Гипнотическое обезболивание. Гипноз против боли

Самый полный обзор по феномену гипноанестезии: применение гипноза вместо наркоза, хирургические операции под гипнозом. 

Использование гипноза для обезболивания (перевод статьи из Википедии).

Гипнохирургия – это термин, описывающий операционную процедуру, при которой пациент находится под не под воздействием традиционной анестезии (anaesthetics), а под гипнозом (hypnotherapy).

Использование гипноза в качестве анестезии началось в 1840-х, и его первым пионером стал Джеймс Брайд (James Braid). С тех пор во время операции (hypnosurgery) гипнотерапевты помогают своим пациентам управлять бессознательными (subconscious) рефлексами, в том числе подавляя боль (pain) в ее традиционном понимании. Сегодня, например, в бельгийской клинике University of Liège проводится с применением гипнонаркоза более 480 операций в год. В основном, это отоларингология (ENT) и лечение щитовидной железы (thyroid treatments). Во время таких операций пациенты ощущаю хирургическое вмешательство и часто описывают ожидаемое чувство боли как покалывание или щекотание.

“Hypnologic. Обратная сторона сознания”. Обучение уличному гипнозу в Санкт-Петербурге

Гипноз используется в хирургии не только для обезболивания, но и для удаления спазмов  в пищеварительном тракте, а так же в качестве анестезии во время операции. При этом чаще всего используется гипнонаркоз (Hypnosedation) - сочетание гипноза, местной анестезии и легкого успокоительного. Пациенты, обычно престарелые люди или те, кому общая анестезия противопоказана, остаются в сознании, слушая рассказы во время операции.

Важной составляющей гипнооперации является подготовка больного. Обычно она включает несколько сеансов по 50-60 минут в зависимости от способности пациента к гипнозу. Каждый из сеансов направлен на выработку взаимодействия между пациентом и гипнотерапевтом по контролю боли и расслабления сознания. Пациент, как правило, бывает готов к гипноаперации через 6 недель подготовки.

Гипноз также может быть инструментом послеоперационного выздоровления. Одно из исследований показало ускоренное заживление тканей у пациентов, использовавших гипноз во время хирургического восстановления. В частности, у прооперированных больных, находившихся в семи недельной послеоперационной реабилитации, исследователи обнаружили более быстрое исцеление, чем у пациентов, к которым гипноз
не применялся.

Сначала гипноз был известен под названием мезмеризм. Названный так по имени Франка Мезмера (Frank Mesmer), которому приписывается открытие “животного магнетизма” (animal magnetism), мезмеризм считался природной силой, которая существует сама по себе. Мезмер верил, что эта магнетическая сила способна воздействовать физически, и, в частности, лечить. Джеймс Брайд (James Braid), пионер гипнохирургии, усомнился в природе мезмеризма. Во время шоу Чарльза Лафонтане (Charles Lafontaine), Брайд пришел к выводу, что демонстрируемый эффект не был вызван магнитным (magnetic) влиянием. Чтобы доказать это, он проделал над самим собой эксперимент (self-experiment), в ходе которого было установлено, что эффект мезморизма достигается с помощью взгляда и концентрации внимания субъекта. Свое открытие Джеймс Брайд зафиксировал в новом термине «гипнотизм» (“hypnotism”), таким образом открестившись от мезмеризма совсем.

Первым зарегистрированным случаем применения гипноза в качестве анестезии стала операция французского хирурга Юлиуса Клокьюта (Dr. Jules Cloquet, 1790-1883) на женской груди. Удаление опухоли осуществлялись, когда пациентка находилась под воздействием гипноза. В течение своей карьеры, Клокьют провел еще несколько удачных операций с использованием гипноза как единственной формы наркоза (anesthesia). Известно так же, что в 1945 году в больнице для военнопленных River Valley Road в Сингапуре, где запасы химических анестетиков были строго ограничены японцами, Майкл Вудрафф (Michael Woodruff) вполне успешно использовал гипноз для обезболивания стоматологических и хирургических процедур.

Первым, кто стал в штатном порядке практиковать гипноанастезию, стал шотландский хирург Джеймс Издейл (Dr. James Esdaile). Он работал в колониальной Индии и выполнил на аборигенах около 300 операций с применением гипноза в отрезке между 1845 и 1851 годами. Позднее Издейл построил возле Калькутты больницу Хугли (Hooghly hospital).

Материалы по операциям под гипнозом. Гипноанестезия / состояние Эсдейла / самогипноз:

Гипноанестезия. Лечение зубов под гипнозом.
Гипноанестезия. Применения гипноза для лечения рака головного мозга (глиомы).
Гипноанестезия при лечении зубов. Обезболивание в гипнозе.
Операции без наркоза. Кашпировский 1989.
Гипноанестизия. Проверка глубины гипноза.
Состояний Эйсдейла (Esdaile State).
Возможности Ultra Depth (ультраглубокого состояния гипноза).
Гипноз для хирургии. Гипноанастезия. Доклад Dr. John Butler.
Лечение глубокого кариеса под гипнозом. Гипноанестезия & Самогипноз.
Гипноз в хирургической клинике. Гипноанестезия.
Гипноз в стоматологии. Эксперимент на немецком ТВ.
Гипноз в стоматологии. Лечение зубов в клинике города Оберндорф.
● Гипноз в стоматологии. Немецкое общество стоматологического гипноза.

Литература:

1) Cedercreutza, Claes (1961). "Hypnosis in surgery". International Journal of Clinical and Experimental Hypnosis. 9 (3). doi:10.1080/00207146108409665.
2) http://www2.ulg.ac.be/anesrea/
3) Wolfart, Karl Christian; Friedrich Anton Mesmer. Mesmerismus: Oder, System der Wechselwirkungen, Theorie und Anwendung des thierischen Magnetismus als die allgemeine Heilkunde zur Erhaltung des Menschen (in German, facsimile of the 1811 edition). Cambridge University Press, 2011. ISBN 9781108072694. Foreword.
4) In his Novum Organum of 1620, Francis Bacon spoke of an instantia crucis ('crucial instance'), an experiment that proves one of two competing hypotheses and disproves the other. The term crucis, derived from crux ('cross'), delivers a sense of the guidepost that gives directions when a single roadway splits into two. The equivalent term, experimentum crucis ('crucial experiment'), was certainly used by Isaac Newton, and may have been introduced by Robert Boyle.
5) "Mr. Braid’s Lecture on Neurypnology", The Manchester Guardian, No.1375, (Wednesday, 16 March 1842), p.4, col.D.
6) Collyer, Robert. H., M.D. Mysteries of the Vital Element in Connexion with Dreams, Somnambulism, Trance, Anesthesia, Nervous Congestion, and Creative Function. 7) Modern Spiritualism Explained. 2nd ed. London: Savill, Edwards and Co, Printers, 1871.
8) Sampimon, R.L.H. & Woodruff, M.F.A., "Some Observations Concerning the use of Hypnosis as a Substitute for Anæsthesia", The Medical Journal of Australia, (23 March 1946), pp.393-395.
9) Hill, Andrew. "A Brief History of Hypnosis." Hypnotic Bites. December 18, 2012. Accessed July 26, 2016. https://traineehypnotist.wordpress.com/tag/james-esdaile/.
10) Fredericks, Lillian E., and Frederick J. Evans. The Use of Hypnosis in Surgery and Anesthesiology: Psychological Preparation of the Surgical Patient. Springfield, IL: Charles C Thomas, 2001.
11) Wobst, Albrecht H. K. (May 2007). "Hypnosis and surgery: Past, present, and future". Anesthesia & Analgesia. 104 (5): 1199–1208. doi:10.1213/01.ane.0000260616.49050.6d.
12) Shine, Jerry (2003). "Hypnosis Heals". Harvard Magazine. Retrieved June 16, 2013.
13) Bowers, Kenneth S. (November 1979). "Hypnosis and healing". Australian Journal of Clinical & Experimental Hypnosis. 7 (3): 261–277. 777

Эксперименты. Гипнотическое обезболивание.

Главы из книги врача Л. Шертока «Непознанное в психике человека».

Леон Шерток (Leon Chertok) -- французский психотерапевт, психоаналитик, доктор медицины, руководитель Центра психосоматической медицины им. Дежерина, профессор Сорбонны, ученик Лакана, гипнолог.

Исторический обзор.

Применение психологических средств для снятия боли известно очень давно. Его истоки восходят к приемам магии, которые мы встречаем в некоторых этниче­ских группах. Эпохи античности и средневековья также знали подобные средства.

Мы проследим в исторической последовательности различные методы снятия боли без применения хими­ческих средств с того момента, когда они стали предметом экспериментального изучения — одновременно с разработкой теории животного магнетизма — в конце XVIII в. Последователи Месмера обнаружили, что «магнетический» сон приводит иногда к более или менее полному обезболиванию. В течение более чем полувека  вопрос об  обезболивании  оставался,  таким образом тесно связанным со спорами о том, существует или не существует флюид.

Гипнотическое обезболивание в хирургии

Первый, по-видимому, опыт, получивший отражение в литературе, состоялся 7 ноября 1820 г. в парижской больнице Отель Дье.  Молодая девушка   18 лет  м-ль  Самсон была   загипнотизирована   широко   известным магнетизером бароном дю Поте (1796—1881), работавшим в   клинике   д-ра   Юссона (1772—1853). Сеанс проводился в присутствии Рекамье (1774—1856), зна­менитого хирурга того времени; именно он «несколько раз поднимал пациентку со стула, щипал ее, открывал ей глаза, но она ничего не чувствовала» (Foissac, 1833, с. 276).

В дальнейшем Рекамье провел на двух других паци­ентах опыт прижигания с помощью моксы. 6 января 1821 г. Рекамье совместно с магнетизером Робуамом усыпили пациента по фамилии Старен. Затем пациенту было сделано прижигание «в верхней наружной части правой ягодицы, которое вызвало ожог на участке, имевшем 17 линий в длину и 12 в ширину». Пациент «не обнаружил ни малейшего признака чувствительнос­ти ни криком, ни движением, ни изменением пульса» (там же, с. 280). Только после пробуждения больной почувствовал сильнейшую боль.

Следующий опыт был проведен на Лиз Леруа и проходил сходным образом. Прижигание проводилось в эпигастральной области и вызвало «ожог на участке кожи “15 линий в длину и 9 в ширину”» (там же, с. 281).

Спустя восемь лет, 12 апреля 1829 г., Жюль Клоке (1790—1883) осуществил первое хирургическое вмеша­тельство под гипнотической анестезией. Пациентка 64 лет, страдавшая астмой, была загипнотизирована своим врачом д-ром Шапленом, внушившим ей, что у нее нет причин бояться операции. Следует отметить, что накануне больная испытывала панический страх перед операцией. В течение всей операции «больная спокойно беседовала с хирургом и не проявляла ни малейших признаков болевой чувствительности» (Cloquet, 1829, с.  132).

Операция состояла в «удалении рака грудной желе­зы во время гипнотического сна». Под таким названием Жюль Клоке представил 16 апреля 1829 г. сообщение в Королевскую медицинскую академию. В ходе заседа­ния разгорелась ожесточенная дискуссия о том, существует или не существует флюид, как это случалось всякий раз при упоминании животного магнетизма. Ипполит Ларре (1766—1842), бывший главный хирург Великой армии, выразил сожаление, что Клоке «поддался на  подобные  фокусы».   Мы  не  знаем, добавил он, «как далеко корысть или фанатизм  могут завести людей в их способности скрывать боль,  и  пациентка в данном  случае была  не чем  иным,  как пособницей магнетизеров» (там же, с.  133—134). Ларре приводил в качестве примера солдат, переносивших мучительные хирургические операции, не выказывая внешне никаких признаков боли,  и относил  это за счет их мужества. Он упомянул   также   известную   историю   об   убийце Клебера, который пел под пытками.

