матрешки по завершению сеанса требует последовательного выхода из одного транса в другой, пока не будет достигнут самый первый. Это необходимо, чтобы реципиент по выходу из гипноза не почувствовать себя дезориентированным. 

Словесное погружение по Эриксону

“Вы сидите, удобно устроившись в кресле, и ощущаете тяжесть ваших рук, покоящихся на подлокотниках. Глаза ваши открыты, вы видите перед собой мебель. При этом изредка моргаете, на что можете обращать внимание, а можете нет. Точно так же вы чувствуете на ногах обувь, но потом забываете чувствовать. И вы знаете, что можете видеть мебель перед глазами, и можете только гадать, запомнилось ли вам непроизвольно название какой-нибудь детали. Теперь вы снова чувствуете обувь на ногах. Ноги ваши на полу отдыхают. При этом вы ощущаете, как веки, когда вы посмотрели на пол, опускаются. А ваши руки также тяжело покоятся на подлокотниках кресла. Всё это происходит в действительности, вы можете это видеть и чувствовать. Если вы посмотрите на своё запястье и потом переведёте взгляд в угол комнаты, то, возможно, почувствуете, как изменится фокус ваших зрачков. Вы, вероятно, можете вспомнить, как в детстве играли, глядя на предмет так, будто он находится то очень далеко, то совсем близко. Воспоминания детства, проходящие сейчас перед вашим внутренним взором, могут быть лёгкими воспоминаниями или тяжёлыми воспоминаниями, потому что они реальны. Как бы абстрактны они ни были, они всё же реальны. Как эта мебель перед глазами, и это ощущение усталости, которое возникает от неподвижного сидения и которое можно снять, расслабив мышцы и почувствовав всю тяжесть тела; и по мере того, как усталость и слабость накапливаются всё больше, веки становятся тяжелее. И всё, что тут говорилось, реально, и внимание ваше реально, и когда вы обращаете внимание на свою обувь, или на мебель в комнате, или на воспоминание о том наслаждении, которое вы испытываете, когда закрываете усталые глаза, - чувства становятся всё богаче и ощущения всё приятнее. Вы знаете, что они реальны, что во сне вы можете увидеть стулья, деревья и людей, можете слышать и чувствовать, что зрительные и слуховые образы так же реальны, как мебель и обувь, которые становятся зрительными образами”.

Диссоциация (расщепление) 

Человек может вообразить, как он видит себя со стороны - сверху, сбоку. Это называется диссоциацией. У Эриксона есть знаменитый этюд, когда он  предлагал своим пациентам увидеть самого себя, сидящего на стуле напротив. Это работало. Диссоциация как термин применима не только к целому, но и частям. Например, можно диссоциировать руку. Когда человек не чувствует ее, и не представляет себе, где она находится, — это значит, что его рука диссоциирована. Диссоциация может быть не только  пространственной, но и временной, когда человек находится в настоящем времени и в то же время - в прошлом. Один из столпов научного гипноза Пьер Жане отмечал связь диссоциации с феноменом гипноза, потому что гипноз - это проявление двух психик в одном человеке. Одна как правило связана с сознанием и волей, а другая — не обладает ни тем, ни другим, хотя способна на сложные акты и процедуры. Машинальные действия, которые человек производит, задумавшись о чем-то, не связанном с тем, что он делает - это типичный образец состояния диссоциации, в котором люди бывают по нескольку раз на дню. У него в этот момент две личности. Одна занимается чем-то связанным с чем-то осмысленным, вторая действует "на автомате".

Концепцию П. Жане развил Э. Хильгард. Если П. Жане говорил о двух психиках, которые в гипнозе могут действовать раздельно, то Э. Хильгард пошел дальше П.Жане. Он говорил не о двух, а о множестве психических подсистем, которые осуществляют психическое функционирование человека. Эта концепция так и называется - "неодиссоциация по Хильгарду".

У Эриксона диссоциация — это расщепление личности на  сознание и бессознательное. Оно начинается ещё до наведения транса, как только реципиента информируют, что есть он, а есть его бессознательное, которое может существовать самостоятельно. Это происходит, когда "ваш сознательный разум блуждает в приятных воспоминаниях, образах, грёзах, в то время как ваше бессознательное отыскивает необходимые ресурсы и определяет пути их использования".

Диссоциация всегда является результатом особенного построения речи, которое отличается от обычного тем, что мы обращаемся к собеседнику не  как к единому целому, а как к хильгардовской неодиссоциации, то есть совокупности психических подсистем, каждая из которых готовая взять на себя роль целого. И мы стремимся выстраивать свою речь таким образом, как если бы обращались к каждой из этих подсистем.

Например, можно сказать «вспомни», а можно сказать «позволь прийти воспоминанию». Второй вариант означает признание факта того, что воспоминание существует само по себе. Оно может прийти, а может и нет.  «Ты чувствуешь контакт со стулом» и «твоё тело чувствует контакт со стулом». Первый вариант ассоциирован, а второй диссоциирован, потому что мы посылаем месседж с признанием того, что тело существует само по себе, и этот сигнал будет услышан. «Кивни головой» - ассоциированно, «голова кивает» — диссоциированно. Голова может кивнуть сама по себе. «Закрой глаза» — ассоциированно, «глаза могут захотеть закрыться» — диссоциированно. Глаза как бы существуют сами по себе, они могут захотеть закрыться, а могут и не захотеть. «Приходят образы» — образы существуют сами по себе. «Приходят звуки» — звуки сами по себе. Запахи сами по себе, вкус сам по себе, дыхание само по себе, руки сами по себе, ноги сами по себе, мысли сами по себе, грёзы сами по себе...

Не нужно запоминать конкретные фразы. Надо понять директивный  принцип: ты обращаешься не к целому, а к конгломерату частей, и тогда каждая часть будет оживать, отслаивалась от целого. Это и есть суггестивные эффект, который мы наблюдаем не только во время гипнотического сеанса, но и во время чтения художественных книг, просмотра фильмов. По существу то, что в психологии называют диссоциирующей речью, в филологии называется поэтическим повествованием. Обращение не к целому, а к части - это процедура наделения этой части образом, благодаря чему она (эта часть) начинает жить, то есть из неодушевленного объекта превращается в одушевлённый. Смена статуса означает возможность проведения, чего не может быть у мертвого, косного предмета, а поведенческие акты, в свою очередь, могут оказывать эмоциональное воздействие - удивлять, восхищать, гневить, радовать, озадачивать, сердить и т.д. - то есть они могут созидать новые образы. Отсюда следует, что образное детское восприятие мира, благодаря которому оживают игрушки, может дать этим игрушкам возможность творческой деятельности, так как они смогут созидать новые сущности.

Образец скрипта на основе диссоциированной речи. 

"Вы можете позволить прийти приятному воспоминанию... воспоминанию о таком моменте вашей жизни, когда вы чувствовали себя хорошо... спокойно... уверенно... и когда это хорошее воспоминание придёт, вы дадите мне об этом знать, позволив своей голове кивнуть. И для этого есть всё необходимое время. 

Очень хорошо. И могут прийти зрительные образы... образы того, что вас окружает... в этом месте и в этом времени... Очень хорошо... и могут прийти звуки... звуки этого времени и этого места... и к телу могут прийти соответствующие ощущения... и, может быть, даже приходит запах... или вкус... 

И по мере того, как проходит время, может прийти эмоция... чувство... то приятное чувство, которое приходит в этот приятный момент ... оно может быть той же интенсивности или другой... неважно... и когда это хорошее чувство придёт, голова кивнёт, чтобы дать об этом знать. И есть всё необходимое время, чтобы пришло это чувство... 

Это чувство — это ресурс... ресурс, который поможет разрешать проблемы, преодолевать препятствия, приближаться к цели... 

И сейчас нет необходимости слушать то, что я говорю, потому что меня слышит ваше бессознательное, и из всего того, что я говорю, оно может выбрать и использовать именно то, что необходимо, и отбросить и забыть всё остальное. Так что мой голос может изменяться и превращаться в другие звуки, в звуки вашей грёзы. И можно оставаться в этом воспоминании, а можно перейти к другому или просто скользить от одного приятного воспоминания к другому, от одного приятного образа к другому, от одной приятной грёзы к другой... 

И сейчас совершенно неважно, чем занимается сознательный разум. Он может заниматься чем угодно... в то время как бессознательное... может найти оптимальные пути использования этого ресурса... и использовать его... применительно к нынешним и будущим ситуациям вашей жизни... 

И эта очень важная и очень нужная работа может продолжаться... и в обычном бодрствующем состоянии... и во сне... часы, дни, недели, может быть больше... столько, сколько необходимо... чтобы можно было воспользоваться... результатами... этой работы. И есть какая-то часть этой работы, которая должна быть выполнена именно здесь и сейчас... и когда эта часть работы будет выполнена, бессознательное позволит вам сделать глубокий вдох, слегка потянуться, и открыть глаза, и вернуться в обычное состояние... и когда вы вернётесь в обычное состояние, я надеюсь, что вы будете чувствовать себя хорошо, бодрым, отдохнувшим... и мы сможем поговорить. 

Сеанс гипноанализа. Трансовые техники в гипнотерапии. Образная гипнотерапия 

Научные исследования по гипнозу. Лекция Дэвида Шпигеля о современном взгляде на гипноз

Регрессивная гипнотерапия

Вступление

На примере двенадцати ступенчатого метода регрессии, который используется во всем мире, мы покажем, как происходит процесс гипноанализа на практике. В связи с тем, что воспоминания или эмоциональная травма, которую пытается устранить гипнолог, чаще всего происходят в детстве, возврат (регрессия) осуществляется на отрезок между детством и взрослыми годами жизни. При этом пациент диссоциируется на две личности: «взрослый» и «ребенок». Однако следует учитывать, что травмирующие воспоминания не всегда связаны с детством.

По мере выполнения каждого из шагов, которые должны совершаться очень быстро, важно постоянно хвалить и поощрять клиента. Скажите, что он отлично справляется с поставленной задачей. Такие слова одобрения создают у человека уверенность в собственных возможностях и приближают успех терапии.

Шаг 1. Вызвать транс и установить раппорт (доверительный контакт).

Как правило, во время предварительной беседы с клиентом, когда тот рассказывает о существующей проблеме, вы решаете, действительно ли регрессия (или реактивация) является наилучшей формой терапии в данном случае? Поэтому на этом этапе то, что вы ищете – это выявление сильной эмоциональной связи в прошлом человека, указывающей на событие, которому, возможно, необходимо адресовать свои усилия.

Если вы решили применить регресс, первое, что нужно сделать – подготовиться. Вы уверены, что создали прочный контакт с клиентом. Он вам доверяет настолько, что готов поручить эту работу. Если все так, сообщите пациенту, что у вас имеются соответствующие навыки. Это очень важно, чтобы человек чувствовал себя в безопасности рядом с вами. Затем попросите его продемонстрировать простой акт согласия. Например: глаза человека и его внимание должно быть приковано к вам. После того, как вы получили подтверждение согласия, ваша следующая задача – создать механизм преодоления абреакции (повторного переживания травмирующего события) на случай, если это произойдет.

Скажите пациенту, чтобы он ощутил стул, на котором сидит. Тем самым человек ощутит, что он в безопасности. А вы, таким образом, создадите триггер безопасности, который будет незаменим, если у человека возникает состояние абреакции. Помимо этого условного знака следует подготовить и иной сигнал безопасности. Это может быть прикосновение к запястью человеку или другой условный знак, который будет воспринят человеком, как подтверждение его безопасности.

Затем скажите клиенту, что любые звуки, которые он будет слышать, во время гипноза больше чем звуки, поэтому он должен фокусироваться на вашем голосе, а не на звуках, производимых рабочим, который ремонтирует дорогу. В противном случае, он не получит нужного эффекта. Укажите, что это лишь вопрос концентрации внимания.

Ваш голос будет вести пациента на протяжении всего сеанса, и вы всегда будете рядом с ним. Это указание необходимо сделать для того, чтобы пациент не потерял взаимодействие с вами. Вы даете ему направление его последующего жизненного пути. Независимо от того, до какой степени он погружен в свои воспоминания, во время сессии он не прекратит слушать вас.

Как только пациент будет расслаблен и готов к работе, приступите к введению в транс. Вы можете использовать тот метод индукции, который предпочитаете. Например, вы можете использовать индукцию Элмана. Углубляйте транс, пока клиент полностью не расслабится и не начнет легко следовать вашим командам/предложениям.

Скажите вслух, что через мгновение вы коснетесь его плеча, и у него возникнут эмоции от события, о котором велась речь в предварительной беседе. Укажите, что возникшие переживания будут достаточно интенсивными, чтобы он их почувствовал. Но эти эмоции будут в то же время довольно слабыми, чтобы не потрясти его вновь.

После этого нужно удостовериться, что состояние клиента в норме. Разумеется, метод проверки зависит от используемого подхода. Для некоторых людей требуется мягкий, деликатный демократический подход. Для других подходит авторитарный (директивный) стиль воздействия.

Если требуется использование демократического стиля общения, необходимо создать условия, чтобы клиент ощущал, что о нем действительно заботятся. Чтобы он знал, что на него не оказывают давления, у него существует выбор. Давая такому клиенту установку вернуться к самому первому опыту появления болезненных эмоций, обязательно необходимо спросить, чувствует ли он себя нормально? Если человек указывает на плохое самочувствие, нужно уточнить: по его мнению, он готов к ощущению переживаний, либо ему требуется что-то еще для воскрешения забытых эмоций? Такое предложение дает человеку право выбора, что приближает успех терапии.

Авторитарный подход предполагает использование приказов и директив. Несмотря на то, что авторитарный стиль подразумевает непосредственное командование пациентом, в некоторых ситуациях эта манера общения помогает достигнуть максимальных результатов.

И в демократическом, и в авторитарном стиле важно одно: клиент должен быть уверен, что гипнолог сильнее его проблемы.

Итак, скажите клиенту, что вы будете считать от трех до одного. Когда отсчет завершится, он вернется в то время, когда он впервые испытал деструктивные эмоции. Убедите человека в том, что, как только он доберется до первоначального события и испытает переживания, вы вернете его в настоящее время. Укажите, что он будет напряженным лишь на мгновение, но вскоре дискомфорт исчезнет. Удостоверьтесь, что с клиентом все в порядке. Затем спросите их, готов ли он начать.

Шаг 2. Полная ориентация

Коснитесь плеча вашего клиента и попросите его вернуться в то время, когда он впервые испытал эмоции, которые старается изменить. Вполне вероятно, что при первой попытке человек не сможет вернуться в период, когда свершилось первоначальное событие. Не останавливайте попытки подталкивать его назад в прошлое, до тех пор, пока он не достигнет стартового события. Несколько полезных вопросов, которые нужно задать человеку, когда это случится:

Задавая такие вопросы, важно не допустить, чтобы они не наводили его на ложные воспоминания. В частности, нельзя задавать вопросы, которые случайно могут ограничить какой-то определенный интервал прошлого. Например, если вы спросите: «Сколько вам лет?» и предположите, что «вам около 7», то рискуете сильно изменить все воспоминание. Вопросы должны быть нейтральными и альтернативными, которые дают человеку возможность сделать выбор и восстановить истинный опыт. Например, когда вы спрашиваете: «Вы внутри или снаружи?», то даете клиенту возможность дать ответ, основываясь на том, что он помнит и что думает, не полагаясь на предложения. Вопрос: «Вы находитесь внутри?» является предложением, подразумевающим определенный ответ. Точно так же, если вы спросите: «Есть ли у вас обидчик?», то некоторые люди могут сказать «нет», а другие станут учитывать саму возможность наличия такого обидчика, так как вы недвусмысленно указали на нее. Всякое ваше предположение может изменить воспоминания человека. Поэтому адресуйте пациентам лаконичные вопросы. Полностью контролируйте процесс формулирования вопросов и упоминайте только ту информацию, которую дал клиент.

Ждите ответа на каждый вопрос, чтобы определить, вернулся ли человек в момент первоначального события? Если нет, осторожно коснитесь его плеча и повторите отсчет три-два-один и вновь попросите человека вернуться назад к моменту возникновения первичных эмоций. Снова задайте ему вышеуказанные ориентировочные вопросы, чтобы помочь разыскать истинные воспоминания.

Немаловажно задать клиенту вопрос о его возрасте, особенно если вы уверены, что человек страдает из-за детской травмы. Это позволяет установить, необходим ли откат в еще более отдаленное прошлое.

У многих возникают вопрос: важно ли возвращаться к первоначальному событию? Ответ таков: исходная ситуация в данном случае – продукт воображения, а не отражение реальности. Ведь люди застревают в той идее, что именно это событие вызвало травму. Если вы вернете их в прошлое время и исправите травмирующую ситуацию, они решат, что все исправлено. Вера формирует реальность.

Шаг 3. Диссоциация (разделение)

Когда клиент достигает точки, где он испытал болезнетворную эмоцию в первый раз, вам нужно незамедлительно вернуть его обратно, чтобы переживания не травмировали его. Позвольте человеку очень быстро и кратко почувствовать былые эмоции, но затем обязательно верните его в настоящее, чтобы у него сохранялась уверенность, что он защищен на 100 процентов. Итак, сосчитайте один-два-три и скажите клиенту, что он вернулся к своему «взрослому» «Я». Подчеркните, что он находится в безопасности на своем стуле. Скажите, что он может позволить неприятной сцене исчезнуть. Как будто он наблюдает за происходящим издалека.

Есть два важных момента, которые следует учитывать в этот момент. Во-первых, явление диссоциации. Проблема с травмой заключается в том, что люди испытывают неправильные чувства, такие как страх или гнев. Слишком большой гнев вынуждает их раствориться в эмоции, поэтому они теряют все свои психические ресурсы. Они настолько поглощены гневом, что утрачивают ситуационный контроль, а затем действуют вредным для себя способом.

Подобным образом и страх становится проблемой, когда он берет контроль над вами и вынуждает изменить свое поведение. Например, вы преодолеваете сорок лестничных пролетов, чтобы не оказаться в лифте. Ведь вы предполагаете, что он может сломаться и вы попадете в ловушку.

Страх – полезное явление, которое защищает вас. Но когда вы боитесь постоянно, ваше тело выбрасывает в избытке химические вещества, такие как кортизол. Организм начинает бороться с собой и уничтожать себя, потому что некоторые эмоции разрушительны.

Страх и гнев – кратковременные «корректоры», действующие тогда, когда целесообразно заплатить такую цену, чтобы избежать более серьезных последствий. Например, сможет ли отец вбежать в горящий дом, чтобы спасти своего ребенка? Конечно, он так поступит, потому что результат стоит того. Точно так же станет ли кто-то нажимать на тормоза и использует ручной тормоз, чтобы избежать столкновения? Конечно. Эти меры испортят машину, но альтернатива значительно хуже.

Проблема возникает, когда эти саморазрушительные эмоции становятся хроническими. Особенно, когда чрезвычайность события явно не соответствует психической и физической реакции - постоянный страх или гнев съедают вас изнутри. Чтобы этого не происходило, вам нужен способ для защиты от них, для предотвращения умственных страданий, которые страх и гнев порождают.

По мнению исследователей, химический след от эмоций сохраняется от 5 до 90 секунд. 90-секундная версия имеет наибольшее количество подтверждений, поэтому мы будем использовать такой вариант в качестве эталона. Это говорит о том, что любая эмоция, которая продолжается дольше 90 секунд, должна быть воссоздана и откорректирована.

Хороший образ, используемый для описания диссоциации – это дозатор мыла в ванной комнате. Каждый раз, когда вы нажимаете на кнопку, происходит вытекание мыла из емкости. Состояние, когда люди переполнены эмоциями, напоминают то, что их палец заклинило. Они просто продолжают нажимать на кнопку до тех пор, пока раковина не будет переполнена от вытекшего мыла. Единственный способ отключить умственный аппарат, который мысленно нажимает эту кнопку – надеть колпачок на раздаточном устройстве дозатора, чтобы нажатие кнопки больше не срабатывало. Это и есть диссоциация.

Лучший способ – использовать символизм. Предположим, вы столкнулись лицом к лицу с тигром. Каким большим он будет казаться? Наверняка, очень большим. Вы находитесь в опасности? Наверняка, да. Теперь предположим, что тигр находится в миле от вас. Насколько велики его размеры сейчас? Вы подвергаетесь такой же степени опасности? Однозначно, нет.

Поэтому идеи размера и расстояния могут использоваться, чтобы научить, что означает безопасность? Когда вы говорите клиенту, чтобы он переместил всю сцену на расстояние или позволил ей исчезнуть, это означает, что можно отдалиться настолько, чтобы человек сумел сконцентрировать ресурсы, необходимые, чтобы избавиться от такой картины.

Во-вторых, для чего необходим подсчет? Когда вы посчитаете 3-2-1 и скажете клиенту, чтобы он вернулся к самому раннему опыту переживания эмоций, вы даете ему триггер (запоминающий элемент с двумя и более устойчивыми состояниями) - это классический метод гипноза.

Примечание.

Чтобы контролировать состояние клиента, обратите особое внимание на сигналы транса, такие как изменения оттенка кожи, подергивание глаз или их неподвижность. Другие сигналы включают в себя расширение зрачка, замедление пульса, изменения характера дыхания, фиксированный взгляд, «стеклянные» глаза, изменения мигательного рефлекса, изменения в их механизмах глотания, утомление или закрытие глаз, непроизвольные мышечные судороги, оцепенение конечностей, изменения в голосе, увеличение пассивных реакций.

Шаг 4. Реконструкция

Этот шаг очень важен для облегчения тревоги во время регрессии. Состояние, когда клиент пережил сильные эмоции – это нервное потрясение, поэтому важно, чтобы вы нашли слова, способные его убедить, что никакой опасности нет, несмотря на всю интенсивность его переживаний. Например, в голосе женщины, страдающей от страха змей, при возвращении к моменту первоначального опыта, отчетливо слышался панический ужас. Она была на грани нервного срыва. Гипнотизер спросил ее, была ли она в той ситуации одна или находилась с кем-то другим. Затем он задал вопрос о ее возрасте. После этого он подбодрил, указал, что ее прежнее «Я» было убеждено, что не справится с ситуацией, однако все получилось отлично. Она пережила это и теперь знает, что это правда. Ее младшее «Я» не думало, что сможет выжить, но настоящее взрослое «Я» знает, что все сложилось наилучшим образом.

Шаг 5. Найдите две точки безопасности

Идея этого шага заключается в том, чтобы и «взрослый», и «ребенок» помнили опыт и чувствовали себя в безопасности.  Инициирующее стресс событие относится к опасной ситуации, и к ней вовсе не обязательно возвращаться. Вы можете использовать любое воспоминание, потому имеете дело с игрой воображения на темы прошлого. Другое дело – вопрос веры.  Причиной стремления к пусковому событию является вера человека, что это началось именно там и тогда. Это значит, что он будет верить, что это там же и закончится. Иными словами, вы могли бы работать с самыми последними воспоминаниями человека и высвобождать их, но если у него есть другие воспоминания об одном и том же чувстве, то он может воссоздать проблему, случайно подумав о них. Возвращение и очистка всех воспоминаний создает иллюзию того, что человек только здесь и сейчас освоил это событие, но это тоже может создать проблему. Единственное, что действительно имеет значение – отношение человека к проделанной работе во время сеанса. Он должен чувствовать, что проблема полностью решена.

Второй аспект, который необходимо учитывать: внутри клиента нет ни взрослого человека, ни ребенка, а есть только одна цельная личность. Аватар «ребенка» - это игра ума, символ, помогающий изменить отношение человека к болезненным воспоминаниям.

Третье. Самое необходимое действие – четко определить точку безопасности до и после события. Было время до события, когда субъект был в безопасности, и было время после события, когда он уже чувствовал себя защищенным. Вам необходимо получить эту информацию от клиента.

Если ваш пациент рассказывает, что он в детстве когда-то потерялся, когда играл со своим другом в парке, то это ваш первый репер (точка отсчета). Это момент, начиная с которого веселье и волнение человека будет превращаться в страх и травму. Второй репер - после травматического события, когда его уже обнимают родители, и он вновь почувствует себя защищенным.

Помочь клиенту найти эти точки безопасности во время сеанса гипноза очень важно, поскольку это помогает связывать травмирующее событие и связанные с ним эмоции в один контекст, делая его более переносимым.

Примечание.

В некоторых редких случаях, когда травма была значительной или свершилась недавно, человек уже не чувствовал себя в безопасности. Однако после травматического события вы можете использовать сценарий пребывания в одной комнате с вами как в безопасном для него месте.

Шаг 6. Контур защиты

Объясните человеку, что вы просите его перенестись в то место, где он находился до того, как произошло сенсибилизирующее событие. Затем попросите вашего клиента ускорить движение вперед через активный участок места события до точки безопасности после травмирующей ситуации. Важно объяснить, что его эмоции не будут такими интенсивными, как он пережил в первый раз. Тем самым вы готовите его к тому, чего следует ожидать, когда он будет вновь проходить через ситуацию дискомфорта.

Контур защиты – это способ перефразировать воспоминания, чтобы придать им другое значение. Речь идет о символическом контексте. Например, если кто-то спросит вас, может ли он сжечь вашу руку, вы наверняка дадите отрицательный ответ. Однако если вам дадут понять: либо сожгут вашу руку, либо руку вашего ребенка, вы, конечно, сами выбираете свою руку, потому что сейчас символически ситуация имеет совершенно другой смысл.

Еще один момент, который следует иметь в виду: человек может все время находиться в плену воспоминаний о травмирующем опыте, поэтому ему будет крайне сложно перебегать из одного «безопасного места» в другое. Поэтому, как только вы заметите изменения выражения лица и тона голоса, надо сразу же возвращать клиента в реальность. Необходимо постоянно следить за ним и реагировать на любые подобные изменения, в противном случае вы рискуете ухудшить состояние своего подопечного.

С каждым разом переход может быть быстрее, а эмоции – менее тяжелыми, потому что клиент постепенно будет осознавать, что все происходящее с ним абсолютно безопасно.

Шаг 7. Гипнолог учит «взрослого» и «взрослый» учит «ребенка»

Следующий шаг заключается в том, что гипнотизер объясняет «взрослому», что, пока «ребенок» не знает, что он уцелел после пережитого опыта, «взрослый» в этом осведомлен. «Взрослый» находится сегодня здесь в этой комнате. Это должно быть сделано, когда клиент находится в трансе. В этом состоянии можно спросить у «взрослого»: как младшее «Я» отреагирует на то, что скоро ему удастся пройти очень неприятный опыт, после которого он снова будет в безопасности? Спросите человека, как такое сообщение повлияло бы на существующего в нем «ребенка». Таким образом, гипнотизер тренирует «взрослого», а «взрослый», в свою очередь, тренирует «ребенка», а затем все повторяется снова. И «ребенок» уже знает, что после опыта он снова будет в безопасности. Вы даже можете сказать: «А что, если ты скажешь своему младшему «Я», что оно снова будет в безопасности, как только испытание закончится? Разве это не будет хорошо? Идите вперед и наперед расскажите «ребенку» обо всем, чтобы помочь ему подготовиться». Затем попросите взрослого опять пройти цикл от безопасности до травмирующего события, через него до точки, где он вновь почувствует себя в безопасности, и снова вернуться к настоящему. Перемещение по такой траектории в очень быстром темпе приводит к тому, что все происходящее сливается в одно воспоминание. Необходимо возвращаться к повторению этого цикла до тех пор, пока эмоции человека не будут заметно уменьшены.

Шаг 8. Реконструкция (моделирование процессов, происходивших в прошлом) «взрослого».

Пока транс продолжается, верните «взрослого» в «комнату безопасности». Ваша цель – проинструктировать его, пережившего  травматическое событие, как передать этот опыт  «ребенку», поскольку в детстве такого ресурса не бывает. Вы должны объяснить «взрослому», что он должен вернуться к моменту события и составить разговор с «ребенком». Тот должен понять, что произойдет с ним, и что он будет, как всегда, в безопасности.

Шаг 9. «Взрослый» обучает «ребенка»

Следом за реконструкцией еще раз пройдите по «петле времени» и повторно попросите «взрослого» обучить «ребенка». «Взрослый» должен помочь «ребенку» понять, что перед событием все было безопасно и хорошо, и после события все будет так же безопасно и хорошо. «Ребенок» должен понять, что при любом раскладе он будет в порядке – ведь «взрослый» живой и здоровый прямо сейчас сидит перед ним.

Так выглядит когнитивная терапия, которая во многом основывается на иллюзорном расширении прав и возможностей для достижения успеха. Ведь когда «взрослый» разговаривает с «ребенком», на самом деле он беседует с самим собой. Обучая символического «ребенка», он возлагает на самого себя роль лидера, полномочия которого передаются и «ребенку». Получается, что «взрослый», собирая ресурсы «в будущем», сообщает их «ребенку», так как становится образцом для подражания. И «ребенок», действительно, использует «взрослый» ресурс, легче переживая травмировавшее его когда-то событие, что в конце-концов делает его сильнее, открывают перед ним новые возможности.

Шаг 10. Многократное повторение циклов

Пробегайте по «петле времени» до тех пор, пока болезнетворная эмоция не будет полностью истощена. Это будет заметно по спокойному поведению «ребенка». Вы должны убедиться, что клиент

Многократно повторяя цикл, вы формируете и настраиваете новые реакции человека, наращивая положительный опыт пациента, а значит, и его уверенность в том, что у него больше нет проблем. Цикл должен продолжаться до тех пор, пока у вас не исчезнут последние сомнения в том, что новые воспоминания стали частью его личности.

Шаг 11. Прощение

Этот шаг предполагает, что «взрослый» простит всех, кого он считал виновными в своей психотравме. Прощение необходимо, чтобы пациент освободился от груза болезнетворных переживаний, которые все это время не давали ему спокойно жить. Возможно, в то время были люди, которые должны были знать, как поступить - братья и сестры, родители или другие взрослые. Они должны были защитить или сделать так, чтобы ситуация стала менее пугающей, а то и вовсе устранить факторы, которые ее вызвали. Любая ситуация могла привести к тому, что «ребенок» почувствовал негодование или гнев по отношению к другим людям. Поэтому важно, чтобы «взрослый» прощал каждого из них вслух. Если необходимо, он может это сделать в уединении, но важно, чтобы он обратился к каждому человеку по отдельности и выразил словами:

Наконец, «взрослый» должен простить самого себя - «ребенка», потому что событие не было его «ошибкой». Будет не лишним, если «взрослый» выразит самому себе - «ребенку» гордость за него, поскольку во время сеансов тот вел себя мужественно и смело в критический момент.  

Примечание.

