Facebook

Гипноз -
состояние повышенной
внушаемости

Геннадий Иванов

Геннадий Иванов
Психолог

Отзывы о леченииОтзывы о лечении страхов и фобий Обучение гипнозуОбучение гипнозу

Механицизм регрессивной гипнотерапии: ожидания и реальность

Автор статьи: психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов

Что является полезными мифами в гипнотерапии, а что больше вредит процесс. Включаем здравый смысл и разбираемся 

Гипнотерапия критический разбор

В математике есть забавная логическая игра, которая называется "Что будет, если... ". Она применяется для проверки моделей на состоятельность. Участники игры предполагают различные ситуации, с которыми модель сталкивается и последствий, которые будут иметь эти столкновения. В любой ситуации модель должна демонстрировать функционирование составляющих её элементов, тем самым доказывая или опровергая исходные утверждения участников игры. Я по старой памяти (в первой жизни я был физиком) применил этот метод к стандартной модели регрессивной гипнотерапии. Результат обескуражил. Дело в том, что она состоит из пяти основных элементов: гипнотизация, регрессия, абреакция, прощение и переосмысление. Оказалось, что реальную нагрузку несут только два элемента - регрессия и абреакция. Остальные участвуют в процессе психокоррекции настолько слабо, что на её результат никак не влияют. Три из пяти. Игра "Что будет, если... " обычно позволяет взглянуть на привычные вещи под новым углом. Становятся видны анахронизмы, декоративные элементы, которые удаляются, чтобы облегчить модель, сделать её более сильной. В нашем случае, требуется убирать большую часть модели, что ставит вопрос о её состоятельности как таковой. Вот какие вещи нам говорит злая и нелицеприятная математика.

● Опасность регрессивного гипноза заключается в ухудшении психоэмоционального состояния человека из-за появления ложных воспоминаний.
● Откуда эта «чудесная эффективность» гипнотерапии или кто автор «гипноз это самый эффективный метод»

Механицизм регрессивной терапии: ожидания и реальность

Регрессивная гипнотерапия – это крайне популярное направление среди практикующих специалистов. Однако, далеко не каждый готов признать, что это оно представляет из себя не более чем одну из многих моделей работы с психологическими проблемами крайне ограниченную в рамках своего применения. И далее мы рассмотрим почему регрессивная терапия не является универсальным инструментом для проведения психотерапии в целом и почему слово «гипноз» в ней применяется лишь как обычная ширма.

Классическая модель регрессивной гипнотерапии

Регрессивная гипнотерапия берет свое начало в работах Йозефа Брейера (1848 – 1925) и Пьера Жане (1859 — 1947), которые в свое время решили использовать гипноз для воскрешения травматических воспоминаний, что порой приводило к реальному исцелению. При этом сам процесс воспроизведения психотравмы, тогда еще не был формализован, и психологи скорее подходили к терапии интуитивно, делая упор именно на реальное погружение человека в гипноз и подводя его к травматическим воспоминаниям определенными наводящими вопросами и просьбами вспомнить стрессовое событие из прошлого, связанное с текущим симптомом. Само же воспоминание, как правило, происходило достаточно спонтанно, сопровождаясь эмоциональным выплеском со стороны клиента (катарсисом), что избавляло его от тяжести чувств и помогало выздороветь.

Однако, с тех пор, регрессивная терапия серьезно видоизменилась под влиянием открытия новых индукций, других направлений терапии и даже религии. Начали создаваться формализованные пошаговые алгоритмы проведения регрессии и отыскания травматического события, олицетворением которых можно назвать современную и одновременно классическую модель пятиступенчатой гипнотерапии Кэла Беньяна (5-path therapy). Хотя распространение получили и другие методики, типа регрессии в прошлые жизни или перинатальные периоды. Подобные модели уже подразумевают под собой четкие шаги в процессе терапии, что делает их понятными и быстрыми в усвоении, а соответственно и привлекательными для, тех кто хочет обучиться психотерапии, не потратив на это многие годы, как это делают в большинстве направлений.

Однако, надежды на овладение эффективным методом гипнотерапии быстро распадаются после начала реальной практики, когда новоиспеченный специалист осознает, что настоящий клиент не вписывается в уготованную ему схему, а большинство проблем просто на просто не решаются, даже если клиент проходит по заранее заготовленному алгоритму. И связано это, как правило, не с низкой квалификацией специалиста (хотя это тоже имеет значение, так как на курсах регрессивной гипнотерапии не дают полноценных знаний психотерапии), а с особенностями самой модели. И в следующем пункте мы разберем, что же не так в нашумевшей методики.

