Гипнотическое обезболивание.

Главы из книги врача Л. Шертока «Непознанное в психике человека».

Леон Шерток (Leon Chertok) -- французский психотерапевт, психоаналитик, доктор медицины, руководитель Центра психосоматической медицины им. Дежерина, профессор Сорбонны, ученик Лакана, гипнолог.

гипноз медитация

Эксперименты. Гипнотическое обезболивание

Исторический обзор.

Применение психологических средств для снятия боли известно очень давно. Его истоки восходят к приемам магии, которые мы встречаем в некоторых этниче­ских группах. Эпохи античности и средневековья также знали подобные средства.

Мы проследим в исторической последовательности различные методы снятия боли без применения хими­ческих средств с того момента, когда они стали предметом экспериментального изучения — одновременно с разработкой теории животного магнетизма — в конце XVIII в. Последователи Месмера обнаружили, что «магнетический» сон приводит иногда к более или менее полному обезболиванию. В течение более чем полувека  вопрос об  обезболивании  оставался,  таким образом тесно связанным со спорами о том, существует или не существует флюид.

Гипнотическое обезболивание в хирургии

Первый, по-видимому, опыт, получивший отражение в литературе, состоялся 7 ноября 1820 г. в парижской больнице Отель Дье.  Молодая девушка   18 лет  м-ль  Самсон была   загипнотизирована   широко   известным магнетизером бароном дю Поте (1796—1881), работавшим в   клинике   д-ра   Юссона (1772—1853). Сеанс проводился в присутствии Рекамье (1774—1856), зна­менитого хирурга того времени; именно он «несколько раз поднимал пациентку со стула, щипал ее, открывал ей глаза, но она ничего не чувствовала» (Foissac, 1833, с. 276).

В дальнейшем Рекамье провел на двух других паци­ентах опыт прижигания с помощью моксы. 6 января 1821 г. Рекамье совместно с магнетизером Робуамом усыпили пациента по фамилии Старен. Затем пациенту было сделано прижигание «в верхней наружной части правой ягодицы, которое вызвало ожог на участке, имевшем 17 линий в длину и 12 в ширину». Пациент «не обнаружил ни малейшего признака чувствительнос­ти ни криком, ни движением, ни изменением пульса» (там же, с. 280). Только после пробуждения больной почувствовал сильнейшую боль.

Следующий опыт был проведен на Лиз Леруа и проходил сходным образом. Прижигание проводилось в эпигастральной области и вызвало «ожог на участке кожи “15 линий в длину и 9 в ширину”» (там же, с. 281).

Спустя восемь лет, 12 апреля 1829 г., Жюль Клоке (1790—1883) осуществил первое хирургическое вмеша­тельство под гипнотической анестезией. Пациентка 64 лет, страдавшая астмой, была загипнотизирована своим врачом д-ром Шапленом, внушившим ей, что у нее нет причин бояться операции. Следует отметить, что накануне больная испытывала панический страх перед операцией. В течение всей операции «больная спокойно беседовала с хирургом и не проявляла ни малейших признаков болевой чувствительности» (Cloquet, 1829, с.  132).

Операция состояла в «удалении рака грудной желе­зы во время гипнотического сна». Под таким названием Жюль Клоке представил 16 апреля 1829 г. сообщение в Королевскую медицинскую академию. В ходе заседа­ния разгорелась ожесточенная дискуссия о том, существует или не существует флюид, как это случалось всякий раз при упоминании животного магнетизма. Ипполит Ларре (1766—1842), бывший главный хирург Великой армии, выразил сожаление, что Клоке «поддался на  подобные  фокусы».   Мы  не  знаем, добавил он, «как далеко корысть или фанатизм  могут завести людей в их способности скрывать боль,  и  пациентка в данном  случае была  не чем  иным,  как пособницей магнетизеров» (там же, с.  133—134). Ларре приводил в качестве примера солдат, переносивших мучительные хирургические операции, не выказывая внешне никаких признаков боли,  и относил  это за счет их мужества. Он упомянул   также   известную   историю   об   убийце Клебера, который пел под пытками.