Противники теории животного магнетизма отказывались верить в подлинность этого эксперимента, потому что существование магнетического флюида казалось невозможным  с  точки   зрения  физиологии. Клоке ответил, что, хотя он не может   ничего   объяснить, изложенные им факты неопровержимы и что «истина, какой бы невероятной она ни казалась, остается тем не менее   истиной,   и   она   должна   стать   достоянием гласности»  (там же, с.  134).

Сходный спор имел место в той же Академии 24 января 1837 г. Первым среди разбиравшихся был случай пациентки д-ра Уде (1788—1868), у которой было проведено удаление зубов под гипнотической анестезией. Д-ра Уде  заверили,   что  его  «провели»,   как   прежде Клоке.  Были  приведены  в этой связи разнообразные причины, способные побудить пациента  симулировать отсутствие болевой чувствительности. И на этот раз дискуссия касалась вопроса о том, существует флюид (Oudet,  1837).

В Великобритании дю Поте приобрел единомышлен­ника: в животный магнетизм верил Эллиотсон (1791 —1868) из Лондонской университетской боль­ницы. Это был выдающийся врач, бывший, между про­чим, пропагандистом стетоскопа, изобретенного Р. Ла-эннеком, чем успел уже и прежде заслужить враждеб­ное отношение со стороны своих коллег. Вера в сущест­вование животного магнетизма стоила Эллиотсоиу утраты всех официальных должностей. В 1843 г. он опубликовал отчет о ряде случаев хирургического вме­шательства под гипнозом (Elliotson, 1843). В том же го­ду он основал журнал «Зойст» («The Zoist»), где нашли отражение все случаи хирургических операций под гипноанестезией, осуществленные в тот период как в самой Англии, так и в других странах (Elliotson, 1846).

Вслед за работами Эллиотсона Эсдейл (1808—1859) осуществил в Индии 315 операций под гипноанестезией, из которых 200 по поводу удаления опухоли мошонки. Эсдейл не гипнотизировал сам пациентов, а прибегал к помощи молодых людей от 14 до 30 лет, индусов и му­сульман, в большинстве своем работавших помощника­ми хирурга или аптекаря в больнице Хугли. Индукция осуществлялась при помощи пассов одной или двумя ру­ками на уровне лица. Она повторялась перед операцией несколько раз в темном помещении (Esdaile, 1846, 1852).

В тот же период многочисленные вмешательства такого рода были осуществлены и во Франции. Упомя­нем здесь публикации Рибо и Кьяро (1847), Фантона (1845), Луазеля  (1846а,  1846b)   и других.

Вскоре после 1840 г. произошло событие, которое вновь поставило под сомнение теорию животного маг­нетизма. Брэд совершил настоящую революцию: он отказался при погружении в гипноз от магнетических пассов, которые считались необходимыми для передачи флюида, и заменил их зрительной фиксацией блестящего предмета; позднее он добавил к этому словесное внушение. Это изменение техники было воспринято всеми как доказательство того, что флюид не существует. Созданный Брэдом термин «гипноз» вытеснил термин «животный магнетизм» (Braid, 1843). Заметим все же, что два термина сосуществовали в течение некоторого времени и каждая теория имела своих сторонников. С 1813 г. убежденный антифлюидист аббат Фариа (1756—1819) использовал словесное вну­шение для усыпления пациентов. Со своей стороны журнал «Зойст» сохранял верность месмеризму доволь­на долго после развития исследований Брэда в Англии и во Франции. Книга Бине и Фере, вышедшая в 1887 г., еще носит название «Животный магнетизм» (Binet, Fere, 1887).

Затем открытие эфира (1842—1846) снова отвлекло внимание от использования гипнотической анестезии, в то самое время как Эллиотсон и Эсдейл рассматривали возможности более широкого ее применения. Казалось, что анестезия действительно легче достигается медикаментозным путем.

Между тем гипнотическое обезболивание продолжа­ли использоваться, но преимущественно в экспериментных целях. В своей работе по гипнозу Брэд описал много случаев хирургического вмешательства   (удаление зубов,   вскрытие   абсцессов,   ортопедические   опе­рации т. п.), осуществленных под гипнозом. Исследования Брэда стали известны во Франции благодаря Азаму (1822—1899)  из Бордо. Азам провел в течение лет ряд опытов, но не опубликовал своих результатов.   И   1859  г.  он  сообщил  о  них  Брока (1824 – 1880), который в сотрудничестве с Фолленом осуществил в  клинике имени Неккера удаление очень обширного и болезненного абсцесса в области ануса. Брока сделал доклад об этом случае в Академии наук и в Хирургическом обществе 5 и 7 декабря  1859 г.  (Вгоса,  1859, 1860).

Может показаться странным, что Брока  интересовался гипнотическим обезболиванием, в то время как он располагал всем арсеналом анестезирующих средств, и в том числе хлороформом. В действительности медикаментозная анестезия делала в те дни лишь свои первые шаги, и ее применение вызывало еще много осложнений. В связи с этим Брока заявлял: «Всякое безвредное средство, оказавшееся успешным хотя бы однажды, заслуживает изучения» (Вгоса, 1860, с. 248). Однако он не строил иллюзий относительно возможно­сти широкого использования методов гипноза в хирур­гии, указывая: «Какими бы странными ни казались эти методы, они достойны всяческого внимания со стороны физиологов, даже если не обеспечивают того постоянст­ва результатов, при котором они могли бы лечь в основу общей методики хирургической анестезии» (там же, с. 253). «Изучение явления гипноза призвано, несомнен­но, расширить круг наших знаний в области физиоло­гии»  (там же, с. 258).

Следует сказать также о работах Льебо, который ввел новый элемент, имевший важные последствия как теоретического, так и практического характера. Льебо показал возможность снятия боли с помощью постгипнотического внушения, при том, что само хирургическое вмешательство происходило в состоянии бодрствования. В 1885 г. Льебо описал 19 случаев удаления зубов безболезненно или с ослабленной болью, имевших место в 1882 и 1883 годах (Lie-beault, 1885).

Деятельность Шарко в клинике Сальпетриер и Бернгейма во главе школы Нанси ознаменовала расцвет исследований в области гипноза. В этот период осуществлялись многочисленные хирургические операции под гипнотическим обезболиванием; так, во Франции их проводили Питр (1886), Мабий и Рамадье (1887), Бернгейм (1886, с. 270, 370), Фор (1890), Месне (1888) и Льежуа (1889, с. 265); в Швейцарии — Форель (1889); в Соединенных Штатах — Вуд (1890); в Швеции— Веландер (1890); на Кубе — Ауард Мартинес Диас (1892).

После смерти Шарко, последовавшей в 1893 г., интерес к гипнозу значительно упал как во Франции, так и в других странах. По этой причине в это время появлялось мало публикаций о гипноанестезии при хирургических вмешательствах. Лишь после второй мировой войны количество публикаций вновь возросло, особенно в Соединенных Штатах: Э. Хилгард и Ж. Хилгард (1975) систематизировали их.

Гипнотическое обезболивание в акушерстве

Следует также упомянуть важную роль гипноанальгезии в акушерстве. Уже в 1831 г. Юссон указывал, что использование гипноза может способствовать уменьшению родовых болей (Foissac, 1833). В XIX в. проводились многочисленные опыты в этом на­правлении, в частности, Каттером (1845) в США, Саундерсом (1852) в Англии, Лафонтеном (1860, с. 197) и Льебо (1866, с. 386; 1885, 1887) во Франции. Начиная с 1885 г. попытки такого рода заметно участились. Назовем во Франции: Дюмонпалье (1892), Овара и Сешерона (1886), Месне (1888), Грапшапа (1889), Люиса (1890а, 18906),   Эдвардса    (1890),   Журне   (1891),   Ле   Менапа   де   Шене (1894), Люжоля (1893), Вуазена (1896). В других странах: в Австрии Притцль (1885); в Голландии Де Йонг (1893); в Германии Заллис (1888), Шренк-Нотцинг (1893), Татцель (1893); в Испании Рамон-и-Кахал (1889); в Англии Кингсбсри (1891); в России Доброволь­ский (1891), Боткин (1897), Матвеев (1902); в США Лихтштейн (1898).

Приведенная литература в большинстве своем дает много подроб­ностей и содержит богатый клинический материал. Изложенные дан­ные выявляют на конкретных примерах разновидности гипноанальгетичеекого эффекта: роженица осознает наличие маточных сокраще­ний, не испытывая при этом никаких болей; боли ослаблены; боли ощущаются, но не отражаются на поведении роженицы; у роженицы выявляются вегетативные симптомы боли, и при этом она уверяет, что не испытывает болевых ощущений; процесс родов стирается из ее памяти и т. д. … Кроме того, отмечалось воздействие словесно­го внушения на физиологические функции: схватки, лактация и т. и.

В период после первой мировой войны в Германии и Австрии предпринимались попытки использования гипноза в более широком масштабе. Это объяснялось в известной степени реакцией на отри­цательные стороны медикаментозной анестезии, имевшие место при применении препаратов опия (морфий, скополамин). В этом направле­нии работали фон Эттинген (1921) в Гейдельберге, Шульце-Ронхоф (1922, 1923), Хеберер (1922), Кирштейн (i922), Франке (1924), фон Вольф (1927). Этот период отмечен большим разнообразием технических приемов: использование гипноза при родах или только и период подготовки к ним (в этом последнем случае обезболивание достигается посредством постгипнотического внушения); применение гипносуггестивного метода в сочетании с медикаментами; использо­вание внушения в состоянии бодрствования и т. д.

Однако это расширение области применения гипноза оставалось относительно ограниченным. Очень скоро сказалось и обычное проти­водействие. Кроме того, сам гипноз связан с рядом условий, за­трудняющих  массовое его применение.  Тем временем  усовершенствовались медикаментозные     средства,     и     в     результате этого после 1925 г.  гипноз в германских странах был  постепенно предан забвению.

В Советском Союзе благодаря влиянию Павлова, предложившего физиологическое объяснение гипноза, противодействие его примене­нию было менее сильным, чем в других странах. С 1923 г. начался период интенсивного экспериментирования. Были созданы даже гипнотарии и Ленинграде (Вигдорович, 1938) и в Киеве (Сыркин, 1950), Центры подготовки женщин к родам с помощью сеансов коллектив­ного гипноза. Среди наиболее видных исследователей назовем К. И. Платонова (Платонов и Вельвовский, 1924), который был учеником великого русского невропатолога Бехтерева и работал в сотрудничестве с Шестопалом (Платонов и Шестопал, 1925), Никола­ева (1927), Калашника (1927), Постольника (1930), Шлифер (1930), Здравомыслова  (1930,  1938).

Собранные этими авторами данные позволили утверждать, что применение психологических методов может сделать роды более или менее безболезненными. На этой основе в Советском Союзе был разработан психопрофилактический метод, при котором гипноз заменял­ся «воспитательными» средствами: изучение анатомии и физиологии родов, метод убеждения, призванный внушить беременной женщине, что родовые боли не являются неизбежными, и устранить страх, «приемы обезболивания» (ритмичное дыхание, поглаживание живота вo время схваток)   и т.  п.

Сторонники психопрофилактики считали, что по сравнению с гипнозом, приводящим женщину в состояние зависимости и пассивности, их метод имеет преимущество, поскольку позволяет женщине активно участвовать в процессе родов. С их точки зрения, родовые боли не являются органически предопределенными, а представляют собой условный рефлекс, приобретенный в течение веков в результате социально-культурных влияний: мобилизуя активность женщины, психопрофилактика вызывала «активацию» коры головного мозга, создавался новый условный рефлекс, который должен был вытеснить прежний. Таким образом, этот метод играл профилактическую роль, в то время как гипноз, основанный на корковом торможении, оказывал только лечебное действие.