Когда «взрослый» разговаривает с «ребенком» о событии, важно, чтобы он делал это любезно. Если с этим  проблемы, надо потратить дополнительное время, пока все не получится, чтобы можно было двигаться дальше.

В гипнотерапии процедура прощения не нужна?

В гипнотерапии одним из инструментом достижения катарсиса является идея прощения. Собеседник, воспринявший ее, как правило, демонстрирует яркое отреагирование, благодаря которому сгорает большое количество залежавшийся психической энергии. Но я хочу поговорить не о прощении, а противопоказаниях к нему. Практикующие психологи хорошо знают, что далеко не у всех прощенье получается. А если и получается, то только внешне. В глубине души у таких людей ничего не происходит. Я пытался анализировать и пришел к выводу, что прощение - это привилегия сильных и культурных. Слабый человек, коих среди психосоматиков много, часто не в состоянии простить, и подчиняется воле гипнотизера притворно. Другой вариант невозможности прощения - незрелость личности. Чаще всего это подростки, которым просто не хватает ассоциативного материала, чтобы оказаться выше ситуации. В такой же ситуации находятся люди, не развитые духовно и эстетически. Они не могут простить в силу своей примитивности, делающей их цельными, а значит, плохо поддающимися гипнотизации. Делая вывод из всего вышесказанного, я должен сказать, что гипнотерапевт не только должен быть готов к тому, что прощение не получится, но и ни в коем случае не допускать этой процедуры, если собеседник обнаруживает один из перечисленных признаков. Это видно по напряжению, какое возникает у человека, едва он слышит о необходимости простить своего врага. Опыт подсказывает, если гипнотерапевт улавливает внутреннее сопротивление собеседника, дальше ничего путного у него не получится, даже если собеседник изо всех сил будет стараться. Ещё никому не удалось внушить прощение, если человек в глубине души не хотел этого или не понимал, чего от него хотят.

Гештальт как терапия утрат 

Гипнотические техники могут помочь клиенту справиться с утратами прошлого, в том числе недавнего. Одна из них - гештальт, представляющая собой игру с воображаемыми близкими людьми, в том числе умершими. На древнерусском языке такие сеансы назывались "мечтанием", а сам образ (дух, видение) - "мечтой".

Начинать надо с обращения вашему собеседнику с просьбой поговорить с близким человеком, которого рядом нет или он умер. Скрипт выглядит примерно так:

Представьте себе, что (имя ушедшего) сейчас стоит перед вами, и вы можете сказать ему все, что хотите…

Если клиент не начинает говорить в течение 20 или 30 секунд, прерывайте паузу:

Итак прямо сейчас представьте себе присутствие (имя ушедшего) перед собой. Скажите ему (ей): «Перед тем как ты ушел (ушла), я хотел сказать тебе…».

Когда собеседник начнет говорить, позвольте ему говорить, сколько хочет. Некоторые могут давать выход эмоциям в течение нескольких минут и при этом рыдать. Эмоции - это хорошо, пусть выходят, не надо прерывать. Когда поймёте, что эта часть гештальта исчерпана, попросите собеседника поменяться ролями с видением. Пусть он войдет в образ тени-"мечты", а вы задайте ему примерно такие вопросы:

· Что, по вашему мнению, должен помнить о вас (имя клиента)?

· Какое напутствие или мудрость вы хотели бы передать (имя клиента)?

· Что еще нужно сделать (имя клиента), чтобы он был более счастливым?

· Что вы можете сказать, чтобы помочь (имя клиента) вас отпустить?

· Как (имя клиента) может обрести освобождение или завершение?

· Что может сделать (имя клиента), чтобы принять ваш уход и продолжать жить?

Обратите внимание на последние три вопроса - их можно задавать тем, у кого утрата произошла недавно. Само собой представленные образцы надо использовать по стольку, поскольку они уместны в каждой конкретной ситуации. Иногда разговор может идти по кругу - главное, чтобы собеседник выговаривался. Улучите момент, чтобы подвести черту, и спросите вашего собеседника, а так же его воображаемого визави:

Хотите сказать что-то еще, прежде чем ПОПРОЩАТЬСЯ?

В некоторых случаях абреакция может быть очень интенсивной. Собеседник может винить себя или других. Если он был ребенком, которому не дали быть рядом с близким человеком в момент его смерти, может возникнуть необходимость применения гештальт-терапии через тени тех, кто "виновен" в этом. В профессиональной литературе описан случай, когда женщина несколько десятков лет хранила ненависть к медсестре, которая в роковую минуту не позволила ее войти в палату к умирающему человеку. Горечь не состоявшегося расставания питала расстройство, пока методом гештальт-терапии не была проведена ролевая игра с участием тени этой медсестры. Бурная абреакция позволила женщине высвободить негативные эмоции, она отпустила негативные чувства, результатом чего стал личностный прорыв.

Иногда собеседник носит в себе злобу на умершего человека просто за то, что его больше нет. Один из таких случаев содержит историю о том, как умерший отец оставил дочь со своей скверной женой, которая выбрала свою дочь в качестве новой мишени для оскорблений. Во время гештальта, играя роль отца, собеседница говорила самой себе, что «я знаю, что мать тебя оскорбляла, и это было для меня труднее всего, когда я ушел, так как я хотел защищать тебя. Но пришло мое время уходить, а потому ты должн простить и отпустить меня». После сессии освободившаяся от спуда эмоций женщина ощутила себя гораздо более сильной.

Эффективность гештальта в различных случаях удаления психических новообразований подтверждается еще одной необычной историей, где убитый горем собеседник нуждался в помощи гипнотерапевта в связи с утратой любимого домашнего животного. Даже несмотря на то, что проводить ролевую гештальт-игру с воображаемым животным показалось немного странным, результат сессии оказался удачным.

Шаг 12. Воссоединение

Последним шагом в этом процессе является соединение «ребенка» и «взрослого», позволяющее «ребенку» расти и развиваться с новыми ресурсами, которые «взрослый» приобрел на протяжении всей своей жизни и в результате процесса гипнотерапии.

Для того, чтобы начать воссоединение, попросите клиента представить себе, что он вошел прямо в тело ребенка, чтобы он стал им и ощутил единство. Важно не торопить этот процесс: он должен занимать столько времени, сколько нужно. Умственное слияние «ребенка» и «взрослого» должно быть полным.

Следующее действие включает в себя управление «интегрированным» ребенком/взрослым на всех этапах жизни человека, начиная с возраста, в котором он был, когда произошло событие. При этом не забудьте провозглашать вслух все этапы проработки, которые проводите. Как только вы закончите, необходимо вывести человека из транса таким образом, чтобы он чувствовал себя отдохнувшим, расслабленным и наполненным энергией. Важно не спешить с этим, надо позволить ему вернуться к нормальному бодрствующему состоянию без проблем. Это может занять или несколько секунд, или  несколько минут – не важно. Как всегда, проверяйте свою работу, когда человек выходит из транса! Проверка должна подтвердить, что у клиента нет симптоматичных эмоций или других признаков того, с чем вы боролись во время сеанса.

Заключение

Регрессия может быть невероятно мощной по воздействию. Люди могут «застрять» в своем прошлом, особенно в тот момент, когда возникла сильная эмоция, поэтому всегда надо помнить: воспоминания – не воспоминания, а игра ума. Это кажется невероятным, потому что образы могут выглядеть абсолютно реальными, но на самом деле мы имеем дело с процессом, более похожем  на то, как написанная писателем история оказывается не похожей на изложение очевидца. Хотя тот тоже запомнил происходившее  однобоко – только с точки зрения собственных ощущений, что и преодолел писатель. Писательское видение, в свою очередь корректируется режиссером, который по этому литературному произведению ставит спектакль. Более того, с этогот момента каждая новая постановка будет иметь новое освещение, декорации, костюмы актеров и т.д. Отсюда вывод: гипнотическое воздействие не должно стимулировать ложные  воспоминания. При этом необходимо учитывать, что никто не знает, основаны или нет воспоминания человека на реальных событиях. Это и не важно. Главное, что пациент считает, что они имели место. Если человек верит, что произошла трагедия, то ее последствия всегда будут зримы реально.

Откуда происходит травма на самом деле? Два человека переживают одинаковый ужасный случай. Один из них выходит из драматической ситуации, чувствуя радость и облегчение, что все закончено. Другой – все время оглядывается, вспоминает подробности произошедшего, всякий раз наполняясь страхом. Отсюда вывод: причиной эмоциональной травмы является не событие, а чрезмерно интенсивное его переживание. Если унять эмоции, то травма исчезнет.  

Доступ к чьим-то воспоминаниям лежит через сферу бессознательного в каждом из нас, которая покрывает хранилище всех сведений о нашей личной жизни. Память – это тоже субстанция живая, динамична,  каждую секунду меняющаяся как река. Принято определять три состояния этой «реки» по уровню интенсивности «течения»  – гипермнезия, реактивация и регресс.

В чем разница между регрессией и реактивацией? Состояние современной науки предполагает скептический взгляд на  различия между реактивацией памяти и регрессией. Реактивация памяти позволяет возродить воспоминания человека здесь и сейчас. Благодаря этому явлению человек ощущает все эмоции, как если бы все происходило сейчас, но он не участник событий, а смотрит фильм, переживая за главного героя, как мы это делаем в кинозале. Во время реактивации человек описывает происходящие с ним события от третьего лица: «Он садится на свой новый велосипед». Регрессия обеспечивает эффект присутствия. Человек погружается в прошлое и действует там, считая себя тем, кем он был в то время. При этом он не в курсе, что пребывает в гипнозе и принимает все происходящее за чистую монету. Человек в состоянии регрессии говорит: «Я сажусь на свой новый велосипед». Оба способа – условие, при котором работает гипнотерапия. Считается, что значение имеет только сам факт возрождения эмоций и опыта. Они начинают оживать, и гипнолог может проводить работу по изменению переживаний. Отсюда вывод: достижение регресса не самоцель. Более того, гипнологу как профессионалу пристало достигать коммерческого результата максимально простыми способами с приложением наименьших затрат.

Примечание:

В случаях наличия у пациента крайне тяжелой психической травмы (физическое, психическое или сексуальное насилие) гипнологу не следует вводить клиента в состояние, выходящее за пределами реактивации памяти. Регрессия может вызвать чрезмерно интенсивные переживания и избыточно сильную абреакцию (отреагирование)

Семь ключей к открытию дверей, которые ведут к причине психосоматического симптома.

Еще в 70-х годах прошлого столетия была разработана классификация потенциальных причин, вызывающих психосоматическое расстройство. А работах Чика и ЛеКрона (1968), а так же Хантера (2010) описана теория, согласно которой большинство причин, способных вызвать проблемы с эмоциональным восприятием человека, соответствуют семи ситуациям. В психологии перечень атрибуций известен как «семь психодинамик симптома».

1.  Директивное впечатление. Так называется убеждение, которое было впечатано в мозги вашего собеседника за счет несомненного авторитета источника. Это может быть родитель, учитель, церковь, правительство, врач и т.д.

2.  Застарелая, нерешенная проблема. Многие психосоматические заболевания (крапивница, мигрень, обжорство, курение и т.д.) являются симптомами   накопления негативных эмоций. Это та ситуация, когда подсознание (читай – тело) собеседника как бы говорит ему: «Мне не нравится, что ты делаешь», но он это делает, слушаясь разума. Эмоциональной бремя требует эмоционального разрешения.

3.  Вторичная выгода. Иногда симптом предлагает «приз». Например, человек болеет и получает приза в виде внимания, которые он получает как больной.  Стремление получить симпатию, расположение, защиту может выступать в роли так называемой «вторичной выгоды». Известен случай, когда женщина, напуганная в детстве мужчиной, изменила свой гормональный фон и растолстела, чтобы получить защиту от внимания мужчин. Впрочем, в роли «приза» может выступать что угодно.

4.  Самоидентификация. Здесь имеет место стремление быть похожим на литературного или киногероя, реального человека (наставника или знаменитость). Таким образом, ваш собеседник определяется, кто он в этом мире, принимая за образец какую-либо модель.

5.  Внутренний конфликт. Симптом держит человека в состоянии того, кто не позволяет себе удовлетворить свои потребности или нужды, потому что они противоречат его этическим убеждениям. Например, собеседник может противиться собственными сексуальным влечениям посредством подсознательного стремления к отталкивающей внешности.

6.  Прошлый опыт. Имеется в виду события прошлого, которые оставили травмирующие воспоминания. В  психологии они рассматриваются как впечатления, сформировавшие ложные защитные рефлексы, которые и наблюдаются у вашего собеседника в роли психосоматической симптоматики. Таким образом, ложный результат позволяет определять исходное впечатление тоже как ложное, то есть вызванное неправильной интерпретацией. На этом подходе строится стандартная стратегия психокоррекции.

7.  Самонаказание. Эта дверь ведет в ситуацию, из-за которой собеседник испытывает чувство вины, и сам симптом является ничем иным как реализацией подсознательной установки на самонаказание. Иногда самонаказание выступает в роли подсознательной попытки избежать надлежащего наказания.

Лечение аллергии через перепроживание психотравм в гипнозе. Регрессивный гипноз и гипнотерапия.
Психосоматика аллергии: когда аллергия имеет эмоциональную причину?

Модель АВС в когнитивной терапии. Методы лечения фобий

Психосоматика аллергии | Отзыв о лечение аллергии через перепроживание психотравм в гипнозе.

Как находить нужную дверь?  

Чтобы классифицировать случай, с которым вы имеете дело, надо провести с собеседником тест, основанный на его  идеомоторных реакциях. Это игра, по правилам которой вы определяетесь с языком тела, на котором вы должны получать ответы. Обычно собеседник это делает с помощью указательного пальца. Его положение должно однозначно показывать на один из трех возможных ответов: «да», «нет», «затрудняюсь ответить». Соответственно, ваши вопросы должны быть сформулированы таким образом, чтобы ответ предполагал только два варианта: «да» или «нет». Договорившись, таким образом, вы приступаете к игре.

Инструментарий может выглядеть примерно так:

- Сейчас я задам вашему подсознанию серию вопросов, а вы будете отвечать «да» или «нет» или «затрудняюсь», подавая пальцем соответствующий сигнал.

1.  Причина вашего расстройства относится к внушению, которое вы получили от безусловного авторитета?

2.  Причина вашего расстройства вызвана бременем невыраженных эмоций?

3.  Причина вашего симптома кроется в выгоде, какую дает положение человека с таким симптомом?

4.  Причина вашего расстройства является следствием того, что вы точная копия того, на кого очень хотите быть похожим?

5.  Причина вашего расстройства заключается в том, что вы не можете себе позволить того, чего очень хотите?

6.  Причина вашего расстройства находится в прошлом?

7.  Причина вашего расстройства состоит в том, что вы сами наказываете себя?

В некоторых случаях ответ «я не знаю» стоит рассматривать как «да». Игра игрой, но вам никто не мешает, при необходимости, попросить голосового разъяснения или уточнения. Пусть это будет техническим перерывом.

Анализ результатов тестирования

Если ваш собеседник отвечает «да» на вопрос № 2, то дальнейшего тестирования не требуется. Надо только уточнить: хочет ли «внутренний ум» собеседника, чтобы решение проблемы осуществлялось с помощью гипноза? Если палец показывает «да», то можно планировать  регрессивную терапию. Если «нет», лучше попробовать связать сознание собеседника с его подсознанием. Это делается директивно, приказывая подсознанию собеседника передать причину расстройства его разуму. Затем надо вывести собеседника из гипноза и обсудить с ним планы набудущее. Дело в том, что эмоциональное бремя как груз неразрешенных проблем вполне может требовать психотерапевтического вмешательства. Собеседник должен знать об этом, прежде чем решаться на что-то.

Положительный ответ на вопрос № 1 требует уточнений. Разберитесь, что это за «авторитет», получите всю картину, не упуская ни одной детали. Обычно, в таких случаях показана временная регрессия, чтобы найти, обработать или удалить травмирующее впечатление.

Ответ  «да» на вопрос № 3 о подсознательной выгоде, которую собеседник получает от статуса больного, требует изучения деталей. Они помогут вам понять, какая ему нужна помощь, чтобы освободиться от недуга.

Вопрос № 4 (о самоидентификации) обычно требует регрессии к тому впечатлению, которое стало пусковым моментом в развитии болезненного симптома. Как правило, речь идет о жертве, на которую пошел собеседник, чтобы уподобиться или стать ближе к предмету подражания.

Положительный ответ на вопрос № 5 потребует о вашего собеседника решения: либо «терапия частей», либо «регрессия». Пусть он выбирает на уровне подсознания, которое точно определит, что лучше.

Вопрос № 6, в случае «да», как правило, требует регрессии.

Вопрос № 7, в случае положительного ответа, могут быть варианты: регрессия, и/или «терапия частей», и/или вербализация, и даже направление к специалисту в области брака или семейной терапии. Имейте ввиду, что наказание другого человека может восприниматься вашим собеседником (вернее, его подсознанием) как «вторичная выгода». Таким образом вопрос № 7 может корреспондироваться с вопросом № 3. Если возникнет подозрение – уточняйте

Регрессия

Регре́ссия (лат. Regressus — обратное движение) - защитный механизм, являющийся формой защитного поведения в критической ситуации, когда взрослый человек бессознательно действует как ребенок, который уверен в своей безопасности. Регрессивное состояние характеризуется младенческим восприятием – доверчивым и безоговорочным, поэтому феномен регрессии используется в гипнотерапии как способ доступа к подсознательным реакциям, с помощью которых осуществляется психокоррекция. Это способ называется возрастная регрессия. Гипнотический феномен регрессии состоит в том, что собеседник вновь переживает события из своего прошлого. В случае интенсивной возрастной регрессии событие вновь переживается с такой силой, как если бы оно происходило в настоящий момент, что сопровождается высвобождением угнетенных эмоций. Считается, что они образуют собой замыслы грядущих патологий на соматическом (телесном) уровне, поэтому избавление от нездоровой психической энергии с древних времен считалось основой всякого оздоровления, а сама процедура избавления называлась катарсисом (др. греч. κάθαρσις — «возвышение, очищение, оздоровление»).

В гипнологии существует много техник достижения регрессивных состояний человека. Все они сводятся к поиску в памяти суггестийного реципиента стартовой психотравмы, которая в специальной литературе называется «первоначальным сенсибилизирующим  событием» (ПСС). Техники разные, потому что индивидуальность собеседника, в идеале, требует создания под нее новой уникальной техники, предназначенной только для этой души. Опытные и наиболее талантливые гипнотерапевты так и делают, но мы здесь рассмотрим классический вариант. Его авторами являются Константин Платонов и Александр Лурия, которые еще в 20 годах прошлого века изобрели временной регресс, использовавшийся в рамках исследования изменений личности человека под воздействием гипноза. По некоторым данным, этот уровень гипнологии до сих пор остается непревзойденным, но для нас он остался неизвестным, так как эти работы в Советском Союзе были строго засекречены. Вторую жизнь они нашли в труде американских психологов Джона и Хелены Уоткинс, опубликовавших в 1997 году такой способ мысленного путешествия, который другой американский психолог Чарльз Теббетс назвал «чувственной связью», а еще один классик американской регрессивной гипнотерапии Рой Хантер - «аффективным мостом». Последнее название и утвердилось в профильной литературе.

Гипноз: отзыв врача о лечении аллергии и социофобии с помощью гипнотерапии

Обучение гипнотерапии: погружение в гипноз, поиск психотравмы, абреакция и переосмысление

Аффективный мост

Эта техника применяется в случаях, когда текущая проблема клиента связана с сильными эмоциями. Как правило, она возвращает клиента непосредственно к психотравме за счет способности чувств человека возвращать его в то время, когда он испытывал их впервые. Иными словами техника «аффективный мост» основана на способности активировать воспоминание за счет эмоционального, чувственного или аффективного импульса. Она включает в себя три шага:

1. Внушение собеседнику, что он чувствует эмоцию или чувство, которые сопровождают приступы его сегодняшнего расстроства.

2. Внушить, что это чувство/эмоция станет более интенсивной  по мере того, как вы будете считать от 1 до 10.

3. Направить клиента в тому моменту, когда он впервые пережил эту эмоцию/чувство, посредством обратного отсчета от 10 до 1.

«Аффективный мост» основан на идее связи наших чувств и эмоций с нашим прошлым. Эмоции/чувства подобны  веревке, на которую нанизаны ассоциации, которые мы устанавливаем между получаемыми впечатлениями. Часто мы запоминаем события, основываясь на настроении, которое было у нас в тот момент. Этот феномен зачастую переживается автоматически, когда человек слушает старую песню или смотрит старую фотографию. Чувства в этот момент могут вернуть его в дни и часы, когда он испытывал их впервые. Учитывая, что чувства и эмоции представляют собой формы психической энергии, которая приводит человека в движение, надо понимать, что чувства и эмоции, подобно пламени,  могут существовать не только в камине и в зажигалке. Они могут носить дикий характер, охватывая человека как пожар, который полностью парализует его жизнедеятельность, если не выработаны привычки, за счет которых эта энергия утилизируется. Существует теория (Кэл Бэньян, Каллахан и Трубо, Уоткинс) согласно которой чувства и эмоции вибрируют на различной частоте и амплитуде. За счет этого каждая эмоция/чувство резонирует с однородными эмоциями/чувствами, хранящимися в памяти как воспоминания. Этот принцип использовал З.Фрейд в созданной им технике  свободных ассоциаций, которая до сих пор остался краеугольным камнем психотерапии: пациент выдает свободные ассоциации по поводу собственных жалоб, отвечая на вопросы типа «О чем это вам напоминает?» Поднять на поверхность ассоциации и воспоминания ему позволяют чувства и эмоции, которые непрерывно связывают прошлое с настоящим.

Стандартный скрипт «Аффективный мост»

Представьте себе, что вы находитесь в ситуации, когда (кратко описание психосоматического приступа). Когда я буду считать от 1 до 10, углубитесь в чувства и эмоции, которые вы испытывали во время приступов, и ощутите их сильно и безопасно, когда я скажу «10». Цифра 1 – углубляемся в свое самоувствие! 2 – позвольте эмоциям и ощущениям наращивать свою силу с каждой новой цифрой! 3 – еще больше! 4- еще сильнее! 5 и 6 – все полнее и полнее испытываете эмоции, чувства и ощущения по мере произнесения каждой новой  цифры: 7,8,9,10! Вы полны этой эмоцией и этим чувством в полном объеме, ярко и безоглядно, оставаясь в полной БЕЗОПАСНОСТИ… Сейчас, когда я буду считать от 10 до 1, вспомните, когда вы испытывали это состояния в последний раз. 10,9,8 – откройте ближайший по времени приступ, затем следующий, которой произошел раньше, потом еще раньше 7,6,5 – вы движетесь от приступа к приступу, углубляясь в свое прошлое от сегодняшенего возраста к юности и младенчеству. 4,3,2 – по цепочке приступов, во время которых вы испытывали одно и то же чувство, эмоцию, ощущение, вы доходите к самому первому случаю, когда вы впервые испытали это состояние. 1! Вы тот, кем вы были в тот год, и в тот день. Вы думаете и чувствуете также, как думали и чувствовали тогда. Что вы видите и слышите? Что происходит вокруг вас? Где вы  находитесь?

Необходимо внимательно наблюдать за собеседником. Если он быстро входит в состояние абреакции, надо вести отсчет быстрее. Если собеседник сопротивляется, склонен подавлять эмоции, надо считать медленнее, наполняя отсчет вербальными образами, которые призваны разбудить воображение и эмоционально-чувственную сферу собеседника.

Пример скрипта «Аффективный мост» для собеседника со скептическим (аналитическим) складом ума, испытывающего иррациональный страх перед воздушными перелетами.

 Представьте себе, что прямо сейчас вы сидите в самолете, который готов оторваться от земли. Вы ЗНАЕТЕ, каково это! А сейчас, когда я буду считать от 1 до 10, глубоко прочувствуете то, что чувствуйте и оущаете в этот момент. Вы будете испытывать эти эмоции и ощущения максимально интенсивно и абсолютно безопасно, когда я назову число 10.

Итак, цифра 1 – самолет приближается к рулежной дорожке, чтобы взлететь. Вы слышите шум самолет, видите в иллюминаре кусок взлетного поле и чувствуете приближение неприятного состояния,  которое всегда испытываете во время взлета.

2,3  – глубже погружаетесь в это состояние. Динамик в салоне говорит приветсвенные слова, а вы ощущаете толчки от движения самолета.

Цифра 4,5 – с каждой новой цифрой ваши ощущения становятся гуще, плотнее, они наполняют вас как вода губку, не оставляя пустого места.

Цифра 6,7 - Вы слышите, как звук мотора на форсаже, когда самолет готов к разбегу.

Цифра 8,9 – чувствует толчки и тряску, когда самолет разбегается для взлета. Они ускоряются, по увеличения скорости разбега.

Цифра 10 – толчки неожиданно прекращаются, и вы вдавливаетесь в кресло, когда самолет уходит в небо все выше и выше. Вы испытываете пик ощущений, связанны с взлетом. Выши ощущения и эмоции открыты, они ничем не сдерживаются и в то же время безопасны. Ваши эмоции ничем не угрожают.

Сейчас я буду считать от 10 до 1, вы вспомните все случаи, когда испытывали это состояние, начиная с ближайшего по времени. 10,9,8 – вспоминаем предыдущее, которое было перед последним 7,6,5 – двигаемся по цепочке к более ранним 4,3,2 достигаем самого первого, когда вы впервые испытали это плохое состояние. 1! БУДЬТЕ ТАМ… чувствуйте то, что чувствовали тогда. Ощущайте то, ощущали в тот момент!  Что вы видите, слышите? Где вы находитесь? Что происходит кругом?

Если собеседник не реагирует, надо менять технику достижения регрессии. Это может быть, например,

«Туннель времени» (Эймер), которую применяют, когда не работает «Аффективный мост».

Пример скрипта «Туннель времени»

Хотите ли вы навсегда освободиться от чувств и ощущений, какие вы испытываете во время приступов (вставьте нужное)?

Подождите ответа. - Хорошо. Тогда погрузитесь в это чувство. Здесь вы находитесь в безопасности. Сфокусируйтесь на состоянии, которое вы испытываете в виде чувств, ощущений и эмоций, когда вас охватывает приступ. Если хотите, можете вслух описать их. Сделайте то, что вы ощущаете, сильными и упругим. Пусть это плотное сильно и пульсирующее существо, откроет свою середину, которая расширится настолько, чтобы перед вами окажется тоннель. Туннель в прошлое. Вы входите внутрь и тем самым входя в свое прошлое. Вы двигаетесь вглубь, ощущая вокруг себя состояние вашего приступа, но не испытвая при это страха и беспокойчсчтва. Вы спокойны, потому что вам ничто не угрожает, так как с вами мой голос. Он всегда с вами. Поэтому вы двигаетесь по тоннелю своих ощущений вглубь. Когда вы увидите конец тоннеля, поднимите вверх указательный палец. Подождите пальцевого сигнала. Затем скажите: Хорошо. Сейчас, когда туннель закончился, опишите свои впечатления.  Дальнейшие вопросы: Вы находитесь в помещении или на улице? Вы одни или с другими людьми? Сейчас день или ночь? Что вы делаете? Сколько вам лет? Что вы чувствуете? О чем вы думаете?

Прежде чем применить технику туннеля, убедитесь, что клиент не испытывает дискомфорта при мысли об образе туннеля.

Алгоритм сеанса регрессивной гипнотерапии

Стандартная схема регрессивной индукции

1. Гипнотизация
2. Погружение в транс через провоцирование психосоматического приступа
3. Регрессия в стартовый эпизод с целью переосмысления и абреакции (повторного переживания) травмировавшего события
4. Возвращение в реальность
5. Контроль изменений

Гипнотизация

Не смотря на то, что регрессия как скачок в прошлое основывается трансе, гипноз, даже минимальный, необходим с самого начала сеанса. Гипноз приводит в состояние гипермнезии, то есть обостренной способности припоминания. С его помощью можно усиливать болезнетворные эмоции, необходимые для погружения в транс, а после выхода из транса гипноз позволяет диссоциировать пациента, чтобы тот смог посмотреть на ситуацию со стороны (для переосмысления произошедшего). Кроме того, от глубины гипноза зависит яркость воспоминаний пациента и его способность легко входить в образ «ребенка» - и то, и другое повышает эффективность всей процедуры гипноанализа. Погружение в транс через провоцирование психосоматического приступа

Транс (франц. transe - оцепенение) – это состояние, которое ничего общего с гипнозом не имеет, так как представляет собой кратковременное помрачения сознания с утратой самоконтроля. Транс требует большого количества нервной энергии, которое можно получить от очага психосоматического заболевания пациента. С помощью гипноза наводим ближайшее воспоминание, отмеченное приступом, погружаем пациента внутрь и провоцируем у него состояние аффекта. Вместо эмоционального взрыва мы увидим глубокий транс. Пациент в этом состоянии сможет использовать дискомфортные ощущение, которые он испытывает во время психосоматического приступа, в качестве «запаха» недуга. По этому «запаху» он как собака найдет в памяти стартовое событие, с которым он сам связывает зарождение недуга.

Лексическое выражение:
Доверьтесь внутреннему ощущению. Наши чувства – наша связь с прошлым. Они ассоциируют одно воспоминание с другим, служа паролем, который позволяет нам путешествовать по однородным воспоминаниям. Ведь все они объединены одним чувством. В нашем случае – это ощущение дискомфорта, которое вы испытываете всякий раз, когда приближается паническая атака или иная форма психосоматического приступа. Припомните последний случай как вчерашний день, не пытаясь воссоздать картинку. Только ощущения.
Я сейчас досчитаю до трех, щелкну пальцами, и вы мысленно окажитесь там. Один. На ум приходит время и место, связанное с этим событием. Два. Голову наполняют слова, фразы, которые тогда звучали. В теле проступает то, что мешает, сдавливает, колит, ограничивает. Опять тоже ощущение неудачи, потери, обиды, страха. Три. Концентрируйтесь и вспоминаете, вспоминаете. Вспомнили. Станьте самим собой тогдашним. Вернулись назад и посмотрите глазами того себя. Дайте волю воображению. С каждым вдохом и выдохом ситуация вновь и вновь проигрывается как сейчас.
Найдите, где в теле возникает иные вибрации. Придайте этому дискомфортному чувству форму, объем, цвет. Мысленно погрузитесь в это чувство. Под моим голосом, вы находитесь в безопасности. Позвольте эмоциям быть настолько реальными и сильными, насколько возможно.
Осознайте, какие мысли приходят в голову тому, кем вы были тогда? Мысли о себе, о людях, о мире в целом? Какое решение приняли? Проиграйте все что было от начала до конца.
Когда я щелкну пальцами, посмотрите на ситуацию со стороны. Взгляните на свое поведение критически. Случившиеся звено одной цепи между прошлым и будущим, поэтому найдите себя раньше стрессового момента и сравните с тем, что стало после. Что изменилось с вами на уровне поведения? Какому правилу отныне решили следовать?