Эволюциия понятия гипноз.

Противники теории животного магнетизма отказывались верить в подлинность этого эксперимента, потому что существование магнетического флюида казалось невозможным  с  точки   зрения  физиологии. Клоке ответил, что, хотя он не может   ничего   объяснить, изложенные им факты неопровержимы и что «истина, какой бы невероятной она ни казалась, остается тем не менее   истиной,   и   она   должна   стать   достоянием гласности»  (там же, с.  134).

Сходный спор имел место в той же Академии 24 января 1837 г. Первым среди разбиравшихся был случай пациентки д-ра Уде (1788—1868), у которой было проведено удаление зубов под гипнотической анестезией. Д-ра Уде  заверили,   что  его  «провели»,   как   прежде Клоке.  Были  приведены  в этой связи разнообразные причины, способные побудить пациента  симулировать отсутствие болевой чувствительности. И на этот раз дискуссия касалась вопроса о том, существует флюид (Oudet,  1837).

В Великобритании дю Поте приобрел единомышлен­ника: в животный магнетизм верил Эллиотсон (1791 —1868) из Лондонской университетской боль­ницы. Это был выдающийся врач, бывший, между про­чим, пропагандистом стетоскопа, изобретенного Р. Ла-эннеком, чем успел уже и прежде заслужить враждеб­ное отношение со стороны своих коллег. Вера в сущест­вование животного магнетизма стоила Эллиотсоиу утраты всех официальных должностей. В 1843 г. он опубликовал отчет о ряде случаев хирургического вме­шательства под гипнозом (Elliotson, 1843). В том же го­ду он основал журнал «Зойст» («The Zoist»), где нашли отражение все случаи хирургических операций под гипноанестезией, осуществленные в тот период как в самой Англии, так и в других странах (Elliotson, 1846).

Вслед за работами Эллиотсона Эсдейл (1808—1859) осуществил в Индии 315 операций под гипноанестезией, из которых 200 по поводу удаления опухоли мошонки. Эсдейл не гипнотизировал сам пациентов, а прибегал к помощи молодых людей от 14 до 30 лет, индусов и му­сульман, в большинстве своем работавших помощника­ми хирурга или аптекаря в больнице Хугли. Индукция осуществлялась при помощи пассов одной или двумя ру­ками на уровне лица. Она повторялась перед операцией несколько раз в темном помещении (Esdaile, 1846, 1852).

В тот же период многочисленные вмешательства такого рода были осуществлены и во Франции. Упомя­нем здесь публикации Рибо и Кьяро (1847), Фантона (1845), Луазеля  (1846а,  1846b)   и других.

Вскоре после 1840 г. произошло событие, которое вновь поставило под сомнение теорию животного маг­нетизма. Брэд совершил настоящую революцию: он отказался при погружении в гипноз от магнетических пассов, которые считались необходимыми для передачи флюида, и заменил их зрительной фиксацией блестящего предмета; позднее он добавил к этому словесное внушение. Это изменение техники было воспринято всеми как доказательство того, что флюид не существует. Созданный Брэдом термин «гипноз» вытеснил термин «животный магнетизм» (Braid, 1843). Заметим все же, что два термина сосуществовали в течение некоторого времени и каждая теория имела своих сторонников. С 1813 г. убежденный антифлюидист аббат Фариа (1756—1819) использовал словесное вну­шение для усыпления пациентов. Со своей стороны журнал «Зойст» сохранял верность месмеризму доволь­на долго после развития исследований Брэда в Англии и во Франции. Книга Бине и Фере, вышедшая в 1887 г., еще носит название «Животный магнетизм» (Binet, Fere, 1887).

Затем открытие эфира (1842—1846) снова отвлекло внимание от использования гипнотической анестезии, в то самое время как Эллиотсон и Эсдейл рассматривали возможности более широкого ее применения. Казалось, что анестезия действительно легче достигается медикаментозным путем.