Теория «активации коры» не имеет, в сущности, никакого экспе­риментального обоснования. Она отвечала господствовавшей в те годы Советском Союзе тенденции объяснять все явления в терминах павловской физиологии. Несмотря на это, уже в 50-е годы против нее были выдвинуты возражения, в том числе со стороны ряда врачей, применявших психопрофилактику, и в настоящее время от этой теории практически отказались.

Тем не менее метод психопрофилактики сыграл важную роль в гуманизации родов. Он быстро приобрел мировую известность. Вначале он был введен во Франции Ламазом и Велле в 1952 г. (Lamaze, Vellay, 1952, 1956) и использован немногими женщинами и врачами левой политической ориентации. Вскоре он получил широкое распространение и в 1956 г. даже удостоился одобрения папы
Пия XII («Роды без боли», Папское послание, 1956). В Соединенных Штатах этот метод, получивший название «метода Ламаза», внедрялся очень медленно. Одновременно при родах продолжает использо­ваться иногда и гипноз (Abramson, Heron 1950; August, 1961),(Kroger, 1962, 1963), (Cheek, Le Cron, 1968).

Какие выводы можно сделать из этого краткого исторического очерка? Усовершенствование медикамен­тозной анальгезии в хирургии и распространение психопрофилактического метода обезболивания родов от­теснили гипнотическую анальгезию на второй план. К ней стали прибегать лишь в тех случаях, когда пациент по той или иной причине не переносил хими­ческого обезболивания. Но с теоретической точки зрения осуществленные исследования дали важный экспериментальный материал, который остается основ­ным для формирования нашего современного пони­мания феномена боли. Они показали, что боль не сво­дится к ряду механических реакций на болевые сти­мулы, но вызывает реакцию всего организма в целом, связанную с необычайно сложными факторами: соци­ально-культурными установками, межличностными от­ношениями и т. п.

Что такое самовнушение & самогипноз. Объективные стадии гипноза (расслабление, гипотаксия) III стадия (глубокий гипноз). Высокая степень диссоциации (Я & Тело). Парадоксальная фаза по Павлову.

Гипноз в хирургической клинике. Гипноанестезия.

Источник книга П. И. Буля  «Техника гипноза и внушения» (120 стр. Издательский дом «Сентябрь», 2001. ).

С давних времен известно применение гипноза в хирургии для анестезии и анальгезии (отсутствие болевой чувствительности кожи и чувствительности к прикосновению).В литературе приводятся данные о многочисленных хирургических операциях, произведенных хирургами с применением гипноза еще тогда, когда не было наркоза. Уже в начале XIX в. Рекомье производил хирургические операции людям, погруженным в гипнотический сон. В 1843 г. Элиот произвел более 300 хирургических вмешательств, используя гипнотический сон вместо наркоза, который был еще крайне примитивен и далеко не безвреден, часто вызывал даже смерть оперируемого. Проводились как простые, так и весьма сложные хирургические операции. Много последних под гипнозом делали К. И. Платонов, А. П. Николаев и другие русские гипнотерапевты.

Мы участвовали при проведении свыше 100 хирургических операций под гипнозом в самых различных клиниках и четко представляем себе, что гипноз вряд ли вытеснит наркоз из хирургической практики. Однако в ряде случаев, когда наркоз противопоказан по тем или иным причинам, он с успехом может быть заменен гипнозом. Интересно, что гипнозом можно сиять и зубную боль, в частности при удалении зубов. Так, например, в Лондоне более 50% зубных операций проводятся под гипнозом.

Лишь сравнительно недавно доказана специфическая роль коры головного мозга больших полушарий в формировании болевой и температурной кожной чувствительности у человека. Было доказано, что условный рефлекс оказывался способным затормозить и снять реакцию на болевой безусловный раздражитель. Следует оговорить, что операции под гипнозом возможны только у лиц, погруженных в глубокий гипноз (третьей степени), у которых гипнотическое состояние вызывалось неоднократно и испытуемые достаточно тренированы.

Установлено, что болевое раздражение только тогда реализуется в чувство боли, когда оно достигает соответствующих центров коры больших полушарий головного мозга. Известны многочисленные факты, когда чувство боли возникает в отсутствующей ампутированной конечности (так называемые «фантомные боли»). Наконец, экспериментально доказана возможность вызывать чувство боли с помощью словесного внушения в гипнозе, в совершенно здоровом органе. При этом внушенное чувство боли воспринимается как боль и сопровождается рядом симптомов (появление капель пота на коже, сердцебиение, побледнение или покраснение кожи, учащение дыхания, значительное увеличение числа лейкоцитов в крови, сужение или расширение сосудов, расширение зрачка и т. д.). Эти исследования показывают, что болевой раздражитель, нанесенный, скажем, на кожу, только тогда формируется в чувство боли, когда достигает коры полушарий головного мозга. Так, опытами на животных доказана возможность вызывать чувство боли условнорефлекторным путем. Например, индифферентный (безразличный) раздражитель у собак становился источником боли, и, наоборот, болевой раздражитель становился пищевым сигналом (вызывавшим выделение слюны и желудочного сока). В свете этих исследований становится понятной возможность устранения чувства боли внушением как наяву, так и, особенно, в гипнозе у людей.

Гипнотическое торможение, распространяясь на зоны чувствительности в коре больших полушарий, может полностью угасить боль, вызывая анальгезию или даже полную анестезию (т. е. полную утрату болевой и температурной чувствительности).

Операции под гипнозом были проведены в одной из поликлиник Ленинграда, где с помощью гипноза устранялась жгучая боль на лице у людей, которым проводилась косметическая операция по поводу устранения оспин. С этой целью платиновой петлей выжигались на лице следы оспы, что было крайне мучительно и болезненно. Нас пригласили обезболивать подвергавшихся этой операции, тем более что внутривенного наркоза в то время не было, а маску на лицо для эфирного наркоза накладывать было нельзя.

Свыше 30 женщин и мужчин были освобождены с помощью гипноза от болезненных ощущений. Далее, совместно с В. М. Коваленко и К. Я. Драчинской нам удалось провести удаление щитовидной железы под гипнозом у 5 больных, хорошо гипнабельных и внушаемых. Это было особенно важно, так как эти больные неоднократно снимались с операционного стола в связи с резким учащением пульса, доходившим до 200—240 ударов в 1 минуту. Гипнотерапевтическая подготовка этих больных заняла всего 8—10 дней.

Мы помогли также провести свыше 100 хирургических операций под гипнозом (совместно с В. А. Дубровским, С. Г. Файнбергом и Н. П. Федоровым) без наркоза у женщин в гинекологической клинике. На операционном столе методика варьировалась главным образом в зависимости от глубины гипнотического состояния и степени развившейся анестезии (обезболивания).

Больным, у которых развивалось глубокое гипнотическое состояние (третья степень гипноза), внушалось, что они в кино или катаются на лодке. Эта группа больных обнаружила полную амнезию (полную утрату воспоминаний об операции). Остальным оперируемым, находившимся в менее глубоком гипнозе, внушалось, что они находятся на операции и даже ощущают прикосновение инструментов, но не испытывают ни малейшей боли.

В 2 случаях удачно был применен нижеследующий прием. Больной М., находящийся во второй стадии гипноза (слабая реакция на боль), было внушено, что ей на лицо накладывается маска (на самом деле на лицо накладывалась простая марля), и внушалось, что она чувствует сладковатый, удушающий запах хлороформа. После этого внушения больная сразу же успокоилась и в дальнейшем ничего об операции не помнила. После пробуждения больная М. заявила, что она никакой боли не чувствовала, и с удивлением узнала, что операция давно закончилась (больная спала после операции 3 часа). В качестве наиболее интересного примера приведем следующий.

В клинику была доставлена больная К., 52 лет, колхозница, у которой злокачественная опухоль захватила органы малого таза. Ввиду того, что наркоз был противопоказан, была предложена операция под гипнозом, тем более, что больная оказалась крайне внушаема и гипнабельна. Кожные пробы выявили полную анестезию и анальгезию кожных покровов (полная утрата кожной чувствительности с утратой воспоминаний о кожных пробах). Больная была подготовлена к операции. Ей в течение нескольких часов не давали еды. Г. Б. Геренштейн, руководивший операцией, решил погрузить больную в гипнотическое состояние прямо в палате и в сонном состоянии перевести ее в операционную. Началась весьма сложная операция, длившаяся около полутора часов. Операция прошла успешно. Вот наложены последние кожные швы, и больная пробуждается. Г. Б. Геренштейн задает больной вопрос: «Ну, как вы себя чувствуете?» — и вдруг мы получаем неожиданный ответ: «Безобразие, доктор!». От неожиданности мы переглянулись. «Почему же безобразие?» (Мы решили, что женщина терпела боли и теперь высказывает свое возмущение таким, с позволения сказать, «наркозом»!). И вдруг на наш вопрос мы получаем неожиданный ответ: «Да как же не безобразие, какой день морите голодом, а когда будет операция, неизвестно!» Мы вздохнули с облегчением. Оказалось, что вся операция прошла совершенно безболезненно и с полной утратой каких-либо воспоминаний.

Можно также с успехом проводить много и других менее сложных операций, например, по поводу грыжи, удаления зубов, вскрытия флегмон и абсцессов и т. п.

Нередко мы также использовали, как и многие другие специалисты, сочетание наркоза и гипнотического сна, причем наркотического вещества при этом шло значительно меньше.

Таким образом, совершенно несомненно, что гипноз может быть при необходимости использован вместо наркоза, но только в тех случаях, когда больной достаточно внушаем и гипнабелен, а наркоз по тем или иным причинам противопоказан. Очень выгодно применять также гипноз в тех случаях, когда необходимо провести то или иное крайне болезненное исследование, а больной чрезмерно чувствителен к боли (спинномозговую пункцию, катетеризацию, плевральную пункцию и другие манипуляции).

гипноз медитация Эволюциия понятия гипноз. Глубина гипноза

Гипноз и боль

Глава книги Майкла Мерфи "Будущее тела. Исследование дальнейшей эволюции человека".

Аннотация к книге "Будущее тела. Исследование дальнейшей эволюции человека". Книга "Будущее тела" - фундаментальное исследование необычных физических и психических способностей человека, основывающееся на идеях интегрального развития. Основатель и председатель легендарного института Эсален Майкл Мерфи собрал и классифицировал данные и результаты более 10 000 исследований, свидетельствующие о возможности глобальной трансформации человека и указывающие на наступление следующей стадии человеческой эволюции. Предлагаемый им комплекс трансформативных программ нацелен на ускорение личностного роста и его интеграцию в преобразующий стиль жизни. Книга "Будущее тела" - самый основательный труд из когда-либо написанных об отношениях между сознанием и телом, который вполне может стать библией трансперсональной парадигмы.