Примечание
Если пациент вспоминает быстро, а переживает динамично, то убыстряйте счет. Скорость - залог успеха (транс – состояние кратковременное) Если клиент не подает признаков регрессии и скуп на проявления чувств, считайте медленно, сдобряя процедуру проповедью, способную разбудить в нем воспоминание с травмирующем опытом.

Вернитесь в сердцевину травмирующего события. Станьте тем, кем вы были в тот момент. Ощутите легкое напряжение в теле от мысли о прочиненной боли. Представьте, что глаза и чувство дискомфорта связаны воображаемыми нитями. Пусть в голову приходят образы, воспоминания и наоборот мысли и обрывки фраз активизируют телесные ощущения. С каждым шагом эта связь крепнет, становится яснее.
Хорошо. Вспомните, что ваше «Я» в ваших глазах. Прикажите самому себе: «Мои веки расслаблены, веки склеены, я так хочу».
Проверьте. Попробуйте приоткрыть глаза, зная, что веки не работают.  Пытайтесь, пытайтесь открыть их! Довольно! Ощущение дискомфорта усиливается, веки в замке, зато открыт доступ к кладовой памяти. Представьте себе, что неприятное чувство, испытываемое вами, – это туннель… Туннель в прошлое. Туннель, который приведет вас к тому времени, когда вы испытывалши его ранее. Войдите внутрь, как входите внутрь помещения. Я досчитаю до трех и щелкну пальцами, вы окажитесь в более раннем событии. Один. Все как в тумане. Два. Концентрируйтесь и движетесь вниз к центру этого чувства. Приходят на ум отдельные слова, слова встраиваются в предложения, предложения в событие. Вспоминаете, вспоминаете, вспомнили. Возникают образы, которые объединяются в единую картину. Три. Туман рассеивается. Вернулись назад. Осознание заполняет ситуацию. Стали собою в том возрасте, какой был у вас тогда.
Ощутите происходящее так, как будто оно происходит сейчас. Вдох, выдох и событие продолжает развиваться. Легче вспоминаются люди, кто рядом и кто далеко? В помещении или на улице?
Я щелкну пальцами и начнут приходить мысли, которые были в голове того вас, каким вы были тогда. Перенесите себя в начало ситуации. Осознаете лучше, что за идеи, в которые вы тогда уверовали? Как решили действовать впредь? Какие выработали для себя правила?  
Сфокусируйтесь на ощущении дискомфорта. Связь мыслей и чувств крепнет, из мыслей рождаются чувства, а чувства ассоциативно вызывают мысли.

Следует контролировать логику действий пациента посредством уточняющих вопросов.

Что еще усиливает напряжение, которое вы испытываете в связи с этим событием: чьи-то слова, действия, сложившиеся обстоятельства? Дайте волю воображению и позвольте подсознанию показать самый худший сценарий то, чего не было, но сама мысль о подобном исходе вызывает боль. Вновь щелкну пальцами и слабое делается сильным, в голову приходят самые тревожные варианты, что может ранить куда больнее.  
Вы снова находитесь в той ситуации. Слова, образы уходят на задний план, сливаются в единое и сильное чувство дискомфорта. Вы как в тумане. С каждым вдохом и выдохом тело становится меньше, моложе, чувство напряжения нарастает, потому что движетесь к источнику вашей дурноты.    
Я досчитаю до трех и щелкну пальцами, придет мысль-причина или вы окажитесь в более моменте, который стал началом цепочки травмирующих ситуаций.

Примечание.
Если реакция на слова автоматическая, то используем директивный стиль: даем команды в приказном тоне.

Один. Концентрируйтесь и движетесь вниз к центру чувства дискомфорта. Два. Приходят на ум отдельные слова, слова встраиваются в предложения, предложения в событие. Лента ощущений отматывается назад. Возникают образы, которые объединяются в единую картину. Три. Туман рассеивается. Вернулись назад.  
Осознание заполняет все пространство.
Смотрите на происходящее глазами того себя, который оказался в плохой ситуации. Внутри вы или снаружи неважно, впитываете образы, наполняясь энергией дискомфорта. С каждой новой деталью вы как сжатая пружинка, напрягаетесь сильнее. Осознаете, что больнее ранит. Вдох, выдох и событие продолжает развиваться. Проступают отдельные фразы, картины, пропитанные дискомфортом.

Регрессия в стартовый эпизод с целью переосмысления и абреакции (повторного переживания) травмировавшего события

Абреакция – это повторное переживание травматического события с целью дать выход избытку сдерживаемых эмоций. Эмоциональная разрядка. Когда клиент начинает демонстрировать любые признаки абреакции, даже умеренные, это означает, что регрессия идет в верном направлении. Термину «абреакция» (по В.Хамидовой)  соответствуют понятия «катарсис», «отреагирование».

Лексическое выражение:
Вы как губка впитали эту дурную энергию, позвольте теперь всему лишнему покидать ваше тело и разум! Хотите кричать - кричите, хотите ударить - бейте. Все движения делайте мысленно. В первую очередь выражайте все самое иррациональное, непривычное, неправильное. Тем самым вы избавляетесь от корней проблемы. Точно также вынимаете занозу из пальца, чтобы позволить ране зажить. Не страшитесь раз за разом переживать ужасное воспоминание – вы высвобождаетесь, потому что все болезнетворные эмоции выкипают.
Всякий раз, когда сюжет заканчивается, отматывайте пленку на начало и вновь переживайте прошедшее. Не бойтесь ощущения дурноты, накатывающих слез, крика – это ваши подавленные чувства, которую лучше всего перевести в физические движения. Освобождайтесь также от дискомфорта воображаемыми жестами и поступками – здесь вам предоставлена полная свобода действий. Будьте самим собой, завершая незавершенные мысли.
По мере исхода паразитарных эмоций крепнет и ширится новое понимания происходящего. Вы в состоянии охватить всю картину целиком, понимая ложность тех представлений, которые вы усвоили, когда не имели возможности посмотреть на себя со стороны. Действуйте смело и свободно, не оставляя камня на камне от былых тревог.
Я щелкну пальцами и костер ваших чувств вспыхнет с новой силой.  Это будут выгорать остатки напряжения, которое возникает от вновь открывшихся деталей.
Вы продолжайте с удвоенным намерением превращать подавленную эмоцию в действие. Направляете на внимание на людей рядом. Хотите что-то сказать - говорите, сделать - делаете. Импульсы могут быть противоречивыми, это нормально. Ведь вы завершаете незавершенные мысли, тем самым лишая силы, изжившие себя представления.

Примечание.
Связь между стартовым событием и сегодняшними симптомами выглядит достоверной далеко не всегда, поэтому используем тот факт, что абреакция временно повышает внушаемость, чтобы зайти на новый круг: наводим симптом и регрессируем по «запаху» расстройства в еще более ранние этапы жизни. Если раньше ничего не вспоминается, то смотрим всю цепочку событий, чтобы найти место, где мы отправились в ложные воспоминания.
Довольно. Даже если что-то остается, то при следующем сеансе нырните более глубоко и выдерните остатки психотравм. А пока довольно. Находясь «там и тогда», зная, что нет ничего, что могло бы вам угрожать, закройте внутреннее зрение. Все уходит на задний план. Расслабили веки, они не могут подняться. Вы этого хотите, и это происходит. Проделайте небольшой тест: попытайтесь раскрыть глаза. Они словно склеены! С каждой новой попыткой раскрыть их, веки остаются все более сомкнутыми, словно на замке. Вы просто забыли, как их открывать. Вы пытаетесь вспомнить, как это делается, и не получается. Вы забыли, как пользоваться мышцами век, какие импульсы и в какой последовательности посылать телу... И это прекрасное состояние забвения и отрешенности растекается теплой волной по вашему телу, разливаясь по нему как живительная влага. Вы отдаетесь этому ощущению безвременья и покоя. Вы – сфинкс, который погружен в поток тысячелетий. В этом образе вы скользите вниз, все затухает, исчезает, уходит…
Из этого места покоя и силы вы можете беспристрастно оценить жизненный путь.
Я щелкну пальцами, а вы как бы со стороны посмотрите на себя того, которым вы были, оказавшись в самой ранней травмирующей ситуации. Сейчас вы начинаете понимать, ложность полученного урока, потому что с высоты своего возраста видите то, чего не могли видеть тогда.
Что вы, ребенок, стали представлять о себе, о людях, о мире в целом? Какие выводы сделали? Быть может какому правилу стали слепо следовать?
О чем был ложный закон, который вы приняли за истинный? Выразите в его словах. Ваше заблуждение необходимо выговорить.  
Возможно. Вы не до конца поняли того урока, что получили от жизни. Большое видится издалека. У вас будет возможность осознать ценность приобретенного опыта.

Возвращение в реальность

Дышим глубоко и яростно! С каждый вдохом и выдохов сознание соединяет эпизоды, которые подкрепляли ложные установки, в единое целое. В звенья одной цепи. Я щёлкну пальцами и буду считать от 1 до 10 вверх, а вы по этим звеньям, от самого первого, будете расти, мысленно проходя через события, в связи с которыми вы плохо себя чувствовали.  Итак (щелкает пальцем), один. Концентрируетесь на характерных неприятных ощущениях в теле и вспоминаете соответствующие события от самого первого.
Два. Как по лестнице двигаетесь вверх по времени, на каждой ступеньке – очередной случай проявления старых ограничений.
Три. Постепенно они выстраиваются в цепочку, ведя в направлении вашего сегодняшнего Я. Оно состоит из правил, принципов и нравственных установок, которые вы выработали в процессе жизни.
Четыре. Какие из них направлены против собственных интересов? Это к ним ведет цепь ложные умозаключений, не правда ли?
Пять. Сосредоточьтесь на найденной ошибке. Оцените ее вес в составе вашего характера.
Шесть. Вы понимаете, что стратегия была впору тому маленькому человеку, которым вы были когда-то. Вы выросли из нее.  
Семь. Старые умозаключения и выводы жмут и мешают двигаться вперед. Они на вас трещат по швам, потому что были предназначены для маленького человека, которого больше нет.  
Восемь. Мысленным взором вы охватываете весь период своей жизни, начиная с которого детские убеждения стали обузой, мешая вам жить все больше и больше.  
Девять. Дыхание становится более энергичным. Вы собраны и уверены. Лучше осознаете старые ограничения и те новые мысли, с которыми хочется жить дальше.
Десять. Вас охватывает состояние легкого озноба как после прохладного душа... Из мышц уходит чувство тяжести и расслабленности... Разум наполнятся мыслями о новых горизонтах, которые теперь открываются вам.  
Оставайтесь на этой волне ожидания счастья. Вам знакомо это детское предвкушение в канун дня рождения! Одновременно это и ликование при виде огромных пространств
Не запрещай себе мечтать –
Пусть не в цветном, пусть в чёрно-белом;
Пусть ты открыт ветрам и стрелам –
Сними замок, сорви печать!
Запомните это распирающее чувство, начинайте наполнять им тело. Ощущение покоя и торжества нам необходимо для путешествия по местам силы в вашем прошлом. Мы покинули царство страха и неуверенности, и теперь находится в царстве удовольствия, какое вы испытываете от состояния покоя и воли.
Очень хорошо. Зафиксировав пик этих импульсов, вы позволяете им расти с каждым вдохом. Они не только внутри, но и снаружи.
Вспомните события, которые были пропитаны любовью, счастьем, радостью, гордостью. Счастье всегда внезапно, поэтому вы не забыли его. Вы воплотились в того, кем были, когда впервые испытали чувство счастья. Сосредоточьтесь на ситуациях, где чувство удовольствия подкрепляет интеллектуальную сфера. Например, когда решили сложную задачу или выиграли партию в шахматы или в более масштабной игре.
С точки зрения физиологии все три психических центра (физический, эмоциональный, интеллектуальный) вырабатывают гормоны здоровья, что в итоге вызывают чувство удовольствия. Вновь ощутите приятные волны и обращаясь внутрь повторите: «Я обязуюсь перенести изменения из мира внутреннего в мир внешний. Я имею право быть тем, кем Я хочу». Очень хорошо. Знайте, что когда скоро откроете глаза, то посмотрите на мир уже измененным и все положительные изменения будут нарастать и усиливайте с каждым новым шагом, благодаря вашей воле, благодаря вашему разуму.
Дыхание становится более энергичным. Вы собраны. Снова чувство легкого озноба... Сердце бьется ровно, спокойно. Ваши мышцы легкие, упругие, сильные! Открываем глаза. Вы полны благодатной энергии и готовы жить и действовать по-новому.

Стандартная модель регрессивной гипнотерапии

Мы так устроены, что особенности нашего характера определяются багажом наших детских впечатлений. До пяти лет у человека нет сознания, поэтому воспринимаемый им мир отпечатывается напрямую, без обработки разума. Например, если ребенок трогает огонь пальцем, то он запоминает простую связку - огонь это больно. Все остальное, в том силе законы физики, не имеет значения. Вот почему, когда вам кажется, что вас касается пламя, вы обязательно отшатнетесь. Из такого рода условных рефлексов формируется мир наших представлений, о которых мы никогда не думаем. В науке это явление называется амнезией - “потерей памяти”, хотя никакой потери нет. Травматические воспоминания сохраняются в целостности и сохранности. Если вы в 4-летнем возрасте сильно испугались в самолете, то вы на всю жизнь свяжете резкую перемену в настроении вашей мамы, например, с круглым иллюминатором, а не с тем, что она забыла в аэропорту сумку с деньгами. В сознательном возрасте вы не будете помнить, как попались под горячую руку матери, поэтому воспоминание-сирота, живущее в вашей голове, будет с хлебом-солью встречать все ваши последующие впечатления. Оно будет искать среди них родственника. И как только вы окажетесь в похожей ситуации (салон самолета, круглый иллюминатор), это впечатление сразу же попадет в объятия больного воспоминания. Вы узнаете об этой встрече по приступу безотчетного страха, какой отныне будет вас сопровождать в аэропорту или на балконе. Самое плохое, что вы будете считать это нормой, находя различные оправдания своему самочувствию, но спрятанное от вас детское впечатление будет продолжать поиск единокровных братьев и сестер, всякий раз усиливая симптом иррационального страха перед высотой. В какой-то момент вы вынуждены будете отказаться от дальней командировки, а потом от визита на высокий этаж. Ваши близкие начнут замечать странности в вашем поведении. В этой ситуации некоторые волевые люди вырабатывают в себе навыки, позволяющие справляться с приступами, будь то паническая атака или что-то другое, но психосоматическое расстройство, как правило, развивается быстрее навыков. Рано или поздно, разросшаяся проблема приведет вас на кушетку психотерапевта. И если речь идет о фобии, сформированной в подростковый или взрослый период жизни, то квалифицированный специалист, как правило, без особого труда справится с ней. Тактика избавления от напасти сводится к двум вариантам: либо лишить ее содержания, посредством выговаривания или эмоционального выплеска. Либо изменить свое восприятие расстройства, посредством трансформации его визуального образа в нечто приятное и безопасное. Сложнее бывает, когда гроздь болезненных воспоминаний в психике человека своими корнями уходит в глубокое детство. В этом случае, психотерапевт должен найти исходную - “материнскую” психотравму, открыв амнезированную часть памяти. Как правило такая операция требует путешествия во времени (регрессию) и когнитивных методов, основанных уже на анализе и оценке информации, но финал от этого не меняется: психотравма должна быть перепрожита и переосмыслена. По моей практике статистика терапии психотравм такая: 10 процента - полное излечение, 70 - улучшение до приемлемого уровня. Остальное - брак. Увы, не всегда удается освободить психику человека от паразитов.

Два инструмента против страхов и фобий: регрессивный гипноз и когнитивный гипноанализ 
Лечение аллергии с помощью регрессивного гипноза. 

Техники погружения в сверхглубокие стадии гипноза.

Глубокая стадия гипноза – это сомнамбулизм. Известное как лунатизм или «снохождение» (somnambulismus от лат. ходить во сне) это состояние характеризуется помутнением сознания, и часто сопровождается автоматическими действиями и амнезией. Наблюдается повышенная возбудимость некоторых органов чувств и внушаемость. Чаще всего, сомнамбулизм бывает у детей или у людей, страдающих эпилепсией и неврозами.

Эксперименты по гипнозу: гипнотические феномены в глубоком гипнозе (сомнамбулизме)

Искусственные сомнамбулизм проявляет себя как каталепсия, амнезия, акинезия и полимодальная анестезия (отсутствие восприятия органами чувств). Его называют «гипносомнамбулизм» и определяют по амнезии - если она наблюдается хотя бы в течении 5 секунд, значит, цель достигнута.

Гипносомнамбулизм как и патологический сомнамбулизм характеризуется, прежде всего, феноменом диссоциации – когда личность человека разделяется на две субстанции (а иногда и более). Еще никто толком не объяснил суть этого явления, хотя ему посвящены горы литературы, поэтому лучше ознакомиться с известными опытами и сделать самостоятельное суждение.  

Например, экспериментатор предъявляет женщине-сомнамбуле порнографическую картинку. Глядя на нее, та демонстрирует смущение, но отвечает словами, совершенно не относящимися к происходящему. Экспериментаторы делают вывод: одна часть психики видит, и поэтому женщина реагирует; другая — не видит, и поэтому она говорит «не о том». Так произошло потому, что внутренняя цензура по моральным представлениям вытеснила неприемлемую (способную спровоцировать психологический конфликт) информацию из той части сознания, которая видела картинку. Отвечала «темная» часть сознания, которая была не в курсе, что ей демонстрировали скабрезную картинку. Иными словами, себя проявила «защитная»  функция подсознания испытуемой.

Другой пример. Испытуемому, находящемуся в гипосомнамбулизме, внушили слепоту на один глаз. Затем ему надели очки с поляризационными светофильтрами и предъявили слово «матрос» таким образом, чтобы слог «ма» не попадал в поле зрения  видящего глаза. К изумлению экспериментаторов испытуемый прочитал все слово целиком, хотя он ничего не знал о подвохе и его «темный» глаз точно ничего не видел (предварительно была проведена тщательная проверка). Комментируя итоги  эксперимента, его устроители пришли к выводу, что слепота одного глаза – это «игра», которую подсознание не распространило на свои основные («защитные») функции. Когда потребовалось декодировать сему (у слов «матрос» и «трос» абсолютно разные значения) «невидящий» глаз преспокойно прочитал свою часть слова. В противном  случае, зрительный импульс носил бы опасный дезинформирующий характер, а это уже не «игра», так как неверная информация – это ошибочные действия и т.д.

Имея некоторое представление о том, что представляет собой состояние глубокого гипноза, попробуем разобраться с техниками его достижения.

Углубление гипноза через каталепсию

Получив канал диалога с подсознанием клиента (средний уровень гипноза по классической шкале), мы только фиксируем полученное обездвиживание, потому что далее нас не интересует его бренная плоть. Задача – очистить сознание от мыслей и образов. Что такое временная пустота? Это забытье, в которое должна погрузиться одна из личностей клиента. Вот почему мы не предлагаем раппортирующему подсознанию команды типа «не можешь двигать телом». Вместо этого, мы наводим на него забвение. Нам важно, чтобы подсознание полностью освободило дубликат личности от воспоминаний (читай – эмоций), чтобы на фоне чувственной тишины наступило состояние безмыслия.

До сих, если не считать одиночные исключения, гипнотерапия с этой задачей не справлялась. Соответствующий алгоритм был открыт и апробирован мною в ходе экспериментов по гипнотического обезболивания в 2013-2016 годах. Я пришел к выводу, что цель «отключить»  боль достигается, если решалась задача «отделить» сознание от тела. Я пытался постепенно забирать контроль над телом, последовательно добиваясь каталепсии век, потом пальцев руки и т.д. Превращая тело в статую, я получал гипноанестезию, которая позволяла хирургам проводить операцию без применения наркоза. В то же время мне было понятно, что амнезия – это феномен, присущий гипносомнабулизму (диссоциации). Таким образом, обезболивание я получал за счет глубокого гипнотического погружения, которое открывает возможности куда более широкие, чем просто гипноанестезия. О них мы поговорим позднее, а сейчас я попытаюсь сформулировать суть метода, его основное отличие, чтобы при дальнейшем изучении было понятно, на чем необходимо сосредоточивать основное внимание.

До сих пор считалось, что психотравма – это инородное образование в человеческой психике, которое следует удалить. Конфронтационное отношение к этому явлению мешало в нем увидеть то, что я определил как элемент психической инфраструктуры личности человека. Я считаю, что именно эти «узелки памяти» (сильные и сверхсильные впечатления) формируется то, что мы называем индивидуальностью человека. Они питают специфические реакции, которые мы называем характером человека, инициируя те поведенческие модели, которые отличают данную личность от прочих.* Иными словами, мы имеем дело с генераторами психической энергии, которые «включаются» по модели условного рефлекса, реагирую на те уникальные совокупности признаков во внешней среде, которые вызывают ожидаемую реакцию. В данном случае, эти «генераторы» нас интересуют не как источники акцентуированного поведения клиента, а как «зарядные устройства».

Будучи полноправной частью психической системы клиента, «психотравмы» и приравненные к ним воспоминания, обладают эквивалентом психической энергии, которая нам необходима для путешествия из гипноза в транс. Собственно, причина, из-за которой никому до меня не удавалось совершить этот переход, состояла в дефиците эмоциональной энергии. Шаг в транс требует мощного эмоционального импульса, которого на голом месте не найти. Сначала случайно, а потом сознательно я осуществлял трансгрессию (путешествие клиента в свое прошлое), где находил подходящую психотравму, чтобы ее «включить». Получив, таким образом, требуемое стартовое состояние клиента, я отправлял его в гипносомнамбулизм, которого тот достигал быстро и качественно. Сейчас эта технология отработана. Она обеспечивает пребывание второго «Я» клиента в полной амнезии, что позволяет достичь главного – абсолютной тишины в эфире. Каждый гипнотизер знает, что с этого места можно начинать полноценное редактирование личности.

*Примечание

В семасиологии уже давно существует понятие «поведенческого текста», которое знаменует собой подсознательное подражание действиям литературных героев. На самом деле речь идет о все тех же впечатлениях, которые в данном случае получены реципиентом в процессе чтения. Если предположить, что психическое состояние, в котором пребывает увлеченно читающий человек, - это психическое состояние младенца досознательного возраста (до пяти-шести лет), для которого вся окружающая действительность – это «роман», то сильные впечатления, полученные в ходе этого «чтения», определяют реакции, к которым человек будет прибегать всю жизнь, оказавшись в схожей ситуации.

Пример лексического выражения суггестии обездвиживания:

Перенесите внимание на мышцы век. Они словно склеены. Это ваше желание. Сделайте проверку: попытайтесь раскрыть глаза, уже зная, что мышцы глаза крепко расслаблены. Пытайтесь приоткрыть глаза. Веки невольно сжимаются. Они плотно сомкнуты силой вашего подсознания! Довольно. Осознайте свой успех и расслабьтесь еще в два раза сильнее.

С каждой новой попыткой раскрыть глаза, веки словно срастаются друг с другом, превращаясь в единое неразрывное целое. Это признак того что вы уже не помните, как открываются глаза, как пользоваться мышцами глаз. Вы забываете, какие импульсы и в какой последовательности должны посылаться глазам. Вы пытаетесь вспомнить и не получается. Пробуйте открыть глаза. Веки в замке. Довольно! Вы научитесь постепенно передавать контроль подсознанию.

Примечание. Центральные идеи многократно озвучиваем, например о передаче контроля, потому что если подсознание не принимает внушение, то в теле возникает чувство дискомфорта и лучше сразу обнажить возможные страхи.

Глаза остаются закрытыми, склеенными силой подсознания. Почувствуйте правую руку и распрямите указательный палец. Я буду считать до трех, а вы с каждой цифрой усиливайте напряжение пальца. Итак, начинаю отсчет: один, почувствуйте оцепенение. Два. Усильте напряжение, палец наливается сталью как гвоздь вбитый в дерево. Как веки склеены силой подсознания, так и палец делается несгибаемым. Три. Палец жесткий, пробуйте его  согнуть. Не получается? Довольно!

Примечание. В обязательном порядке проверяем идеомоторную связь, что не только палец окаменел, но и косвенное внушение, что подсознание берет контроль над пальцем, то есть диссоциация затронула когнитивные функции. Без этого эффективность будет в разы ниже и все равно рано или поздно придется активизировать автоматические ответы.  

Сейчас вы услышите щелчок, и палец примет прежнее положение. Он расслабится настолько, что будет недвижим, не смотря на все попытки пошевелить им. Оп! Вы чувствуете, что правая рука тяжелая и расслабленная. Пробуйте двигать пальцем, а он не шевелится. Очень хорошо.

Похоже, ваше подсознание готово к диалогу. Оно ждет моего сигнала, чтобы принять под свой контроль указательный палец вашей правой руки, и в доказательство, что это произошло, этот палец снова распрямится и будет подниматься кверху. Итак, я щелкаю пальцем (щелчок) и палец начинает распрямляться, он напрягается и поднимается кверху. Почувствуйте, как импульс дошел до указательного пальца. Очень хорошо. А теперь мысленно поблагодарите подсознание за прямой контакт. Мысленно произнесите, обращаясь внутрь себя: «Я благодарю мою Природу за то, что она готова мне помогать во сне и наяву». Очень хорошо. Возвращаемся в исходное состояние, глаза закрыты, дышим глубоко и ровно! Мой голос проникает на все уровни вашей психики, оказывая благодатное воздействие, которое продолжает усиливаться.

Примечание. Всегда поддерживаем каталепсию век, это как подушка безопасности, если что-то пойдет не так, то как минимум останемся на стадии каталепсии. Заодно прививаем мысль, что потеря контроля это выгодно, потому что в игру вступает подсознание.

Веки на замке, их невозможно открыть. На всякий случай, проверяем: пробуем раскрыть, а они будто срослись. Каждая попытка слипает их еще плотнее, поэтому снова испытываем чувство успеха и удовлетворения. И в этом состоянии слушаем, как буду считать до трех, после чего правая рука словно онемеет. Она станет тяжелой и неподъемной. Итак, начинаю отсчет: один! Правая рука наливается свинцовой тяжестью и покоем. Два! Она продолжает тяжелеть, становясь свинцовой. Три! Рука как стальная, она не гибается. Вы не можете поднять правую руку. Оп! Переходим к левой руке. Глаза все так же склеены, и вы их не чувствуете. Левая рука тоже тяжелая и неподъёмная. Пробуйте шевелить руками. С каждой новой попыткой пальцы, кисть, локтевой сустав словно каменеют, превращаясь в руки мраморной статуи. Все туловище этой статуи тоже цепенеет, наливаясь холодом камня. Дыхание ровное, спокойное. Вы не можете двигать телом, оно как камень, но вы спокойны, потому что знаете: мой голос повелевает вашим телом с лечебной целью.

Скоро щелкну пальцами и у вас пропадает голос. Слова не будут выходить дальше кончика языка. Оп! Мышцы челюсти скованы силой вашего подсознания. Веки склеены, а голос словно бы заперт изнутри. Пробуйте говорить. Бесполезно.

Примечание. Любые внушения со словами никто и никогда имеет иллюзорную власть, зато успокаивают сознание. Если нужно внушить что никто не может парализовать волю, то можно идти от обратного, мол представить ситуацию безысходности и ощутить есть ли напряжение, или в регрессии найти события, когда воля уже была парализована и соответственно провести гипноанализ.

Если все получается, это значит, что вы обладаете огромной силой, способной подчинять мысли и чувства собственному «Я». Отныне уже никто и никогда не сможет парализовать вашу волю без вашего согласия. Вы идете за моим голосом, потому что хотите, чтобы это случилось.

Примечание. Иногда дискомфорт можно убрать внушением или вызвать абреакцию, что следует делать в экстренных случаях, иначе потом сложно будет найти корни, когда вырвали симптомы.

Если что-то пошло не так – не страшно. В таких случаях вы ощущаете в теле что-то чужеродное, от чего хочется избавиться. Это та часть вашего "Я", которая мешает жить. Вы когда-то сами наделили ее волей, которую вправе сейчас забрать. Чтобы сделать это, необходимо расслабить ум и тело. Вы умеете это делать и способны мгновенно погрузиться в это состояние, так как запомнили его. Я щелкну пальцами и вы расслабитесь совершенно. Теперь властно и спокойно обратитесь к своему глубинному Я. Повторяя за мной, вы произнесете: «Я могу снова и снова самостоятельно достигать этого состояния творческого покоя, когда и где захочу. Мысль о покое рождает покой. С каждым следующим сеансом гипноза я все больше и глубже забываю сказанное во время предыдущего сеанса и от этого я все глубже могу расслабить ум и тело.»

Углубление гипноза через психотравму

Принцип доминаты – по-сути власть одной идеи, при этом при наличии устойчивого очага возбуждения в коре, к нему будут стекаться импульсы из близлежащих областей, таким образам порождая в этих областях обратный процесс – торможение. Физиологически этот механизм описал А.А.Ухтомский, который говорил: «Чтобы овладеть человеческим опытом, чтобы овладеть самим собою и другими, чтобы направить в определённое русло поведение и саму интимную жизнь людей, надо овладеть физиологическими доминантами в себе самих и окружающих». Достаточно посмотреть на структуру сектантских сообществ, чтобы различить людей фобического типа, которые их составляют. Все что требуется, - это лишь усилить симптом с целью вызвать абреакцию (отреагирование), то есть яркое эмоциональное переживание. Чем жестче отрегирование, тем более глубокое наступает расслабление ума и тела. А мы помним, что гипноз есть эмоция покоя и признание авторитета за источником. На фоне достигнутого опустошения можно внушить, что угодно.

Пример лексического выражения суггестии забвения:

Примечание. Визуально оцениваем клиента, если слезы проступают, невольно вздрагивает, тогда есть смысл задействовать абреакцию в психотравме, чтобы углубить гипноз. Если телесные проявления крайне слабо выражены, можно предварительно углубить через каталепсию.

Осознание заполняет все пространство. Смотрите на происходящее глазами того себя, который оказался в плохой ситуации. Внутри вы или снаружи неважно, впитываете образы, наполняясь энергией дискомфорта. С каждой новой деталью вы как сжатая пружинка, напрягаетесь сильнее. Осознаете, что больнее ранит. Вдох, выдох и событие продолжает развиваться. Проступают отдельные фразы, картины, пропитанные дискомфортом. Легче вспоминаются люди, кто рядом и кто далеко?