Между тем гипнотическое обезболивание продолжа­ли использоваться, но преимущественно в экспериментных целях. В своей работе по гипнозу Брэд описал много случаев хирургического вмешательства   (удаление зубов,   вскрытие   абсцессов,   ортопедические   опе­рации т. п.), осуществленных под гипнозом. Исследования Брэда стали известны во Франции благодаря Азаму (1822—1899)  из Бордо. Азам провел в течение лет ряд опытов, но не опубликовал своих результатов.   И   1859  г.  он  сообщил  о  них  Брока (1824 – 1880), который в сотрудничестве с Фолленом осуществил в  клинике имени Неккера удаление очень обширного и болезненного абсцесса в области ануса. Брока сделал доклад об этом случае в Академии наук и в Хирургическом обществе 5 и 7 декабря  1859 г.  (Вгоса,  1859, 1860).

Может показаться странным, что Брока  интересовался гипнотическим обезболиванием, в то время как он располагал всем арсеналом анестезирующих средств, и в том числе хлороформом. В действительности медикаментозная анестезия делала в те дни лишь свои первые шаги, и ее применение вызывало еще много осложнений. В связи с этим Брока заявлял: «Всякое безвредное средство, оказавшееся успешным хотя бы однажды, заслуживает изучения» (Вгоса, 1860, с. 248). Однако он не строил иллюзий относительно возможно­сти широкого использования методов гипноза в хирур­гии, указывая: «Какими бы странными ни казались эти методы, они достойны всяческого внимания со стороны физиологов, даже если не обеспечивают того постоянст­ва результатов, при котором они могли бы лечь в основу общей методики хирургической анестезии» (там же, с. 253). «Изучение явления гипноза призвано, несомнен­но, расширить круг наших знаний в области физиоло­гии»  (там же, с. 258).

Следует сказать также о работах Льебо, который ввел новый элемент, имевший важные последствия как теоретического, так и практического характера. Льебо показал возможность снятия боли с помощью постгипнотического внушения, при том, что само хирургическое вмешательство происходило в состоянии бодрствования. В 1885 г. Льебо описал 19 случаев удаления зубов безболезненно или с ослабленной болью, имевших место в 1882 и 1883 годах (Lie-beault, 1885).

Деятельность Шарко в клинике Сальпетриер и Бернгейма во главе школы Нанси ознаменовала расцвет исследований в области гипноза. В этот период осуществлялись многочисленные хирургические операции под гипнотическим обезболиванием; так, во Франции их проводили Питр (1886), Мабий и Рамадье (1887), Бернгейм (1886, с. 270, 370), Фор (1890), Месне (1888) и Льежуа (1889, с. 265); в Швейцарии — Форель (1889); в Соединенных Штатах — Вуд (1890); в Швеции— Веландер (1890); на Кубе — Ауард Мартинес Диас (1892).

После смерти Шарко, последовавшей в 1893 г., интерес к гипнозу значительно упал как во Франции, так и в других странах. По этой причине в это время появлялось мало публикаций о гипноанестезии при хирургических вмешательствах. Лишь после второй мировой войны количество публикаций вновь возросло, особенно в Соединенных Штатах: Э. Хилгард и Ж. Хилгард (1975) систематизировали их, составив следую­щую таблицу:

Гипнотическое обезболивание в акушерстве

Следует также упомянуть важную роль гипноанальгезии в акушерстве. Уже в 1831 г. Юссон указывал, что использование гипноза может способствовать уменьшению родовых болей (Foissac, 1833). В XIX в. проводились многочисленные опыты в этом на­правлении, в частности, Каттером (1845) в США, Саундерсом (1852) в Англии, Лафонтеном (1860, с. 197) и Льебо (1866, с. 386; 1885, 1887) во Франции. Начиная с 1885 г. попытки такого рода заметно участились. Назовем во Франции: Дюмонпалье (1892), Овара и Сешерона (1886), Месне (1888), Грапшапа (1889), Люиса (1890а, 18906),   Эдвардса    (1890),   Журне   (1891),   Ле   Менапа   де   Шене (1894), Люжоля (1893), Вуазена (1896). В других странах: в Австрии Притцль (1885); в Голландии Де Йонг (1893); в Германии Заллис (1888), Шренк-Нотцинг (1893), Татцель (1893); в Испании Рамон-и-Кахал (1889); в Англии Кингсбсри (1891); в России Доброволь­ский (1891), Боткин (1897), Матвеев (1902); в США Лихтштейн (1898).