Гипнотизм и месмеризм

Пока Клюге, Кернер и другие немецкие исследователи изуча­ли метафизические и паранормальные эффекты месмерических явлений, были врачи, которые продолжали применять пассы ру­ками и иные методы классического месмеризма для исцеления от целого ряда заболеваний. Среди этих врачей в 40—50-е годы XIX века выделялось двое англичан — Джон Эллиотсон и Джеймс Эсдейл. Эллиотсон руководил больницей в Лондоне, где проводил хирургические операции, используя магнетически вызванный сон для анестезии. Он описал свою практику в книге, а также на про­тяжении 1843—1856 годов выпускал журнал «Зоист» (Zoist), посвященный клиническим применениям месмеризма, а также экспериментам по магнетическому сну на людях и животных. Если Эллиотсон практиковал месмеризм в Лондоне, то Эсдейл вы­полнил несколько сотен операций под анестезирующим магнети­ческим сном в Индии. В предисловии к своей книге «Месмеризм в Индии» он привел нижеследующий список, «демонстрирующий количество безболезненно проведенных хирургических операций в Хугли за последние восемь месяцев»:

+ Ампутация руки  1
+ Ампутация груди 1
+ Вырезана опухоль на нижней челюсти  1
+ Экстирпация участка фиброзного уплотнения   2
+ Ампутация пениса  2
+ Сведенных коленей выпрямлено 3
+ Сведенных рук выпрямлено  3
+ Катаракта удалена 3
+ Вырезана большая опухоль в паху  1
+ Операции при водянке яичка 7
+ Операции при водянке общей 2
+ Термокоагуляция язвы  1
+ Прижигание язвы соляной кислотой  2
+ Выскабливание язв 7
+ Нарывов вскрыто 5
+ Вскрытие пазухи длиной 15 см  1
+ Снята кожа с пятки  1
+ Отрезан кончик большого пальца  1
+ Удаление зуба 3
+ Подрезание десны  1
+ Удаление крайней плоти 3
+ Удаление геморроидальных узлов  1
+ Удаление ногтевой пластины на большом пальце ноги  1
+ Удаление опухоли мошонки, от 8 до 89 фунтов   14

Поскольку сон и отсутствие боли (писал далее Эсдейл) наилучшим образом способствуют успокоению воспаления природными силами организма, я устранял местное воспаление, держа пациентов в со­стоянии транса, пока воспаление не проходило. Я хочу специально подчеркнуть для тех, кто еще не имеет практических знаний о дан­ном предмете, что я не наблюдал никаких осложнений у пациентов, прооперированных в состоянии месмерического транса. Напро­тив, отмечались случаи, когда даже после операции никакой боли не ощущалось, раны заживали за несколько дней... и во всех прочих случаях я не наблюдал пагубных эффектов для организма. Напротив, мне представляется, что проявлялось намного меньше органических нарушений, чем обычно. Ни одного случая смерти среди опериро­ванных [мной] не было».

В книге «Естественное и месмерическое ясновидение» Эсдейл поместил первоначально опубликованный в журнале рассказ оче­видца о проводившейся им операции:

«Женщина лежала на чарпое (местный род кушетки), а один из ас­систентов доктора склонился к ее голове, месмеризируя ее. После этого чарпой переместили так, чтобы свет из открытого окна падал на него. Я внимательно всмотрелся в лицо пациентки, которая, по всей видимости, погрузилась в глубокий спокойный сон.

Доктор Эсдейл вел приготовления к операции, а я занял такое положение, чтобы наблюдать за выражением лица и движениями (если таковые проявятся) пациентки. Ногу отняли немного ниже колена, и я был удивлен, насколько мало крови вытекло из раны — от силы две-три столовые ложки. Бедро и колено той ноги, которую ампутировали, лежали абсолютно неподвижно, и единственным свидетельством того, что врач оперировал не труп, была спокойно вздымающаяся грудь женщины. Никто не держал пациентку, не привязывал ее, и на протяжении всей операции она не шевельнулась, выражение лица тоже не менялось — она выглядела столь же спо­койно спящей, как и вначале, мне оставалось только признать, что ее ничто не беспокоит».

Британские врачи, журналисты и правительственные чинов­ники наблюдали за тем, как работал Эсдейл и помогли ему про­славиться, но их положительные отчеты не смогли противостоять враждебному отношению к его методам среди медиков в целом. Известно, что как Эсдейл, так и Эллиотсон жаловались на гонения со стороны Королевского медицинского и хирургического общества. Однако вопреки скептическому и враждебному отно­шению к их работе оба первопроходца продолжали публиковать отчеты о ней в книгах и журнале «Зоист» более десяти лет, строя теорию, связывавшую месмеризм и паранормальные способно­сти. Все же со временем эфир и хлороформ выместили месмерическую анестезию. Врачи и ученые либо совершенно отринули идеи месмеризма, либо приняли сторону Брейда, видевшего за­висимость гипнотических явлений исключительно от психической сферы. Комментируя тот факт, что месмеризм перестал работать как средство анестезии, когда вера в него в Лондоне угасла, Эллиотсон писал:

«Я убежден, что не ошибался; я убежден, что в моих первоначальных наблюдениях месмеризм играл именно ту роль, которую я и утверж­дал. Злонамеренной ошибкой будет предполагать, что я стал жерт­вой обмана или даже целой серии обманов, как некоторые склонны думать, однако теперь я откровенно подтверждаю, что в его нынеш­нем виде месмеризм потерял силу снимать боль. Это нечто необъ­яснимое — ведь он обладал такой силой... но теперь мы вступили в иной цикл, и мне представляется, что существуют определенные пе­риоды, в которые только месмерические силы могут быть вызваны »19.

То же самое недоверие и неодобрение, с которыми столкнулись Эллиотсон и Эсдейл, удерживали большинство врачей, дорожив­ших своей репутацией, от занятий месмеризмом, и даже гипноз Брейда, не зависевший от пассов и теории магнетической жидко­сти, у медиков в целом также был не в чести. Согласно Элленбергеру, «в период между 1860 и 1880 годами врача, работавшего с этими методиками, ждала потеря доверия как исследователя и потеря медицинской практики».

Научную респектабельность гипноз вновь обрел благода­ря деятельности французского невролога Жан-Мартина Шарко, который изложил свои исследования гипнотического состояния французской Академии наук в 1882 году. Оттого что Шарко счи­тался самым крупным неврологом своего времени и сделал важ­ные открытия в области как органических, так и функциональных нервных расстройств, его теория гипноза была принята той же академией, которая неоднократно клеймила месмеризм. Престиж Шарко придал гипнозу новое достоинство, а его знаменитое вы­ступление перед Академией наук в 1882 году подтолкнуло к раз­витию множество исследований гипнотических явлений, хотя его заявление, что гипнотическое состояние всегда проходит три от­четливые фазы (летаргии, каталепсии и сомнамбулизма), а также непосредственная связь его с истерией были неверны. Со временем исследователи гипноза осознали, что испытуемые Шарко в Саль- петриере — парижской клинике для душевнобольных, где прово­дились его знаменитые исследования — неосознанно действова­ли согласно ожидавшемуся от них врачом поведением. А так как большинство пациентов были включены в его исследование ис­терии и находились в Сальпетриере, они восприняли именно то поведение, какого ожидали от них в гипнотическом состоянии; поэтому когда лечащие врачи данных пациентов начали отмечать такую корреляцию, теория Шарко была отвергнута. Однако сам гипноз от этого не был отвергнут вновь.

Помимо того что Шарко укрепил обоснование исследова­ний гипноза, он сделал также ряд других открытий, оказавших влияние на динамическую психиатрию. Он рассмотрел различия между органическими и функциональными параличами, экспе­риментально вызывал паралич в гипнотическом состоянии, уста­новил роль забытых травм в развитии истерии, а также объяснил состояние нервного шока как гипноидальное состояние, позво­ляющее жертве преодолевать свои ограничения через аутосугге­стию. Он сопоставлял истерические, посттравматические и гип­нотические параличи с органическими расстройствами, а также отличал динамическую амнезию, когда подавляемые воспомина­ния возможно извлечь с помощью гипноза, от амнезии органиче­ской, когда воспоминания теряются безвозвратно21. Вполне воз­можно, что эти наблюдения оказали глубокое влияние на Фрейда, занимавшегося исследованиями в Сальпетриере с октября 1885 по февраль 1886 года. Шарко описывал расщепление личности у нормальных и душевнобольных людей, влияние подавляемых идей на функционирование человека, а также иных психологиче­ских переменных, прямо или опосредованно оказывающих влия­ние на трансформативные дисциплины; его пристрастие к стро­гому наблюдению и экспериментальный метод способствовали тому, чтобы изучение гипноза было поставлено на научную осно­ву. А ошибочная теория Шарко будет впоследствии уточнена с помощью разработанных им же методов.

Изучение гипнотизма также продвигалось с помощью груп­пы врачей, сосредоточившихся во французском городе Нанси, которые разработали свою разновидность суггестивной терапии. Школа Нанси, вдохновлявшаяся идеями сельского врача Огю­ста Либо и возглавлявшаяся профессором медицины Ипполитом Бернхаймом, который прославился исследованиями тифоидной лихорадки и других заболеваний, распространяла свои методы че­рез врачебную сеть в Европе, России и Америке. Альберт Молл и Шренк- Нотцинг в Германии, Крафт - Эбинг в Австрии, Бехтерев в России, Милн Брэмуэлл в Англии, Борис Сайдис и Мортон Принс в Америке, Огюст Форель в Швейцарии, как и Зигмунд Фрейд, все находились под влиянием экспериментальных и теоретических разработок этой школы.

Гипнотическая терапия в традициях Нанси заключалась в ав­торитетном внушении пациенту, что он хорошо себя чувствует, что симптомы заболевания устранены. Практикующий медик Либо не тратил время на длительные индукции, а Бернхайм все меньше и меньше прибегал к гипнозу как таковому, утверждая, что анало­гичного воздействия можно достичь внушением бодрствующим больным. Однако подход Либо-Бернхайма, не основывающийся на точной диагностике причин заболевания и не полностью при­нимавший во внимание диссоциативные аспекты сознания, за­частую оказывал весьма кратковременное воздействие. Тем не менее он придал большую выпуклость терапевтическому аспекту суггестии, помог гипнозу завоевать уважение в медицинских кру­гах и вдохновил на дальнейшие исследования таких психиатров, как Бехтерев, Брэмуэлл, Принс и Фрейд.

В двадцатом веке психологи и врачи продолжали свои рабо­ты на основе отмеченных выше исследований первопроходцев в данной области. Некоторые из них, находили новые способы индукции гипноза и его терапевтиче­ского применения, демонстрируя многообразие гипнотического воздействия; другие же развивали экспериментальный подход, выработанный Шарко. В 1930-е годы Кларк Халл из Йельского университета разработал количественный анализ гипнотических явлений, а другие исследователи вслед за ним создали стандарти­зированные процедуры, позволяющие оценить восприимчивость к гипнозу по набору наблюдаемых поведенческих критериев, что свело к минимуму субъективность суждений экспериментатора. В 1950—1960-е годы Эрнест Хилгард и его коллеги из Стэнфорд­ского университета продолжили эту работу в своих эксперимен­тах, создав, в частности, шкалы гипнотической восприимчивости, упростившие лабораторные исследования гипноза.

Современные экспериментальные и клинические исследова­ния гипноза продолжают поиски научного объяснения явления, начатые Месмером, с учетом преданности такому методу воз­действия, вслед за Шарко. В этом им помогают открытия в обла­сти динамической психиатрии и количественный анализ с учетом возможностей статистических моделей. Хотя в своем стремле­нии к достижению научной достоверности методики исследова­ний большинство современных экспериментаторов предпочитают игнорировать свидетельства экстрасенсорных явлений, возни­кающих время от времени в гипнотическом состоянии. Привне­ся в исследования гипноза несвойственную им прежде точность, психологи-теоретики потеряли интерес к ясновидению, телепа­тическим и квазимистическим переживаниям наподобие тех, о которых писали Пюисегюр, Клюге, Кернер, Эсдейл, Эллиотсон и другие пионеры в данной области.

Гипнотическое ослабление боли

Со времен Месмера месмеризм и гипноз приносили об­легчение при самых различных страданиях. Накопилось значительное количество клинической литературы, показывающей, что гипноз уменьшает боль при множестве заболеваний.