Вы как губка впитали эту дурную энергию, позвольте теперь всему лишнему покидать ваше тело и разум! Хотите кричать - кричите, хотите ударить - бейте. Все движения делайте мысленнл. В первую очередь выражайте все самое иррациональное, непривычное, неправильное. Тем самым вы избавляетесь от корней проблемы. Точно также вынимаете занозу из пальца, чтобы позволить ране зажить. Не страшитесь раз за разом переживать ужасное воспоминание – вы высвобождаетесь, потому что все болезнетворные эмоции выкипают.

Всякий раз, когда сюжет заканчивается, отматывайте пленку на начало и вновь переживайте прошедшее. Не бойтесь ощущения дурноты, накатывающих слез, крика – это ваши подавленные чувства, которую лучше всего перевести в физические движения. Освобождайтесь также от дискомфорта воображаемыми жестами и поступками – здесь вам предоставлена полная свобода действий. Будьте самим собой, завершая незавершенные мысли.

По мере исхода паразитарных эмоций крепнет и ширится новое понимания происходящего. Вы в состоянии охватить всю картину целиком, понимая ложность тех представлений, которые вы усвоили, когда не имели возможности посмотреть на себя со стороны. Действуйте смело и свободно, не оставляя камня на камне от былых тревог.

Я щелкну пальцами и костер ваших чувств вспыхнет с новой силой.  Это будут выгорать остатки напряжения, которое возникает от вновь открывшихся деталей.

Вы продолжайте с удвоенным намерением превращать подавленную эмоцию в действие. Направляете на внимание на людей рядом. Хотите что-то сказать - говорите, сделать - делаете. Импульсы могут быть противоречивыми, это нормально. Ведь вы завершаете незавершенные мысли, тем самым лишая силы изжившие себя представления.

Примечание. Абреакция не убирает причина, лишь временно ослабляет эмоциональные связи, поэтому не стоит разбирать детали, может что-то вспыхнуть с новой силой, куда эффективнее заново гипнотизация и пробы на амнезию.

Довольно. Даже если что-то остается, то при следующем   прослушивании нырните более глубоко и выдерните остатки психотравм. А пока довольно. Находясь «там и тогда», зная, что нет ничего, что могло бы вам угрожать, закройте внутреннее зрение. Все уходит на задний план. Расслабили веки, они не могут подняться. Вы этого хотите, и это происходит. Проделайте небольшой тест: попытайтесь раскрыть глаза. Они словно склеены! С каждой новой попыткой раскрыть их, веки остаются все более сомкнутыми, словно на замке. Вы просто забыли, как их открывать. Вы пытаетесь вспомнить, как это делается, и не получается. Вы забыли, как пользоваться мышцами век, какие импульсы и в какой последовательности посылать телу... И это прекрасное состояние забвения и отрешенности растекается теплой волной по вашему телу, разливаясь по нему как живительная влага. Вы отдаетесь этому ощущению безвременья и покоя. Вы – сфинкс, который погружен в поток тысячелетий. В этом образе вы скользите вниз, все затухает, исчезает, уходит…

Углубления гипноза через регрессию по чувству удовольствия

Есть такое выражение «нахлынули воспоминания» - это как раз то, что в данном случае требуется достичь в отношении клиента.  В разговоре «по душам» или во время просмотра альбома со старыми фото, человек может легко забыться в воспоминаниях. Как правило, это легкие, светлые, манящие образы, так как они связаны с прошлым (читай – детством, юностью, молодостью), которое мы всегда в какой-то степени склонны идеализировать. Эта особенность человеческой психики и легла в основу регрессии по принципу «от одной счастливого воспоминания к следующему».

И богатые, и бедные получают от жизни примерно одинаковое количество минут счастья и горя. Таким образом, каждый клиент, будь то принц или нищий, располагает одинаковым по размеру багажом хороших и плохих воспоминаний. Другое дело, что у всех представления о счастье и несчастье. Как говорится «кому-то жемчуг мелкий, а для кого-то щи жидкие», хотя нам это не важно. Главное, что всякий человек содержит в памяти цепь воспоминаний, связанных с мгновениями торжества, благодарности, облегчения, вожделения, блаженства, радости, которые он с удовольствием переживет еще раз. Мы воспользуемся этой готовностью, чтобы обусловить каждую встречу с счастливым прошлым требованием забвения. Ведь наша цель – эмоциональная пустота.

Стратегия регрессии по минутам счастья может выглядеть как путь в младенчество, каждый шаг которого обусловлен стиранием предыдущего шага, чтобы легче было достичь цели – первое в жизни клиента ощущение состояние счастья. В качестве ориентира, следуя наставлениям Фрейда, берем самый   сильный - животный уровень чувствований, то есть эротику и спасение (чувство облегчение в связи с миновавшей угрозой), которые, что важно, на одной волне с младенческим уровнем восприятия. Ведь от полноты инфантильных ощущений клиента зависит глубина и качество стирания его памяти.

Пример лексического выражения суггестии блаженства

Все происходит отстраненно и легко. Как будто кто-то внутри вас называет цифры, а вы смотрите на это со стороны. Слушайте звуки, возникающие в теле. Ищите то, что следует забыть. Плывите туда, где вас ждет блаженное забвения. По мере того, как вас сносит по течению, внутренние картины блекнут, исчезают, таят. Попытайтесь разглядеть очертания уходящих образов, еще больше отдаваясь чувству покоя и удовлетворения. Можете что-то вспомнить, что-то забыть. Это могут быть лица близких людей из юности, из детства, имена которых вы забыли. Точно также позволяете этим воспоминаниям удаляться, уменьшаться, исчезать, но прежде припомните ближайшее событие, которое обернулось для вас мгновениям торжества, благодарности, облегчения, вожделения, блаженства, радости, гордости. Выберете ощущение и сосредоточьтесь на нем. Наши чувства – это связь с прошлым. Они ассоциируют одно воспоминание с другим как цепь, позволяя путешествовать по однородным впечатлениям. Все они объединены одним и тем же ощущением. В нашем случае – удовольствия, торжества, радости, облегчения, которые является естественным ориентиром наших устремлений. Когда вы испытываете удовольствие от сделанного, значит, что бы ни говорили, вы на верном пути. Природу не обманешь.

Вы припоминаете счастливый эпизод из школьного периода жизни. Мысленно вернитесь в тот день, не пытаясь воссоздать всю картину. Ориентируйтесь только на чувство, которое вы вспоминаете, потому что благодаря этому чувству вам и запомнился этот эпизод жизни.

Я сейчас досчитаю до трех, щелкну пальцами, и вы мысленно окажитесь в том самом дне. Один. На ум приходит время и место, связанное с чувством удовольствия. Два. Голову наполняют слова, фразы, которые тогда звучали. Три. Вас наполняет чувство, которые вы испытали тогда, и теперь вы вспоминаете вызвавшие его причины. Одновременно вы превращаетесь в того юного человека, каким были в том момент. Вы смотрите его глазами, не сдерживая воображение. Пусть оно поможет вам увидеть себя в зеркале. Внутренним взором вы можете видеть то, что близко, что далеко. Что слева, что справа. Почувствуете себя уютно в этом воспоминании.

Вы слушаете мой голос сознательно, а дышите – бессознательно, подчиняя дыхание ритму моих слов. Да, все это происходит здесь в реальности, вы можете это видеть внутренним взором.

В своих воспоминаниях плывите по течению. Будьте пассивны и покойны. И не с какой мыслью бороться не надо. Что думается – то и думайте, что чувствуется — то и чувствуйте, что вспоминается — то и вспоминайте.

Очень хорошо. Теперь найдите место в теле, где сконцентрировалось испытанное вами счастье. Придайте этому ощущению форму, объем, цвет. Мысленно погрузитесь в него его как в ванну, не опасаясь ничего. Пока звучит мой голос, вы находитесь в безопасности.  

Ощущение счастья, в котором вы искупались,  – это воронка или, может быть, тоннель в прошлое. Тоннель, который ведет вас к тому времени, когда вы еще раньше испытали похожее счастье…

Я досчитаю до трех и щелкну пальцами, а вы с ощущением счастья шагнете внутрь и окажитесь в том событии. Один. Все как в тумане. Тело становится меньше и моложе. Два. Концентрируйтесь и движетесь вниз к центру этого чувства удовольствия. Три. Туман рассеивается. Вот источник распирающей вас эмоции. Вы вспоминаете все. В том числе, как выглядели в то время, чтобы превратиться в себя тогдашнего. Ощутите происходящее так, как будто все происходит сейчас. Вдох-выдох, вдох-выдох. Оглядывайтесь. Видите людей рядом и вдалеке. Узнаете место. Оно в помещении или на открытом воздухе? Из-за чего вы так счастливы?  

Хорошо. Сейчас расслабьтесь еще больше.

Ваши глаза закрыты, а ваше тело - в полной безопасности. Наступает состояние отрешенности и покоя. Как будто вы лежите на облаке. Вы устали… Каждый мускул вашего тела жаждет отдыха, безмятежного сна. Он уберет усталость. Веки тяжелые, теплые, расслабленные.

Пробуйте открыть непослушные глаза, не получается. С каждой новой попыткой, неудача. Ваши глаза будто склеены. Они как будто чужие. Вы бесплодно пытаетесь еще и еще раз открыть глаза. Чем сильнее желание, чем хуже получается. Веки в замке.

Вы забыли, как пользоваться мышцами век, какие импульсы и в какой последовательности посылать телу... И это прекрасное состояние забвения разливается по вашему телу. Вы по-прежнему дрейфуете меж облаков, все глубже и глубже погружаясь в них. Вы скользите вниз к замечательному сну наяву. Все затухает, исчезает, уходит…

«Гипнотическая петля»

У фокусников есть прием, с помощью которого они настраивают публику. Во время демонстрации фокуса зрителям предоставляется возможность «поймать» фокусника на тайной манипуляции. «Разоблачение», как правило, сопровождается гулом трибун, на что фокусник реагирует притворным оскорблением, снимая с себя одежду или отбрасывая в сторону предмет, благодаря которым он, по версии зрителей, демонстрировал «чудо». Фокус повторяется снова. Сбирая с толку публика признает мастерство артиста, что и было целью этого спектакля. Доверие в частном – это доверии в целом. С этого момента зрители отдадутся впечатлениям без поисков подвохов, так как убеждены, что фокусник может делать чудеса. Для него это важно, так как главные фокусы требуют именно такого – безмятежного и доверительного отношения публики.

В гипнозе то же самое. Если дать клиенту пару раз убедиться в том, что он не в состоянии открыть глаза, то он будет пребывать в этом убеждении на протяжении всего сеанса. Главное, не допустить, чтобы симптом каталепсии прошел раньше, чем клиент оставит попытки открыть глаза. И установка на амнезию происходит на этой же основе – на убеждении клиента во всесильности гипнотерапевта.  Таким образом, эффективность гипнотерапии находится в прямой зависимости от вашего умения своевременно отвлечь клиента от «склеенных» глаз. Ведь не секрет, что действие каталепсии во многих случаях составляет не более нескольких секунд…

Пример лексического выражения уличной суггестии

«Оставь веки закрытыми, склеенными. Хочешь чуда?! Загадай желание, быстро и сразу, что приходит на ум. Загадал? Не говори вслух. Сейчас уберем страхи, и задуманное произойдет. Хочешь этого?! Отвечай: да или нет! Хорошо! Скажи мысленно как заклинание: «Я управляю своими глазами и хочу, чтобы они стали склеенными!». Считаю до трех: раз, два, три. Теперь попробуй слегка разлепить глаза. Не бойся, поспорить с собственным подсознанием. Довольно! Расслабь глаза и преврати это расслабление в клей. Есть что-то что пугает, честно ответь, иначе желание не сбудется. Придумай самый плохой сценарий, что душу дьяволу отдашь, ослепнешь, что именно?  

Дальше драматизируем ситуацию по максимуму: «Что именно пугает, что ослепнешь, что люди вокруг смеются, что поддался гипнозу?». При любом ответе просим сконцентрироваться на чувстве дискомфорте в теле и далее провоцируем абреакцию, то есть даем возможность эмоции выйти. Конечно, так не решаем проблему, лишь снимаем симптом. Зато усиливаем чувство безопасности и как следствие, заново подкрепляем внушение каталепсии.

Теперь я щелкну пальцами. И чем сильнее сопротивляешься, тем крепче веки слипаются. Пробуй открыть глаза, а веки с каждой попыткой они сомкнуты все крепче и крепче.  Сильнее пробуй, чтобы убедиться в тщетности попыток. И тогда твое желание исполнится. Думай о чем угодно и пытайся разнять веки. Глаза в замке и от этого внутри разливается предвкушение успеха и покоя.

Испытуемого необходимо довести до стадии капитуляции, чтобы было ясно: он принял правила игры, так как поверил в вашу силу. После этого можно веселить публику по полной программе: и голос забирать, и в статую превращать…

Пример лексического выражения суггестии обезболивания

Представьте, что началась операция. Не сдерживайте воображение. Пусть оно рисуют вам самые реалистичные картины, пусть воплощаются самые худшие ваши опасения. Не бойтесь отдаться темной стороне вашего «Я». Сейчас хлопну в ладоши, и ваше тело отреагирует на худший из сценариев, мелькнувших в вашей голове.  Что именно вас  напрягает: гипноз прекратится во время операции? Не выдержите боли?

Цель этих вопросов – провокация. Надо выгнать сомнения наружу, и если они реально обнаружит себя (чувство дискомфорта), то немедленно приступить к гипноанализу.  Если эмоциональное состояние клиента остается ровным, предложите ему игру:

Закончите такое предложение, «я не смогу перенести операцию под гипнозом, потому что…» и произносите все что приходит на ум. Снова повторяйте это предложение, но с другим окончанием. Пусть фраза «я не смогу перенести операцию под гипнозом, потому что…» прозвучит в тех вариантах, какие получаются непроизвольно.

Следите за тем, чтобы никакое слово не выбило клиента из того покойного состояния. Ведь амнезия – это результат «гипноза в гипнозе», когда вы используете раппорт (послушное доверие) для того, чтобы загипнотизировать человека, уже пребывающего в состоянии гипноза. Это необходимо для внушения забвения. С каждым новым кругом вы увеличиваете его время, пока не станет ясно: достигли пустоты.

Во время этой процедуры следует иметь ввиду, что идея потери памяти сама по себе имеет отрицательную модальность. По этой причине стоит объяснить клиенту, что умение забывать – это ключ к хранилищу воспоминаний. Сколько забудешь, столько и вспомнишь. Свои утверждения надо подкреплять делом. Лучше всего организовать ему экскурсию  по счастливым впечатлениям. Как правило, демонстрация возможностей усиливает веру в того, кто их демонстрирует.

Если это не действует, неплохо напомнить, как вспоминаются забытые имена и названия. Обычно, сразу не получается, но спустя какое-то время информация обязательно восстанавливается и терзания окупаются озарением. Напомните, что это происходит как только человек успокоится. По этому же принципу строится и ваш сеанс. Ничего противоестественного или опасного.

Стирание всегда является результатом веры клиента в авторитет гипнолога. Чтобы проверить пошел ли процесс, замените абстрактные данные чем-нибудь на что-либо конкретное. Например, пусть клиент забудет стул, на котором он сидит. При неудаче надо реагировать как на ожидаемый результат и отматывать процедуру назад, туда, где мы безуспешно пытались усыпить «критика» (разум клиента). Очевидно, стоит сделать вывод, где была допущена ошибка и почему не сработал контроль. Выяснив это, надо скорректировать суггестивную лексику, и все повторить, то есть достичь полной каталепсии век («забывание глаз»). Критерий положительного результата - полная амнезия, что есть способность забывать многочисленные понятия, образы, данные как в гипнозе, так и в постгипнотическом состоянии.

Пример лексического выражения суггестии обезболивания (продолжение)

Вновь внимание на мышцы век. Они крепко склеены. Сделайте маленькую проверку: попытайтесь раскрыть глаза. Пробуйте! Веки слипаются. Они плотно сомкнуты силой вашего подсознания! Пробуйте еще! С каждой новой попыткой веки словно срастаются друг с другом, превращаясь в единое неразрывное целое. Это признак того что вы уже начинаете забывать, как открываются глаза, как пользоваться мышцами глаз. Вы можете не помнить, какие импульсы и в какой последовательности следует посылать глазам. Вы пытаетесь вспомнить и не получается. Веки словно на замке. Состояние забытья медленно распространяется на даты, имена, цифры…

Вновь внимание на мышцы век. Они словно склеены, и это ваше желание. Для проверки попытайтесь раскрыть глаза. Веки недвижимы. Они плотно сомкнуты силой вашего подсознания! С каждой новой попыткой раскрыть, веки словно срастаются друг с другом, превращаясь в единое неразрывное целое. Вы забыли, что такое глаза. Хорошо! Забвение словно теплая темнота мягко укутывает все семантику, включая имена, названия, цифры, показатели, даты. Вся информация улетучивается из вашей головы, уступая место образам детства, которые питают лучшее, что в вас есть. Эти воспоминания так же реальны, как звуки моего голоса, подтверждающие, что мир соткан из того же вещества, что и наши сны. Не прерываете своего покоя, наслаждаясь картинами, за которые вы любите свое детство. Отдавайтесь на волю охватывающих вас чувств, не сдерживайте их! Ничего нет, кроме чувств, которые уносят вас в далекое прошлое, делая его таким же близким, как мой голос. Тратьте на них себя, обессиливаясь все сильнее и сильнее. Это счастливая усталость, сродни той, которую вы испытывали после самой яркой сексуальной коммуникации. И по мере того, как тяжесть и сонливость накапливаются все больше, веки становятся тяжелее и тяжелее. И все, что говорилось тогда и говорится сейчас реально, и то ощущение, когда вы обращаете внимание на свои руки, или на свое дыхание, или на воспоминание о том удовольствии, которое вы испытываете, когда закрываете уставшие глаза. Чувства при этом становятся все глубже, ощущения приятнее. Вы знаете, что во сне вы можете видеть это место, можете слышать и чувствовать его, каким бы ни был день недели. Понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота. Перечислите, повторяя за мной, дни недели в обратном порядке. Суббота. Пятница. Четверг. Среда. Вторник. Понедельник. Воскресенье. Это лестница, по которой вы можете вернуться назад. Дни недели, словно ступеньки, ведут вас в сегодняшний день.

Образ стирания может предполагать любую метафору, если она возымеет эффект. Например, клиенту предлагается считать по убывающей или по наростающей, ассоциируя каждую новую цифру с угасанием интеллекта, который чем дальше - теми больше затрудняется вспомнить следующую по счету цифру. Таким образом, он подходит к цифре, которую совсем не может вспомнить.  

Сейчас я попрошу вас считать от ста по убывающей... С каждым счетом вы будете расслабляться все глубже и глубже, одновреме6нно забаая цифры. В конце концов они просто в исчезнут...  К 90 вы будете не в состоянии вспомнить ни одно из порядковых чисел... И так – 100, вы помните, что следующая должна быть 99, и мысленно произносите ее, представляя как волна слизывает нарисованные девятки на песке. Следующая цифра, правильно, 98. Веки склеены. И всякий раз, когда я снова скажу вам расслабиться, они смыкаются мгновенно и самопроизвольно… Волна слизывает из вашей памяти 98 и нам трудно вспомнить, какая следующая. Мы прилагаем усилие и вспоминаем, что это 97. Расслабляемся. Мы видим как тает изображением этого числа и одновременно уходит из памяти название следующего. Расслабляемся еще сильнее. Наслаждаемся состоянием покоя и умственной тишины. Мы уже не в состоянии вспомнить следующую цифру. Оно и не надо.

Углубление через осознанное погружение в магическом лифте

Можно сказать: «Вы поедете вниз на этаж А на воображаемом лифте, и вы будете использовать тот же самый лифт, чтобы достичь подвал расслабления. Представьте, что вся комната — это кабина магического лифта. Вы теперь в этом лифте. Когда я щелкну пальцами, лифт начнет движение вниз. Если вы расслабитесь вдвое больше, чем уже расслабились, то вы достигните этажа A. Скажите мне, когда вы будете на этом этаже, говоря букву A вслух.”

Обычно проходит минута или меньше и клиент бормочет «A» почти неразличимым голосом. Нужно похвалить и отправиться дальше вниз. Чтобы через минуту другую было почти невозможно сказать букву «B» вслух. Соответственно на этаже «C» не должно получаться говорить, так что даже ни одна мышца не дрогнула. Можно установить идеомоторный контакт, чтобы как только это произойдет, то подсознание поднимет указательный палец правой руки.

Пример лексического выражения суггестии погружения через образ лифта:

Вы все ближе, все глубже... Стираются все чужие слова из головы и сердца. Вы движетесь внутрь себя, вглубь, ниже уровня чувств, в пространство, где слова теряют смысл, потому что нет ничего, что можно было бы ими обозначить. Позвольте своему подсознанию увлечь вас дальше в неистовую пустоту, где остановилось время и не остается мыслей - только чувство ожидания чего-то счастливого. Как будто в кабине магического лифта вы начинаете движение к тому, о чем вы даже и не смели мечтать. Я буду считать этажи сознания, чтобы вы могли фиксировать новые уровни покоя и расслабления вашего ума. Это необходимо, чтобы в итоге раствориться во Вселенной и наполнить ее смыслом своего существования.

Вы чувствуете, что лифт скользит вниз - это значит, что вы удваиваете состояние своей расслабленности, и я говорю Один. Повторите это слово мысленно за мной. Ведь это первый знак освобождения вас от всего, что вы оставили за дверью лифта. Вы чувствуете, как освобождаетесь от оков ума тело. Очень хорошо. Лифт разгоняется дальше вниз, рассекая пустоту, и вы соответственно, достигаете второго уровня расслабления. Я говорю Два, а вы мысленно отмечаете такую степень умиротворения, какую вы еще не испытывали. Ваше тело словно частица света, которая слышит мой голос фоном. Вы смотрите на себя словно со стороны. Вам легко.

Лифт мчится вниз. Вы прикладываете все меньше и меньше усилий, все происходит как бы само собою, легко. Когда вы достигнете третьего этажа, расслабление увеличится вдвое, чем было на этаже Два. Спокойствие окутывает вас как мягкое теплое покрывало. Сейчас я произнесу цифру три, за которой вас будет ждать состояние полной отстранённости и отрешённости. (Пауза на пару секунд)

Три! Вы парите над Землей. У вас нет тела. Вы ничего не ожидаете. Ничего не желаете. Оставленный вами мир сжался до размеров яблока, а вы наслаждаетесь новым чудесным состоянием. Словно бы вы стоите перед зеркальной поверхностью, очерченной светом. И свободно пересекаете границу сна и яви, запоминая это ощущение. Выходите на другой стороне, находясь в полном контакте с самим собою -  с вашим "Я". (стих я бы даже слегка исказил, может чуть чуть эхо)

Гипноз против боли

Сравнительно недавно доказана специфическая роль коры головного мозга больших полушарий в формировании болевой и температурной кожной чувствительности у человека. Условный рефлекс, оказывается, способен затормозить и снять реакцию на болевой безусловный раздражитель. Следует оговорить, что операции под гипнозом возможны только у лиц, погруженных в глубокий гипноз (третьей степени), у которых гипнотическое состояние вызывалось неоднократно и испытуемые достаточно тренированы. Установлено, что болевое раздражение только тогда реализуется в чувство боли, когда оно достигает соответствующих центров коры больших полушарий головного мозга. Известны многочисленные факты, когда чувство боли возникает в отсутствующей ампутированной конечности (так называемые «фантомные боли»).

В литературе приводятся данные о многочисленных хирургических операциях, произведенных хирургами с применением гипноза еще тогда, когда не было наркоза. Уже в начале XIX в. Рекомье производил хирургические операции людям, погруженным в гипнотический сон. В 1843 г. Элиот произвел более 300 хирургических вмешательств, используя гипнотический сон вместо наркоза, который был еще крайне примитивен и далеко не безвреден, часто вызывал даже смерть оперируемого. Проводились как простые, так и весьма сложные хирургические операции. Много последних под гипнозом делали К. И. Платонов, А. П. Николаев и другие русские гипнотерапевты. Доктор Буль утверждал, что участвовал «при проведении свыше 100 хирургических операций под гипнозом в самых различных клиниках».

Как правило, гипноз применяется, когда больному противопоказан наркоз. Гипнотическое торможение, распространяясь на зоны чувствительности в коре больших полушарий, может полностью угасить боль, вызывая анальгезию или даже полную анестезию (т.е. полную утрату болевой и температурной чувствительности).

Операции под гипнозом могут быть сложными, например удаление опухоли, или менее сложными, например, по поводу грыжи, удаления зубов, вскрытия флегмон и абсцессов и т. п. Гипноз так же применяют при  раке для облегчения болей и снятия побочных эффектов от химиотерапии. Когда необходимо провести какое-либо болезненное исследование: спинномозговую пункцию, катетеризацию, плевральную пункцию и другие манипуляции.

Для обезболивания во время хирургической операции пригодны две категории лиц: природные сомнамбулы, либо лица, страдающие от какого-либо фобического расстройства. И те, и другие имеют диссипативный (защитный) опыт функционирования психики, то есть способны на расщепление своего «Я», а это основа гипнотического обезболивания. Ведь идея уменьшения боли скроется в способности человека разотождествлять свою личность с бренной плотью.

Основные шаги для достижения гипноанестезии:

  1.  Получение сомнамбулизма
  2.  Отработка саморасслабления
  3.  Тестирование боли
  4.  Гипноанализ сопутствующих страхов
  5.  Создание подсознательной реальности

Чтобы корректировать ошибки, нужно вести дневник. Ведь мы играем с подсознанием. Кроме того, записи пригодятся для развития навыков доступа к подсознательным ресурсам. Теперь в путь.

  1.  Получение стабильного сомнамбулизма, критерий – полная амнезия всего сеанса. По умолчанию лучше всего применять углубление через каталепсию и амнезию, но если наблюдаются сочетание слабой гипнабельности и выраженной фобии, то лучше для погружения использовать психотравму. Ее пока не устраняем, а используем как естественный источник  диссоциации. Полная амнезия говорит о полной диссоциации, то есть тело во время операции выпадет из ощущений.
  2.  Отработка навыка глубокого расслабления с «якорением» для быстрого возвращаться к этому состоянию. Самогипноз - это навык погружения в состояние расслабления, вплоть до потери ощущений тела и времени. Использование «якоря» (слов-триггеров) значительно ускоряет освоения состояния «тело спит, а сознание бодрствует», так как служит «кнопкой» на погружение. Лучше, чтобы «якорь» быть амнезирован, иначе сознание может поставить его под сомнение. В таких случаях используют мнимый триггер типа «расслабляемся глубже». Клиент считает, что всякий раз, когда он произнесет эту фразу, наступит глубокое расслабление, хотя это происходит, потому что мы попросили подсознание придумать ритуал погружения, который потом превращаем в мыслеобраз «расслабимся глубже». Для проверки просим клиента закрыть глаза и произнести ключ на самогипноз. Слыша или видя написанную на бумаге триггерную фразу, он должен буквально вырубаться до беспамятства. После операции и гипнотерапии можно открыть настоящий триггер, потому что сформируется условно рефлекторная связь. Раньше не имеет смысла.
  3.  Тестирование на отсутствие любой реакции при длительных болевых воздействиях. В зависимости от вида операции подбираем раздражители и проверяем реакцию на запахи, резкие звуки, что часто встречаются во время лечения зубов, зажимы на полчаса, если предстоит удаление опухули или кесарево сечение. Если наблюдается болевая реакция, то сразу просим осознать пришедшую мысль, ищем в теле напряжение и проводим гипноанализ для выяснения причины. Потом снова повторяем тест на боль.
  4.  Гипноанализ сопутствующих страхов представляет собой применение гипнопетли, чтобы установка на успех приняла характер тотальной. Помещаем загипнотизированного клиента в помещение хирургического кабинета и провоцируем возможные срывы. Никакое слово со стороны, никакая мысль не должна выводить его из состояния гипносомнамбулизма.
  5.  Создание и освоение подсознательной реальности. Дело в том, что несмотря на все меры, сознание остается, поэтому следует отправить частичку «Я» в приятное путешествие. Лучше для этого заранее подготовить почву, например, создать воображаемый мир, который во время тренировок надо наполнить деталями и чувственным опытом. Раза разом погружайте клиента в один и тот же фантазийный мир, и он начнет воспринимать его удивительно реалистично, как в Матрице, не пугаясь его чужеродности или внезапности.

Изменения ядра личности. Амнезийный транс.

В 30-х годах прошлого века, если верить документам (дело № 274), имел место фантастический факт: хронический алкоголик и патологический палач превратился в благообразного писателя, истинного властителя дум. Речь идет о командире одного из отрядов частей особого назначения Аркадии Голикове.

Будучи приговоренным к расстрелу спецкомиссией во главе с комбатом ЧОН Я.А.Виттенбергом за бесчинства в отношении гражданского населения Ачинского уезда Енисейской губернии, А.Голиков остался в живых, потому что смертная казнь была заменена на лечение в психиатрической лечебнице. Для 18-летнего садиста началась новая жизнь – его переводили из психушки в психушку, пока он не попал в харьковский психоневрологический диспансер. Здесь работали основоположники мировой гипнологии и клинической психиатрии, такие как Александр Лурия, ученик Выготского, и Константин Платонов, ученик Бехтерева. Один изобрел детектор лжи и создал науку нейропсихологию, а другой ввел в клиническую практику понятие гипнотерапии и основал социальную психологию. Оба в тот момент занимались вопросами подлинности преобразования личности под влиянием гипноза.

Очевидно, неподдающийся лечению душегуб, переведенный на дачу Сабурова, оказался подходящей моделью. У меня нет документальных подтверждений тому, что дремавшие в Голикове способности раскрылись методом суггестивного вмешательства, но факт остается фактом: человек, который не любил держать в руках ручку (а Голикову вменялось, в том числе, нежелание заниматься бумажной работой – вести протоколы допросов и приговоров), стал непрерывно писать рассказы и повести.

Как же так случилось, что писатель Аркадий Гайдар, книги которого переиздавалась на всех языках мира более тысячи раз, и бездушный психопат Аркаша Голиков, память о зверствах которого до сих пор жива в Хакассии, - это одно и то же лицо? Может ли быть так, что человек один, а личностей – две?

Мы – я и  … - решили найти ответы на эти вопросы самым надежным путем – экспериментально. Отобрали добровольцев, которые легко поддаются гипнозу, и стали погружать их в сон, во время которого давали установку типа «завтра утром, как проснетесь, напишите СМС оператору, что все хорошо». В общем, действовали привычно, только внушение адресовалось на период после выхода из гипноза.