Возможности мозга (творческий гипноз Райкова). Семь шагов за горизонт.

Гипноз начинается с амнезии. Стадии гипноза (доверие, каталепсия, амнезия).

Состояние гипноза

Ожидание. Классическая модель регрессивной гипнотерапии базируется на идее необходимости гипнотического состояния. В качестве индукции большинство специалистов используют индукцию Элмана, которая подразумевает под собой ряд наведений и тестов на уровень погружения. Подразумевается, что прохождение данных тестов будет означать погружение человека в состояние сомнамбулизма, которое достаточно для эффективной психотерапевтической работы.

Реальность. В реальности все выглядит не так радужно, ведь та самая индукция Элмана и тесты, встроенные в нее, не имеют никакого отношения к сомнамбулизму, и, в лучшем случае, говорят лишь о стремлении клиента к сотрудничеству.

Дело в том, что все эти тесты, не смотря на кажущуюся жесткость, базируются на мотивации и ожиданиях клиента, а, проще говоря, на простом подыгрывании. Сначала клиенту с помощью хитрых формулировок внушается «расслабь веки настолько, что ты просто не сможешь их открыть», а затем просят его открыть веки и, о чудо, клиент их не открывает. По факту же он просто идет на поводу у терапевта и следует банальной логики фразы, которая принципиально отличается от другого внушения «твои веки склеены!», которое не подразумевает никаких логических уловок. А из-за расслабленного состояния, в котором находится человек, ему просто становится лениво эти самые веки открывать. Тоже самое происходит и с феноменом амнезии, когда клиента просят произносить числа от 100 вниз, с каждым числом, делая голос тише пока цифры не исчезнут. Все очень просто: в какой-то момент клиенту просто становится лень считать и поэтому он и не произносит следующую цифру. Прямой же вопрос о числе, который регрессивные терапевты никогда не задают, привел бы к такому же прямому ответу, т.е. об амнезии не может быть и речи.

Однако, наибольшую роль во всем этом играют установки и ожидания субъекта. Если проведение подобной индукции на улице чего-то да стоит, поскольку у людей нет мотивации вам подыгрывать, то в терапии все не так. Клиенту максимально выгодно подыграть терапевту, ведь от этого зависит его будущее выздоровление. Соответственно большинство клиентов, даже прекрасно осознавая, что могу открыть глаза или вспомнить цифру, будут склонны не демонстрировать этого просто, чтобы не нарушать процесс терапии.

Ожидание. Гипнотическое состояние необходимо для эффективного ведения терапии.

Реальность. Гипнотическое состояние действительно позитивно сказывается на терапии, так как гипноз обладает такими свойствами как концентрация внимания, вовлечение, актуализация воображения, активизация воспоминаний, усиление связи «психика-тело»[1]. Однако, стоит открыть секрет, это самое гипнотическое состояние на любом виде психотерапии заменяется простыми техниками создания доверия. Высокая степень доверия позволяет добиться всех тех же самых эффектов, что и какая-нибудь глубокая индукция, без необходимости тратить на наведение лишнее время. А связано это прежде всего с понятием гипнабельности.

По современным данным люди обладают заранее установленным уровнем гипнабельности, который практически не меняется в течении жизни. Грубо говоря, гипнабельность – это свойство личности, которое имеется в человеке всегда вне зависимости от того проводите вы индукцию или нет. В итоге все приходит к тому, что индукция, по сути, не влияет на терапевтический процесс, так как ровно в такое же состояние человек впадает и без индукции, но с высоким уровнем доверия. Одним из доказательств этого является тот факт, что, например, на появление ложных воспоминаний влияет именно гипнабельность человека и чем более он гипнабелен тем больше вероятность получить такие воспоминания вне зависимости от того проводится ли на нем непосредственно гипноз или происходит какой-то иной тип взаимодействия[2].

Другой вопрос, что создание доверия – это намного более сложная техника, чем простая индукция и именно поэтому большинству людей проще обучиться именно гипнозу.