Типы боли и эмоционального страдания, снятые с помогцъю гипноза В серии статей, опубликованных в 1950-е годы, врач Байрон Бат­лер сообщил об удачном уменьшении болей у больных раком и при - вел историю лечения рака гипнозом, датированную 1890 годом91. В более недавнее время В. У. Канджелло с помощью постгипно­тической суггестии отдал команду на уменьшение болей 73 рако­вым больным и обнаружил, что из них 30 показали замечатель­ные, а 20 — хорошие результаты. Хорошо поддающиеся гипнозу пациенты в целом испытывали больше облегчения по сравнению с остальными, хотя примерно половине из менее восприимчивых внушение тоже помогло92. Как писали Эрнест и Джозефина Хил- гарды, результаты этих исследований «показывают взаимосвязи между гипнотической восприимчивостью и успешность снятия боли. Цифра, которая фигурирует в отчетах чаще других — в 50% случаев произошло значительное улучшение, — близка к той, о ко­торой сообщают и другие врачи»93. Гипнозом также часто поль­зовались для преодоления беспокойства и дурных предощущений перед хирургической операцией, чтобы ускорить выздоровление, уменьшить необходимость применения наркотических средств после операции, снять тошноту и поднять настроение.

Эрнест и Джозефина Хилгард составили нижеприведенный список операций, выполненных между 1955 и 1974 годами под гипнозом без применения химической анальгезии и анестезии.

+ Аппендектомия Tinterow, 1960
+ Кесарево сечение Kroger &DeLee, 1957
+ Taugher, 1958 Tinterow, 1960
+ Гастростомия Bonilla et al., 1961
+ Пластика молочных желез Mason, 1955
+ Удаление опухоли груди Kroger, 1963
+ Удаление ткани груди Van Dyke, 1970
+ Пересадка кожи, хирургическая обработка раны и т. п.Crasilneck et al., 1956, Tinterow, 1960
+ Хирургия сердца Manner, 1959 Tinterow, 1960
+ Резекция сердца Ruiz&Fernandez, 1960
+ Переломы и вывихи Goldie, 1956 Bernstein, 1965
+ Имплантация радия в шейку матки Crasilneck &Jenkins, 1958
+ Выскабливание при эндометрите Taugher, 1958
+ Вагинальное удаление матки Tinterow, 1960
+ Обрезание крайней плоти при фимозе Chong, 1964
+ Резекция простаты Schwarcz, 1965
+ Трансуретральная резекция Bowen, 1973
+ Овариэктомия Bartlett, 1971
+ Удаление геморроидальных шишек Tinterow, 1960
+ Операция на лицевом нерве Crasilneck &Jenkins, 1958
+ Удаление щитовидной железы Kroger, 1959 Chong, 1964 Patton, 1969
+ Лигатура и экстирпация Tinterow, 1960
+ Удаление клеща из носа ребенка Bernstein, 1965
+ Зашивание рваной раны на подбородке ребенка Bernstein, 1965
+ Удаление жировой массы руки Scott, 1973

Как вы видите, даже кардиохирургия и удаление опухолей вы­полнялись безмедикаментозным способом. Справедливость за­явлений Эсдейла и Эллиотсона, которые утверждали, что серьез­ные хирургические операции могут выполняться безболезненно во время месмерического сна или под гипнозом (15.1), неоднократ­но подтверждалась на протяжении последних десятилетий.

Теперь существует большая клиническая литература о гипно­тической анальгезии при родах. Американский врач Р. В. Огаст, например, сообщал, что в 58% из 850 принятых им родов вообще не требовалось никаких медикаментов, в 38% требовались толь­ко слабые анальгетики типа демерола и только в 4% (36 случаев из 850) местная или общая анестезия97. В одной советской работе приводятся данные о том, что полная анальгезия была достигну­та с помощью гипноза в 29% из 501 родов, частичная — в 38%, сомнительных случаев было 12%, неудачным оказался 21% ре­зультатов98. В обзоре по 210 родам в «Британском медицинском журнале» выяснилось, что наученные самогипнозу женщины ис­пытывали значительно меньше боли во время родов, чем те, кото­рых учили только расслабляться и следить за дыханием или вообще специально не готовили99. А еще в одном американском исследо­вании у 16 из 22 женщин была снята боль во время родов.

Гипнозом пользовались для обезболивания при удалении зу­бов еще в 1837 году, но впоследствии его выместили закись азота и эфир. Однако после Второй мировой войны его вновь стали с успехом применять при многих видах зубных операций. Гип­нозом также пользовались для облегчения пояснично-крестцовой боли, язвенной, фантомной боли в ампутированной конечности, неопределенной боли плеча, постоперативного дискомфорта в офтальмологической практике, боли от ожогов и мигрени.

Уменьшение боли как функция восприимчивости к гипнозу

Несколько экспериментов показали, что способность к гипноти­ческой анальгезии имеет корреляцию 0,50 с восприимчивостью к гипнозу в целом103. Если практически всем удается несколько об­легчить страдания с помощью расслабления и отвлечения, предо­ставляемых гипнозом, в высшей мере восприимчивые к гипнозу люди испытывают анальгезирующий эффект в значительно более сильной степени. Более того, есть достоверные данные, свидетель­ствующие, что гипнотическая анальгезия включает в себя много больше, чем просто эффект плацебо. Например, в исследованиях Макглэшена, Эванса и Орна восприимчивые к гипнозу испытуемые отметили гораздо меньше боли после гипнотической анальгезии, чем после приема плацебо, которое они считали обезболивающим лекарством, в то время как невосприимчивые демонстрировали одинаковый эффект как от плацебо, так и от гипнотической суг­гестии. Авторы заключают, что гипнотическая анальгезия двух- компонентна: во-первых, эффект плацебо, во-вторых, «иска­жение восприятия, специфически вызванное во время глубокого гипноза» . Комментируя эти экспериментальные данные, Эрнест Хилгард писал: «Теперь легко можно понять, как в контексте кон­кретной клинической ситуации результаты, приписанные гипнозу, могли быть вызваны эффектом плацебо. И прийти к выводу, что гипнотическая анальгезия не зависит от степени восприимчиво­сти к гипнозу. Эти же данные... показывают, сколь неверен был бы подобный вывод». Гипнотическое обезболивание для наи­более восприимчивых (как и для некоторых невосприимчивых) к гипнозу гораздо больше, чем эффект плацебо, но также больше, чем способ уменьшить волнение и страх. В исследовании Рональда Шора испытуемые, симулировавшие гипноз, притворяясь полно­стью расслабленными, сравнивались с группой действительно загипнотизированных, чтобы выяснить, как они перенесут удар током. Симуляция была столь убедительна, что трудно было от­личить участников обеих групп, но по опросу после эксперимен­та, где особенно подчеркивалась необходимость честно отвечать на вопросы, загипнотизированные испытуемые сообщили, что не испытывали боли, симулянты же сказали, что чувствовали боль. Хотя расслабление само по себе несколько уменьшило неприятные ощущения, оно все же не убрало боль совсем105. Комментируя ис­следование Шора, Эрнест Хилгард писал: «Вывод [из этого экс­перимента] ясен: обезболивающий эффект гипнотического вну­шения не нужно путать с эффектом расслабления или уменьшения страха. [Расслабление] может играть полезную роль, например, при подготовке к хирургической операции, либо во время периода выздоровления, но все же ошибкой будет при попытке разобрать­ся в происходящем отождествлять оба эффекта»10ь. Подобно тому, как истинная гипнотическая анальгезия превосходит эффект пла­цебо, она также более, чем снижение страха.

Явная и скрываемая боль

Эрнест Хилгард с сотрудниками из Стэнфордского университета, а также ряд других исследователей разработали методику. Невосприимчивые испытуемые демонстрировали кор­реляцию 0,76 между реакцией на гипнотическую суггестию по ослаблению боли и пустую таблетку, которую они считали сильным анальгетиком, вос­приимчивые же отмечали, что при гипнозе боль была значительно меньше, чем от того же плацебо.

мощью которой испытуемые сообщают об ощущаемой ими боли посредством подсознательного процесса, названного Хилгардом «скрытым наблюдателем». Для того чтобы получить отчет о скры­ваемых страданиях, экспериментатор обычно говорит испытуемо­му, что часть его сознания наблюдает за соматическими процес­сами, как и за прочими регуляторными функциями в организме, и что во время гипноза он будет отмечать болевые ощущения специ­ально обусловленным сигналом, хотя и не будет помнить об этом в бодрствующем состоянии сознания. В таких условиях некоторые восприимчивые к гипнозу испытуемые отмечают степень испы­тываемой ими боли, даже не осознавая ее в загипнотизированном состоянии. Более того, эти испытуемые обычно сообщают, что боль несколько слабее, чем в обычных обстоятельствах, и что она не вызывает особого беспокойства. «Ясно, — писал Хилгард, — что этот аспект переживаний был скрыт от сообщающих о скрываемой боли испытуемых неким процессом стирания памяти». Подобную амнезию можно снять, но в отличие от обычной постгипнотической амнезии отвлечение внимания от памяти о боли в прямом открытом отчете происходит до ощущения этой боли. Амнезия же обычно состоит в забывании чего-либо прежде ощущавшегося или помнившегося»]08.

Можно предположить, что нечто похожее на «скрытого на­блюдателя» Хилгарда вступает в действие у мастеров военных искусств, спортсменов и погруженных в медитацию. Вероятно, подобная модуляция позволяет людям, которые специально при­нимают боль ради самосовершенствования, вовремя останавли­ваться, чтобы не нанести себе непоправимый вред.

Уменьшение боли с помощью гипноза и внушения при бодрствовании

Некоторые исследователи гипноза утверждали, что для гипноти­ческого уменьшения боли транс необязателен109, однако другие, к которым принадлежал и Эрнест Хилгард, выступали с критикой та­кой точки зрения, поскольку данный аргумент выведен из исследо­ваний, где не проводилось различия между сильно восприимчивы­ми и невосприимчивыми к гипнозу людьми. В таких недостаточно строго выстроенных экспериментах невосприимчивые к гипнозу обычно отзываются одинаково как на суггестию в бодрствующем

состоянии, так и при гипнозе, в то время как высоковосприимчивые испытуемые и при обычном внушении имеют тенденцию впадать в гипнотический транс, поэтому статистические результаты ведут к неверным выводам. Чтобы преодолеть такой недостаток, Хилгард с сотрудниками использовали восприимчивых же испытуемых в качестве собственного контроля: сравнивалась реакция на холо­довой прессорный тест (когда рука помещалась в ледяную воду) в трех состояниях — после внушения обезболивания в бодрствующем состоянии, после такого же внушения в гипнотическом трансе и в бодрствующем состоянии без внушения. У этих сильно внушаемых испытуемых явная боль действительно уменьшалась при внушении в бодрствующем состоянии, но еще сильнее она уменьшалась при анальгезии, вызванной гипнотическим трансом110.

Другими словами, в гипнотическом управлении болевыми ощущениями присутствуют два компонента. Первый заключается в отвлечении внимания, релаксации, уменьшении боязни и до­ступен всем, а второй включает напоминающий амнезию процесс и доступен только высоковосприимчивым к гипнозу субъектам. Названные два компонента гипнотической анальгезии породили некоторые несогласия между гипнологами-экспериментаторами и клиницистами. Хилгард писал:

«Многие практикующие гипнотерапевты верят, что любого человека можно загипнотизировать, однако экспериментаторы считают, что лишь небольшая часть населения в достаточной мере поддается гип­нозу, чтобы продемонстрировать заметную амнезию, галлюцинации и другие свидетельства глубокого гипноза. Теория двух компонентов указывает, что гипнотерапия может приносить пользу буквально всем с помощью релаксации, уменьшения боязни, отвлечения вни­мания и укрепления уверенности в себе, хотя при оценке по точной методике некоторые из тех, кому помогло такое внушение, окажутся почти неподдающимися гипнозу».

Уменьшение боли под гипнозом как проявление послушания

Некоторые исследователи, особенно придерживающиеся роле­вой интерпретации гипноза, приписывали уменьшение боли под гипнозом проявлению послушания, считая, что поведение испы­туемых в основном определялось желанием угодить гипнотизеру.