Ничего не получилось! Никто ничего на следующее утро не написал, потому что все помнили слова внушения и относились к ним весьма скептически («Да ну, че попало…»).

На втором этапе эксперимента попытались исправить ошибку, проделав то же самое, но с погружением испытуемого в амнезию (беспамятство). Оказалось, что эта мера дает плоды. Особенно в части внушений поведенческого характера. На следующий день наши подопечные как миленькие выполняли все, что было им задано под гипнозом: отправляли СМС, переводили деньги, выполняли другие задания. То же самое они выполняли через неделю, если во внушении содержалось указание на соответствующий день календаря. Единственное, что ухудшало статистику – принципы и воспитание его участников. Если задание входило в противоречие с внутренними установками человека, то оно не выполнялось. То же самое – в отношении заданий, слишком хлопотных в реализации. Оказалось, испытуемые, наткнувшись на сложности, довольно быстро находили причины для того, чтобы не выполнять подсознательную установку. С внушениями физиологического характера (типа «ваши руки склеены») дела обстояли хуже – их действие после выхода из гипноза, если и имело место, то совсем недолго. В лучшем случае, два-три часа.

На третьем этапе эксперимента, мы решили пойти другим путем. Вспомнили, что неожиданная страсть Голикова к писательству обнаруживала себя на фоне психосоматических расстройств, которые сопровождали его всю жизнь. В том числе, когда он уже стал Аркадием Гайдаром. Получается, что харьковские корифеи лечить психосоматику Голикова не стали, хотя могли. Почему они сохранили фобические рефлексы? Какую роль эти расстройства сыграли в «духовном  преображении» Голикова?

Вот тогда-то мы направили свои усилия на поиск психотравм испытуемых в детском возрасте! Методом возрастной регрессии находили их, погружая испытуемого в роковое воспоминание. Пока наш подопечный заново переживал некогда потрясшее его событие, мы использовали «горячее» состояние его психики, чтобы изменить «досознательные», то есть рефлекторные установки. Мы исходили из того, что в момент сильнейшего стресса подсознание создавало в качестве защитной подсистемы один из своих «условных» психосоматических механизмов, чем мы и пытались воспользоваться, внося в него дополнительные признаки в момент его формирования.

Оформившись как элемент психической подсистемы, это внушение, после выхода испытуемого из гипноза, обнаруживало себя как навязчивая идея. Доброволец ничего не помнил, но находил поводы, причины и оправдания, чтобы выполнить внушение, даже если тому мешали различные обстоятельства, в том числе внутренние принципы. Причем, сила неосознанного желания со временем не угасала. Мы поняли, почему корифеи Сабуровской дачи сохранили Голикову его психосоматические расстройства – внушение подпитывалось той же энергией, что и фобия, и исчезало не иначе, как только вместе с ней! То же самое можно сказать о внушениях физиологического характера. Они на глазах формировали в человеке новое психосоматическое отклонение. Например, внушение «не открывать глаза», после выхода испытуемого из гипноза, сразу же начинало формировать нервный тик. Чтобы убрать его, требовалось ликвидировать психосоматическое заболевание, к которому оно была привито.

Итак, мы попытались повторить харьковский эксперимент.  Анализ сделанных во время исследований наблюдений привел к фундаментальным выводам. Во-первых, испытания показали, что амнезия позволяет внушению жить независимо от сознания. Это происходит до тех пор, пока человек в семантике, то есть в  словах и фразах, не выразит внушенную команду. Причем громко, вслух. Разум получает информацию через органы восприятия, в том числе – слуха. Попадая, таким образом, в систему рационального анализа, образ (стойкое представление, установка) распадается на составляющие и перестает существовать. Чары спадают.

Раскрыв механизм языческого заклинания, мы увидели и процесс лечения. Оказывается, чтобы избавиться от власти внушения, стоит сделать то же самое, что сделал бы средневековый маг, чтобы избавить человека от проклятья: выразить эмоцию в словах и тем самым осознать (то есть сделать доступной сознанию, разуму) сам предмет внушения – образ действия, приемлемый в данных обстоятельствах. Будучи впервые осмысленным не как целостность (formatio), а как множество его составляющих (infotmis), образ уже не в состоянии удержать свое единство и вульгаризируется, так как открытые критике элементы провоцируют процесс обсуждения целого через призму каждого из них. Идеал превращается в анекдот, потому что попытка постижения целого через частность – это катастрофическое упрощение, к которому неизбежно приводят попытки рационального объяснения мира.

И наконец, третий, самый главный вывод: суггестивное воздействие на рефлекторную деятельность человека – это реальность. Таким образом, преображение Голикова в Гайдара вполне могло быть осуществлено средствами гипноза (правильнее – транса). Особенно, если не забывать, что Голиков был переведен в харьковскую лечебницу, когда там работали Александр Лурия и Константин Платонов – первопроходцы, в том числе метода возрастной регрессии в гипнозе. Очевидно, они воспользовались фобическими рефлексами, недостатка которых в психике Голикова не ощущалось, чтобы «приживить» к ним идею смирения и писательства. Так родился Аркадий Гайдар. Сам он, должно быть, не догадывался о природе своего нового увлечения,  а когда стал известным писателем, то советское руководство и вовсе засекретило всю информацию. Гайдар жил со своими фобиями до самой смерти, что обеспечивало ему постоянный приток вдохновения.

Какие перспективы у «харьковского метода»? На мой взгляд, мы имеем дело с абсолютно рабочей технологией редактирования личности. Она, что называется, «не лишена недостатков», но по сравнению с тем, как лечат, например, рак (радиацией и отравой), эта технология выглядит вполне гуманной. Тем более что фобию можно не только сохранить, но и сгладить. Можно ее полностью уничтожить и создать новую – безопасную и бесхлопотную. Главное – преодолеть бытующий в медицине конфронтационный подход к фобическим образованиям. Он мешает разглядеть в сильных и сверхсильных впечатлениях детства инструмент формирования характера человека, его акцентуаций. То что мы называем психотравмой – это условный рефлекс, который мешает жить, и который при этом является частью психической системы человека. Пример Гайдара подсказывает нам, что использование этих подсистем таит в себе выход на абсолютно новый уровень психологической науки. 

Регрессивная гипнотерапия как способ перепроживания травматических событий прошлого. Абреакция - как основой метод гипнотерапии.

Абреакция

Эмоциональная разрядка собеседника носит название «абреакция». Когда видны ее признаки - это начало третьей фазы терапии методом  возрастной регрессии. Распространено мнение, что в этот момент надо выводить собеседника из гипноза или перевести реципиента в позицию стороннего наблюдателя своего приступа. Такая позиция связана с желанием якобы защитить собеседника, который, вспоминая забытый момент психотравмы, может испытывать душевные страдания. Мы считаем, что показная гуманность в данном случае - элемент маркетинга, так как не служит достижению цели, ради которой человек обращается к гипнотизеру. Неприятные эмоции в данном являются неустранимым компонентом процедуры оздоровления, потому что клинический эффект достигается эмоциональной разрядкой как бы неприглядно она не выглядела. Более того, многие исследователи, наоборот, пропагандируют агрессивную форму эмоционального выплеска во время абреакции, так как она дает долгосрочный результат. Например, собеседник бьёт подушку, истошно вопит, рыдает или ругается.  Сторонники агрессивной абреакции называют свой подход клиентоориентированным, потому что он учитывает главную нужду и надежду собеседника - освободиться, выговориться, излиться, а главное, ему предоставляется возможность сделать это наиболее органичным для него способом.

О гипнотерапии. Что такое регрессивный гипноз и гипнотерапия? Отзыв о лечении страха темноты

Гипноз: отзыв о лечении страха публичных выступлений & социофобия. Отзывы о сеансах гипноанализа.

Виды абреакций

Абреакции принято делить на интенсивные, умеренные и минимальные.

Интенсивные абреакции

У некоторых людей чувства находятся настолько близко к поверхности, что они могут испытывать абреакцию, даже не входя в формальный гипнотический транс – просто рассказывая о событии прошлого. (По этой причине психотерапевтам и специалистам в сфере психического здоровья стоит задуматься о применении в своей работе  гипнотерапии и ГРТ. Эти знания помогут им замечать, когда клиент входит в спонтанный транс, а так же отправлять пациента в прошлое методом возрастной регрессии).
Когда у собеседника начинается интенсивная абреакция (всхлипывания, крики, он громко ругается и др.), мы можем дать собеседнику платок и воспользоваться одним из двух вариантов действий, описанных ниже, чтобы снизить интенсивность его чувств.

1. Эмоциональное дистанцирование (или диссоциация): Сейчас вы можете представить себе, что вы наблюдаете это событие как невидимый наблюдатель, или вообразить, что смотрите его на киноэкране. Пожалуйста, скажите, что для вас будет проще… Применяйте те образы, которые выберет клиент. Затем задавайте открытые вопросы, слушайте и работайте с тем, что будет проявляться.

2. Снижение интенсивности: Сейчас позвольте этой сцене исчезнуть, и вернитесь в свое безопасное и спокойное место, или в тот момент, когда вы СЧАСТЛИВЫ и полностью довольны собой. Оставайтесь там, ощущая, как прекрасна жизнь в этот момент времени… или просто вернитесь в свое спокойное и безопасное место. Глубоко вдохните и РАССЛАБЬТЕСЬ, и просто ощутите, как прекрасна в этот момент жизнь.

Для вашего будущего счастья важно, чтобы вы вернулись в предыдущую сцену, которую вы только что ощущали. Но на этот раз переживания будут значительно менее интенсивными. Ради своего счастья – хотите ли вы через короткое время вернуться обратно к этой сцене? После получения ответа «да» задайте соответствующие открытые вопросы и компетентно работайте с тем, что будет появляться.Хотя необходимости применения описанных техник с большинством клиентов нет, клиентоориентированный подход предполагает применение диссоциации, если во время регрессии человек испытывает очень интенсивные чувства.

Умеренная абреакция

Клиенты, которые демонстрируют умеренный уровень абреакций, на практике встречаются чаще всего, и к счастью, им легче всего помочь. Они могут плакать (хотя и не столь интенсивно) и вербализировать определенные чувства. Дайте такому человеку салфетку и не мешайте.

Минимальная абреакция

Пристальное наблюдение за мимикой и интонаций собеседника поможет вам понять, ощущает ли он эмоции. Их признаком может служить и одинокая слезинка, и подрагивание рук, и нецензурные выражения. В такой ситуации мы можем настойчиво задавать ему открытые вопросы, направленные на выявление корней проблемы. Главное, надо следить за тем, что собеседник не пытается подавлять свои эмоции.

Подавленная абреакция

Некоторые собеседники пытаются избежать или подавить абреакцию, хотя описывают происходящее в настоящем времени. Задайте вопрос “Что вы ЧУВСТВУЕТЕ?” и внимательно слушайте ответ. Если собеседник приступает к  вербализации своих чувства, то все впорядке - задавайте вопросы и слушайте ответы. Если он продолжает упорствовать, то есть зажимает эмоции, включает отговорки типа «Я думаю, что он должен быть добрее ко мне» или увиливает, переходя на прошедшее время, то проявите настойчивость и уточните инструкцию: “Не пытайтесь об этом размышлять. Вместо этого скажите мне, что вы сейчас ЧУВСТВУЕТЕ”.

Обратите внимание на использование слова “не” в сочетании со словом “пытаться”.  Это словосочетание многие психотерапевты успешно используют для работы с собеседниками с аналитическим складом ума, чтобы помочь им прочувствовать ситуацию. Дело в том, что подсознание игнорирует всякое отрицание (к примеру, «не думайте о собаке») и слово «пытаться» для подсознания означает просто неудачу. В то же время разум человека, в отличие от его подсознания, наоборот, реагирует на отрицание. Скармливая собеседнику такой “бутерброд”, вы отвлекаете его, заставляя не думать о процессе, что открывает дополнительные возможности для успешного переживания катарсиса.

О гипнотерапии: перепроживание психотравмы в гипнозе. Абреакция / Катарсис / Отреагирование

Катарсис в работе с психотравмой и снятие запретов на выражение эмоций в гипнотерапии.

Спокойное место

Когда абреакция идет на убыль, можно подумать о передышке. Этот прием в гипнотерапии называется “спокойное место”, подразумевая внушение опроставшемуся от негативных эмоцией собеседнику такого состояния, при котором он может эмоционально расслабиться, отдохнуть. Впереди испытание, которое потребует много эмоциональной энергии, поэтому собеседника надо подготовить. Кроме того, собеседник охотнее будет ведомым, если будет получать от вас не только разрядку напряжения, но и минуты прямого удовольствия, блаженства.

Нет никакого научно обусловленного фактора, который бы мог служить сигналом для начала операции “спокойное место”. Психолог выбирает  момент, исходя из опыта и здравого смысла. Важно не выключать собеседника из еще неоконченной работы, а сделать так, чтобы он понимал, что это перерыв, необходимый для того, чтобы сконцентрировать силы для следующего броска. Когда вы будете понимать что настало время, надо сказать: “А сейчас отправляйтесь в СПОКОЙНОЕ МЕСТО. Глубоко вдохните и РАССЛАБЬТЕСЬ”.

Если требуется углубить гипнотическое состояние, то сделайте дополнительные внушения. Пусть он окажется в райском оазисе, где безмятежность соперничает с негой и доверием к вам как к богу, который способен в любой момент переместить его в СПОКОЙНОЕ МЕСТО.

Позволив своему собеседнику пережить несколько минут с разглаженными морщинами, скажите ему, что через минуту отдых заканчится, потому что он под завязку накачан эмоциональными силами, спокоен и полностью готов к продолжению работы. Напомните, что ваша цель - найти болезненные воспоминания по неповторимому “запаху” тех дискомфортных ощущений, которые он испытывает во время психосоматических приступов.

Увидев, что ваш собеседник готов, скажите: “Сейчас вы вернетесь к тому же событию, в котором пребывали до отдыха, но вернетесь как взрослый человек. Вы внешне будете тем, кем были тогда, а внутренне - тем, кем являетесь сегодня. Вы будете воспринимать происходящее со ВСЕЙ вашей нынешней мудростью, знаниями, образованием и опытом. Начинаю отсчет до трех, после чего вы окажетесь в том воспоминании, о котором мы говорим: один, два… ТРИ!

Ролевая гештальт-игра

Этот подход во многом основывается на теории Вильгельма Райха о физиологических корнях сопротивления психологическому изменению. В сочетании с гипнозом и регрессивной терапией он значительно повышает полноту  высвобождения от негативных образов. Кроме того, ролевая гештальт-игра  помогает установить контакт с собеседником на подсознательном уровне, что, обычно, предвосхищает эмоциональное разрешение.

Что такое гештальт-игра? Это когда вы предлагаете своему собеседнику обратиться к воображаемому виновнику. Если в роковом воспоминании фигурирует более одного персонажа, он должен выбрать того, к кому он хотел бы обратиться в первую очередь. Как правило, люди не делают этого в реальной жизни, потому что боятся ответственности. Сделайте так, чтобы у вашего собеседника появилось ощущение полной безопасности или поселите в его сердце отвагу. Пусть он представит себе, что старый обидчик стоит прямо перед ним и покорно слушает все, что ему скажут. А собеседник должен высказать все свои претензии. Пусть он перечислит причиненные этим человеком обиды, пусть перечислит все его вины. Пусть опишет все свои состояния, которые ему довелось пережить по вине этого человека.  Обращаясь к обвиняемому, ваш собеседник должен все время произносить его имя (или кличку), чтобы оно маркировало выходящие из него эмоции.

В случае, если собеседник не реагирует на ваше предложение в течение 30 секунд, перефразируйте свою мысль и повторите предложение. Возможно, следует заменить ощущение безопасности ощущением безнаказанности (сделаете его невидимым или неуязвимым). Напомните собеседнику, что тот остается самим собой в образе того, кем был в тот роковой день. И должен смотреть на происходящее с точки зрения умного, видавшего жизнь человека, которому не представляет опасность то, чего страшился в тот, в образе которого он в настоящий момент пребывает.

Собеседник может выговариваться довольно долго - не мешайте ему, не прерывайте, не поправляйте. А после того, как он умолкнет, спросите, не хочет ли он что-нибудь добавить? И снова слушайте.

Когда клиент полностью разрешится от эмоционального бремени, надо сменить позицию - прикажите ему перевоплотиться в новый образ. Пусть он станет своим обидчиком - тем, кто заставлял его страдать, испытывать чувство вины, обиды, страха, стыда. Это может быть мать, собака, прохожий или вообще что угодно. Если в ответ на ваш приказ не последует никакой реакции, повторите своей приказ, перефразируя его теми выражениями и мыслями, которые ваш собеседник использовал, описывая своего недоброжелателя. Добившись того, чтобы ваш собеседник вошел в образ оппонента, заставьте его еще раз выслушать  то, что было произнесено в его адрес. Можно по памяти, можно включить аудиозапись. Пусть он ответит на высказанные претензии, пусть защищается.

Вне времен ролевой игры нельзя проецировать свой набор профессиональных или духовных убеждений на клиента, иначе вся сессия может пойти под откос. Важно оставаться объективными, не принимая ничью сторону. Внимательно выслушивайте каждую роль, всякий раз в конце уточняя,  хочет ли собеседник сказать еще что-то? Убедившись в том, что все чувства и их оттенки нашли адекватное словесное выражение, спросите вашего собеседника: может ли он освободить своего обидчика/виновника от извинений? Хочет ли себя самого освободить от ненависти (страха, вины, обиды, стыда), которую он все эти годы испытывал к нему? Ответ, по большому счету, не имеет значения, но он может указать на итоги вашей работы, разглядеть упущения и недоработки. Ни в коем случае, не абстрагируйтесь от вашего собеседника. Пусть он остается для вас чем-то неповторимым, сиюминутно важны - это поможет вам поддерживать профессиональную форму. В научной литературе описан случай, когда собеседник в ответ на финальный вопрос гипнотерапевта “Что я могу для вас сделать, чтобы вы могли отпустить своего отца?” ответил следующим образом: «Отведите меня в мое безопасное место, где я смогу взять меч истины и разрезать черные путы, которыми меня связал отец, а затем попросите меня окружить себя светом, чтобы он больше не смог набросить их на меня». Просьба была в точности исполнена, и самое главное, принесла полный успех.

Финал сеанса с гештальт-играми

Мы не знаем, нужно ли клиенту выполнить гештальт с другим участником, потому что не знаем, состоялось ли высвобождение травматического события и как следствие – состоялось ли высвобождение проблемы, которую оно породило? Чтобы узнать это, предложите собеседнику ответить с помощью пальцев на вопрос: «Это ВОСПОМИНАНИЕ успешно высвободилось?»

Причина, по которой мы прибегаем к идеомоторной форме коммуникации, состоит в том, что человек вполне может вербально (на словах) отвечать «да», но при его пальцы будут показывать «нет» (или «не знаю»). Верить надо только идеомоторной реакции, потому что она минует наш лукавый разум.

Если имеется отрицательный ответ, то надо прямо спросить собеседника, в отношении кого ему ЕЩЕ есть что сказать? К кому ЕЩЕ он хотел бы обратиться? Известны случаи, когда озвучивалась потребность выговорится в адрес людей, которых вообще не было в эпизоде. Например, в адрес отца, который должен был не допустить стычки собеседника с братом, или учителя, который должен был присутствовать на перемене, чтобы на допустить травли со стороны одноклассников.

Надо помнить, что круг лиц, втянутых в орбиту травматического события, может вообще не поддаваться логическому объяснению. Если вы видите, что собеседник мнется и в то же время не отпускает травмирующее воспоминание, помогите. Описан случай, когда собеседница пришла к выводу, что надо отдать свое бремя ангелу. Высвобождение было осуществлено с применением визуализации, когда недуг был преобразован в зрительный образ, отделен от тела, а потом передан в руки  ангела в священном месте. В другом случае недуг потребовалось схоронить в земле, чтобы на этом месте вырос священный лотос. Все прошло хорошо: и лотос вырос, и облегчение состоялось. Эти примеры говорят об одном: в определении дополнительного участника гештальта следует полностью положиться на воображение собеседника и работать с тем материалом, который оно предложит.

Не менее серьезным аспектом гештальт-игры является время, которое потребуется вашему собеседнику на обвинительно-оправдательные речи со всеми участниками процесса. Сеанс может растянуться на много часов, и это надо предусмотреть в вашем рабочем расписании. Кроме того, надо помнить, что искушение «продолжить завтра» подстерегает всякого нормального человека, если он сильно устал. Тем более, что регрессия, остановленная ПОСЛЕ достижения высвобождения, на следующей сессии может быть продолжена с того же места. Другое дело - прерывание БЕЗ РЕЗУЛЬТАТА (без изгнания хотя бы одного злого воспоминания). Вы должны понимать, что следующий сеанс не станет продолжением текущего. Все придется начинать сначала.

Избежать дублирования поможет ваша моральная готовность к тяготам и лишениям, связанным с особенностями процедуры гештальта. Либо готовность собеседника оплатить бракованный сеанс, что в принципе, тоже приемлемо. Правда, в этом случае в контракте должен иметь место пункт о форс-мажоре.

Технически как достичь абреакции в гипнозе?

Абреакция - повторное переживание травматического события с целью дать выход избытку сдерживаемых эмоций. Эффект абреакции можно сравнить со вскрытием гнойника, после чего начинается заживление поврежденых тканей. Вывод эмоционального гноя, как и биологического, может происходить болезненно, потому что возвращение в травматическую ситуацию происходит в гипнозе, и человек воспринимает эту реальность как физическую материальность. Наивысшим результатом абреакции является катарсис - облегчение на уровне нравственного очищения. Подобное обновление человек испытывает в результате перенесенного душевного потрясения или страдания. Это состояние достигается за счёт погружения человека в забытое воспоминание, в ходе которого он испытывает однажды уже пережитые чувства, которые и стали толчком к расстройству.

Способы провоцирования абреакции в ходе гипнотического сеанса:

Ложная абреакция в гипнотерапии

Гипноз - палка о двух концах. С одной стороны, безответная покорность загипнотизированного собеседника позволяет тому оказаться в забытой реальности и пройти процедуру очищения. С другой стороны, столь же безропотно и старательно он будет изображать то, чего хочет увидеть гипнотерапевт, не попадая ни в какую реальность. И границу между реальным переживанием и актерской игрой по системе Станиславского порой не видна. Зато очень хорошо виден результат: человек который не понимает, чем отличается внезапное отреагирование от "поведения в предлагаемых обстоятельствах", уверен, что он сделал все, как требовалось. Он с оптимизмом смотрит в будущее, но получает жестокое разочарование, потому что приступы психосоматики никуда не подевались. Состоянию такого человека не позавидуешь - он часто оказывается во власти самого тяжёлого смертного греха: уныния.

Избежать ложной абреакции можно и нужно. Для этого гипнотерапевт должен четко отслеживать уровень загипнотизированности собеседника. Ведь тот "включает" актера, когда разум продолжает контролировать ситуацию, потому что и гипноза-то никакого нет. Чтобы предотвратить иммитацию катарсиса, надо любой ценой втолкнуть реципиента в реальную психотравму (любую), чтобы за ее счёт поднять уровень гипнабельности. Либо вообще отказаться от абреакции как от инструмента достижения поставленной цели. В конце концов, существуют другие пути. Для лиц с низкой гипнабельностью, в частности, эффективны техники образной гипнотерапии. Они позволяют достичь того же результата, что и внешняя абреакция, но без накала страстей - только за счёт хорошего воображения собеседника (символическое разрешение конфликта).

Странный собеседник. Одна из причин отката в стандартной модели регрессивной гипнотерапии

Однажды зазвонил телефон и голос а трубке спросил: могу ли я убрать психотравмы, полученные в перинатальном периоде. Я ответил, что могу. На приеме этот странный человек рассказал, что полтора года назад он прошел модуль регрессивной гипнотерапии. Результат был отличный: ушло чувство стыда и обида на родителей, но через полгода восторги поубавилось. Все стало возвращаться, пока не восстановилось прежнее состояние.

На удивление гипнабельность у моего субъекта оказалась чрезвычайно высокой. Именно это меня озадачило. С такой восприимчивостью и нулевой результат. Что-то тут не так. Начали работать и я обнаружил, что не смотря на стойкую амнезию, которую я почти мгновенно получил, эмоциональный отклик был почти никакой. Тогда я решил воспроизвести стандартную модель регрессивной гипнотерапии, чтобы повторить опыт моего безвестного коллеги и посмотреть, что происходило.

- Сконцентрируйся на разговоре с мамой. Что именно цепляет больше всего?
- Учит жизни, вмешивается, и я понимаю, что человек пожилой, но все равно злюсь и как-то не по себе. Стараюсь не спорить лишний раз.
- Вообрази, что смотришь на себя глазами мамы, что видишь?
- Слабый, нужно вести, помогать. Всю жизнь ненавижу эту жалость.
- Просканируй тело и отметь, в каком месте скапливается напряжение?
- Чуть выше груди, не могу точнее определить.
- Сконцентрируйся на этом напряжении и войди внутрь его, как как входишь в помещение. Я буду считать, а ты на счёт три вернёшься назад и вспомнишь, связи с чем ты первый раз испытал это чувство. Один. Сосредоточься, соберись. Два. Двигайся по этому чувству назад по времени, туда, где это чувство зашкаливает. Три. Ты вспомнил как это было.

Таким образом мы шаг за шагом добрались до периода беременности месяце, примерно, на пятом. И я начал понимать, в чем проблема.

- Что происходит?
- Родители ругаются, мама плачет и думает, что не будет жизнь с папиной родней. Лучше аборт, чем калечить жизнь себе и ребенку.
- Стань этим чувством, синхронизируются с ритмом колебаний этого напряжения. Как будто это музыка.

Прямым внушением усиливаю дискомфорт, чтобы спровоцировать абреакцию. Мой собеседник, понимая, что от него хотят, принялся “регировать”, опыт есть - он уже делал это. Механические подергивания убили и без того слабую эмоцию, тем самым создав иллюзию абреакции. Мой собеседник со знанием дела сообщал мне выводы: “Мама любит, не любила бы сделала аборт”, “Со мной все в порядке”, “Я прощаю себя за то, что стал обижаться”.

Это был классический самообман, которым является всякая неспонтанная абреакция. А после сеанса включается эффект плацебо, который некоторое время создает иллюзию успеха.

Чтобы не продолжать этот цирк, я вернул своего подопечного в послеродовой период его жизни, где мы с ним скучно и методично прошлись по всем заряженным ситуациями с помощью образной гипнотерапии. Так мы работали два сеанса, попутно ликвидируя запреты на выражении эмоций, которых оказалось немерено. А потом вновь вернулись перинатальный период. На это раз мой собеседник поплакал по настоящему. Бремя наконец-то разрешилось.

Этот случай показался мне забавным и я даже записал его. Вот и пригодилось.

Три сеанса, чтобы убрать эмоциональный триггер и избавиться в итоге от панических атак

У клиента Николая средняя гипнабельность и, как следствие, регрессия вынесла все травмирующие эпизоды на поверхность. Покажу, как удалось убрать эмоциональные причины, затратив на эту работу три сеанса.

У Николая средняя гипнабельность и как следствие регрессия вынесла все травмирующие эпизоды на поверхность. Покажу, как удалось убрать эмоциональные причины, затратив на эту работу три сеанса.

Сеанс первый. В двух шагах об абреакции

Итак, как все началось:

- Сконцентрируйся на последней ситуации, когда была паника? Мысленно оживи эпизод и опиши, что именно происходит, когда чувствуешь дискомфорт?

- Я стою ожидаю, прокручиваю в голове короткий доклад, понимаю, что эта встреча ничего не решает, а все равно лезет мысль, что будет паника и не справлюсь.

- Где в теле скапливается напряжение?

- В солнечном сплетении, может чуть ниже.

- Представь, что все развивается по самому тревожному сценарию, что еще может случится более пугающего?

- Мучает одно: не смогу проконтролировать такую простую ситуацию. Что скажут фиолетово. Я уже вызывал скорую, открывал дверь, соседи видели как плохо было - сине-зеленый стоял без майки. Побоку было. Слова врача задели, что “не умеешь в пить”. Тогда, правда, ночью вернулся с вечеринки навеселе. Вещи сам снял, умылся. Все равно утром не смог удержать мысли.

- Вернись в момент с приездом скорой. Я щелкну пальцами веки склеены силой подсознания. Пробуй разнять! Больше пытаешься, глаза слипаются и глубже расслабляются, а восприимчивость возрастает в разы. Довольно. Посмотри на доктора. Есть ли что еще, что цепляет?

- Нет.

- Сфокусируйся на фразе “Нужно все контролировать”, можешь произвольно менять в этой фразе слова и окончания. Повтори ее мысленно раз пять шесть как мантру и отследи как тело реагирует.

- Дискомфорт растет, уменьшается или по ассоциации вспоминается что-то еще?

- Чувствую как всегда перед паникой возникает то ли дрожь в руках, то ли немеют и по спине и животу идёт легкий холод.

- Где центр дискомфорта?

- В солнечном сплетении больше как страх, что скоро накроет.

- Есть ли что-то еще что приходит на ум?

- Да, писал и сейчас не знаю, почему опять лежу на кровати, уже убедился, что не умру, зато грусть давит. Я и курить стал, и на мотоцикле друга гоняю, чтобы чем-то заполнить эту пустоту.

- Сравни по интенсивности это чувство страха и пустоты, что больше?

- Пустоты, вселенской грусти, что я как у разбитого корыта. Хотя все есть.

- Какие мысли сопутствуют этому ощущению беспомощности?

- Верно, беспомощность, точно так. Я как будто что-то потерял и не могу найти. Раньше так отец мог оставить в гараже, давай ремонтируй велосипед, а я ни хера не знаю как - пиздюк, лет шесть. Помню ночью сижу, мать принесла поесть, а отец не выпускает. Злится, думает, что так быстрее рожу. Ничего в рот не лезло. Реву, и никто не придет.

- Направь внимание на центр дискомфортного чувства

- В груди все жжет и давит, нутром хочу рыдать, но не могу.

- Загляни внутрь этого чувства. Это безопасно, поэтому смело иди к источнику болезненного напряжения. Я досчитаю до трех и ты окажешься в том эпизоде своей жизни, когда ты его впервые ощутил. Один! Из центра напряжения возникают импульсы, которые становятся словами, слова встраиваются в предложения, приходят образы, которые становятся картина прошлого. Два! концентрируешься и вспоминаешь, вспоминаешь, вспоминаешь с каждым вдохом и выдохом погружаешься все глубже и глубже. Три!