Приведенная литература в большинстве своем дает много подроб­ностей и содержит богатый клинический материал. Изложенные дан­ные выявляют на конкретных примерах разновидности гипноанальгетичеекого эффекта: роженица осознает наличие маточных сокраще­ний, не испытывая при этом никаких болей; боли ослаблены; боли ощущаются, но не отражаются на поведении роженицы; у роженицы выявляются вегетативные симптомы боли, и при этом она уверяет, что не испытывает болевых ощущений; процесс родов стирается из ее памяти и т. д. … Кроме того, отмечалось воздействие словесно­го внушения на физиологические функции: схватки, лактация и т. и.

В период после первой мировой войны в Германии и Австрии предпринимались попытки использования гипноза в более широком масштабе. Это объяснялось в известной степени реакцией на отри­цательные стороны медикаментозной анестезии, имевшие место при применении препаратов опия (морфий, скополамин). В этом направле­нии работали фон Эттинген (1921) в Гейдельберге, Шульце-Ронхоф (1922, 1923), Хеберер (1922), Кирштейн (i922), Франке (1924), фон Вольф (1927). Этот период отмечен большим разнообразием технических приемов: использование гипноза при родах или только и период подготовки к ним (в этом последнем случае обезболивание достигается посредством постгипнотического внушения); применение гипносуггестивного метода в сочетании с медикаментами; использо­вание внушения в состоянии бодрствования и т. д.

Однако это расширение области применения гипноза оставалось относительно ограниченным. Очень скоро сказалось и обычное проти­водействие. Кроме того, сам гипноз связан с рядом условий, за­трудняющих  массовое его применение.  Тем временем  усовершенствовались медикаментозные     средства,     и     в     результате этого после 1925 г.  гипноз в германских странах был  постепенно предан забвению.

В Советском Союзе благодаря влиянию Павлова, предложившего физиологическое объяснение гипноза, противодействие его примене­нию было менее сильным, чем в других странах. С 1923 г. начался период интенсивного экспериментирования. Были созданы даже гипнотарии и Ленинграде (Вигдорович, 1938) и в Киеве (Сыркин, 1950), Центры подготовки женщин к родам с помощью сеансов коллектив­ного гипноза. Среди наиболее видных исследователей назовем К. И. Платонова (Платонов и Вельвовский, 1924), который был учеником великого русского невропатолога Бехтерева и работал в сотрудничестве с Шестопалом (Платонов и Шестопал, 1925), Никола­ева (1927), Калашника (1927), Постольника (1930), Шлифер (1930), Здравомыслова  (1930,  1938).

Собранные этими авторами данные позволили утверждать, что применение психологических методов может сделать роды более или менее безболезненными. На этой основе в Советском Союзе был разработан психопрофилактический метод, при котором гипноз заменял­ся «воспитательными» средствами: изучение анатомии и физиологии родов, метод убеждения, призванный внушить беременной женщине, что родовые боли не являются неизбежными, и устранить страх, «приемы обезболивания» (ритмичное дыхание, поглаживание живота вo время схваток)   и т.  п.

Сторонники психопрофилактики считали, что по сравнению с гипнозом, приводящим женщину в состояние зависимости и пассивности, их метод имеет преимущество, поскольку позволяет женщине активно участвовать в процессе родов. С их точки зрения, родовые боли не являются органически предопределенными, а представляют собой условный рефлекс, приобретенный в течение веков в результате социально-культурных влияний: мобилизуя активность женщины, психопрофилактика вызывала «активацию» коры головного мозга, создавался новый условный рефлекс, который должен был вытеснить прежний. Таким образом, этот метод играл профилактическую роль, в то время как гипноз, основанный на корковом торможении, оказывал только лечебное действие.