Регрессия

Ожидание. Классическая модель базируется на технике регрессии, при которой клиента напрямую отправляют от более поздних к более ранним событиям его памяти, например, говоря «концентрируешься на чувстве и вспоминаешь более ранние события» или «тебе 10 лет… тебе 5 лет и т.д.». Предполагается, что в какой-то момент человек обнаружит самое ранее вытесненное событие прошлого (ядро), которое и послужило причиной его симптома.

Реальность. Даже если не вдаваться в дискурсы по поводу существования психотравм и их причинной связи с психическими расстройствами (а этот вопрос является достаточно спорным в научных кругах), стоит сказать, что не существует никаких доказательств в пользу того, что у симптомов есть одна единственная причина в виде травмы, которая была первой на цепочке из стрессовых событий. Есть некоторые данные, показывающие то, что наши воспоминания действительно хранятся и воспроизводятся как бы в обратном хронологическом порядке[3]. Однако, травматические воспоминания принципиально отличаются в этом плане, так как они хранятся изолировано от семантической цепи памяти[4], представляя из себя скорее разрозненные обрывки информации или условные рефлексы. Проще говоря, травматические события, теоретически, вполне могут храниться и отдельно, а это значит, что причин проблемы может быть множество, а не одно, и, что критерием истинности травмы служит не возраст, в котором она произошла, а что-то другое, например, эмоциональный заряд, который в ней заложен.

Непонимание этих фактов приводит к ряду достаточно очевидных ошибок, которые подтверждаются практикой. Во-первых, многие регрессивные терапевты, просто пропускают значимые травмы в воспоминаниях клиента пытаясь регрессировать его до самого раннего возраста. Во-вторых, некоторые терапевты могут до бесконечности искать травмы прошлого, даже там, где их нет и в помине, а на текущий симптом влияет актуальная ситуация, в которой находится клиент. В-третьих, терапевт начинает искать «скрытую» травму в то время, как клиент помнит травму вполне сознательно, а сама травма была не так давно, но вместо того, чтобы работать именно с ней, терапевт пытается отыскать «скрытые смыслы».

Ожидание. Предполагается, что человек вспомнит реальную травматическую ситуацию.

Реальность. На самом деле регрессивным терапевтам известна проблема ложных воспоминаний и часто они говорят о том, что клиент «может искажать воспринятые события прошлого». Однако, речь идет не об этом, а в целом о существовании определенной причины. Дело в том, что один и тот же человек, придя к двум разным терапевтам, может вспомнить и абсолютно разные травматические события, что связано со множеством факторов, а в особенности с ожиданиями.

Действительно, большинство людей способны искажать и подгонять воспоминания под свои или чужие ожидания. Например, если человек начитался фрейдисткой литературы, он вполне может вспомнить случаи сексуальных домогательств, которых на самом деле не было[5] или если он будет верить в прошлые жизни, то и вспомнит он именно их[6]. При этом, в обоих случаях эти воспоминания не будут иметь никакого отношения к реальности, просто для клиента они станут способом выразить свою боль, ну или же подстроится под терапевтический процесс. И даже те, кто не используют антинаучные представления типа воспоминаний прошлых жизней и перинатальных периодов, также внушают своим клиентам идею первоначальной травмы, которую те должны обязательно вспомнить.

Это приводит к достаточно плачевным последствиям. Например, часто терапевты ищут травму, которой просто не существует. Или, наоборот, они сами внушают человеку воспоминание и опираются на понятие травмы, забывая про реальную жизнь клиента и про причины его проблемы в настоящем.

Ожидание. Человек может вспомнить ядерное событие за счет прямого внушения на регрессию и формального процесса вспоминания.

Реальность. Отчасти это ожидание является верным, так как человек, действительно будет лучше и быстрее вспоминать если его просто прямо попросить об этом и если актуализировать его чувство (это делается с помощью техники аффективного моста). Однако, и здесь есть две опасности. Во-первых, эта самая регрессия – все такая же внушенная модель, к которой клиент привыкает через какое-то время, в результате чего вся терапия и каждый сеанс сводятся к тому, что клиент «начинает вспоминать», совсем позабыв о том, что его мучает в настоящем. Все это превращается в формальную рутину в виде обсуждения и отыгрывания воспоминаний, которая не имеет результатов, однако, очень радует терапевта. Во-вторых, сама вероятность того, что человек просто так возьмет и вспомнит вытесненное событие по просьбе или внушению терапевта достаточно сомнительна. В большинстве терапий клиенты подходят к воспоминанию травмы за счет актуализации каких-то ассоциированных признаков (ну, например, в телесной терапии давят на определенный зажим и говорят про подавленную агрессию), а воспоминания о травме приходят спонтанно. Здесь же клиента, по сути, заставляют вспомнить и неудивительно, что далеко не всегда это получается.