Далее вскрылось довольно жесткое пеленание - любящая бабушка так закручивала дитятко, что дышать было сложно. (Кстати, это весьма распространенный сюжет, который пациенты психологических кабинетов называют источником фобии. Мамаши! Не затягивайте туго своих чад! Таким образом вы разрушаете им психику!) Еще раньше на память пришла ситуация при рождении: это был какой-то праздник, конец рабочего дня. Медики в больничке уже выпили, а маме - рожать. Бабушка поддерживала, но в целом атмосфера была нервной.

- Осознай, что эта часть тела пропитана дискомфортом, и этим она обращает на себя внимание. Окунись в вибрации этого напряжения. Синхронизируйся с ними, стань этим чувством. Пусть все тело нальется этим ритмом! Эта дурнота уйдет как пришла, но ты должен принять ее, не блокировать, а пустить, довериться ее как идущей изнутри. Подчинись! Хочешь двигаться, - двигайся, хочешь плакать - плачь. Пусть все что скопилось внутри, выходит наружу.

Примерно так же заводят машину, крутя ручку "кривого" стартера. Накручивая реципиента мы ждём момент, чтобы в момент выплеска эмоциональной энергии, осуществить прямое внушение. Оно как яичница на раскаленной сковороде будет готово за несколько секунд. Но для этого надо спровоцировать яркое переживание подавленных чувств. В театральном искусстве до сих пор противостоят две школы: одна проповедует биомеханический подход, другая - метод переживания. Мейерхольд, последователь, второго направления, критиковал предложенный Станиславским метод переживания, когда актёр идёт к роли изнутри, и настаивал на обратном пути, — от внешнего к внутреннему. Так, в отличие от метода Станиславского, когда персонаж увидел собаку, пугается и бежит от нее, система Мейерхольда требует, чтобы человек сначала побежал от собаки, и лишь потом испугался. То есть эмоциональное освоение действительности должно следовать за рефлекторным, а не наоборот. Это понимание соответствует современным научным представлениям в этой сфере. Гипнотерапия - дисциплина сугубо научная. Она по сути своей является формой лабораторного эксперимента, поэтому исследована вдоль и поперек. И сухой остаток таков: Мейерхольд прав. Не стоит механически выражать эмоции, если они не завязаны на сому - нашу телесность. В противном случае будет только хуже, чего допускать никак нельзя.

Я решил через тело стимулировать абреакцию, воспроизводя ощущения, присущие травме. В физике известен такой эффект: резонанс. Это когда две системы имеют одну и туже частоту колебаний, и стоит одной зазвучать, как вторая начнет тоже. В школе обычно показывают два камертона, один из которых ударяют, чтобы все увидели, как второй камертон без всякого удара начинает издавать такой же звук. Пробую и я.

- Перенеси внимание на дыхание. Слушай что и говорю и в точности исполняй. А я скоро попрошу тебя дышать интенсивнее. Примерно в два раза против нормы. Вдыхать будешь как скажу: ртом, носом или обоими органами сразу. Поехали!

Надо помнить, что люди стесняются глубоко дышать, поэтому надо помогать личным примером.

Теперь припомни самые стрессовые ситуации, связанные с беспомощностью. Вспомни, каким было дыхание, когда не получалось, не смог выбраться. Когда опустились руки. И силой воли дыши в ритме боли. Сделай дыхание прерывистым, поверхностным как у собаки, вообрази что не хватает воздуха. Если ощутишь, что становится тревожно, не гони, а принимай это состояние. Дыши в одном с ним ритме. Хлопну в ладони и слабое станет сильным (хлопок). Давит мысль, что сейчас пойдет паника, это хорошо. Сфокусируйся на этом. Пусть свободно лезут мысли, что сердце не выдержит, не хватит сил, что сейчас начнется…

Сразу хочу сказать, что триумфа у нас с собеседником не получилось. Убрали половину стресса, потому что эпизод с родами так и не был проявлен. Что именно травмировало, осталось неясным, поэтому пришлось принимать меры по консервации ситуации до следующего сеанса, чтобы собеседник комфортно прожил до следующего сеанса.

Сеанс второй. Снятие запретов 

Что такое запреты? Это культура. Нельзя это, нельзя то... Культурный человек от некультурного тем и отличается, что он не только знает, что фантик мимо урны бросать не следует, но и действует согласно этому правилу, даже если приходиться нагибаться и поднимать с земли неудачно брошенную бумажку. Запреты - это сфера гипнотерапии, потому что все они представляют собой суггестивные вмешательства, оставившие после себя соответствующие ограничения. Таким образом, воспитание - это психосоматический комплекс, удерживающий бытовое поведение человека в границах, предписываемых обществом. Я даже не пытаюсь рассуждать, хорошо это или плохо. Для меня очевидно, что это просто необходимо, но ограничения могут нести побочный эффект. 

Сидя передо мной в кресле,  Николай неожиданно обронил:

- Геннадий, на досуге посмотрел записи сеансов, что вы выкладываете. Там женщина в гипнозе переживает так сильно, как я никогда не смогу. Это, наверное, плохо?

- Сейчас проверим. Закрой глаза и представь, что плачешь навзрыд, твои плечи содрогаются, а самого колотит от страха как маленького. И все это вижу я, и могут увидеть другие. Представь себе, что это произошло. На тебя в таком состоянии смотрят. Что в этой ситуации тебя беспокоит больше всего?    

- Я не же девочка, чтобы корчиться от мук. Не знаю… Так переживать не могу.

- Верни внимания на свои глаза. Я щелкну пальцами -  веки в замке. Сделай пять или больше попыток приоткрыть глаза, чтобы убедиться, что подсознание включилось в игру и веки крепко сомкнуты. Они фактически склеены! 

Дальше идет 5-минутное расслабление, чтобы улучшить эмоциональную восприимчивость.

- Посмотри на себя со стороны в момент, когда ты плачешь и дрожишь. Если увидят люди, что произойдет? Чего ты боишься 

- Да, самое страшное, если я потеряю авторитет и все перестанут общаться. Может, засмеются.

- Ощути, где в теле возникает напряжение?

- Плечи и верхняя половина

- Сфокусируйся на этой части. Я щелкну пальцами и придет словесное выражение или визуальный образ, связанный с этим дискомфортным ощущением (щелчок).

- Отец… Отец! Помню не чтобы говорил, но всегда своим примером учил, что нельзя ныть, быть клоуном в глазах других.

- Представь, что видишь образ отца. Вложи в его уста эти слова. Где отдает в теле?

- Вспомнил, может лет 7 или 8 были  в гостях у родни. Двоюродная сестра испачкалась (вместе с играли), взрослые смеялись… Надели женское платье, одни девчонки были. Отец потом отвел в соседнюю комнату и пристыдил: “нельзя кривляться”.

- Мысленно произнеси “нельзя кривляться” в разных вариантах, как это мог делать твой отец. В какой точке тела чувствуешь напряжение?

- Нет центра. Все вверху. Хочется закрыться, провалиться сквозь землю.

В отличии от философских - мировоззренческих установок, которые эмоционально заряжены до предела, поведенческие запреты в эмоциональном плане выражены в разы слабее. Приходится тратить кучу времени, чтобы найти цепочки, поддерживающие подобные запреты. Как это происходит? 

- Скользя по памяти, припомни, кто еще смеялся или мешал дурачиться. Может быть запрещал или пугал?

- Было кстати, перед выпускным… Научился жонглировать шариками, как раз показываю одноклассникам… Подходит группа малолеток… Гопоты не было, просто дети из семей алкоголиков - из коммунальных квартир, они вместе держались. Выделился один борзой, крикнул “смотрите, клоун”. Я протормозил, шавки стали дразнить. Страшно стало. В армии похожее было, видел как толпой парня избили до потери сознания за то, что передразнивал “дедов”. Месяц никто не улыбался.

- На фоне какой эмоции возникают мысли, что клоуном быть плохо?

- Это уже по-другому - животных страх.

Прорабатывали ситуацию ситуацию два с половиной часа,  пока не спало напряжение. Побочным эффектом стало желание собеседника “обезьянничать”, “кривить рожу” во время рассказывания анекдотов, но в качестве главной награды - доступ к родовым воспоминаниям.    

- От кого чувствуешь опасность?

- Только от мамы. Она и сейчас умеет профессионально тревожиться.

- Я щелкну пальцами, веки склеены, тщетно пытаешься их разлепить, потому что они смыкаются все сильнее и сильнее - сознание расширяется при этом все больше и больше. Я вновь щелкну пальцами, и ты войдешь в образ твоей мамы. Какие мысли и чувства?

- Я жил все детство с тем, что “я ничего не могу”, “одной трудно, вместе легче”, “все нужно контролировать, иначе будет хуже”.

- Прокрути эти фразы в голове, есть ли одна, что доминирует?

- Я бы так выразил: “одна не справлюсь”. Беспомощность...

- Проникни внутрь этой мысли. Какой образ приходит?

- Как котенок маленький, запуганный.

- Какое у тебя отношение к этому котенку? Что хочет сделать?

- Пожалеть… Не знаю.

- Скажи  котенку, что его никто не тронет, что ты не причинишь вреда, что наоборот, ты хочешь поиграть с ним, погладить его. Что происходит?

- Можно я сам… Я чувствую, что-то там есть, я еле слезы сдерживаю.

- Хорошо, я временно умолкаю, а ты видишь дождь и предаешься своим чувствам в полном одиночестве. 

Проходит от силы минуты три, и душевная боль собеседника находит соматическое разрешение. Следующий  шаг - вселение в образ бабушки. Далее тоже самое, от третьего лица легче дать волю чувствам. Постепенно эмоциональный заряд с идеи, что “все нужно держать под контролем”, спадает. Между прочим, такие идеи являются основой для развития панических атак... 

Сеанс третий. Рецидив.

От Николая пришло странное СМС: “Геннадий, может переключимся на страхи при переговорах? Паника все равно есть”. Отчаяние, каким веяло от сообщения, заставило меня изменить планы и организовать внеочередной сеанс, который и стал третьим по счету. Оказалось, моего собеседника одолели тревожные мысли: “Не все можно поменять, с чем-то придется смириться” и снова “не могу все контролировать”.  Регрессия по поддерживающему чувству привела к смертельной болезни дяди, которая имело место много лет назад. Мальчик впервые видел труп. Дядя был волевой личностью, фронтовик, но заболел раком, а лекарства принимал по настроению. В один из дней выпил ударную дозу обезболивающего, от чего и скончался. Впрочем, бабушку твердила про самоубийство, что не улучшая общую атмосферу уныния. Отец в сердцах объяснил  мальчишке происходящее таким образом, что у того засела в голове простая идея: “если не будешь все контролировать, то умрешь”. Исходя из этого детского впечатления прошлись по всем доступным эпизодам, который поддерживали психосоматическую зависимость. Это позволяло не только эмоционально высвобождаться, но и смотреть на себя со стороны. Я и затеял эту карусель, чтобы у моего подопечного была возможность пересмотреть  жизненные ориентиры. Вроде получилось - рецидивов больше не было.

Фобическая природа гипнабельности. Гипотеза

Феномен гипнабельности представляет собой степень "взрослости" психики человека. Чему выше гипнабелтоность, тем более податлива его психика. Таким образом, повышенная гипнабельность как бы сдвигает систему координат в прошлое, и внушаемая идея принимается более ранним “Я”, а значит, обладает большей эффективностью. Одно дело сказать взрослому, что курить нельзя, и совсем иное сделать это же внушение ребенку. Но добраться до ребёнка, который есть в каждом из нас, не так то просто. По образному выражению В. М. Бехтерева, внушение заходит не с «парадного хода, а как бы с заднего крыльца», минуя сторожа — критику. «Таким образом, внушать, — указывает Бехтерев, — значит более или менее непосредственно прививать к психической сфере другого лица идеи, чувства, эмоции и другие физиологические состояния, иначе говоря, воздействовать так, чтобы по возможности не было места критике и суждению».

Главная проблема, которая заставляет психологов прибегать к такой хитрости, состоит в сопротивлении, какое человек оказывает гипнозу. В книгах старых мастеров слово сопротивление использовались вместо слова гипнабельность, потому что отвечает практическим задачам гипнотерапевта: подготовить пациента к работе. Ведь гипнабельность коррелируется с травматическим опытом. Если у собеседника есть багаж в виде диссоциативных переживаний или проще говоря приступов фобии или иного психосоматического расстройства, то он готов к суггестивной терапии. "Наклонность к диссоциативным состояниям пропорциональна присущей каждому способности их душевного воспроизведения. Человек, который, сосредоточив свое внимание на какой нибудь идее, напр., тактильного ощущения, воспринимает его, как бы оно было действительно, можно наверное сказать, способен и заснуть «глубоким сном» (Liebeault). Такие пациенты уже заранее чувствует над собою влияние, и притом благотворное, благодаря чему все силы, противодействующие воздействию гипнотизера, парализуются, а все, содействующие ему, усиливаются.

Кроме активации фобических узлов узлов в сознании собеседника, которые Моро де Тур (Moreau de Tours) сравнивает со дремавшей склонностью, которая "во сне приобретает прежнюю силу", есть другие способы борьбы с сопротивлением. Например, при помощи гипоксии, которая позволяет "перезагрузить" мозг. Этот метод применялся для возвышении эффективности тренировочного процесса спортсменов, но применять его для всех подряд вряд-ли правильно. Кроме того, судороги, конвульсии, вибрации можно вызвать как медикаментами, так и различными приемами вроде глубокого дыхания, но сама по себе искусственная гипоксия по сравнению с фобическим методам гипнотизации представляет собой попытку довольно грубого проникновения в психику и не может рассматриваться как равноценный инструмент.

Обучение гипнотерапии: погружение в гипноз, поиск психотравмы, абреакция и переосмысление 

Гипноз. Особенности погружения до сомнамбулизма.

Особенности  когнитивного гипноанализа

Когнитивный (основанный на постижении, познании) гипноанализ подразумевает, что заявленный клиентом симптом может являться результатом травматического события в прошлом, которое было вытеснено (диссоциировано) из сознания собеседника и продолжает влиять на его жизнь. Оставаясь инкогнито, это воспоминание активируется каждый раз, когда клиент попадает в схожую с исходником ситуацию или в результате накопления эмоций. Основная цель когнитивного гипноанализа – отыскать вытесненное событие, интегрировать его в сознание и скорректировать сферу представлений собеседника, сложившуюся в результате его попыток объяснить себе свою проблему. Это цель распадается на две задачи.

1. Уничтожение эмоционального потенциала, накопленного психикой в результате травмирующего воздействия на нее амнезированного воспоминания. Для достижения этой цели обычно используется "аффективный мост" - техника, предполагающая доведение собеседника до искреннего возбуждения, состояния запальчивости - того самого аффекта, который сопровождает приступы психосоматики. На этой эмоциональной волне реципиент легко переходит от одного травматического воспоминания к другому, создавая между ними своеобразный мост. Путешествие от приступа к приступу необходимо для того, чтобы высвободить накопившийся в каждом отдельном случае потенциал психической энергии. Известно несколько способов:

a) Драматизации события (просим представить клиента еще более худшую ситуацию, чем та о которой он говорит);

b) Погружения в воспоминания (просим и помогаем ему наиболее ярко вспомнить или представить травматическую ситуацию и пережить ее еще раз);

c)  Рестимуляции психотравмы (произносим травмирующие слова и фразы, чтобы спровоцировать эмоциональный выброс  собеседника).

d) Техники поддержки (предоставляем собеседнику перешагнуть через культурные и этические запреты, , чтобы помочь выразить подавленные чувства)

e) Эмоционально-образная терапия (помогаем реципиенту создать визуальный образ проблемы, чтобы потом научить через идеомоторный акт убрать эмоциональный заряд)

f) Идея полярности (использовать противоположное выражение, если собеседник не реагирует на травмирующее. Например, помочь вспомнить ему вспомнить ситуацию, где отец говорит «надо быть сильным», чтобы получить возможность задать провоцирующий вопрос: "что ты чувствуешь при произнесении фразы «ты слабый»?)

2. Переосмысление психотравмы как события, которое не может претендовать на роль значимого в судьбе человека. Например, молодой человек, который не подходит к девушке, объясняет себе это тем, что он неудачник, когда на самом деле его сковывает  страх, который сотрясает все его тело. Терапевтическими методами мы убрали страх, но этическая установка (я недостоин) при этом остается, что делает неэффективной всю проделанную работу. Необходимо разобраться с той ролью, какую ваш собеседник отвел себе в этой жизни. Основная работа здесь состоит в определении и развенчивании довлеющей поведенческой модели - паттерна. Например, ваш собеседник  может заявить проблему заикания при стрессе, но вы в процессе работе отмечаете регулярные проявления сдерживаемой агрессии. Таким образом, можно сделать вывод, что заикание - это соматическое выражение агрессии, а искомый паттерн - это сдерживаемая агрессия. В этой ситуации надо помочь собеседнику осознать безосновательности избранной жизненной позиции, а так же найти приемлемую альтернативу. Ориентироваться надо на потребность, которую удовлетворяет зафиксированный паттерн. Она, как правило,  иметь место в дезадаптивном способе удовлетворения. Например, нежелание показать свою агрессию могло быть актом удовлетворения потребности в безопасности, которая была фрустрирована, когда ребенок в детстве попытался проявить агрессию к пьяному отцу, а тот сильно ударил. В результате у юного человека сложилось стойкое представление, что проявление агрессии заканчивается болью, и с тех пор он ничего с собой не в состоянии сделать даже в самых безопасных ситуациях. Если собеседник осознает сложившуюся схему, то он может избавиться от нее, найдя с помощью гипнотерапевта адекватный способ утилизации агрессивных эмоцией.

Запись сеансов

Общее представление о проблеме собеседника,  как и конфликт, который лежит в ее основе необходимо фиксировать три момента: 1. Действие вызвавшее проблему. Например, "отец ударил 5-летнего ребенка" (все основные члены предложения) 2. Психологическая оценка этого акта. Например, "агрессия вызвавшая запрет на слезы, паттерн - "прячется". 3. Примечание - в этой графе записывается все, что удивило, обратило на себя внимание. Деталь или элемент. Новый опыт. Записи рекомендуется делать не откладывая, сразу "по горячему следу", потому что придется формулировать чувства и ощущения, которые ещё не стали мыслями, поэтому лучше это делать, пока эмоциональные реакции яркие.

Автобиография

Некоторые психологи практикуют процедуру написания автобиографии, рассматривая ее как  дополнительный инструмент распознавания проблемы и определения способа ее устранения. Собеседнику можно предложить написать автобиографию в виде перечня нескольких событий в его жизни, которые он считает поворотными. Таким образом, гипнотерапевт может узнать самоидентификацию собеседника (что тот считает главным), вычислить  амнезированные периоды его прошлого, его отношение к проблеме, с которой он пришел. Информативной бывает авторская хронология событий, которые привели к ней. Здесь раскрывается элементы и нюансы, которые вполне могли быть упущены в вербальном общении. Преимущество документарного метода ещё и в том, что он фиксирует все, в том числе состояние автора на момент написания, но сам  документ позволяет работать с ним в любое время.

Пару слов об уважительном отношении к мировоззрению собеседника

Недавно отвечал на вопрос: какую лексику должен использовать гипнотерапевт, чтобы процесс гипнотизации был быстрым и эффективным? В частности, можно ли использовать просторечье или научную речь? Стоит ли делать суггестивным скрипт поэтическим? Коль скоро такие вопросы звучат регулярно решил формулировать здесь два принципа. Может кому в практике пригодится. Первое. Во время диагностики надо постараться определить мир представлений собеседника, зафиксировать выражения, которыми он оперирует. Цель: выяснить слой лексики, на котором он думает, а так же образный ряд, которым он оперирует, пытаясь выразить свои мысли. В идеале необходимо нащупать "родной" диалект собеседника, чтобы на нем вести диалог с ним. Это важно, потому что все, что гипнотерапевт адресует в подсознание собеседника, должно мгновенно прорастать образами.

Второе. Строй ваших предложений должен стимулировать воображение реципиента. Скажем вы хотите сказать, чтобы он закрыл глаза. Есть два варианта: первый "закройте глаза". Второй: "ваши глаза хотят закрыться". Какой правильный? Конечно, второй, в котором глаза наделены поведением, как если бы они представляли собой самостоятельный субъект. Собеседник, слушая ваше описание действий глаз, невольно начинает придавать им ваше значение, а это и есть начало гипнотизации. Конечно, вопрос суггестивной лексики не исчерпывается двумя гранями, на которые я предложил обратить внимание, но я считаю, что придерживаясь неукоснительно этих двух правил, гипнотерапевт создает себе хорошие предпосылки для успешной работы.

Ограничения стандартной модели регрессивной гипнотерапии

Я не буду ничего выдумывать, а просто изложу общепринятую модель регрессии по времени так, как я ее вижу. Идея исцеления ориентирована на те случаи, которые опираются на единичные психотравмы, называемые “ядрами” (наверное для придания значимости). По факту используется классический катартический метод (от греч. katharein – очищение), придуманный еще Брейером, учителем и коллегой Фрейда. Существо этого метода заключается в создании пациенту условий и возможностей для эмоционального отреагирования на травмирующие воспоминания, чтобы очистить его память от патогенных аффектов - тех самых, что питали истерические симптомы.

По форме гипнотическая сессия напоминает метод свободных ассоциаций, потому что не требует глубоких стадий (Фрейд, когда разобрался в методе Брейера, отказался от гипноза). Обычно, пациенту внушается, что гипноз - это самогипноз. Таким образом, психотерапевт убивает двух зайцев. Во первых, он доводит внутреннее сопротивление своего подопечного, как говорил отец психоанализа, “до таяния”. Во вторых, снимает себя юридическую ответственность за происходящее. Ведь самогипноз - это не гипноз. Не случайно все техники, используемые в классических вариантах индукций, совершенно не состоятельны на улице. Лично меня всегда удивляло стойкое равнодушие “отцов” регрессивного подхода к клиническим исследованиям. Теперь понятно. В медицине гипноз становится интересен с того места (читай со стабильной стадии сомнамбулизма), где он превращается в замену наркоза и позволяет делать длительные инвазивные, полостные операции.

Еще больше интересного регрессия по чувству дискомфорта обнаруживает на уровне процедуры. Возьмем тот момент, когда “клиент” регрессировал в место и время психотравмы, и когда, согласно учению, надо, чтобы он выдал эмоциональный всплеск. По моим наблюдениям, при самом благоприятном раскладе абреакция происходит не чаще, чем в каждом пятом случае. А обычно, и вовсе - в каждом десятом. Это подтверждают и честные коллеги. Что же выходит? Если не вытащить занозу, то она так и остается в теле. Если патологическая эмоция не будет изжита, то она будет и дальше питать расстройство. И тут на помощь приходит процедура прощения (клиент мысленно должен простить всех и каждого, а все должны простить его), которая, на мой взгляд, придумана только для того, чтобы была “отмазка”. Мол, не можешь простить, потому и нет результата.

Обе школы - и психоанализа, и гипноанализа - вышли из идеи о психотравмах. Обе признают это факт, что гипнабельных людей мало. Исходя из этого, психоаналитики с головой зарылись в механизмы психологической защиты, надеясь найти Грааль, который позволит им обойтись без клинического гипноза, но находят совсем другое. Они открывают для себя техники “смежников”, такие как образная терапия, когнитивный анализ, телесные практики и т. д. Это и есть тот самый инструментарий регрессии, который позволяет ее адептам окопать эмоциональную мину и снять ее заряд. По другому достигнуть декларируемого результата они, увы, не могут, зато с успехом добиваются другого как в анекдоте про умирающего психоаналитика, который завещает сыну: "Тебе я оставляю двух своих клиентов, которые будут кормить тебя всю жизнь."

Случай с ложными воспоминаниями, закреплёнными по ошибке в ходе гипнотического сеанса.

Как это часто бывает, Николай (имя придумал) прочитал статью о том, что руководители мировым корпораций достигли всего за счет травмированной психики. Например, глава Apple был приемный ребенком, поэтому не получил достаточного количества материнской любви и поэтому решил всем доказать, что достоин. Правда, переусердствовал и получил рак, который тоже имеет психосоматические корни. Так было написано в этих статьях, и Николай, естественно, обнаружим сходство своей жизни с судьбою великих, что подтолкнуло его упредить злой рок. Пришел к гипнотерапевту. Тот по чувству обиды с помощью регрессии, то есть мысленного возвращения в ранние эпизоды, как и полагается, вышел на дородовой период. Оказывается, мама думала об аборте, который едва не сделала. Сделали вывод: Николай в возрасте эмбриона пропитался убеждением, что он родителям не нужен, мир жесток и т.д. Первопричина расстройства, мифическое ядро, тут же была ликвидирована. Окрылённый клиент расширил бизнес, стал жить ради удовольствия, но через полтора года все стало меняться. Выяснилось, что если раньше вкалывал ради денег и железной хваткой вцеплялся в прибыльные проекты, то теперь отношение стало как у Будды. Расстраиваться перестал, но и драйв исчез. Бизнес стал сыпаться. Разочарованный в гипнотерапии Николай пришел на прием к психотерапевту и попросил лекарства от депрессии, а тот рекомендовал меня.

Как говорят китайцы "рисовать черта легко, рисовать тигра трудно" - в глаза бросилась высокая гипнабельность собеседника, верный сигнал бесплодности проделанной работы. Психосоматика сохранилась, потому что игры разума, которые были стимулированы в состоянии гипноза, породили феном "ложных воспоминаний", по существу, став новой фобией. Умудренные опытом, решили поискать те ситуации, что подвергались гипнотической проработке. Я попытался переключить его внимание на чувства, что сопровождали силу убеждений. Все встало на свои места. Никакого аборта не было - образ был навеян по случайной ассоциации, а потом закреплён внушением. Что касается исходного состояния, то обнаружилось, что имело место весьма жестокое детство. Мама из-за работы вынуждена была отдавать ребенка тете, у которой своих детей хватало. Мысль о ненужности на фоне сильной обиды породила в голове Коли идею типа "из тебя, как и из матери, ничего путного не вырастит" или "иди учись лучше, может в отличии от мамки возьмут на нормальную работу", фразы из двух катастрофических ситуаций. Поняв источник проблем, на всякий случай решил заглянуть в сценарий выбора профессии. Никаких психотравм не было и в помине. Предпринимательскую жилку запитало впечатление от родного дяди, бизнесмена, который больше других уделял внимание маленькому Коле. После того как убрали ложные воспоминания, привитые неконтролируемой регрессией, ликвидировали и убеждения, сформированные под спудом сильного чувства несправедливости. Вроде получилось. Прошел год. Николай говорит, что полет нормальный, рецидивов нет, но наблюдение продолжаю. Мало ли - голова предмет темный...

Ядро личности (глубинные убеждения)

В психологии есть такой термин: Я-концепт (self-concept), означающий неосознаваемое ядро вашей личности. Тема интересовала учёных давно. Наиболее известным психологом, занимавшимся в XIX в. проблемой Я, был Уильям Джемс. Он исследовал собственные сознательные переживания, чтобы понять структуру личности человека. На сегодня она представляется примерно так:

○ ○ ○ В центре - истинное аутентичное "Я".

○ ○ Вокруг расположены некоторые неосознаваемое убеждения.

○ Затем следует слой запретов и правил.

И последний слой – вербализация всего этого. Причем, отражение глубинных убеждений, окутывающих аутентичное "Я", чем ближе к верхнему слою, тем более искажено. Наверху за грудами психологических надстроек и образований, мы формулируем абсолютно другой лик.

Мы никогда не бывает более далеки от истины, чем когда думаем о себе. Этот афоризм точно артикулирует ситуацию: раскопки собственного «Я» практически никогда не приводят к идентификации глубинных убеждений. На сегодняшний день принято различать лишь их некоторые формальные типы: по самоценности (что я стою), по безопасности (насколько окружающий мир доброжелателен или наоборот), по интеллекту (я умен или наоборот), по умелости (на сколько я пригоден к той или иной деятельности), по успеху (чего я в жизни добился), по любви (кто и за что меня любит), по принадлежности (моя страна, национальность, семья и т.п.), по подчиненности (как я контролирую окружающую среду или же она меня), по реальности (что есть правда, а что вымысел). Убеждения всегда переплетаться, образуя причудливые комбинации, вернее, сплавы, которые могут ассоциироваться с понятием психологического комплекса. Питер Буроу, психолог, выделил несколько видов этих "сплавов"-комплексов:

○ Перфекционист
○ Спасатель
○ Преуспевающий
○ Художник
○ Аналитик
○ Скептик
○ Эпикуреец
○ Начальник
○ Лидер

Есть так же подтипы, которые можно определить как Профессионал, Нарцисс, Недреманное Око, Король-Солнце и т.д.

Набор глубинных убеждений формирует коридор, по которому идёт всякий человек, лишенный тех альтернативных реальностей, которые игнорируемы глубинными убеждениями. Фактически ядро личности с его облаком неосознаваемых убеждений представляют собой матрицу судьбы.

Формируются глубинные убеждения в глубоком детстве, методом означивания личного опыта. Например, ребенок просит отца поиграть с ним, а тот отмахивается, потому что сам играет в компьютерную игру. Ребенок просит более требовательно, за что получает подзатыльник и выдворяется из комнаты. В этой ситуации дитя может вообразить, что он плохой, и что плохие дети не имеют права чего-то хотеть. Дети редко ищут виноватых, потому что эгоцентричны и все всегда относят на свой счет. Это не жертвенность, а способ выживания. Природа устроила так, чтобы дети приспосабливались и держались взрослых, потому что без взрослого дитя во все времена был обречён на гибель. Логика инстинкта самосохранения такова, что лучше подогнать свою личность под родителя, пусть даже в ущерб себе, чем отвергнутым и брошенным.

Этот принцип используется человеком на протяжение всей его жизни. В этом смысле глубинные убеждения – это еще и информация о том, как наше истинное «Я» все время трансформируется, вписываясь в мир, чтобы не быть вытолкнутым из социума. Это важные подсознательные представления, на основании которых строятся правила жизни, создаются системы избежания наказаний, неприятностей, физических потерь. Эти образы не имеют собственного голоса, поэтому остаётся только догадываться об их облике. Ведь это не список правил, а совокупный образ мира как система закономерностей, которые мы пытаемся с грехом пополам обозначить словами. Значительная часть этого образа состоит из реактивных предосторожностей, так как мозг фиксирует удачные варианты выхода из опасного положения, превращая их как поведенческую модель. Однако, то что помогало выжить в детстве, нередко становится бессмысленным во взрослой жизни. Такие рудиментарные рефлексы мы называем психосоматическими расстройствами и стараемся вылечить посредством удаления питающих их узелков памяти. Но это уже другая тема.