Тем не менее психиатр Дэвид Шпигель с сотрудниками с меди­цинского факультета Стэнфордского университета обнаружили изменение мозговой активности в ответ на удар током у десяти восприимчивых к гипнозу испытуемых, получивших внушение на уменьшение боли. «Только у высоковосприимчивых, — писал Шпигель, — но не у низковосприимчивых к гипнозу отмечалось изменение амплитуды потенциалов в связи с воздействием, со­пряженное с требованиями гипнотической задачи. Данное иссле­дование показывает, что подобное изменение чувственного вос­приятия сопровождается изменением неврологического отклика на стимулы».

То, что такая гипнотическая анальгезия затрагивает нечто большее, чем проявление желания угодить гипнотизеру, выводит­ся также из известных фактов подавления боли с помощью само­внушения людьми без посредства гипнотизера. Эрнест Хилгард приводил следующие ниже примеры самовнушенного уменьше­ния болевых ощущений.

«Один студент сломал ногу, катаясь на горных лыжах, перелом был сложным. Для подъема спасательных саней по склону, чтобы доста­вить пострадавшего в клинику скорой помощи, потребовалось нема­ло времени, но он загипнотизировал себя, что позволило не испы­тывать особого дискомфорта по дороге, и медики в приемном покое не могли понять, как человек со столь серьезной травмой и после такой длительной задержки может пребывать в спокойном состоя­нии и не испытывать мучений. Другой молодой человек сломал ногу как раз перед тем, как он должен был играть главную роль в студен­ческой театральной постановке несколько дней подряд, причем по ходу действия нужно было исполнять зажигательный мексиканский танец. Сделав рентген, он обсудил свое состояние с врачом — на­сколько велика вероятность увечья, если он будет опираться на эту ногу без гипса во время действия пьесы. Врач согласился, что рас­положение поврежденной кости при наступании на ногу не должно вызвать калечащего смещения, но каждый шаг, несомненно, будет очень болезненным. Применив полученные им в лаборатории зна­ния, молодой человек гипнотическим образом снимал боль перед каждым представлением и сумел выполнить все свои обязатель­ства, после чего ногу поместили в гипс, чтобы кость могла срастись. Он сообщил, что только один раз чувствовал боль — когда один из партнеров по спектаклю наступил ему на ногу, но, к счастью, ему удалось совладать с собой и восстановить обезболивание. Студентка сильно разбила себе колено, пришлось наложить шов в 38 стежков. Имея аллергию на новокаин, девушка контролировала боль само­стоятельно, устраняя ее из сознания, концентрируясь на дыхании и представляя, что голова ее наполнена чем-то типа губчатой резины, которая блокирует болевые импульсы. Да, это можно рассматривать как проявление угождения, но в угоду в первую очередь собственной потребности достичь комфортного уровня ощущений перед лицом весьма неприятных болезненных воздействий».

Физиологические механизмы гипнотического управления болью

Эрнест Хилгард с сотрудниками проверили предположение, что гипнотическая анальгезия может происходить в медиальных цен­трах мозга посредством высвобождения эндорфинов или веществ сходного свойства. Испытуемым, которым внушено было обез­боливание, давали блокатор эндорфинов налоксон. Поскольку препарат не оказал особого влияния на степень обезболивания, гипнотическое обезболивание обусловлено, скорее всего, иным механизмом. Результаты Хилгарда были подкреплены повтор­ными опытами Дэвида Шпигеля и Альберта Леонарда, в которых также налоксон не ослабил снятие хронической боли при гипно­зе. Результаты, подобные полученным Хилгардом и Шпигелем, говорят о том, что физиологические механизмы передачи гипно­тически вызванного обезболивания довольно сложны. Некоторые исследователи даже сомневаются, что возможно выявить их все, учитывая огромную гибкость и структурную избыточность чело­веческого организма.

Гипнотическое уменьшение боли и медитативная деятельность

Свидетельства испытуемых в экспериментах по гипнозу, что они не страдали от боли, даже зная, «что она присутствует», напо­минает известную издревле среди предающихся умосозерцанию пословицу: «Боль — лишь представление», то есть она есть лишь информация, на которую можно отреагировать различными спо­собами. В этом отношении психическая ориентировка и самоконтроль, иногда сопутствующие гипнотической анальгезии, напоминают тонко проработанное сознание и самообладание, до­стигаемые успешной медитацией.

Сверхглубокий гипноз. Гипноанестезия. Лечение зубов под гипнозом. Операции под гипнозом

Сценарий ролика "Гипноанестезия. Лечение зубов под гипнозом. Операции под гипнозом".

Выход тиз черного фона. Старинная мед. гравюра.Удар колокола. Это – колокол,   кот. до 1810 г. находился в операционной Лондонской больницы «…….». В кадре колокол.

ЗАЧЕМ? Слышны крики, стоны. Картины Босха. Данте – круги ада. В кадре руки, тянутся к камере. Крики, стоны, скрежет, ужасные звуки, на основе панк-рока /индастриал -музыки.

ОНА на существовала всегда и везде…
Вы,  ваши друзья и близкие хорошо знакомы с ней…
ОНА всегда приходит внезапно, когда ее не ждешь…
ОНА сковывает, она пронизывает,она мучит, она пилит и режет, она ноет и стонет…

БОЛЬ  (на разных языках). Страшные звуки ада постепенно сменяются  множеством голосов , накладывающихся друг на друга (аудиозаписи гипнотерапевтов - Кашпировский, Иванов, т.п.) . Голоса успокаивают, погружают в спасительный гипнотический сон.

Картинка становится расфокусированной, плывет, плавится… На белом «медицинском» фоне ТИТРЫ: ГИПНОЗ   против  БОЛИ

Рисунки на стенах пещер. Уже 60—30 тысяч лет до н.э. проводились хирургических операции. Скелеты неандертальцев из в пещеры Шанидар (Северный Ирак) имеют следы ампутации. Череп из захоронения каменного века  в Энсисхэйм – имеет отверстия - 2  успешно сделанных трепанации. 9000 лет назад этруски вставляли вместо выпавших зубов зубы животных. В древнем Пакистане лечили зубы путем высверливания отверстий

В I веке н.э. Диоскорид первым применил термин "анестезия" для описания наркотикоподобного действия мандрагоры

Записи на клинописных табличках, найденных в междуречье Тигра и Евфрата, свидетельствуют: еще в IV тысячелетии до н. э. составлялись специальные  гипнотические тексты.

В древнегреческом храме бога здоровья Асклепия в специальном помещении – абатоне паломники после богослужения погружались в гипнотический сон. Жрец, проводивший сеанс, подолгу разговаривал с каждым посетителем, внушая надежду на выздоровление, укрепляя веру в могущество бога.

В Древнем Египте - папирус,  XVI в. до н. э. В этом документе наряду с описанием целебных трав и снадобий подробно приведен текст внушения-заклинания, который нужно произносить при приеме лекарств

Парацельс (Филипп Аврелий Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (1493–1541), обвинен церковью в ереси, впервые была сделана попытка научного объяснения природы воздействия людей друг на друга. Парацельс использовал термин «магнетизм».

Фридрих Антон Месмер (1734–1815) создал учение о «животном магнетизме» и утверждал, что воздействие одного человека на другого осуществляется с помощью таинственной жизненной силы – флюида.

Аббат Фариа (1756–1819), прототип узника замка Иф в романе Дюма «Граф Монте-Кристо». В Индии, где родился и прожил долгие годы, обучаясь секретам воздействия на людей у индусских факиров. Фариа погружал в гипнотический сон с помощью словесных команд в сочетании с пристальным завораживающим взглядом на стоящего человека и нажатием на его плечи, чтобы тот сел. Сидящий пациент уже находился в глубоком гипнозе.

Утверждал, что выздоровление больного происходит благодаря изменениям в его психической сфере, благодаря вере в исцеление («По вере вашей да будет вам»).

Hipnos (на разных языках)

Джеймс Брэд (1795–1860) английский врач,  ввел понятие «гипноз».

Впервые он провел успешное обезболивание  во время полостных операций и ампутаций. В 1829 г. Клоке произвел безболезненное удаление опухоли щитовидной железы , а д-р Вард в 1842 г. ампутировал бедро.

Обложка книги - «Нейрогипнология». Первое материалистическое объяснение природы гипноза.

Парижский невролог и психиатр Жан-Мартен Шарко (1825–1893) разработал так называемый шоковый метод гипнотизации. Пациент, находящийся в полумраке, неожиданно подвергался сильным световым и звуковым воздействиям (включался яркий свет, раздавались удары гонга, бой барабанов) и быстро впадал в глубокое гипнотическое состояние.

Ипполит Бернгейм (1840–1919), Амбруаз Льебо (1824–1904)) первостепенное внимание уделяли словесному внушению как основному механизму влияния гипнотизера на пациента. По утверждению Бернгейма, эффективность внушения высока как во сне, так и во время бодрствования. Понятие «суггестия» (suggestio — внушение) впервые ввел Льебо. В отличие от Шарко, который был против лечения гипнозом, Бернгейм доказал и широко пропагандировал гипноз как лечебный метод.

Владимир Михайлович Бехтерев (1857–1927). Познакомившись с гипнозом в научной школе Шарко в Париже, Бехтерев активно использовал внушение в лечебной практике, сформулировал положения о сущности гипнотического воздействия. Он четко разграничил смысл понятий «убеждение», «внушение» и «гипноз».

Механизмам  внушения посвящена нейродинамическая теория Иван  Петрович Павлов (1849–1936) рассматривала гипноз как переходное состояние между бодрствованием и сном. В.М. Бехтерев оценивал гипноз как состояние, рядоположенное сну и бодрствованию.

Современная наука доказала  что гипноз  есть особая форма психического состояния и реагирования,   запускающая естественные механизмы адаптации.

Функциональная  магнитно-резонансная томография во время  гипнотического транса показала, что гипноз не оказывает прямого влияния на двигательные структуры мозга, а действует опосредованно через искусственно сформированные образы .

Именно эти механизмы обеспечивают потерю памяти на определенные события, выраженный обезболивающий эффект, повышение защитных сил организма и многое другое.

Влияние гипноза на организм

Доказано влияние гипноза на углеводный, белковый обмен, уровень кальция и калия в крови, свертываемость крови и другие процессы. Классическими стали примеры с внушенными ожогами, обезболиванием.

Стефана Эйтнера (Stephen Eytner) президент Германского сообщества зубного гипноза (DGZH): «В подобном состоянии внимание пациента направлено не на внешние раздражители, а внутрь себя. Достигнув определенной глубины сна, пациенты не чувствуют боли вообще». Пульс, кровяное давление остается в нормальных пределах.

В России первое применение гипноза для обезболивания осуществил П. П. Подъяпольский (1915).

В гинекологической хирургической практике А. П. Николаевым, К. И. Платоновым и И. З. Вельвовским (1923). Операции проводились хирургами при содействии врачей-гипнологов. С. М. Берг (1926) первым из русских хирургов самостоятельно применил гипноз для обезболивания.

Гипноз использовался также в пред- и послеоперационном периодах(Свядощ А. М., 1937; Гуревич Г. М., Мастбаум А. И., 1952. Использование состояния гипнотического сна при хирургических вмешательствах отражено в работах П. И. Буля (1974).

В 1962г. в Вене состоялся Международный конгресс анестезиологов, в рамках которого проводился симпозиум по применению гипноза и внушения для обезболивания операций в хирургической, акушерско-гинекологической, отоларингологической и стоматологической клиниках, что свидетельствует о широких возможностях данного метода.

Элиот произвел более 300 хирургических операций под гипнозом. Гипнотическое обезболивание широко применялось в Индии. Так, хирург Эсдейль в течение 6 лет произвел более 600 больших хирургических операций, используя для обезболивания гипноз.

В 80-г.г. полостные операции, проводившиеся при участии врача-психотерапевта А. М. Кашпировского, кот. находился непосредственно у операционного стола или на большом расстоянии — с помощью телевидения.