 

Терапия травмы

Ожидания. Предполагается, что после воспроизведения вытесненной травмы, клиент должен отреагировать эмоции, которые в ней были сокрыты, а помочь ему в этом должны, специальные техники и наставления терапевта (в стиле «Выскажи ему все!», «Ударь его!»)

Реальность. Как было сказано ранее, первые терапевты обычно не добивались отреагирования напрямую, а, скорее, эмоциональный выплеск возникал лишь как сопутствующий воспроизведению травмы феномен. Тоже самое происходит и в других видах психотерапии: эмоции возникают спонтанно, а не намеренно. В регрессивной же терапии все не так и многие терапевты практически заставляют клиента выразить чувства, даже если их в ситуации нет. А учитывая, что терапевты часто пропускают эмоционально заряженные события в поисках иллюзорного «ядра», то неудивительно, что клиент следует их инструкциям чисто формально, механически избивая подушку или реализуя, так называемые инстинкты типа «сжаться, спрятаться, убежать» и т.д. Такие методы хотя и могут приводить к временному сбросу напряжения и стресса, на этом и ограничиваются, пока в следующий раз, клиент не приходит с той же проблемой. В итоге попытки воспроизвести механически, то, что должно происходить естественно не приводят к успеху.

Ожидания. Помимо отреагирования, в воспоминаниях, связанных с другими людьми, применяется терапия прощения. Предполагается, что клиент должен простить своего обидчика и только тогда он отпустит свои чувства.

Реальность.  Идея прощения не подкреплена вообще ничем кроме «добрых мыслей» из религиозных книжек. В итоге клиенту просто внушается идея необходимости прощения обидчика после чего возможно получение нескольких результатов. Первый результат состоит в том, что адекватный клиент просто не примет эту идею и уйдет от терапевта (и, действительно, с чего бы, например, девушке прощать насильника, а мужчине прощать убийцу своих родственников). И такая ситуация является наиболее частой у регрессивных терапевтов. Другой результат может состоять в том, что клиент все же согласиться с терапевтом и простит обидчика механически, тем самым подавив свои истинные чувства, которые затем выразятся в иной проблеме. Ну и третий результат, состоит в том, что клиент действительно простит обидчика искренне, но такое случается в крайне редких случаях.

При этом именно здесь наглядно видна формальность данной терапии. Терапевты заучившие технику прощения, скорее всего, будут применять ее везде и всегда, вне зависимости от того, нужно ли простит любимую маму, с которой клиентка поругалась один раз в жизни или нужно простить молодого человека, который ее каждый день избивал, а затем еще и вынес все имущество. Сама идея такого прощения рождает дезадаптивность в поведении клиента, невозможность отстоять свои границы и усиление невроза.

Переосмысление

Ожидание. Предполагается, что проблема клиента закрепляется и на уровне его убеждений. Следовательно, необходимо изменить те выводы, которые делал человек в ситуациях травмы, что должно привести к полному исцелению и избавлению от рецидивов.

 Реальность. По факту мы встречаемся с той же проблемой, что и в предыдущих случаях: с механистичностью подходу. После эмоционального выплеска регрессолог заявляет прямым текстом «какой новый вывод ты можешь сделать из ситуации?», а порой даже предлагает ему свой собственный, например, «эта ситуация научила тебя выживать» и все в таком духе. Стоит ли говорить, что такие навязанные выводы работают примерно также, как и любая суггестия – они, просто на просто, не приживаются, так как не соответствуют картине мира клиента и не подкреплены никаким реальным опытом. Да и само привитие новых идей часто выглядит достаточно абсурдно, как будто, сказав, пару фраз можно полностью поменять жизнь человека.

В то же время, существует и адекватный вариант этой техники: когда клиент сам и автоматически делает какие-то новые выводы по-настоящему перепрожив травматическое событие, что является достаточно частым явлением в психотерапии, однако, далеко не все регрессологи способны подвести к этому из-за нарушения естественного хода предыдущих стадий.