Еще раз о гипнокоррекции жизненных установок

Анастасия (имя и часть данных изменены) обратилась с проблемой: ее восьмилетний сын Владимир панически боится кабины лифта (клаустрофобия встречается выборочная, лифта ребенок боится, а машины нет).  Со слов мамы, элементы этой тревоги проявлялись в двухлетнем возрасте, но проблемы не было, так как лифтами не пользовались. Страх стал мешать после переезда в новую квартиру.

Что движет людьми на пути к гениальности? Слава? Почет? Признание? Любовь? Почему один талантливый человек так и остаются в разряде "подающих надежды", чтобы до конца своих лет рассказывать, каким он был в юности, а другой выдумывает, изобретает, создает? Я задумывался над этими вопросами не раз, и не два. Ведь гипнотерапевт - это специалист по суггестии и инвазивной психологии, которая как раз и находится в интересующей сфере. И вот к какому выводу я пришел. Из ключевых аспектов природы гениальности стоит выделить несколько:

1) Способности от Бога
2) Спрос на изменения в окружающем обществе
3) Запал в виде психотравмы, позволяющий активировать Божий дар по психосоматического коду 4) Мотивация к освоению всего вышеперечисленного.

Первые три пункта от нас с вами не зависят, а вот последний - 4 пункт - очень даже интересен. Дело в том, что существует наблюдение, согласно которому в каждом человеке, даже самом обычном, спит множество талантов. Собственно, "обычным" человек потому и остаётся, что детские психотравмы не затронули ни одного из его дарований. Жить в неведении о своих талантах - это судьба большинства из нас. Но даже если психосоматический триггер сработал, совсем не факт, что человек с факелом получит ресурсы, чтобы освещать людям жизнь. По теории историка Гумилева, все этносы рано или поздно входят в инерционную фазу своего развития, когда начинает довлеть идея сохранения, в том числе за счёт отказа от улучшений.

Императив "лучшее - враг хорошего" погубил не одно поколение гениев. Но если предположить, что таланты человека сами по себе пробудились, и это произошло в эпоху, когда обществу нужны сверх-достижения, то зажигается 4 пункт. Ведь талант - это не выдающаяся способность, а возможность освоить ее. Почти как вспомнить. Ключевое слово - "освоить". Каким бы сильным ни был талант сапожника, он все равно потребует от своего владельца умения шить, кроить, выбирать материал, разбираться в людях и т.д. Каким бы не был сильным талант музыканта, он все равно потребует от своего обладателя знания сольфеджио и владение инструментом. Вот тут то и начинается компетенция гипнотерапии. Конечно, править надо не причуды - психотравмы поддерживают волю к творчеству. Задачи гипнотерапии в данном случае могут быть приложимы к повышению работоспособности человека.

Возможности нашей психики позволяют направить эмоциональную энергию (как травм так и положительных впечатлений) на гипервысокое целеполагание и охоту к труду, в том числе продолжительному на столько, на сколько этого требует цель. И тогда появляется шанс, что из одаренного человека, как бабочка из гусеницы, вылупится лауреат Нобелевской премии. Всех желающих идти в гении прошу записаться на приём в установленном порядке. После диагностики вам станет известно мое отношение к перспективам нашего сотрудничества, и если они понравятся обоим сторонам, то начнем работать.

Про гипнабельность в гипнотерапии

Я заметил, старые мастера избегали слово “гипнабельность”, очевидно, чтобы не создавать проблемы на ровном месте. Ведь то, что считают гипнабельностью одни, другие таковой не считают. Возникает путаница, которая, на мой взгляд, связана с тем, что гипнабельностью называется индивидуальная способность человека подвергаться гипнотическому воздействию, но используется этот термин в контексте задач терапии, где в большинстве случаев используется не гипнотическое, а психологическое воздействие (трансовые техники). Например, на приеме у грамотного специалиста человек успокаивается, он вслушивается в звуки речи своего собеседника, проникается к нему доверием. В результате реципиент послушен и эмоционален на столько, на сколько это необходимо для успешной регрессии и эффективной абреакции. Гипноза не было, но сеанс гипнотерапии прошел продуктивно. А все потому, что психология и гипнология - это не одно и то же.

В науке и медицине гипнозом принято называть физиологическое состояние, регистрируемое приборами (по активности головного мозга). По шкале Каткова гипноз фиксируется в виде нескольких этапов погружения в сомнамбулизм, состояние которого в строгом смысле и есть гипноз в чистом виде. Но сомнамбулизм с терапевтической точки зрения вовсе не равнозначен повышенной эмоциональности. Как показывает практика, он не связан с эмоциональным настроем реципиента - загипнотизированный до бесчувственности человек нередко вообще не обнаруживает никаких эмоций. Иными словами, он непригоден для проведения гипнотерапии, так как без эмоций его память недоступна. Вдумайтесь: загипнотизированный человек непригоден для гипнотерапии. Что это за гипнотерапия такая? А все потому что гипнозу гипнозу рознь. Физиологический гипноз - это феномен психики, который необходим, например, для обезболивания, а гипноз терапевтический - это так называемое “рабочее” состояние психики реципиента во время сеанса гипнотерапии. Второе понятие гипноза шире, так как оно может включать в себя и физиологическую ипостась. Соответственно то, что часто называют гипнабельностью - это уровень индивидуальной способности к суггестивной коммуникации, основанной на подсознательном освоении действительности (в противовес интеллектуальной коммуникации, основанной на логике и фактах). Очевидно, к терапевтическому процессу понятие гипнабельности не приложимо, так как неизбежно вносит путаницу, а вот в хирургии оно является определяющим, так как позволяет определить показания пациента к обезболиванию без наркоза (например, когда фармакологическая анестезия невозможна).

Протокол сеанса в когнитивном гипноанализе

Сеанс терапевтического гипноза - это беседа гипнотерапевта с клиентом, обратившимся за помощью. Не надо быть специалистом, чтобы выслушать человека, позволить ему выговориться и тем самым облегчить душу, но надо быть специалистом, чтобы человек захотел сделать это. Оказывается, к процедуре исповедания никто не готов. 90 процентов людей годами и десятилетиями копят груз нереализованных эмоцией, которые в итоге “пробивают дно” и заставляют своего владельца обзаводиться чудачествами, “пунктиками”, а чаще всего - фобиями и расстройствами аллергического характера. Чтобы не доводить человека до греха, в старые добрые времена люди умели разговорить собеседника - подвешивали его на крюк и т.д, но это не наш метод. Мы - за чистосердечное признание, которое подразумевает готовность излить душу, что люди делают только будучи во взвинченном состоянии, когда они, в буквальном смысле, не подбирают слов. Это ключевой момент любого допроса (не случайно он называется “моментом истины”), потому что пребывая в возбужденном состоянии, человек перестает руководствоваться разумом. Он не взвешивает, не прикидывает, не приноравливается. Он становится подобен пятилетнему младенцу, у которого еще нет своего “Я”, а значит, и тайн, включая те, что диктуются культурой (всякая культура  - это тоже система ограничений). И это та самая “правда”, которую ждут инквизиторы (буквально “следователи”) и психологи, потому что за человека начинает говорить его душа (“психо” - это буквально “душа”). В этом смысл работы гипнотерапевта, который отличается от обычного психолога только тем, что умеет использовать заложенные в каждом человеке способности к суггестивной коммуникации. Они позволяют специалисту переключать психику собеседника на спасительный младенческий режим, в который многие из нас уже не в состоянии перейти самостоятельно. А дальше начинается нормальная работа психолога - спасательная операция по избавлению человека от его “чертей” - психосоматических расстройств. В диалоге с искренним собеседником специалист получает возможность установить истинную, а не мнимую причину расстройства и определить способ ее ликвидации, который он тут же реализует, используя все те же возможности собеседника, которые открылись, благодаря гипнозу.

Подводя итог нашему краткому обзору, мы может сделать вывод, что сеанс терапевтического гипноза состоит из двух частей:

1) Приведение собеседника в рабочее состояние, а далее
2) Либо терапевтическая беседа, либо коррекция и интеграция в сознание новых представлений, в зависимости от того, какой этап экзорцизма мы рассматриваем.

В любом случае, молодому специалисту следует вести протокол, в котором должны быть отражены оба этапа, начиная с исходных данных по личности и расстройству обратившегося человека (заполняются во время записи на прием) и заканчивая результатом сеанса.

Вот как может выглядеть список граф для заполнения:

Заполнение протокола обязательно для первых самостоятельных сеансов (не менее 10), потому что письменная фиксация процедуры и получаемых данных, позволяет упорядочить профессиональное поведение молодого специалиста, дисциплинировать и закрепить базовые элементы его профессиональной культуры, фиксировать новые знания, в том числе повторяющиеся, которые могут быть ассоциированы в явление на научной (читай - протокольной) основе. Протокол - это важный инструмент профессионального становления молодого специалиста.

Автобиография или самоанализ жизненных сценариев

Процесс семантического изложения чувств и мыслей носит очень важный и очень глубокий смысл, так как позволяет извлечь и оформить в систему, доступную для разума (читай – рационального анализа), субстанцию памяти – явления, о котором никому ничего не известно. Наша задача – научиться различать себя и свою память. Для этого мы будем писать текст от первого лица в форме исповеди. В связи с тем, что эту исповедь никто читать не будет, она не должна быть ни правдивой, ни честной. Она должна быть простой и безмятежной в своей наготе, без прикрас и рефлексий, как будто вы только что родились, или наоборот, вот-вот умрете, подводя черту под всей своей жизнью.

Начните по порядку: детство, отрочество, юность, взрослая жизнь. Пишите только о том, что волновало, что врезалось в память. Выделите тех людей, кто повлиял на вас в детстве, кем восхищались, кого боялись, какие именно черты вашего характера сформировались под воздействием этих людей. Чем именно руководствовались в дальнейшем? Какие были мотивы описываемых поступков? Найдите эпизоды, которые раздели жизнь на до и после. Это могут быть моменты сделанного выбора, катастроф, тяжелых потерь, предательств, тяжелых длительных стресса. Попытайтесь осознать, какие именно представления о себе, о людях, о мире эти ситуации заложили в ваше подсознание? Отметьте, что требовалось всякий раз, когда принималось ошибочное решение? Чего не хватало? Не продолжается ли это сейчас? Не стремитесь выписать сотню моментов – фиксируйте только самое главное, что волнует или волновало. Пишите как попало, не подбирая слов и выражений, не мучите себя попытками вспомнить, если не вспоминается. Со временем все дополнится и все отредактируется.

Когда вы закончите, можно будет передохнуть и как можно сильнее отвлечься. В идеале забыть хотя бы на несколько минут. Потом надо снова сесть и беспристрастно написать на самого себя характеристику от третьего лица. Не думайте, что это дурдом. Со стороны виднее, поэтому вы будете в состоянии обобщить итоги вашего наблюдения за самим собой, наметить цели на будущее. Особое внимание обратите на чувства, которые наиболее активно мешают действовать разумно. Нечто подобное вы уже делали, когда готовились к диагностике, только на этот раз все масштабнее и глубже.

Не пугайтесь выводов, к которым приводит вас логика. Раз за разом вы будете переписать свою биографию, так в ходе нашего общения будут всплывают новые данные, которые будут корректировать ваши представления о своем прошлом. Иногда очень сильно. Вам даже понравится, как нравится реставратору снимать наслоения, скрывающие шедевр. Однажды научившись делать это, вы будете и в дальнейшем использовать это умение, чтобы улучшать мир вокруг себя.

Клеймо или “Не верь, не бойся, не проси”. Запреты в гипноанализе

В практике гипнотерапевта нередко встречаются собеседники, непробиваемые в эмоциональном смысле. Такие люди могут нормально загипнотизироваться, нормально находить в памяти травматическую основу своего расстройства, но когда дело доходит эмоциональной разрядки, ничего не происходит. Повторное переживание ничего не дает, потому что собеседник не реагирует на травматическую ситуацию, хотя она когда-то искорежила ему психику, Это, безусловно, ненормальная реакция, которую надо воспринимать как парадокс. А парадокс - это всегда след внушения.

Дело в том, что известная часть людей в младенческом возрасте испытывают весьма серьезную процедуру клеймения, когда дитя испытывает жуткий стресс отвергнутой любви.  Допустим, дефектный мальчик, родившись, обнаруживает, что не нужен родителям. Это и есть клеймо - фоновый стресс, который, как и полагается, повышает гипнабельность. Еще Лев Толстой говорил, что младенцы сами по себе обладают повышенной гипнабельностью, потому что должны многому научиться, а тут еще и открытая психотравма, которая в разы повышает впечатлительность. Такие дети намертво схватывают все уроки жизни, главный из которых “Не верь, не бойся, не проси” - тюремная философия выживания, как правило, распространяется на все казенные учреждения, включая детдома и интернаты. Отвергнутые дети, будучи адептами  этой философии, усваивают запрет на проявления слабости как основной инстинкт. Вырастая, они осознают преимущество своей закалки, но не осознают источник беспокойства, которое как обратная сторона солдатского спокойствия отравляет их жизнь. Ведь такие люди не верят, что их может кто-то любить, поэтому всегда ищут подвох, сжигая себя мнительностью и недоверием. На сеансе гипноанализа они дышат ровно, потому что с детства закодированы на проявление эмоцией, не догадываясь об этом. Задача гипнотерапевта проста: снять клеймо - освободить собеседника из той тюрьмы, в которой он заперт. Ведь гипнотерапевт как никто другой должен понимать, что эмоции - это и есть жизнь.

Слово "жизнь" является производным от “живот” (исходно “физиологически функционирующий”), родственное которому  - “жито” (то, что для “живота”). Таким образом, понятие “жизнь” в своей основе содержит телесность, которая обнаруживает себя не иначе как отношением к чему-либо или кому-либо, то есть эмоцией, о которой мы узнаем по дрожи, “гусиной коже”, давлению, пульсу,  зрачкам, слюне, поту, желудочному соку и т.д. Эмоцией мы как бы заявляем окружению сам факт своего бытия, образуя, таким образом, среду для своей жизнедеятельности. Ведь этот круг возможен только как реакция непротивления со стороны окружения. В случае отсутствия возможности отправить эмоциональный месседж, человек вынужден расчищать себе место под солнцем исключительно методами косной субстанции. Как правило, это физическое (камнепад) или эстетическое (красивый вид) воздействие, которое, по сути, делает человека “нежитью”. Освободить его из этого состояния и есть задача гипнотерапевта.

Чтобы найти старые внушения, иногда требуется не более 20-30 минут. Открывая для себя неведомые факты, собеседник эмоционально раскачивается, но детские внушения не случайно названы здесь “клеймом” - они очень прочны. И результат, обычно, приходит не сразу. И тем не менее, рано или поздно гипнотерапевт находит слабое место и плотина рушится. Оковы проклятья разваливаются, сфинкс начинает реветь - он свободен!  Так люди начинают жить, похоже, всегда.

Снятие запретов на выражение чувств в когнитивном гипноанализе

Любая культура - это всегда система запретов, а культура западного образца направлена, прежде всего, на сдерживание эмоциональных проявлений. Во всяком случае, перечень смертных грехов в Христианстве (гордыня, жадность, зависть, гнев, сладострастие, чревоугодие, уныние) выглядит как галерея масок-”харь” с застывшими на них эмоциями. И гипнотерапевт, когда имеет дело с культурным собеседником, нередко пожинает плоды его воспитания. Погружаясь в психотравму такой человек не может пережить вину, обиду или стыд как это было много лет назад. С тех пор он вырос и усвоил правила хорошего поведения. Особенно, если он из хорошей семьи, где бабушки и дедушки немилосердно пресекали все, что выходит за рамки приличия. Такой собеседник, открывая для себя амнезированное воспоминание, из-за которого началось его заикание или клаустрофобия, не кричит истошным голосом, как это было в 5 лет, а только бормочет и сопит. По другому выразить перенесенный он не может. Ведь воспитание - это методичное внушение различных установок: нельзя громко разговаривать, нельзя громко смеяться, нельзя показывать слабость, волнение, гнев, радость, нельзя ругаться, нельзя размахивать руками. К запретам поведенческого характера прибавляются житейские: нельзя жить прошлым, нельзя войти в одну и ту же воду, нельзя топтаться на одном месте, нельзя верить на слово и т.д. Чтобы преодолеть эмоциональной барьер, гипнотерапевт должен снять запрет на выражение эмоций. Можно попросить загипнотизированного собеседника вспомнить, кто и когда ему запретил плакать. Сняв этот запрет, можно вернуться к попытке повторного переживания детской психотравмы. Как правило, сдвиги наблюдаются, но загипнотизированный человек может все так же оставаться скупым на эмоции. Тогда расширяем круг поиска, и предлагаем ему найти запрет на проявление самого себя, своей индивидуальности. Находим и прорабатываем этот запрет, так же как предыдущий. Снова возвращается психотравме и пытаемся пережить ее так же, как это было в детстве. Если результат оставляет желать лучшего, то еще раз расширяем поиск, предлагая, например, найти запрет на воспоминания. Снова все повторяем по кругу. Так, раз за разом увеличивая масштаб, мы рано или поздно находим злополучную установку, чтобы устранить ее и, наконец, насладиться картиной разнузданного буйства нашего собеседника. Нарыв вскрыт! Теперь дела пойдут быстрее и легче...

Разбор сеанс гипноанализа (длился около двух часов). Инструменты регрессивный гипноз, образная терапия

Привожу наиболее важные отрывки стенограмму сеансы. Запроса у клиента два страх перемен, который проявляется в резких эмоциональных колебаниях, когда следует действовать, и повышенное чувство обиды при малейших просчетах, что идет фоном и генерирует множество мусорных мыслей.

Исходные данные, выявленные в ходе диагностики. Гипнабельность средняя, стабильная каталепсия. что дает возможность в любой момент сессии догружать клиента. Есть доступ к памяти, то есть клиент возвращается в прошлое и на одну десятую переживает происходящее, уже один этот факт позволяет применять весь арсенал гипнотехник.

Стратегия погружения выбирается исходя из настоящего состояния клиента. Первый вариант, нумерация весьма условна, просто наиболее частые случаи. Сперва идет сканирование тела (особая медитация, направленная на поиск дискомфорта), мягкий вариант регрессии (в том смысле, что больше напоминает прогулку в прошлое и изучение диссоциированных частей личности), трансовые техники (цель использовать / интегрировать / удалить найденные переживание).

Второй - заход через травму, применяется, если терапевтическая беседа обнажает симптом. Это проявляется в том, что подавленные эмоции проступают наружу: хочется плакать, наворачиваются слезы, трясет от страха, на уровне тела возникают вибрации дискомфорта, навязчивые мысли усиливают боль, есть явная соматика от головокружения до покалываний и т .д.

Третий - когнитивный допрос, чаще встраивается в первичный прием и имеет задачу найти логические нестыковки в описании проблемы от периода возникновения симптома до настоящего. На выходе строим гипотезы, объясняющие суть проблемы, которые клиент проверяет в ходе поведенческих экспериментов. Что по замыслу должно разрушать элементы самообмана со стороны гипнотика, вскрывать болевые точки и подготавливать почву к тому, что причины кроются в глубинах памяти, а не лежат на поверхности.

Иван, 32 года. Гипнабельность нормальная:  есть доступ к памяти. Резкие перепады настроения, гипертрофированная обидчивость. Терапия ведется через skype. Изображение и звук в норме.

Задача - в минимальной разделить сознание и подсознание, используя личный опыт клиента. Подойдет и сеанс гипноза с углублением, и метафорическое описание работы мозга. Диссоциируем тело от головы, Я от мыслей или чувств, не так важно как получить управляемое расщепление психики.

Лицо моего собеседника приняло тревожное выражение. Расслаблять в этой ситуации бессмысленно, поэтому решил углубить эмоцию. Драматизирую ситуацию, глупо расслаблять, если подсознание выдает тревожные импульсы.

Далее последовал рассказ о детском лагере, где новые товарищи глупо и жестоко подшутили над Иваном, нанеся ему тяжелое оскорбление. С тех пор мой собеседник стал видеть опасность в каждом новом знакомстве, перестал делиться с кем-либо своими мыслями и переживаниями.

Выйдя на скрытые чувства можно или убрав симптом, это стратегия очистки луковицы, постепенно слой за слоем приближаемся к корням травмы. Или, если эмоция нарастает при анализе, то лучше запустить регрессию и копать в глубину, ставя цель добиться сильной эмоциональной разрядки.

Отмечаем, что Андрей говорит не о смерти, а том, что не способен изменить ход событий - на первом плане несправедливость этого мира.

По возможности драматизируем эпизод, чтобы пробить защитные психологические механизмы и тем самым выйти на главную эмоцию. Андрей испытал большее напряжение не от смерти, а той мысли, что не способен изменить ход событий.

Зачем так поступаем, почему нельзя работать с тем что есть? Опыт показывает, что эффективнее стратегии, когда сперва убираем эмоциональный заряд, а после выстраиваем логику на всех травмирующих цепочках.

В случае с Иваном проверяем какой сценарий больше тревожит, что физически убьют, или то, что морально унизят и оставят калекой, то есть инвалидом. Многие жертвы драк, похищений, изнасилований иногда просят об убийстве, потому что так дальше жить нельзя. Несмотря на драматизацию события, чувство несправедливости, когда мир и люди жестоки, я слабый, - это чувство доминирует. Продолжаем...

Не всегда все удается выяснить за один два вопроса, эпизоды иногда проходим от первого лица раз три четыре, и так всплывают детали и выстраивается внутренняя логика.

Что хорошо - собеседник эмоционально раскачан и необходимости повышать уровень гипнабельности нет. Значит, вместо абреакции можно попробовать такой инструмент как образную терапию. Будем превращать расстройство в визуальный образ.

Подобная символическая абреакция также и внешнее отреагирование снимает эмоциональное напряжение. Вновь и вновь погружаемся в ситуацию с целью измерить напряжения на заряженном конденсаторе. Каждый раз, подключая вольтметр, то есть тело, для измерения, если замечаем, что напряжение уменьшается и стремится к нулевой отметке, то вероятно разрядили травму.

Подведу краткие итоги, что имеем спустя минут двадцать терапевтической сессии. Обнажили две ситуации: 15 лет драка со сверстниками и 3 года обида на отца. Мысли и выводы, что выдал клиент и которые присутствуют в обоих эпизодах “Нельзя доверять”, “Я слабый”, “Мало что могу изменить”, “Не нужен”.

Вернемся к сеансу, тем более, в ходе символического разрешения конфликта, произошла спонтанная регрессия в более ранний момент. Это хороший знак, в принципе так случаев довольно часто при условии, что удается вызвать абреакцию.

Хочется следующим шагом спровоцировать абреакцию. Поэтому подгружаем клиента, это сказки, что на протяжении всей сессии люди находят в гипнозе, нет конечно, точнее это назвать трансовым состоянием, когда ощущаются очаги дискомфорта. Гипноз же всегда является катализатором связи между образом и чувством.

Травма имеет три уровня - внушение, эмоции, соматика. Обычно последний компонент выделен слабо, редко в ходе гипноза болит голова, возникает рвотный рефлекс и так далее. Хотя если это не так, то можно прощупать почву. Тем более из анамнезиса знаем например, что были тяжелые роды, откачивали когда тонул. Перебором разных симптомов иногда удается найти то, что сильно цепляет.

В случае с Иваном задержки дыхания я решил использовать для усиления напряжения, получилось. Проверил какая реакция на мысль о родах, напряжение еще выросло, как гипотеза родилась, что что-то произошло во время схваток или позже (пуповина бывает наматывается и ребенок задыхается, роды проходят очень тяжело и долго, физически вред врачи могут причинить и т .д.).

Если человек в регрессии начинает задыхаться, испытывать стеснение, значит, на 90 процентов  он переживает перинатальную ситуацию. Решил проверить.

Попытка вызвать абреакцию не удалась. "Не всякая пуля в воина, какая и в поле". Утешившись народной мудростью, возвращаюсь к возможностям образной терапии. Снова ручей, только уже больше. Как следствие - слезы. Собеседник, двигал телом, как будто стремясь покинуть материнское лоно. А потом, как и полагается новорожденному, несколько минут плакал, имитируя процесс рождения.

Это далеко не конец сеанса гипноанализа. Всплыли моменты, связанные с мамой, больше с ее паникой, чересчур переживала и буквально эта реакция закрепилась у клиента. Малыш чувствовал мамины вибрации и стал пугливо относится ко всем внешним раздражителям.

Пришлось доубирать эмоции на всей цепи. И на втором по счете сеансе вернуться с анализу убеждений. Для этого погрузил в гипнотическое состояние, расслабил все тело и вернувшись в самый яркий момент (пеленание), можно выбирать любой эпизод, все равно все пронизаны одними и тем же глубинными установками.

Мысленно проговаривали фразы из общего списка и на убеждениях “Я слабый”, “Нет сил, надо все оставить как есть” возникало ощутимое напряжение. Соответственно, пришлось искать причины.

Не буду вдаваться в детали, ничего принципиально нового, сняли эмоциональный заряд в обоих ситуациях и только тогда мысль “Я слабый” перестали беспокоить. Вторая же фраза потребовала труда на два сеанса, всплывала в иных травматических цепочках.

В итоге убрали эмоции на цепи, проследили логику развития ситуаций от первых эпизодов до настоящего, проверили, что элементы органической речи (сопутствующие внушения и автоматические мысли) не содержать больше заряда. Что будет дальше показывает проверки в полях, в случае необходимости продолжаем процесс гипнокоррекции.

Гипнотерапия при изнасиловании. Случаи из практики гипноанализа

Привожу сокращенный протокола двух из четырех сеансов гипноза, расширенная версия доступна участникам обучающих курсов.

Сексуальные травма бывает трех типов: амнезированная (младенческая), катастрофическая (сильный стресс в сознательном периоде) и социальная, подразумевающая постепенное растление. Это стоит иметь ввиду, приступая к исследованию входящей информации.

● Сексуальный психоз. Простой случай. Паническая атака вследствие изнасилования

Анна, 22 года. Привел отец, сотрудник таможенной службы, который и объяснил, что его дочь изнасиловали в поезде. Виновного нашли и наказали, но спустя месяц у девушки начались приступы паники и нежелание общаться в прежнем кругу. Родители просили стереть эпизод из памяти, но я решил прежде побеседовать с его дочерью наедине.

○ Будете погружать в гипноз?
○ Нет, ни в какой гипноз ты не погрузишься, слишком много напряжения в теле. Могу показать, как можно убрать болевые ощущения и уменьшить приступы паники.

Доверие заменяет гипноз, когда речь идёт о сфере чувств.

Изложу факты из рассказа отца. Выяснилась следующая картина. После полуночи, девушка очнулась от того, что на ней лежит мужчина и пытается совершить с ней коитус. Это был пьяный проводник, который зашел в купе, воспользовавшись служебным ключом. Девушку сковал ужас, она не могла ни дышать, ни двигаться, ни кричать. Она от страха закрыла лицо руками, ожидая ударов в лицо, но проводник, удовлетворившись просто встал и ушел, закрыв за собой дверь.

○ Закрой глаза и мысленно вернись в ту ситуацию. Направь внимание на свое тело. Ощути как и где чувствуется напряжение. Не надо ничего рассказывать вслух, погрузись в прошлое и осознай, какая эмоция доминирует. Тебе страшно, стыдно, обидно или может что-то другое?
○ Гложет обида, почему со мною такое…
○ Сконцентрируйся на этом чувстве. Мысленно войти в него. Я буду считать от одного до трех, помогая тебе вспоминать. Один. Как у музыки и голоса есть свой ритм, так и напряжение имеет свою частоту. Два.  Сфокусируйся на частоте своей обиды. Вспомни, когда и где ты уже чувствовала эти вибрации. Три. Ты - на месте. Опиши что происходит?
○ Кто рядом?
○ Мне лет 7-8. На отдыхе. Родители ругаются, мама плачет, папа кричит. Жалко маму… Почему отец так кричит.
○ Где в теле чувствуется очаг?
○ В груди давит, хочу выбраться из всего этого. Могу открыть глаза?
○ Пока нет. Пусть глаза остаются закрытыми. Чем сильнее чувство обиды, тем мы ближе к причине.

Распространено мнение, что во время регрессии собеседник пребывает в глубоком гипнозе. На самом деле, регрессия начинается в предгипнотическом состоянии и постепенно переходит к трансовому, когда начинают доминировать подавленные эмоции. Если есть эмоции, то углублять состояние гипноза не требуется. У моей собеседницы эмоции есть. Она описывает пропитанный знакомыми частотами случай в детском садике, когда родителя оставили ее там плачущей в истерике. Проявили твердость. Вспоминая это состоянии Анна испытывает головокружение, видны слезы

○ Сфокусируйся на слове мама, начни как бы обращаться к маме по имени или просто “мама”. Как тело реагирует?
○ Не знаю, неприятно становится. И ненависть и обида одновременно.
○ Теперь мысленно произнеси слово “аборт”. Как реагирует тяжесть в груди?

В ответ на этот вопрос покатились слезы - сначала сдержанные, потом все более обильные, переходящие в рыдания. Абреакция.

Не буду описать детальнее процесс, ничего сверх там не было. Эмоция постепенно выкипала и картина становилась все более и более логичной. Мама забеременела случайно, когда узнала, то родители настояли на аборте. Каким-то чудом в последний момент отказалась. Почему так ответа в гипноанализе не нашли.

Прошли по поздним эпизодам и убрали остаться дискомфорта. В итоге произошла полноценная эмоциональная разрядка. Спустя два дня повторили сеанс, разбирая иную цепочку, связанную со страхом. Приступы паники сошли на нет.

Насильника не стала прощать и в принципе в этом уже не было никакой необходимости. Симптомом социальных страхов не осталось. Оставлю за кадром судьбу молодого человека. Скажу лишь так, что Анна несколько раз поговорила с обидчиком и сделала свои выводы на будущее.

● Отсутствие оргазма. “Росла как роза среди шипов”. Успешная невротическая личность

Анастасия, 40 лет. Владеет бизнесом, построенным вместе с мужем. Вдова уже лет десять. Проблема в том, что не испытывает удовольствие, в том числе сексуальное. Знает причину. В 17 лет потеряла своего молодого человека в связи с тем, что его посадили за хулиганство, и сошлась с одним из его старших товарищей, который взял ее силой. А она неожиданно испытывала удовольствие. Такого больше не было, хотя у нее были мужчины, было вполне счастливое замужество, а когда овдовела, то и вовсе оргазм исчез. Хотя влечение усилилось. Врачи не помогли, поэтому обратилась к психологу.