Гипноанестзия сегодня

В США и Европе примерно  25% хирургических и стоматологических операций проводится с использованием гипноза.

В брюссельской клинике Universitaires St. Luc Hospital  одна треть всех операций по удалению щитовидной железы и одна четверть всех операций рака молочной железы, проходит с использованием местной анестезии и гипноза.

В той же больнице хирург Michel Moura готовится к операции. Пациент находится в гипнотическом состоянии. Стоит заметить, что всего в больнице прошло около 8 000 хирургических операций под гипнозом.

Преимущества гипноанестезии

Нетравматичный метод. Возможно применять при аллергии, противопоказаниях  и непереносимости препаратов медикаментозной анестезии

• уменьшить количество обезболивающих препаратов во время операции и в послеоперационный период
• уменьшить продолжительность боли во время и после операции и снизить ее интенсивность
• уменьшить выделение крови во время операции
• ускорить реабилитацию
• понизить тревожность

Сегодня, все больше хирургов-стоматологов, обученных гипнозу, добавляют техники гипнотерапии в свой терапевтический арсенал для использования в стоматологии.

Гениальным врачом Парацельсом (полное имя Филипп Аврелий Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (1493–1541)), обвиненным церковью в ереси, впервые была сделана попытка научного объяснения природы воздействия людей друг на друга. В своих трудах Парацельс использовал термин «магнетизм», а в лечебном процессе – магниты.

Парацельс первый с научной точки зрения взглянул на возможность воздействия людей друг на друга

Только через 200 лет к понятию «магнетизма» проявил интерес австрийский врач Фридрих Антон Месмер (1734–1815), изучавший кроме медицины философию и право. Этот образованнейший человек создал учение о «животном магнетизме» и утверждал, что воздействие одного человека на другого осуществляется с помощью таинственной жизненной силы – флюида. Эта сила, по его мнению, пронизывает Землю и космос, человека и всех других существ, накапливаясь у одних и передаваясь другим. Сравнивая действие «магнетически-жизненного флюида» и магнита и считая, что они аналогичны, ученый выбрал название для самого учения – «животный магнетизм». К таким выводам Месмер пришел в результате наблюдения за лечебным эффектом от применения магнита, обнаружив, что воздействие одной руки без магнита помогает в той же степени, что и с магнитом.

Ф. А. Месмер – основатель учения о «животном магнетизме»

Пациент погружался в гипнотический сон, а пробудившись, выздоравливал. В дальнейшем Месмер полностью отказался от применения магнитов и проводил лечение только с помощью гипнотических пассов и прикосновений к телу больного. Часто во время процедуры у пациента появлялись конвульсии, что рассматривалось как терапевтический кризис, после которого обычно наступало выраженное облегчение.

Занятия в школе гипноза

Калиостро постиг значение веры больного в свое мистическое излечение и действительно помогал многим страждущим, не сомневающимся в его чудесах.

Граф Сен-Жермен – мастер гипноза

Бурная деятельность графа в конце концов была прекращена духовными властями, Калиостро приговорили к сожжению на костре, замененному пожизненным заключением.

Не менее таинственна личность аббата Фариа (1756–1819), ставшего прототипом узника замка Иф в знаменитом романе Дюма «Граф Монте-Кристо». В Европу он приехал из Индии, где родился и прожил долгие годы, обучаясь секретам воздействия на людей у индусских факиров. Фариа применял эффективную методику, названную позднее эстрадным гипнозом. Аббат погружал в гипнотический сон с помощью словесных команд в сочетании с пристальным завораживающим взглядом на стоящего человека и нажатием на его плечи, чтобы тот сел. Сидящий пациент уже находился в глубоком гипнозе.

Граф Калиостро – таинственный вершитель судеб

Аббат Фариа отрицал сверхъестественные способности гипнотизера, утверждая, что выздоровление больного происходит благодаря изменениям в его психической сфере, появлению в сознании пациента твердой уверенности в благоприятном исходе заболевания («По вере вашей да будет вам»).

Статуя аббата Фариа в Панаджи (Индия)

Окончательный переход от мистических представлений о гипнозе к научным произошел в XIX веке. Само понятие «гипноз» (hipnos по-гречески – сон) впервые ввел английский врач Джеймс Брэд (1795–1860). Для гипнотизации он предлагал пациентам сосредоточить свой взгляд на каком-либо предмете и при этом думать только о сне. Через несколько минут все пациенты погружались в гипнотический сон и без словесных внушений. Брэд заметил разную восприимчивость людей к внушению (гипнабельность) и ее зависимость от особенностей нервной системы.

Английский врач Дж. Брэд ввел термин «гипноз»

Прямые словесные внушения при проведении хирургических операций позволили Брэду достичь полноценного обезболивания, что имело огромное значение при отсутствии других средств анестезии (хлороформ и эфир стали применять позднее).

Результаты успешного лечения гипнозом различных нервных и телесных болезней Джеймс Брэд описал в своей книге «Нейрогипнология». Он первым дал материалистическое объяснение природы гипноза, убрав все мистические наслоения.

Францией.  во второй половине XIX века сформировались две научные школы по изучению гипноза – парижская и нансийская. Всемирно известный парижский невролог и психиатр Жан-Мартен Шарко (1825–1893) разработал так называемый шоковый метод гипнотизации. Пациент, находящийся в полумраке, неожиданно подвергался сильным световым и звуковым воздействиям (включался яркий свет, раздавались удары гонга, бой барабанов) и быстро впадал в глубокое гипнотическое состояние.

Ж.-М. Шарко – основатель парижской школы гипноза

Шарко много сделал для популяризации гипноза и привлек к нему известных парижских врачей (среди них Жиль де ля Турет, Жозеф Бабинский, Пьер Жане, Альфред Бине и др.).

Профессор Шарко демонстрирует действие гипноза

Нансийская школа гипноза (Ипполит Бернгейм (1840–1919), Амбруаз Льебо (1824–1904)) первостепенное внимание уделяла словесному внушению как основному механизму влияния гипнотизера на пациента. По утверждению Бернгейма, эффективность внушения высока как во сне, так и во время бодрствования. Понятие «суггестия» (suggestio — внушение) впервые ввел Льебо. В отличие от Шарко, который был против лечения гипнозом, Бернгейм доказал и широко пропагандировал гипноз как лечебный метод.

И. Бернгейм – представитель нансийской школы гипноза

Говоря о французских ученых, стоит упомянуть и о неонансийской школе суггестии, которую организовал Эмиль Куэ (1857–1926) – аптекарь из Нанси.

Главное внимание он уделял искусству воображения, самовнушению. Даже действие многих лекарственных препаратов Куэ объяснял представлениями больных об их возможной эффективности. Приемы лечебного самовнушения, которым Куэ обучал больных и многочисленных последователей, заключались во внушении себе избавления от беспокоящей

Э. Куэ – основатель лечебного метода самовнушения

проблемы. Для этого пациент, находящийся в расслабленном состоянии и с закрытыми глазами, повторял несколько раз в день определенные фразы. Куэ рекомендовал повторять эти внушения утром и перед сном, при волнении, в других ситуациях. Безусловно, эффективность лечения была максимальной на сеансах, которые проводил Куэ – страстный пропагандист, оказывающий настоящее гипнотическое воздействие на собравшихся пациентов.

Исследование гипноза в России

Большой вклад в изучение природы гипноза и его использование в лечебной практике внесли русские ученые. Василий Яковлевич Данилевский (1852–1939) – профессор физиологии Харьковского университета – экспериментально обосновал единство природы гипнотического воздействия у человека и животных.

О возможности гипнотизации животных впервые сообщил Антанасиус Киршер еще в середине XVII века, проводивший опыты по гипнотизации курицы, укладывая ее набок и удерживая в таком положении, пока та не успокаивалась. Проведя мелом черту у головы курицы, Киршер отпускал ее, и птица длительное время оставалась неподвижной, находясь в глубоком сне.

В последующем подобные опыты проводили чешский физиолог И. Чермак и немецкий ученый В. Пейер. Данилевский доказал возможность гипнотизации различных представителей животного мира, начиная от лягушек, ящериц, морских крабов и заканчивая крокодилами, рыбами и птицами. Харьковский ученый представил общественности огромный фактический материал, свидетельствующий об общности гипнотического состояния, возникающего у животных и человека, и указал на основную роль рефлекторной деятельности головного мозга в развитии такого состояния.

В. Я. Данилевский опытным путем доказал единство природы гипноза у человека и животных

Ардалион Ардалионович Токарский (1859–1901) в 1880-х годах впервые стал читать лекции по гипнотерапии в Московском университете. Он активно изучал опыт прямого и косвенного внушения целителей и служителей церкви.

В своей книге «Терапевтическое применение гипнотизма» (1890)

Токарский подробно описывает высокоэффективный способ священника Сергия Пермского, исцелявшего алкоголиков методом зарока.

А. А. Токарский успешно лечил больных алкоголизмом посредством гипноза

Сначала отец Сергий убеждал человека, что пьянство – тяжкий грех, а затем брал у него зарок не употреблять спиртное, заставляя целовать крест и Библию. С помощью этого способа (прообраз современного кодирования) Сергий Пермский избавил от алкогольной зависимости почти 30 ООО человек, которые даже создали свои общины «чаепитников» (ассоциации с обществами анонимных алкоголиков). Воистину все новое – хорошо забытое старое!

Отцом русской гипнологии считается выдающийся невропатолог и психиатр Владимир Михайлович Бехтерев (1857–1927). Познакомившись с гипнозом в научной школе Шарко в Париже, Бехтерев активно использовал внушение в лечебной практике, разработал свои оригинальные методики и сформулировал положения о сущности гипнотического воздействия. Он четко разграничил смысл понятий «убеждение», «внушение» и «гипноз»,

Объяснил механизм массового внушения, воздействия на людей политических деятелей, военачальников, лжепророков. Бехтерев сравнивал оказываемое с помощью внушенных идей воздействие с психической эпидемией и утверждал: «Не подлежит сомнению, что психический микроб в известных случаях оказывается не менее губительным, нежели физический микроб, побуждая народы время от времени к опустошительным войнам и взаимоистреблению, возбуждая религиозные эпидемии и вызывая, с другой стороны, жесточайшие гонения новых учений».

Бехтерев гипнотизировал не только при функциональных заболеваниях нервной системы, но и при серьезных соматических страданиях, органических поражениях мозга, гиперкинезах, фантомных болях, радикулите. Он разработал и активно пропагандировал методику коллективного гипноза при алкоголизме и наркомании. В основе ее – триада Бехтерева: разъяснительная беседа, внушение в гипнозе и обучение пациентов приемам самовнушения. Эти положения сохраняют свою актуальность и в наши дни.

Современный период – на пути к разгадке сокровенных тайн

Дальнейшее развитие гипнотерапии связано в России с такими именами, как В. Н. Мясшцев (разработка положений патогенетической психотерапии), С. И. Консторум (активирующая терапия), К. И. Платонов (психосоматическая терапия), В. Е. Рожнов (эмоционально-стрессовая психотерапия).

Большой вклад в использование гипноза для обучения, а также творческого развития человека внесли болгарский ученый Г. К. Лозанови российский гипнолог В. Л. Райков.

Знаменитый врач из Феодосии Александр Романович Довженко(1918–1995) разработал метод стрессопсихотерапии (более известный как кодирование) больных алкоголизмом, и сейчас практикуемый психотерапевтами различных стран.

А. Р. Довженко – основатель метода эмоциональнострессовой терапии алкоголизма (кодирования)

Еще одна знаковая фигура – украинский психотерапевт Анатолий Михайлович Кашпировский (род. 1939 году), получивший известность в результате сеансов телевизионной психотерапии. Несмотря на неоднозначную оценку его деятельности и последующий запрет массовых сеансов гипноза,

Кашпировский внес много нового в методику гипнотического внушения, фактически соединив классический и недирективный гипноз в одном сеансе и разработав универсальную формулу внушения, позволяющую активизировать собственные защитные силы организма. В отличие от шарлатанов, именовавших себя не иначе как великими магами и целителями, с телеэкранов к людям обращался опытнейший врач со стажем работы более 25 лет.