Что такое самовнушение & самогипноз.

Теория «активации коры» не имеет, в сущности, никакого экспе­риментального обоснования. Она отвечала господствовавшей в те годы Советском Союзе тенденции объяснять все явления в терминах павловской физиологии. Несмотря на это, уже в 50-е годы против нее были выдвинуты возражения, в том числе со стороны ряда врачей, применявших психопрофилактику, и в настоящее время от этой теории практически отказались.

Тем не менее метод психопрофилактики сыграл важную роль в гуманизации родов. Он быстро приобрел мировую известность. Вначале он был введен во Франции Ламазом и Велле в 1952 г. (Lamaze, Vellay, 1952, 1956) и использован немногими женщинами и врачами левой политической ориентации. Вскоре он получил широкое распространение и в 1956 г. даже удостоился одобрения папы
Пия XII («Роды без боли», Папское послание, 1956). В Соединенных Штатах этот метод, получивший название «метода Ламаза», внедрялся очень медленно. Одновременно при родах продолжает использо­ваться иногда и гипноз (Abramson, Heron 1950; August, 1961),(Kroger, 1962, 1963), (Cheek, Le Cron, 1968).

Какие выводы можно сделать из этого краткого исторического очерка? Усовершенствование медикамен­тозной анальгезии в хирургии и распространение психопрофилактического метода обезболивания родов от­теснили гипнотическую анальгезию на второй план. К ней стали прибегать лишь в тех случаях, когда пациент по той или иной причине не переносил хими­ческого обезболивания. Но с теоретической точки зрения осуществленные исследования дали важный экспериментальный материал, который остается основ­ным для формирования нашего современного пони­мания феномена боли. Они показали, что боль не сво­дится к ряду механических реакций на болевые сти­мулы, но вызывает реакцию всего организма в целом, связанную с необычайно сложными факторами: соци­ально-культурными установками, межличностными от­ношениями и т. п.

 

«Гипноз» по методу Милтона Эриксона

Взгляд на эриксоновский гипноз глазами практика.

Гипноз: лечение аллергии.

Психосоматика аллергии. 

Новости допинга. Гипноз в спорте.

Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?

Кое-что интересное о гипнозе

Мифы и факты о гипнозе. Правила эксплуатации подсознания.

Социофобия: мелочи жизни.

Образ социофоба известен – это Перельман, небритый «книжный червь» 

Как простить человека

Когда не можешь его простить?

Гипнотерапия панических атак

Как образуются панические атаки? Гипнотерапия панических атак.

Дневник гипноаналитика

Истории из практики гипноанализа. Отзывы пациентов из medbooking.com

Гипноз. Перепрограммирование подсознания

Тактическая задача убрать глубинные страхи, после возможно корректировать мировоззрение.

Инсектофобия: лечение боязни насекомых

Страх перед реально существующей опасностью - естественная защитная реакция каждого человека. Но если он порожден фантазией разума и не имеет под собой истинной причины возникновения, его принято называть фобией. Это иррациональный, патологический страх, который возникает в глубинах нашего подсознания и относится к расстройствам психики. К наиболее распространенным из них относится инсектофобия.

Гелиофобия - боязнь солнца

Без солнца невозможно существование большинства живых организмов. Растения, животные и, конечно же, человек, не могут жить во мраке вечной ночи. Однако есть люди, которые уверены, что солнце способно нанести вред их физическому здоровью, и страшатся его до потери сознания. При этом в качестве аргументов в доказательство своих опасений приводят нелогичные объяснения.

Что такое социофобия? Методы лечения

Перевод одноименной статьи про социофобию из Википедии.

Мизофобия: как бороться с боязнью микробов

Стремление человека к чистоплотности похвально, а о том, что гигиена - залог здоровья, знают все.

Эритрофобия - боязнь покраснеть

Человек подвержен различным страхам. Большинство из которых придуманы им самим.