Выводы

Порой кажется, что создатели современных моделей регрессивной гипнотерапии просто попытались запихнуть естественный процесс психотерапии и то «как должно было бы быть» в набор формальных шагов. Если люди иногда вспоминают травмы в процессе терапии, давайте сделаем намеренную регрессию; если клиенты часто приходят к прощению обидчиков в процессе разговора с частями в гештальт-терапии давайте просто впихнем его как отдельный шаг в терапии. В итоге вся регрессивная терапия сводится к крайне механистичной идее, которая не терпит никакого отхода в сторону от прописанных в ней шагов. Вот лишь минимальный список ограничений: клиент, который не проходит тесты в индукции не подходит для терапии; клиент, который не вспоминает события – не подходит для терапии; клиент, который не чувствует тело – не подходит для терапии; клиент, который вместо событий представляет воображаемые картины – не подходит для терапии; клиент, причины проблемы которого кроются в актуальном настоящем – не подходит для терапии; клиент, проблема которого кроется в характере и поведенческих паттернах – не подходит для терапии и список можно продолжать. В итоге реально для этой терапии подходит процентов 5-10% от всех людей с психическими проблемами. Благо, что к регрессивным гипнотерапевтам обращаются именно те, кто уверовал в это направление, и кто изначально надеется отыскать «ядро» или найти причину в прошлой жизни. И именно поэтому сами регрессивные терапевты гордятся своей работой, отшивая «негипнабельных» и «сопротивляющихся» клиентов и не замечая рецидивов. Также они не замечают в целом невысокой эффективности терапии, так как принимают в основном частно, а не в клинике, где может прийти любой клиент, в том числе и тот, который понятия не имеет ни о каких «ядрах», а гипноза боится как огня.

Ко всему этому добавляется недостаток чисто терапевтических знаний: непонимание структуры и динамики развития личности; неумения наладить доверие и раппорт выше уровня обычной подстройки; невозможность диагностировать сопротивление и т.д., а также распространенные мифы и ожидания в стиле «проблема убирается за пару сеансов» или «терапия возможно только в гипнозе». В результате мы имеем огромное количество низкоквалифицированных психологов с крайне завышенной самооценкой.

Литература

[1] Spiegel, Herbert, 191– Trance and treatment : clinical uses of hypnosis / Herbert Spiegel, David Spiegel.— 2nd ed.

[2] Lynn, S. J., Myers, B., & Malinoski, P. (1997). Hypnosis, pseudomemories, and clinical guidelines: A sociocognitive perspective. In D. Read & S. Lindsay (Eds.), Recollections of trauma: Scientific research and clinical practice (pp. 305-331). New York: Plenum Press.

[3] Баддли А., Айзенк М., Андерсон М. Память / Пер. с англ. под ред. Т. Н. Резниковой. — СПб.: Питер, 2011. — 560 с

[4] Bessel A. van der Kolk.  The Body Keeps the Score: Brain, Mind, and Body in the Healing of Trauma. Viking, 2014. 464 pp.

[5] Whitfield, Charles L.; Joyanna L. Silberg; Paul Jay Fink (2001). Misinformation Concerning Child Sexual Abuse and Adult Survivors. Haworth Press. p. 56.

[6] Spanos, N. P. (1996). Multiple identities and false memories: A sociocognitive perspective. Washington, DC: American Psychological Association.

Научная база по гипнозу и гипнотерапии

● Различные определения гипноза. Обзор научных статей о применениях гипноза в психологии, медицине, исследованиях.
● Научные статьи и исследования о лечении рака с помощью гипнотерапии.
● Обзор по феномену гипноанестезии: применение гипноза вместо наркоза, хирургические операции под гипнозом.
● Доказательная база гипнотерапии. Перевод статьи из Википедии.
● Две серии роликов по истории гипноза и гипнотерапии.
● Как отличить реальный гипноз от показного?
● Нейрофизиология гипноза. Научные исследования по гипнозу
● Как дурачат народ на курсах по гипнозу.

Оценка статьи:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться с друзьями:

Комментарии

  Подписаться  
Уведомление о
«ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА»ONLINE-КУРС ОБУЧЕНИЯ ГИПНОЗУ Записаться на курс

обучение гипнозу в санкт-петербурге

обучение гипнозу в санкт-петербурге
Популярное| Новое
Записаться на консультацию
ЗАКРЫТЬ
Подпишись на группы
по гипнозу и гипнотерапии

Я хочу получать материалы по лечению фобий и гипнозу