А. М. Кашпировский проводил сеансы телепсихотерапии

Перспективы телепсихотерапии огромны, так как в короткие сроки возможно исцелить тысячи людей с энурезом, заиканием, тиками, кожными заболеваниями, невротическими состояниями без использования дорогостоящих медикаментов и стационарного лечения. Экономический эффект от таких сеансов был бы просто потрясающим, а побочные явления при правильном методическом подходе и отборе можно полностью исключить.

Западная психотерапия в первой половине XX века практически отказалась от гипноза в своей практике в связи с распространением психоанализа Фрейда. Лишь в 1950—60-е годы классический гипноз в Европе вновь приобрел популярность.

В США после Второй мировой войны получил распространение и так называемый новый гипноз, использующий недирективные методы воздействия на психику. Основатель этого направления – великий американский гипнотерапевт Милтон Эриксон (1902–1980). Потрясающий эффект эриксоновского гипноза в медицине, спорте, бизнесе, повседневной деятельности доказан многолетним опытом его использования в разных странах. Эриксоновский гипноз – основа нейролингвистического программирования (НЛП), разработанного Ричардом Бендлером и Джоном Гриндером.

М. Эриксон – основатель нового направления в психотерапии

Как видим, гипнотическое внушение активно применяют на протяжении тысячелетий и интерес к возможностям этого удивительного метода только растет.

Природа гипноза. Механизмы внушения

Понять природу гипноза, механизм его воздействия на организм и поведение человека пытались многие ученые, высказано немало теорий о таинстве гипноза. Психоанализ и экспериментальная психология, нейрофизиология, квантовая физика – в каждом учении просматривается рациональное зерно. Нельзя смотреть на природу транса только с какой-то одной позиции, здесь одинаково важны и мозговые процессы, и подсознательные механизмы.

Наибольшее распространение получила нейродинамическая теория Ивана Петровича Павлова (1849–1936), рассматривающая гипноз как частичный сон, переходное состояние между бодрствованием и сном. Если сам сон Павлов рассматривал как торможение коры головного мозга, то гипноз – как то же торможение, но без потери специальной связи с окружающим миром и в том числе с гипнотизером.

И. П. Павлов – великий русский физиолог, выдвинувший нейродинамическую теорию гипноза

Само гипнотическое состояние ученый разделил на три фазы: уравнительную, парадоксальную и ультрапарадоксальную. Во время уравнительной фазы все раздражители (и сильные, и слабые) действуют одинаково. Парадоксальная фаза характеризуется слабой реакцией на сильные раздражители и сильной – на слабые (человек, находящийся в глубоком трансе, не реагирует на громкие крики, стуки, но хорошо слышит шепот гипнотизера). Именно в этой фазе, по мнению Павлова, словесное внушение приобретает необыкновенную силу. И наконец, в ультрапарадоксальной фазе можно получить такую реакцию, которую в бодрствующем состоянии вообще вызвать нельзя (например, ожог, приложив к коже обычную холодную монету, при этом внушив, что она раскалена).

В ультрапарадоксальной фазе гипноза можно получить ожог от совершенно холодного предмета

Павлов считал, что физиологический сон может быть активным и пассивным, торможение относил к активным процессам. Эта гениальная догадка великого русского ученого нашла свое подтверждение в середине XX века, когда исследователи получили возможность записывать электроэнцефалограмму (ЭЭГ) и анализировать результаты раздражения электрическим током отдельных участков мозга.

Изучение состояния сна с помощью ЭЭГ позволило выделить две фазы, сменяющие друг друга за ночь 4–6 раз. Фаза медленного сна проявляется снижением мышечной активности, замедлением сердечного ритма, снижением температуры тела, глубоким сном. Фаза быстрого сна, занимающая примерно 25 % всего сна, характеризуется сновидениями, снижением мышечного тонуса, увеличением движений глазных яблок, выраженной вегетативной и гормональной активностью. Таким образом, доказано, что сон – активный процесс, а работа мозга в естественном и гипнотическом сне сходна по интенсивности с периодом бодрствования.

Электроэнцефалограмма – еще один шаг в изучении механизмов и фаз сна и гипнотического состояния

Гипноз – особое состояние, которое отличается как от бодрствования, так и от естественного сна. По современным представлениям, это реакция организма на стресс, запускающая естественные механизмы адаптации. Именно эти механизмы обеспечивают потерю памяти на определенные события, выраженный обезболивающий эффект, повышение защитных сил организма и многое другое.

Как известно, стресс может быть защитным и разрушительным, поэтому очень важно работать только в рамках тренировочного режима для получения положительных результатов. Учет личностных особенностей и состояния здоровья испытуемого, отказ от эстрадных, поражающих воображение трюков – залог успеха гипнотизации.

Еще одна интересная теория предложена доктором медицинских наук Рашитом Джаудатовичем Тукаевым. Он рассматривает гипнотическое состояние как результат перехода мозга на работу по правополушарному принципу. Левое полушарие отвечает за логическое мышление (логика не дает внушению пробиться к подсознанию), правое же оперирует образами, представлениями, которые прочно врезаются в память, помогают преобразовать личностные установки, по-новому взглянуть на ситуацию. В гипнотическом трансе мозг как бы возвращается в детство, когда все видится ярко, живо, образно и информация впитывается мозгом с детской доверчивостью, без всякой критики.

Недавние исследования швейцарских ученых подтвердили предположения Тукаева. Выполняя добровольцам функциональную магнитно-резонансную томографию и погружая их в гипнотический транс, исследователи сделали вывод о том, что гипноз не оказывает прямого влияния на двигательные структуры мозга, а действует опосредованно через искусственно сформированные образы, которые и управляют движениями в гипнотическом трансе.

В состоянии гипноза чувствительность настолько снижается, что болевые ощущений при прижигании языка сигаретой не возникает

Мы рассмотрели лишь отдельные теории, объясняющие природу гипноза. Ученые пока далеки от разгадки тайны внушения, однако это не мешает успешному развитию методов гипнотического воздействия. Гипнотизеры в своей работе отталкиваются в основном от практики, опыта, накопленного за время применения гипноза в разных странах мира.

Влияние гипноза на организм

Многолетние наблюдения позволили зафиксировать четкие изменения в работе практически всех органов и систем при гипнотическом внушении. Так, число сердечных сокращений, уровень артериального давления и частота дыхания снижаются при достижении состояния релаксации. Однако те же показатели при внушении отрицательных эмоций значительно увеличиваются.

Продемонстрируем эффективность внушения для снижения артериального давления на примере, приведенном в одной из книг по аутогенной тренировке.

Артериальное давление 72-летней пациентки перед сеансом составляло 210/105. Через 10 минут релаксирующего воздействия прибор зафиксировал уже 130/85.

Как не вспомнить об удивительных возможностях индийских йогов, умеющих практически полностью останавливать сердечную деятельность и дыхание на несколько дней.

В 1980-е годы газеты сообщили о результатах эксперимента, проведенного учеными с участием 105-летнего йога Свами Сатимурти. Чувствительную аппаратуру дистанционно фиксирующую все изменения в его организме, подключили до начала эксперимента, после чего Сатимурти поместили в герметически закрытый ящик и закопали в землю на глубину 2 метра. Целую неделю йог находился без воздуха, пиши и воды, причем аппаратура не смогла зафиксировать каких-либо признаков сердечной деятельности: пульс и артериальное давление не определялись. Через 7 дней в точно назначенное время йог сам вышел из этого состояния, а всего через несколько часов после того, как его откопали, Сатимурти был свеж и бодр, выглядел отдохнувшим и полным сил.

С помощью гипноза можно вызвать и подавить рвотную реакцию, изменить количество выделяемого желудочного сока, температуру тела, регулировать перистальтику желудочно-кишечного тракта, снизить или повысить температуру тела.

Не исключено, что многие вспомнят свои детские эксперименты с температурой тела, когда уж очень не хотелось идти в школу. Если, зная эффект горчичников, которые ставят при простудах, представить в подмышке не градусник, а жгучий горчичник, обжигающий кожу, температура стабильно повышается до 37,2-37,5 °C.

Доказано влияние гипноза на углеводный, белковый обмен, уровень кальция и калия в крови, свертываемость крови и другие процессы. Классическими стали примеры с внушенными ожогами, снижением болевой чувствительности.

Достаточно вспомнить описанные в центральной прессе тех лет три операции, проведенные в 1988–1989 годах в Советском Союзе [одна – по удалению опухоли молочной железы и две – на органах брюшной полости], обезболивание при которых осуществлялось во время телемостов Анатолием Кашпировским только с помощью гипнотического внушения.

Как видно из приведенных выше примеров, гипнотическое воздействие на организм человека чрезвычайно велико. Не менее сильно воздействует гипноз и на его психику.

Возможно, в будущем некоторые операции будут проводиться под гипнозом

❂ Группа ВК «Гипноз: обучение гипнозу и отзывы о гипнотерапии»
❂ Группа FB «Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом»

Оценка статьи:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Гипнотическая диссоциация

Общие представления о диссоциации в гипнозе как о разделение между «системами идей и функций, составляющих личность» (Janet, 1907, p. 332).

Панические атаки

Обзор научных статей про механизмы возникновения и лечения панических атак.

Психологическая травма

Что такое психологическая травма? Обзор научных статей (перевод из Википедии).

Гипноз: лечение аллергии

Психосоматика аллергии. 

Новости допинга. Гипноз в спорте.

Спортивная гипнотерапия. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?

Регрессивный гипноз и гипнотерапия

Регрессивный гипноз и гипнотерапия как основной инструмент нахождения травмирующих событий. Обзор техник гипнотизации и базовые принципы гипноанализа.

Социофобия: мелочи жизни

Социофобия - симптомы, способы лечения, отзывы о лечении фобии.

Дневник гипноаналитика

Истории из практики гипноанализа. Отзывы пациентов из medbooking.com

Абреакция в гипнозе. Гипнотическая абреакция

Регрессивная гипнотерапия как способ перепроживания травматических событий прошлого. Абреакция - как основой метод гипнотерапии.

Гипноз – действенное средство для избавления от одиночества

Одиночество – своеобразная болезнь, которая поражает людей независимо от возраста и пола. Причин такому феномену существует немало. Одни особы становятся одинокими из-за драматического стечения обстоятельств, когда их супруг трагически преждевременно погибает, а вдова в силу внутренних запретов не может решиться на новые отношения. Другие персоны, не способные устроить личную жизнь, видят причины одиночества в несовершенстве […]

Искусство создания воспоминаний в гипнозе

Механизм переписывания личной истории. Ложные воспоминания в гипнозе.

Случаи из практики гипноанализа. Сравнение разных техник гипнотерапии

Инструментарий гипнотерапевта на примерах из практики.

Как избавиться от фагофобии? Методы лечения боязни подавиться едой

Одной из разрушительных и опасных фобий является фагофобия – беспочвенный, неуправляемый, панический страх подавиться. При легком течении расстройства больной субъект ограничивает прием определенных продуктов питания. При тяжелых формах заболевания индивидуум полностью отказывается от приема пищи.

Гипноз как эффективная техника повышения самооценки и обретения самоуверенности

Самооценка – феномен, подразумевающий субъективное представление человека о степени важности и ценности собственной личности. Оценка личностных качеств и черт характера может быть устойчивой (неизменной длительный срок) или неустойчивой (зависимой от конкретных обстоятельств). Уровень самооценки личности может быть высоким, средним и низким. Человек может иметь адекватное восприятие своей личности, когда его мнение о себе соответствует реальной […]