Я протестировал, гипнабольности никакой. Женщина выглядела потухшей и была настроена скептически. На вопрос, а раз так почему вообще пришли, то сказала, что слушала вторую аудио дорожку из письма-инструкции, там цель путешествие по приятным моментам прошлого, и прослезилась, что случается довольно редко. Когда вспоминала, то осознала, что с позиции взрослой детство было страшное и ничего там хорошего быть не могло. На этой печальной для жизни ноте и очень обнадеживающей для терапии приступили к процессу….

○ Закройте глаза и вспомните себя маленькой. Не надо ярких образов, лучше почувствуйте, какая вы? Что вы думаете о том ребенке, каким вы когда то были?
○ Жалко мне его. Я вообще жалею детей, не могу смотреть, когда беззащитных обижают.
○ Мысленно станьте той, кем были. Представьте, что смотрите на мир не глазами. Она - это вы. Где в теле давит или возникает напряжение?
○ В горле, так бывает когда грустно становится.
Если это ощущение вырастет в десять раз, что будешь делать? Плакать?
○ Нет, плакать не хочется, тоска нападает. Выть хочется от одиночества. Я даже пробовала у прошлого терапевта, не помогло.
○ Сфокусируйтесь на мыслях “Одна”, “Никому не нужна”, повторите последовательно каждую фразу как молитву про себя. И отследите, как тело реагирует?
○ Одинаково неприятно. Снова эту чувство в горле держится.

Из беседы вытекает, что подавленные эмоции есть, а вот внешней абреакции может и не получиться. Когда чувствы слабы или все превращается в “крокодильи слезы”, то лучше идти иным путем через символическое разрешение конфликта.

○ Представь, что ощущение, которое вы улавливаете в горле, находится перед тобой. Как оно выглядит?
○ Пустота, ничего не вижу.
○ Мысленно прикажи этой пустоте, пусть явит все, что внутри. Опиши, что видишь?
○ Голова игрушечная видна.
○ Продолжай говорить с пустотой. Пусть все,что скрыто, проявится. И больно не будет. Что видишь?
○ Кукла, я такой игралась.
○ Что в ней не так?
○ Облезлая и без платья
○ Что чувствуешь?
○ Я чувствую, что скоро заплачу.
○ Представь, что идет дождь, и продолжай разговаривать с ней.

Абреакция во внутреннем мире стимулирует абреакцию во внешнем. Слезы - это хороший знак. Значит, на верном пути. И действительно, последовал рассказ о том, как два хахаля мамаши сели гнать с ней в карты. Один посадил 5-летнюю девочку на колено и начал лапать. Мама заметила и отняла ребенка, за это получила пощечину, а мужик вновь усадил девочку к себе. Тогда это вызвало страх. Кутеж закончился, второй картежник ушел, остались втроем. Ночью девочка слушала как взрослые предаются любовным утехам и чувствовала обиду. Анастасия рассказывала об этом с большим чувством. Она стала мысленно колотить маминого любовника.

Казалось бы все дискомфортные чувства ушли. Тут самое время всех простить, так же учат гуманистическая наука. Будем по науке, переходя с "вы" на "ты", иногда это усиливает эффект присутствия клиента "там и тогда".

○ Мысленно обратись к маме и скажи "мама я тебя прощаю за" и перечисли за что именно, за какие слова и поступки. И учти, что ты не прощаешь человека в общем, ты не знаешь что реально у кого-то уме, поэтому прощаешь только в прошлом за конкретные действия. Никому не даешь кредита доверия на будущее. Начни это делать. Если будет что-то что вызывает дискомфорт, что вынуждена переступать через себя, то сразу скажи об этом вслух. Если простишь маму, то попытайся простить дядю Андрея (оставшийся собутыльник) и себя в конце, что впитала всю эту грязь.
○ Не могу до конца маму простить.
○ Что именно мешает, конкретное слово, поступок?
○ Остается все равно обида.

И я решил использовать этот момент для усиления абреакции. Вся следующая работа проходили так: разматывали всю цепочку, убирали эмоции, находили те внушения или самовнушения, которые всплывали как самые заряженные фразы. Когда казалось, что ничего нет, применяли процедуру прощения, чтобы обнажить симптом и все по новому кругу.

За три сеанса выяснилось, что мама жила проституцией, и это обстоятельство было причиной родительского запретов на получение чувства удовольствия ("не будь такой как я"). Запрет сняли. Спустя полгода Анастасия вновь обратилась, но только с просьбой усилить ощущение оргазма (насмотрелась роликов по гипнооргазму), на что я ответил отказом. Не та гипнабельность (у девушек же на видео полно комплексов, поэтому так умело играют в то, что хотят получить). Короче сказал не получится, вроде поняла.

Метаморфозы гипноанализа

Гипноз хоть и сильная штука, но без глубокого понимания психики человека он ничего не значит. Припомнился случай, когда средних лет женщина пришла на прием к знакомому гипнотерапевту с довольно стандартной жалобой: проблемы с личной жизнью. Через несколько сеансов она стала оживать, расцветать, дела на работе пошли в гору, но через полтора года - разбитое корыто. Прежнее психическое состояние вернулось. Даже вроде ещё хуже стало.

Как выяснилось впоследствии при работе с иным специалистом, сторонник регрессивной гипнотерапии избрал тактику помощи своей собеседнице, рассчитанную на сильный эмоциональный отклик. Такой обычно бывает у людей, у которых легко получить доступ к чувствам. Внезапно вспомнившаяся детский стресс, как правило, взвинчивает клиенту нервы, создавая для работы гипнотерапевта благоприятный эмоциональный фон. А у дамы психотравма была в сознательном 15-летнем возрасте. Какой-то придурок ее изнасиловал, а пьющие родители, вместо того, чтобы поддержать, стали ругать за истерику: ты ещё молодая, ничего с тобой не сделается. Надо терпеть. Слова, брошенные в открытую душевную (психическую) рану стали своего рода настоящим проклятьем или по-научному глубинными установками. Женщина все время помнила этот эпизод, подпитывая от него недоверие к себе и к противоположному полу. Гипнотерапевт вместо того, чтобы увидеть то, что на поверхности, затеял стандартный ритуал с погружением в младенческий период, где насобирал всяких стрессовых эпизодов. Перепроживание происходило механически, согласно соматической теории (идеолог терапевт Питер А. Левин), где в основе лежат инстинктивные реакции, которые якобы можно отключить тем, что заново дать возможность телу двигаться в ритме чувства дискомфорта. Как предустанвока это полезная вещь для стимулирования абреакции, только при условии сильных эмоций. Но перинатальный период не играл первостепенной роли в той проблеме, которая мешала женщине жить, соответственно она реагировала крайне слабо. Это обстоятельство не смутило нашего волшебника, хотя превращала сеансы в ритуальные действия. Наверное, поэтому то общее облегчение было получено больше за счет плацебо, но через какое то время, как и положено, профилактический эффект сошел на нет. Ведь корни проблемы-то никуда не делись.

Разочаровавшись в гипнозе, наша героиня обратилась к обычному когнитивному психотерапевту. Тот просто поговорил с ней. Уловив рефрен в ее мыслях, он попросил рассказать, откуда дует ветер. И она рассказала. И о подростковой драме. И о родителях. Поревела. И будучи опытнее коллеги, врач прибегнул к образной терапии, побуждая собеседницу воплощать негативные чувства в визуальные образы, которые потом можно было трансформировать во что нибудь смешное и приятное. Оказалось, символическая абреакция освободила психику от бремени настолько, что появилась возможность взглянуть на мучившую ее ситуацию с высоты своих лет. Слова мамы потеряли свою силу. Клиентка фактически переосуществила саму себя, впервые обретя безмятежную женственность, что сильно сказалось не внешности. Помимо того, что удалось достигнуть стабильного самочувствия без прежних перепадов настроения, дополнительно убрали проблемы с кожей на спине (впервые за семь лет не было высыпаний на спине).

А вы говорите "гипноз", "регрессия"...

Ликбез: эндорфиновая “подушка безопасности” & Лекция психиатра Бессела ван дер Колка

В 1989 году в профессиональной газете психотерапевтов США вышла статья доктора медицины Бесселя ван дер Колка. В ней сообщалось, что выброс эндорфинов в кровь - это что-то вроде безусловного рефлекса, смысл которого оградить нас от смертельного шока. Эндорфины — это болеутоляющие и доставляющие удовольствие опиаты, которые секретирует наш гипофиз, когда мы волнуемся или испытываем оргазм. В ситуации нашей гибели количество эндорфинов удваивается и утраивается, поэтому люди, пережившие серьезные несчастные случаи, вспоминают, что ничего не видели, ничего не слышали, ничего не чувствовали за несколько секунд перед тем, как потерять сознание - так срабатывает эндорфиновая “подушка безопасности”. Более того, выяснилось, что спасительная доза эндорфинов - это тот самый единственный случай в жизни, когда мы чувствуем себя лучше, чем когда-либо. Тот факт, что эндорфиновый кайф появляется только при очень большом риске причинения физической травмы, по мнению Ван дер Колка, является причиной появления всякого рода «эндорфинозависимых» людей — мазохистов, флагеллантов, боксеров и прочих, кто сознательно ставит себя в ситуацию получения физических повреждений. Таким образом эти люди пытаются еще раз испытать неповторимые в своем блаженстве эндорфиновые объятия. Объятия смерти.

Бессел ван дер Колк (Bessel van der Kolk) психиатр, ведущий специалист по проблемам посттравматического стресса и психотравмы. Профессор психиатрии в Медицинской школе Бостонского Университета; медицинский директор Центра травмы (Trauma Research Foundation in Brookline, Massachusetts). Сторонник междисциплинарного подхода, объединяющего методы классической психотерапии, межличностной нейробиологии, теории привязанности и психологии развития, а также комплементарные подходы медитации и хатха-йоги. Автор книги «Тело всё помнит» («The Body Keeps the Score»), ставшей бестселлером «Нью-Йорк Таймс».

Тело хранит воспоминания (о психотравмах по науке). Перевод лекции психиатра Бессела ван дер Колка.

Научные исследования по гипнозу. Лекция Дэвида Шпигеля о современном взгляде на гипноз.

Сеансы когнитивной гипнотерапии по Томасу Дауду (Thomas Dowd). Вольный перевод отдельных примеров.

Первый сеанс гипноанализа. Два комплекса психологических вмешательства

Предположим стандартную ситуацию: мужчина в расцвете сил обратился к вам за помощью. Назовем его Иван. У него семья и ипотека. В связи с этим постоянные навязчивые тревожные мысли, начинающиеся со слов «а что если, я потеряю работу?» Чем больше Иван погружался в эти настроения, тем более крайнюю форму они принимают. Иван явно драматизирует и без того драматичную  ситуацию, но в то же время он понимает, что накручивает себя, поэтому и решил обратиться к психологу.

С чего начинать? С обучения Ивана гипнотической релаксации. Вы можете воспользоваться техникой индукции релаксации, чтобы помочь своему собеседнику расслабить мышцы и определить зоны повышенного напряжения.

А теперь, Ваня, я хочу, чтобы ты откинулся в кресле и закрыл глаза. Ты может быть и не почувствуешь большой расслабленности, но все равно попытайся расслабиться  насколько сможешь. Главное, чтобы ты сам смог ощутить возможность сделать это. Чтобы ты попробовал прямо сейчас, нисколько не беспокоясь, получается ли? Пока ты будешь примерять образ насмерть расслабленного человека, я буду перечислять по очереди все группы твоих мышц, чтобы ты проверил, насколько они напряжены, а потом, по моей команде, расслабил их. Все время следи за звуком моего голоса! Итак начинаем. Обрати внимание на мышцы твоей головы: за ушами, вокруг глаз, на свою нижнюю челюсть, язык. Обрати внимание на наличие напряженности в твоем языке - это вообще один из полюсов напряженности в теле. Молодец. Теперь дай языку растечься в полости рта, чтобы он стал как озеро в уединенном подземном гроте. Полный покой. Хорошо! Обратимся к мышцам ужей. Они расслаблены настолько, что уши стекают вниз. Кожа вокруг глаз распрямляется, разглаживается. Нижняя челюсть отвисает.  Теперь пройдемся по мышцам шеи и плеч, расслабляя их все сильнее. Ты чувствуешь, как твои плечи опускаются и словно бы отваливаются назад. Теперь настало очередь мышц предплечий и кистей рук - расслабляем их, чувствуя как тонус падает все больше и больше. Теперь - мышцы живота и бедер. Они словно тянут вниз своей сонной тяжестью, вдавливая тебя все глубже в кресло.

Вы продолжаете перечислять группы мышц, переходя к нижним отделам туловища Ивана, походу, не забывая отмечать визуальные признаки расслабленности, интерпретируя их вслух как свидетельство того, что у Ивана получается. Пусть радуется вместе с вами. Если вы отмечаете отсутствие быстрого прогресса в трансовом погружении, то задерживаетесь на каждой группе мышц подольше. Образ расслабления в этом случаем можно усилить за счет идеи напряжения, которое вытекает из тела по мере расслабления.

Второй комплекс вмешательства вы должны адресовать  катастрофическим мыслям собеседника. Поскольку Иван не всегда сознает их содержание, вы можете прибегнуть к двум  методам их дискредитации. Первый - “журнал мыслей”. Естественно, записываются только те мысли, которые сопровождаются холодком тревожных ощущений. Вы конечно предупредите собеседника, что ведение “журнала мыслей” сначала будет трудным, но он скоро привыкнет. Практика показывает, что в большинстве случаев люди, обратившиеся за помощью к психологу, всегда начинают более-менее точно освещать дурные мысли. Научится этому и наш Иван. Еще он научится воображать себя в той проблемной ситуации, в какую вы его помещаете, чтобы он докладывал, какие мысли в этот момент его  посещают.

Ваня, будь любезен, представь себе будто тебя вызвал шеф на аттестацию. Ты во всех деталях увидишь этот сюжет и связанное с ним чувство тревоги пусть наполнит тебя, как это бывало в подобных случаях. Хорошо. Теперь давай расслаблять свое тело. Ты помнишь - ты умеешь делать это, потому что мы упражнялись, и у тебя хорошо получалось. Расслабься, представив себе как напряжение вытекает из твоего тела, сначала обильно, а потом, по мере погружения в сон всех твоих мышц, все более скудно. Тонкая струя продолжает сужаться, становится движением капель, которые бегут одна за другой все реже и реже. Я досчитаю до трех, и все остановится, потому что ты станешь пустым. Раз, два, три. Никакого напряжения нигде в твоем теле нет!  Расскажи, о чем ты думаешь?

Я думаю, что ему не нравится мое отношение к работе. Если он меня уволит, мне хана - всей семьей на улицу.

Хорошо, Ваня. Ты все так же расслаблен как рельса в траве. Теперь придумай контр-утверждения высказанным тобой опасениям. Во первых, в отношении того, что думает о тебе начальство. Во вторых, о том, что будет, если тебя уволят. Пусть твои конр-рассуждения будут реалистичными и оптимистичными одновременно.

Смысл процедуры состоит в замещении деструктивных мыслей на конструктивные, которые, как минимум, не способствуют развитию панических настроений, а как максимум, позволяют переформатировать любую проблему в задачу, то есть в то, что поддается решению. (Ведь наша цель вывести человека из того тупика, в который он попал). Это необходимо делать по ходу каждой гипнотической сессии на протяжение всего терапевтического курса. Таким образом, вы со своим подопечным сформируете две колонки.

Первая колонка

1.    Что если начальнику не нравится моя работа?
2.    Что если он меня рассчитает?
3.    Что если я стану безработным?

Вторая колонка

1.    До сих пор моя работа нравилась, а значит, нет оснований думать, что сейчас все по-другому.
2.    Выговоров или нареканий нет, а значит и нет причин бояться, что меня уволят.
3.    Это не единственная работа, на которую я могу устроиться. Работу можно найти и получше.

Как можно видеть, ничего заумного. Аргументы панического характера должны находить очень простые контр-аргументы, которые, конечно же, не являются новостью для Ивана. В том и проблема. Ваша задача - сделать так, чтобы в его голове они (контр-аргументы)  получили статус нового знания. При этом надо иметь в виду, что всякая когниция с трудом уступает свое место. Вот почему требуется повторение, которое, как известно, “мать учения”. Это только в анекдотах исцеление происходит за одну-другую сессию. На самом деле гипнотерапия - это трудоемкий, длительный процесс, потому что методом озарения (впечатления) происходит только познание, а научение (рациональное освоение познанной реальности), требует накопления опыта, что достигается повторением одних и тех же ситуацией. Поэтому многие гипнотерапевты записывают свой скрипт на магнитофон, чтобы подопечные имели возможность тренироваться в промежутках между сессиями. А кто сказал, что создавать новое мироощущение легко? Человек, который научился расслабляться, будет это делать машинально, когда этого потребует ситуация. В том числе, на пороге психотерапевтического кабинета.

Второй сеанс гипноанализа. Когнитивная схема

Мы исходим из того, что всякий факт является проявлением какой-то закономерности, а значит, у этого факта должны быть «родственники» – другие проявления неустановленной закономерности. Тревожность Ивана в отношении стабильности положения на работе – это проявление проблемы, которая обнаруживает себя и в его отношениях с женщинами. Не смотря на свой семейный статус, Иван постоянно ищет у них знаки симпатии и одобрения, поэтому подобострастен, вызывая обратную реакцию. Женщинам не нравятся заискивания. В отношении начальства Иван, на самом деле, боится разоблачения, потому что в глубине души считает, что одурачил своего босса, заставив его считать себя компетентным работником. По признанию Ивана, причина постоянной тревожности в том, что он все время выискивает признаки своего разоблачения.

Как можно видеть, обе линии публичного поведения Ивана являются иррациональной проекцией жуткой неуверенности в себе. Он не допускает мысли, что он таков, каков он есть, поэтому в отношениях с людьми выстраивает свои стратегии как Шлирлиц. Это видно из жестких стандартов, которых он придерживается на работе, и которые выглядят как часть ранней неадекватной схемы, подразумевающей сверхбдительность и сдержанность (Yong, 1994). Такое поведение может быть описано посредством понятий иррациональной убежденности в мимикрии и перфекционизма (Ellis and Dryden, 1997), а также соответствует установке «Я некомпетентен» (J. S. Beck, 1995). В проблемах с женщинами просматривается та же схема дефектности / стыда и возможно, эмоциональной депривации, то есть отсутствия заботы (если в семье есть проблемы).

Все эти ядра представляют собой навязчивые идеи типа «Меня не любят», «Я обречен быть отверженным» и «Я никчемен», поэтому вы можете воспользоваться известной на Западе методикой моделирования ядерных когнитивных схем (Dowd, 1997), чтобы идентифицировать производственное поведение Ивана как замещение в условиях доминирующего воображения. Это напоминает образную терапию (Н. Д. Линде, 1991 г.), поэтому Иван, по вашей просьбе, должен оказаться в ситуации, когда босс распекает его за плохую работу. Это необходимо для того, чтобы он научился моделировать реальность.

Иван, представь себе, что ты в кабинете начальника, когда он обнаружил твою недоработку и хочет разобраться с тобой. Ты смотришь на происходящее как бы со стороны. Пусть все будет, как обычно бывает, пусть в тебе, как обычно, поднимается тревога. Отличие в том, что ты также видишь, как ты опускаешь глаза и смотришь прямо на начальника. Ты стоишь в спокойной расслабленной позе и чувствуешь, что твоя тревога ослабевает. По мере того, как тревожность становится меньше, больше становится твое чувство профессиональной состоятельности. Чем меньше ты себя чувствуешь притворщиком, тем более растет в тебе ответственность за самого себя, за свои действия. Ты осознаешь, что в чем то очень несовершенен, но и на солнце есть пятна, поэтому в этом нет ничего плохого. Зато ты знаешь, что кое-что ты умеешь делать лучше других, и это наполняет тебя чувством незаменимости и уверенности в своих силах. Поэтому ты спокойно смотришь в лицо начальнику. Ты видишь себя отвечающим ему четко, спокойно и без признаков страха. Хорошо! И чем больше ты видишь себя отвечающим ему четко, спокойно и без страха, тем меньше становится твоя тревожность. А чем меньше становится твоя тревожность, тем более четко, спокойно и компетентно звучит твой ответ начальнику. Ты ощущаешь прямую связь твоего расслабления с самооценкой. Чем сильнее ты расслаблен, тем совершеннее себя чувствуешь. Это очень комфортное ощущение, в котором каждый хотел бы провести всю свою жизнь. Отныне ты можешь испытать его в любой момент, когда захочешь. Для этого ты уже умеешь снимать со своего тела напряжение, опустошаться от него, одновременно наполняясь сознанием своей ценности и чувством уверенного покоя. И чем больше в тебе будет чувства уверенности, тем выше будет уровень расслабления мышц твоего тела. Так будет отныне и всегда! А теперь я хочу, чтобы эта сцена улетучилась из твоего сознания, но при этом ты будешь продолжать чувствовать себя все более и более комфортно, все более и более расслабленным.

Когда Иван выйдет из транса, вы обсудите с ним его реакции на воображаемое преодоление и вынесенные уроки. Что касается проблем с женщинами, то вам поможет метод гипнотической когнитивной репетиции (Dowd, 1997b) в сочетании с гипнотической релаксацией.

Ваня, ты расслаблен и спокоен. Сейчас ты мысленно представишь себя и женщину, отношение с которой для тебя важны. Ты видишь себя и ее. Ты видишь, что ты держишься прямо и смотришь ей в лицо. Тебе - тому, кто стоит рядом с ней - неважно, как она относится к тебе, потому что она рядом, и это все, что тебе надо. Не правда ли? Ведь, если она рядом, значит ее больше нет ни с кем. Она только с тобой. Разве это не выбор? Ты знаешь, что находясь рядом с тобой, а значит, она разглядит твои достоинства, которые не были ей видны. Их может быть немного, но они есть, и тебе нет нужды их прятать или преувеличивать. Ты такой, какой есть, и ты понимаешь, что женщине, которая рядом с тобой, надо именно это. Ты наслаждаешься впечатлением, какое производит на нее твоя спокойная уверенность, и это твое нормальное состояние. И чем меньше ты нравишься ей, тем выше твое спокойствие, потому что ты знаешь, что это - залог того, что однажды она изменит свое отношение. В тебе есть то, что нужно ей. И этого не изменить.

Когда Иван выйдет их транса, вы обсудите с ним этот сюжет, насколько он был реалистичным, потому что при проведении гипнотической когнитивной репетиции важно убедиться в реакции реципиента. Ведь тогда вы сможете использовать когнитивную фантазию и связанное с ней чувство комфорта в будущих сессиях.

Третий сеанс гипноанализа. Лечение посттравматического расстройства.

Когнитивное содержание многих постравматических стрессовых расстройств (ПТСР) состоит из неконтролируемых навязчивых воспоминаний. Все они - о самом травматическом событии на фоне сильного эмоционального возбуждения. Лечение этих расстройств требует от больного умения снижать свое возбуждения, а так же контролировать симптомы. В качестве примера того, как это могло бы быть сделано, давайте рассмотрим случай Ахмеда.

Ахмед - ветеран войны в Сирии. Он командовал взводом и был на хорошем счету у командования, которое не раз награждало его орденами и медалями. Воспоминания Ахмеда представляют собой галерею мертвецов, наряду с видением самого себя, безрезультатно пытающегося двигаться сквозь жуткое побоище. Анализ автоматических мыслей, сопровождающих это воспоминание, выявил несколько рефренов: «Я не должен был» "Я виноват»; «Я недоглядел". Эти воспоминания в сочетании с автоматическими мыслями вызывали сильный эмоциональный импульс, включая дрожь, потоотделение и неспособность сосредоточиться.

Как вам действовать, когда перед вами Ахмед? Это умеренно гипнабельный собеседника люди, страдающие ПТСР, в трансе могут потерять контроль над собой, поэтому вам лучше начать с автоматических мыслей Ахмеда. Они возникают на фоне травматических воспоминаний, поэтому сразу после гипнотической индукции вы начинаете следующую процедуру:

Сейчас, Ахмед, я хочу, чтобы ты еще раз вспомнил одно из преследующих тебя воспоминаний, но только там ты будешь наблюдать самого себя со стороны. Ты будешь смотреть на бой, на свое поведение в нем, как если бы это происходило с кем-то другим. При этом ты ощутишь отстраненность, как если бы ты был там только одной своей частью, а вторая часть смотрит на первую со стороны. В такой же мере разделены и ослаблены твои чувства. Они остаются, но только так же - наполовину. Теперь попробуй представить себя, как обычно, говорящим: «Я делаю мало, я не должен был вести сюда взвод», но только вместо этого произнеси, пожалуйста, следующие слова: «Я не виноват в том, что оказался здесь. Я делаю все, что могу». Соверши эту много раз. По мере того, как ты повторяешь это утверждение, ты сможешь уловить начало успокоения. Тебе покажется, что ты успокаиваешься, что возбуждение сглаживается. Приятное ощущение, согласен?

Поупражнявшись с Ахмедом в альтернативном подходе к травматической ситуации, вы должны обучить его телескопической технике контроля воспоминаний.

Ахмед, вызови из памяти образ, чаще других преследующий тебя. В этот раз ты взглянешь на него через перевернутый бинокль. Увеличивая или уменьшая это изображение, ты будешь пропорционально увеличивать или уменьшать свое волнение и автоматические мысли, которые обычно сопровождают это воспоминание. Попробуй, и ты увидишь, что уменьшая в перевёрнутом бинокле картинку, ты уменьшает возбуждение связанное с ней. Отныне, благодаря этой способности, ты сможешь продлевать эмоциональный комфорт. Только не забывай переворачивать бинокль (или подзорную трубу), чтобы привести в порядок свой пульс.

Применив телескопическую технику, вы помогли Ахмеду овладеть дистанциированием от травмирующего воспоминания, и со временем, при регулярном использовании этой техники, он сможет уменьшить их частоту и интенсивность.

Никогда не поздно получить счастливое детство. Как снять ограничения на радость?

Одним из условий благодарного и оптимистического мировосприятия является способность психики подпитываться энергией ярких воодушевляющих воспоминаний. Больше половины всех живущих людей либо отрезаны от этой возможности, либо существенно ограничены в допуске к ней. Дело в том, что у каждого в жизни, особенно в младенческий период, имели место глубокие и сильные переживания. Не имеют значения причины их вызвавшие, но очень важно, что в эти секунды воспринимал младенец. Приведу отрывок одной из регрессий, который позволяет воочию убедиться в этом. Я как раз заканчивал второй сеанс гипноанализа и на всякий случай, под занавес, решил сделать стандартную проверку собеседника на проявление эмоций удовольствия.

○ Мысленно начни припоминать самые счастливые моменты в жизни? Не надо ничего рассказывать вслух, посмакуй ситуации, заряженные радостью, бодростью. И опиши как переживаешь вспышки удовольствия? Как волны тепла, потоки света, иначе
○ Не особо могу почему-то вернуть приятное.
○ Сфокусируйте на теле. Я буду считать от одного до трех. На числе три проявятся те части, те воспоминания, что мешают получать удовольствие. Один. Концентрируешься на ощущении в теле. Два. Все, что не дает радоваться как ребенку, веселиться, не думаю об окружающих, все ограничивающие проявляется с лечебной целью. Три. Опиши, есть ли что-то не так окрашено или наполнено энергией дискомфорта?
○ Да, на цифре два возникло странное ощущение в голове.
○ Направь внимание на эту часть. Я щелкну пальцами, и придет слово, образ, событие целиком, что связано с причиной этой боли (щелчок). Что приходит на ум?
○ Опять мама.
○ Вдох, выдох! Туман рассеивается, - опиши, что происходит.
○ Мне четыре года, бабушка подарила тряпичную куклу - в садике все девчонки обзавидовались. А вечером, когда забрали меня домой, около бабушки были врачи, мама сильно переживала. Весь следующий день я была возле бабушки, которая, казалось, слышит, но с наступлением ночи бабушку увезли в больницу, где она умерла. Тогда мама вырвала куклу и сказала, что нельзя радоваться, когда другим больно.

На этой фразе моя собеседница испытала физическую боль, поэтому я быстро купировал эмоциональный заряд. Ещё полчаса я находил большие и маленькие эпизоды, поддерживающие ограничение на получение удовольствия. А потом было ещё несколько сеансов, где я уже целенаправленно выуживал из головы своей подопечной похожие установки: “Нельзя громко смеяться”, “Никого не любить без выгоды”. В итоге, она вернула себе способность радоваться и испытывать удовольствие даже по мелким поводам. Так она сказала.

◖ Обучение уличному гипнозу и гипноанализу в Москве
◖ Online-курс "ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА"
“Hypnologic. Обратная сторона сознания”. Обучение уличному гипнозу

Гипноз: отзыв медсестры о лечении клаустрофобии, боязни туннелей, лифтов.

Катарсис в работе с психотравмой и снятие запретов на выражение эмоций в гипнотерапии.

● ВК. Гипноз: обучение гипнозу и отзывы о гипнотерапии. 
● ФБ. Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом. 
● Instagram. Гипноз и психосоматика. Отзывы.

Оценка статьи:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

«ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА»ONLINE-КУРС ОБУЧЕНИЯ ГИПНОЗУ Записаться на курс

обучение гипнозу в санкт-петербурге

обучение гипнозу в санкт-петербурге
психосоматические заболевания Психосоматические заболевания - причины, симптомы и методы лечения С каждым годом фиксируется рост психосоматических заболеваний. Чаще всего психосоматические расстройства вызваны психогенными факторами и проявляются на физиологическом уровне.
Гипноз и транс Гипнотическая диссоциация Общие представления о диссоциации в гипнозе как о разделение между «системами идей и функций, составляющих личность» (Janet, 1907, p. 332).
О панических атаках просто и по-научному Панические атаки Обзор научных статей про механизмы возникновения и лечения панических атак.
Психотравма Психологическая травма Что такое психологическая травма? Обзор научных статей (перевод из Википедии).
Психосоматика. Отзыв о лечении аллергии в гипнозе Гипноз: лечение аллергии Психосоматика аллергии. 
Гипноз в спорте. Новости допинга. Гипноз в спорте. Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?
Регрессивный гипноз Регрессивный гипноз и гипнотерапия Регрессивный гипноз и гипнотерапия как основной инструмент нахождения травмирующих событий. Обзор техник гипнотизации и базовые принципы гипноанализа.
Социофобия: мелочи жизни. Социофобия: мелочи жизни Социофобия - симптомы, способы лечения, отзывы о лечении социофобии.
Записаться на консультацию
ЗАКРЫТЬ
Подпишись на группы
по гипнозу и гипнотерапии

Я хочу получать материалы по лечению фобий и гипнозу